Меню Закрыть

К 75-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ: ТРИ МИФА О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Удивительно всё-таки, насколько многие наши люди легковерны, и, услышав когда-то и где-то (чаще всего из телевизора) очередную ерунду, готовы повторять её снова и снова. Совершенно не задумываясь – КТО эту ерунду пустил по свету, КОГДА, и самое главное – ЗАЧЕМ, С КАКОЙ ЦЕЛЬЮ.

И, что интересно, подобную ложь, миф, или, как сейчас говорят, фейк очень легко разоблачить с помощью открытых, давно известных и достоверных источников. Но нет, мы будем повторять миф, не обращая внимания на возражения, и поленимся открыть книжку или страницу в интернете, чтобы узнать правду.

* * * * *

Мы с вами – накануне великой даты — 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.

В этом, году, несмотря на юбилей, этот великий праздник оказался омрачён и смазан ограничениями и запретами, вызванными сомнительной «пандемией». Нет полноценного парада на Красной площади (даже с заколоченным Мавзолеем), нет «Бессмертного полка», нет праздничных мероприятий по всей стране…

Но, кроме «физического» запрета празднования юбилея Победы, продолжается «атака» и на наши мозги – бесконечными антисоветскими телесериалами, «георгиевскими» ленточками, эмблемами со знаками-стрелками каких-то войск, наступающих на Москву и т.п.

Среди этого – и три широко распространённых мифа-фейка, которые хотелось бы, по мере сил, развенчать в этой статье: о «27 миллионах погибших», о том, что «воевали русские с немцами» и о «маршале Победы Жукове».

* * * * *

МИФ ПЕРВЫЙ: «В годы Великой Отечественной войны СССР потерял 27 миллионов человек»

Естественно, что установить точное число потерь в 1941-1945 годы невозможно по целому ряду причин. Из-за неразберихи в архивах и документах тех лет (эвакуации, бомбёжки и т.п.), более поздней их фальсификации, из-за разных методик подсчёта погибших и т.д.

Однако приблизительно (хотя бы с точностью до 1 млн. человек) количество потерь установить можно. И более того, необходимо.

Напомним историю вопроса.

14 марта 1946 года И. Сталин в интервью газете «Правда» заявил, что «в результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек».

5 ноября 1961 года Н. Хрущёв в письме премьер-министру Швеции отметил, что «прошедшая война унесла два десятка миллионов жизней советских людей».

9 мая 1965 года, в день 20-летия Победы, Л. Брежнев в своей речи сказал, что «страна потеряла свыше 20 миллионов человек».

Затем, уже в 80-е годы, с приходом к власти М. Горбачёва, начались попытки ещё больше «увеличить» число военных потерь СССР. Некоторые «исследователи» договорились даже до цифры в 40-50 млн. человек. Официально же «перестройщики» «нарастили» потери СССР в Великой Отечественной войне до 26,6 млн. человек (почти сразу же и эту цифру «округлили» до 27 миллионов).

Таковой она остаётся и до сих пор, звуча в выступлениях на 9 Мая и 22 июня из уст всех наших начальников – от президента до глав сельских поселений.

Реальные же цифры прямых потерь в Великой Отечественной войне (это военнослужащие — погибшие, пропавшие без вести, умершие от ран и не вернувшиеся из плена, и мирное население – погибшее от авианалётов, обстрелов, карательных действий оккупантов и создания невыносимых для жизни условий (например, в Ленинграде) – около 16 миллионов человек. Из них: около 7 млн. на фронтах, 4 млн. – умершие в плену и порядка 5 млн. человек – мирное население.

Почти такие же данные (более 15 млн. людских потерь) содержались в документах, представленных И. Сталину в январе 1946 года специальной комиссией под руководством председателя Госплана СССР Н. Вознесенского. Однако эти реальные цифры, по неизвестной причине, были «скорректированы» Сталиным, а затем, уже в XXI веке уточнены доктором исторических наук В. Земсковым.

Что же касается «наращивания потерь» во времена Хрущёва, Брежнева и Горбачёва, то с определённого времени к реальным прямым потерям начали приплюсовываться не родившиеся из-за войны младенцы, граждане, умершие из-за ухудшения условий военной и послевоенной жизни от различных болезней, расстрелянные дезертиры и паникёры, военнослужащие, скончавшиеся от болезней, и даже власовцы с бандеровцами, до кучи.

