Меню Закрыть

ЮБИЛЕЙНОЕ ГОВОРЕНИЕ. О количестве законов и качестве жизни

www.sovross.ru

 

 

Вот уже более полугода катится по стране юбилейная волна – торжественные заседания по случаю 20-летия первой сессии местной представительной власти. В здравицах ее сначала называют по-русски – Законодательное собрание или Дума. Но затем звучит имя по-цивилизованному – «парламент». В переводе с французского – «говорильня». Ее значение в приобщении к мировым ценностям выражено и учреждением около двух лет назад Дня российского парламентаризма.

Примечательно, однако, что отсчет ему ведут в связи с революцией 1905 года. Нет, разумеется, не от рожденного ею народовластия в лице Совета рабочих Иваново-Вознесенска. Конечно, новоявленные господа имеют в виду дозволенную тогда царем Государственную думу.

Спикер, то есть председатель, Ивановского парламента Виктор Смирнов огласил итоги исторической работы: за два десятилетия принято 2445 законов, более восьми тысяч постановлений.

Бросается в глаза разнобой в этих показателях. Законодательное собрание Омской области приняло 1600 законов, а всего свыше 9000 нормативных правовых актов. На счету Законодательного собрания Тверской области – более 1900 законов. Как доложил председатель Смоленской областной думы Игорь Ляхов, она провела почти 200 заседаний, рассмотрела более 7000 вопросов и проголосовала за 2223 областных закона. А Законодательное собрание Пензенской области выдало своим избирателям 2513 законов. Свыше 3000 законов разработало и утвердило Законодательное собрание Вологодской области.

Но и это не предел – Законодательное собрание Красноярского края сотворило 3200 законов. Отмечен рост производительности. Подсчитали, что Законодательное собрание Алтайского края в первом созыве в среднем на одной сессии принимало всего по 3 закона, во втором – по 6, а в пятом – уже по 11 законов.

Характерным было, в частности, заявление главы Оренбургской области Юрия Берга о начале «законотворения», когда перед депутатами «лежал, по сути, чистый лист бумаги, на котором они должны были написать первые, основные законы Оренбургской области».

Подобные общие слова звучат юбилейным гимном. А что за ними? Об этом будничный разговор после праздника.

Начать хотя бы с Ивановской области. Интересно нынешнее

20-летие парламентаризма разглядеть в сравнении с таким же историческим отрезком родившегося здесь народовластия Советов. Даже считая от 1905-го – года их рождения – и до 1925-го. Это первое 20-летие вместило и разгром рабоче-крестьянских Советов, и их утверждение во власти в результате победы социалистической революции. Только за пять лет мирного строительства после Гражданской войны.

Историк и политолог Георгий Васильевич Иванов напоминает, что уже за эту пятилетку в основном было восстановлено народное хозяйство и положено начало небывалого роста, создавшего Ивановской области песенную славу текстильного края.

Сейчас все иначе. Г.В. Иванов подтверждает:

– Власть господ работает в интересах единиц, а советская власть работала во благо народа в целом. Налицо разница, ее символ – крупнейший в Европе Ивановский меланжевый комбинат. Он был построен в начале индустриализации Советского Союза, в 1930-е годы. В результате приватизации текстильное производство здесь уничтожено. Вместо него – так называемый технопарк: различные мелкие предприятия, торговые и иные заведения. Такова же участь Родниковского хлопчатобумажного комбината, на котором работали 12 тысяч человек.

Особенно славилась Вичугская прядильно-ткацкая фабрика имени Ногина, там зародилось движение ткачих-многостаночниц, по примеру Марии и Евдокии Виноградовых. Все осталось в прошлом.

По последнему слову технического прогресса была оснащена Ивановская текстильная фабрика-автомат имени 8 Марта. Теперь она полностью превращена в торгово-развлекательный центр «Серебряный город». Замечательный Ивановский камвольный комбинат имени Ленина тоже ликвидирован, и на его территории создан торгово-развлекательный центр.

150 лет выпускала прекрасные ткани «Большая Ивановская мануфактура» – крупное предприятие с полным производственным циклом. Шесть лет назад его остановили и устраивают там различные офисы, гостиницы и увеселительные заведения.

Уничтожена текстильная фабрика имени Кирова. В опустевшие помещения приглашает арендаторов офисно-деловой центр. В длинном ряду подобных жертв: текстильные фабрики «Красная Талка», имени Ф.Э. Дзержинского, имени Н.К. Крупской, фабрика-автомат имени С.И. Балашова, хлопчатобумажный комбинат имени Ф.П. Самойлова, Лежневский хлопчатобумажный комбинат и многие другие.