Получается, что, начиная с хрущёвских времён (когда, кстати, КПСС и свернула с пути социализма) и по сей день руководство СССР, а затем и РФ, значительно преувеличивает количество потерь советских граждан, как военнослужащих, так и мирного населения в Великой Отечественной войне.

Зачем же всё это делалось и делается до сих пор? Зачем понадобилось искусственно завышать число наших потерь?

Ответ простой. Всё это, вместе с «разоблачением культа личности», стонами о «неэффективности и бесчеловечности совка» и т.п., являлось и является составной частью широкой пропагандистской кампании по «разоблачению коммунизма», которая построена с таким расчётом, чтобы Сталин (а не Гитлер) выглядел главным виновником войны и гибели миллионов людей. Чтобы перед всем миром показать, что «воевать не умели», «трупами врага завалили» и главное – «своих больше погубили».

Спекуляции на тему «гигантских потерь» фактически «обесценивают» День Победы, воспитывают у потомков победителей и, особенно, у молодёжи «комплекс вины» за «миллионы бессмысленных жертв» и так необходимый для боящихся потерять награбленное антисоветизм.

Конечно, и 16 миллионов прямых людских потерь — это огромные невосполнимые жертвы. Но это — правда.

* * * * *

МИФ ВТОРОЙ: «Воевали русские с немцами»

Эта националистическая дребедень сейчас звучит отовсюду, в том числе и из фильмов, снятых на бюджетные деньги (наподобие «28 панфиловцев»). В таких «произведениях» нет фашистов и советских солдат, нет СС и Красной Армии. А есть немцы и русские.

Здесь сначала надо освежить в памяти – кто же напал на Советский Союз 22 июня 1941 года?

Против СССР выступила почти вся объединённая Европа того времени. Утром 22 июня и в течение нескольких последующих дней в войну против СССР вступили Германия (включавшая в себя к этому времени Австрию, Чехию, Польшу и др.), Италия, Финляндия, Румыния, Венгрия, Словакия и Хорватия.

Также свои войска против СССР послала Испания, в составе добровольческих соединений СС на восточном фронте воевали граждане Франции, Великобритании, Бельгии, Швеции, Норвегии, Дании, Нидерландов и других стран.

Немного позднее в войну на стороне гитлеровцев втянулись военные формирования из бывших белогвардейцев-эмигрантов, казаков, прибалтийских нацистов, украинских бандеровцев, крымскотатарских и чеченских предателей, власовцев «Русской освободительной армии» и др.

Кроме того, были готовы вступить в войну, ожидая лишь благоприятного момента для этого, Турция и Япония.

Интересный факт – большинство немецких танков на поверку были лишь условно немецкими, так как производились на чешских заводах «Шкода» из шведской стали и оснащались швейцарскими оптическими приборами.

А в блокаде Ленинграда, например, кроме немцев, участвовали также финны, норвежцы, голландцы, бельгийцы, шведы, испанцы и итальянцы.

С другой стороны, в составе Красной Армии и других соединений (в том числе партизанских и др.) воевали представители всех наций и народностей СССР, весь советский народ.

Достаточно вспомнить, что знаменитый сталинградский «дом Павлова» оборонял 31 боец десяти национальностей (из них русских – 12 человек).

Если же посмотреть, среди представителей какой национальности больше всего Героев Советского Союза, получивших это звание в годы войны, то на первом месте, и это понятно, окажутся русские. Но вот в процентном отношении по числу героев от численности населения «своей» нации, в лидерах, оказывается, такой маленький северокавказский народ как осетины.

А вообще война «разделила» народы. С одной стороны, всем известно, что в городе Иваново из французских(!) добровольцев был сформирован истребительный авиаполк «Нормандия — Неман», который в 1943-1945 храбро сражался против фашистов. Но, в то же время, в конце апреля 1945-го в Берлине главной защитницей рейхстага и бункера рейхсканцелярии была дивизия СС «Шарлемань» (Карл Великий), состоявшая из французских(!) фашистов, среди которых были даже… русские белогвардейцы-эмигранты.

Так что дело не в нациях. Главной причиной Великой Отечественной войны была агрессивная политика фашизма, объединившего под своим началом практически всю Европу. Политика эта своим «остриём» была направлена, в первую очередь, против Советского Союза. И не столько потому, что у нас была большая территория и много полезных ископаемых, а потому что СССР был первой в мире социалистической страной, бросившей вызов мировой капиталистической системе. Тогда барыги всей Европы и объединились против первого государства трудящихся.

Из речи А. Гитлера 30 марта 1941 года:

«Борьба двух идеологий… Огромная опасность коммунизма для будущего. Мы должны исходить из принципа солдатского товарищества. Коммунист никогда не был и никогда не станет нашим товарищем. Речь идёт о борьбе на уничтожение. Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьём врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность …Борьба против России: уничтожение большевистских комиссаров и коммунистической интеллигенции …Война будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке жестокость является благом на будущее. Командиры должны пойти на жертвы и преодолеть свои колебания…».

Наши прадеды сражались не за хозяйские нефтепроводы, не за порабощение других стран и не за русские берёзки. Они сражались за свою советскую, социалистическую Родину, и за интересы трудящихся всех национальностей и всех стран мира.

А выпячивают сейчас «русских и немцев» только затем, чтобы не помнили о «красных и белых». Хотя с той поры практически ничего не изменилось.

* * * * *

МИФ ТРЕТИЙ: «Маршал Победы» Георгий Жуков»

Ещё с брежневских времён и до настоящего времени этот человек неизменно ставится на первое место в плеяде советских полководцев Великой Отечественной. Причём среди политиков всех направлений – даже «Единой России». А люди «левых взглядов» обычно ставят Жукова сразу после Сталина.

Но так ли уж значительна эта историческая личность, и так ли уж громадна её роль в Победе? Подписание акта о капитуляции Германии и принятие парада на Красной площади на белом коне – это ведь только церемонии. Важные и красивые, но церемонии. А как обстояли дела с практическими достижениями «маршала победы» в ходе Великой войны?

Только факты.

14 января 1941 года постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) генерал армии Жуков был назначен на должность начальника Генерального штаба РККА.

В начале войны, несмотря на некритичное соотношение по численности личного состава (СССР — 3,3 млн. человек, Германия и союзники — 4,3 млн.) и на абсолютное превосходство Красной армии по количеству и качеству артиллерии, танков и авиации, фашисты на направлениях главных ударов имели многократное преимущество над советскими частями.

22 июня более 1 000 советских самолётов были уничтожены на земле, даже не успев подняться в воздух.

С середины июня в войска приграничных округов поступали указания о действиях на случай возможной агрессии, но они были непоследовательны и противоречивы. В результате значительная часть сухопутных войск РККА оказалась не готова к нападению врага.

В отличие от подчинённых Генштабу (Жукову) частей Красной Армии, гораздо более высокую боеготовность при встрече с врагом показали пограничные и внутренние войска НКВД СССР и особенно — Военно-Морской флот.

Наиболее тяжёлое положение сложилось на центральном направлении, где фашисты взяли Минск, затем Смоленск, и начали быстро продвигаться к Москве. Западный фронт был фактически полностью разгромлен.

По итогам провальных итогов первых недель войны командующий Западным фронтом Павлов и ещё три генерала были расстреляны, а Жуков, чудом уцелев, был смещён с должности начальника Генштаба и назначен командующим Резервным фронтом.

К. Рокоссовский – в аттестации на Жукова от 8 ноября 1930 года писал: «Может быть использован с пользой для дела по должности помкомдива или командира мехсоединения при условии пропуска через соответствующие курсы. На штабную или преподавательскую работу назначен быть не может — органически её ненавидит».

После провала на центральном направлении, в сентябре 1941 Жуков был назначен командующим Ленинградским фронтом. Ему была поставлена задача: удержать Ленинград от захвата, деблокировать его, пока немцы не создали оборону вокруг города. Задача была частично провалена – город фашисты не взяли, но кольцо блокады не разомкнули, и держали её ещё почти 2,5 года.

С октября 1941 по весну 1942 года Жуков, в качестве командующего Западным фронтом, принимал участие в битве под Москвой. После этого, в течение длительного времени – с середины 1942 по ноябрь 1944 года являлся заместителем Верховного Главнокомандующего И. Сталина, и в этой должности лишь «координировал действия» различных фронтов в ходе почти всех крупных операций указанного периода, не неся никакой персональной ответственности за результат.

И только в ноябре 1944 года, практически уже в конце войны Жуков был назначен командующим 1-м Белорусским фронтом. Под его командованием фронт участвовал в освобождении Польши и в Берлинской операции.