Ткацко-отделочную фабрику «Новая Ивановская мануфактура» показывали первым лицам государства как образец модернизации производства. И вскоре объявили банкротство. А буквально на днях к юбилею парламента подоспело банкротство ткацко-отделочной фабрики имени рабочего Ф. Зиновьева, название после приватизации – «Зима».

Доктор технических наук Юрий Константинович Бархоткин и другие специалисты так оценивают урон текстильной промышленности: она больше не существует как отрасль со всеми технологическими переделами.

– При нынешних условиях у текстильной промышленности нет будущего, – говорит Юрий Константинович. – В последние годы ко всем невзгодам добавились тяготы от неравноправного присоединения к Всемирной торговой организации. Потеряны и кадры. Например, когда-то Ивановский государственный политехнический университет ежегодно принимал на учебу по специальности инженеров прядильного и ткацкого производства свыше 300 студентов. На предстоящий учебный год планируется принять всего лишь 15 студентов.

Доведен до ручки не только прославленный на весь мир Ивановский завод тяжелого станкостроения. Угроблена эта ведущая отрасль технического прогресса и по всей стране – в 20 раз сокращен выпуск металлообрабатывающих станков. Россия в год получала со своих заводов 214 тысяч тракторов, теперь счет на единицы. Зерноуборочных комбайнов – в 20 раз меньше. В бедственном состоянии практически все машиностроение.

Медведев в приветствии Псковскому областному собранию депутатов отмечает «законодательные инициативы, которые направлены на долгосрочное развитие области». А в Государственной думе разъяснил, что за последние 10 лет наше сельское хозяйство очень серьезным образом прибавило, и вспомнил «свои студенческие годы, когда я ездил, собирал картошку в Псковской области при помощи лопат и вил».

Сравниваем слова и дела по данным Росстата. При народной власти хозяйства всех категорий Псковской области имели картофельное поле в 37 тысяч гектаров. За первые 10 лет «рынка» убавили до 31 тысячи. В 2012 году – 11,8 тысячи гектаров, то есть в три с лишним раза меньше. «С помощью студентов» собирали 288 тысяч тонн картофеля, а теперь – 139 тысяч.

Такое же минусовое «долгосрочное развитие области» и на других направлениях. Посевные площади всех сельскохозяйственных культур составляли 875 тысяч гектаров, их урезали до 238 тысяч, в 3,7 раза. Соответственно, зерна собрали 306 тысяч тонн тогда и 54 тысячи тонн в 2012 году, то есть в 5,6 раза меньше.

Исстари льноводческая Псковщина выращивала лен-долгунец на полях в 38 тысяч гектаров, а теперь – аж 0,1 тысячи гектаров. Льноволокна вырабатывали 3,4 тысячи тонн, а ныне – 0. В 1990 году в Псковской области содержалось 555 тысяч голов крупного рогатого скота. 70,5 тысячи голов – это все, что из этого стада уцелело на начало юбилейного для российского парламентаризма 2014 года. Осьмушка!

Секретарь обкома КПРФ А.Н. Фёдоров так подытоживает последствия разрухи села: «В супермаркетах израильская и прочая египетская картошка».

Исчезают обезлюдевшие села, и искони обжитые края превращаются в разрастающиеся пустоты.

И в то же время звучат юбилейные речи про заботу о людях, о здравоохранении, образовании и т.п.

В Оренбургской области приобрело характер эпидемии свертывание материальной базы этих сфер. В больницах принимали пациентов 30,6 тысячи коек – ужали до 20 тысяч. Вопреки повсеместным массовым протестам, ликвидировали участковые больницы.

При советской власти в области было 1523 детских сада, а в 2012 году оставались лишь 777. Из 1620 общеобразовательных школ сегодня действует лишь около 1000.

На юбилейных торжествах высказано очень много высоких оценок в адрес законотворческих органов сверху донизу. Однако почему и при самой высокой выработке законов, и при самом высоком качестве этих законов вот уже третье десятилетие продолжается разрушение производительных сил страны, промышленности, сельского хозяйства и базовых условий бытия народа?

Ответ очевиден по приведенным выше примерам, каковым нет числа.

Что же касается говорильни, то сей буквальный перевод с французского на русский звучит обидно, если слово не подкрепляется делом.

Федор ПОДОЛЬСКИХ

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.