Для более полной характеристики этого человека стоит также кратко упомянуть о некоторых эпизодах его послевоенной деятельности.

Летом 1946 года состоялось заседание Высшего военного совета, на котором разбиралось дело маршала Жукова, который был обвинён в незаконном присвоении трофеев и раздувании своих заслуг в войне, с личной формулировкой И.В. Сталина «присваивал себе разработку операций, к которым не имел никакого отношения».

 В июне 1946 года было открыто расследование по «трофейному делу». Предварительным следствием были добыты свидетельства о том, что Жуков вывозил из Германии «в значительных количествах» мебель, произведения искусства, различное другое трофейное имущество «для своего личного пользования».

После этого Жуков был снят с должности Главкома сухопутных войск и назначен командующим войсками Одесского округа.

20 января 1948 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О т. Жукове Г.К., Маршале Советского Союза». В постановлении, среди прочего, указывалось: «Тов. Жуков в бытность главнокомом группы советских оккупационных войск в Германии допустил поступки, позорящие высокое звание члена ВКП(б) и честь командира Советской Армии. Будучи обеспечен со стороны государства всем необходимым, тов. Жуков злоупотреблял своим служебным положением, встал на путь мародёрства, занявшись присвоением и вывозом из Германии для личных нужд большого количества различных ценностей. В этих целях т. Жуков, давши волю безудержной тяге к стяжательству, использовал своих подчинённых, которые, угодничая перед ним, шли на явные преступления… Будучи вызван в комиссию для дачи объяснений, т. Жуков вёл себя неподобающим для члена партии и командира Советской Армии образом, в объяснениях был неискренним и пытался всячески скрыть и замазать факты своего антипартийного поведения. Указанные выше поступки и поведение Жукова на комиссии характеризуют его как человека, опустившегося в политическом и моральном отношении».

4 февраля 1948 года Жуков был переведён с должности командующего Одесским военным округом на должность командующего Уральским военным округом.

После смерти Сталина в 1953 году Жуков был назначен на должность первого заместителя министра обороны СССР.

26 июня 1953 года Жуков был «привлечён» Г. Маленковым и Н. Хрущёвым к аресту (или убийству?) заместителя председателя Совета министров СССР Л. Берия, считавшегося «самым верным учеником Сталина».

22-29 июня 1957 года на Пленуме ЦК КПСС Жуков активно поддержал Н. Хрущёва в его борьбе с так называемой «антипартийной группой» В. Молотова, Г. Маленкова и Л. Кагановича, которая хотела сместить Никиту после его доклада «О культе личности» Сталина» на ХХ съезде КПСС.

Однако своей «верноподданной наглостью» Жуков, видимо, так напугал Хрущёва (как и до этого Сталина), что уже через 4 месяца «маршал победы» был смещён со всех государственных и партийных постов.

А 3 ноября 1957 года в газете «Правда» бывший его соратник маршал И. Конев заявил, что «Жуков не оправдал доверия партии, оказался политически несостоятельным деятелем, склонным к авантюризму в понимании важнейших задач внешней политики СССР и в руководстве Министерством обороны».

Суммируя всё вышесказанное, можно сделать вывод о том, что определённые заслуги Г. Жукова в его служебной карьере, несомненно, имелись, но чёрных пятен было всё-таки больше. По крайней мере, неофициальный титул «маршала победы» этот человек точно не заслужил.

Скорее такое «звание» можно было бы «присвоить» маршалам Советского Союза А. Василевскому, К. Рокоссовскому, Б. Шапошникову, Л. Берии, адмиралу Н. Кузнецову и некоторым другим выдающимся полководцам и военачальникам Великой Отечественной, но никак не Жукову.

Также косвенным подтверждением не заслуженности его возвышения служит тот факт, что даже сейчас, когда уже три десятка лет как в России восстановлен капитализм, упоминание и даже увековечивание имени Жукова вполне устраивает нынешние власти.

Когда власть на 9 Мая заколачивает фанерой мавзолей Ленина, как чёрт от ладана, шарахается от имени Сталина и не упоминает таких названий как «Красная Армия» и «партия большевиков», в центре Москвы, на Манежной площади красуется (а в этом году даже была отреставрирована) конная статуя Жукова.

Выходит, он для них «свой»?

М. Сметанин

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.