Меню Закрыть

Публицист Александр Евдокимов: Страна научной свежести

Несмотря на блокаду и экономические проблемы, учёные КНДР добиваются выдающихся результатов

Любимая страна у российских либералов — это, конечно, КНДР. На все доводы о пагубности капитализма в российских условиях обычно следует один единственный контраргумент: вы хотите, чтобы у нас было как в Северной Корее? А то и вовсе предлагают отправиться туда всем, кто не забыл о преимуществах социализма.

Безусловно, режим, даже по меркам социалистических стран, специфический. Собственно, свою специфику не скрывают и сами северные корейцы, настаивая в своих идеях чучхэ на опоре на собственные силы. Но разве не того же самого, только другими словами, хотела бы добиться вполне себе капиталистическая наша страна в рамках программы импортозамещения?

Так что, как ни странно, поучиться у КНДР тоже есть чему. Прежде всего, мощному развитию науки. Пока у нас лихорадочно реформируют РАН, то пиарят, то как-то совсем забывают о «Сколково», подсчитывают миллиарды в «Роснано», в слаборазвитой, по оценкам российских либералов, дальневосточной стране наука шагает семимильными шагами. И с опорой действительно только на свои собственные силы.

Центр науки и техники в Пхеньяне

Знаковым событием в этом плане стало возведение в рекордно короткие сроки, как и положено при социализме, в столице вроде как бедствующей Северной Кореи гигантского и роскошного здания Центра науки и техники. Оно само по себе является технологическим чудом, поскольку питаться будет солнечной и геотермальной энергией.

Помимо библиотеки, к услугам учёных в нём две специализированные лаборатории — виртуальной реальности и прогнозирования землетрясений. Совершенно очевидно, какие направления в технологическом плане северокорейцы и сам любимый их руководитель Ким Ын Сам, человек довольно молодой, считают наиболее перспективными. Но это на будущее — сейчас же в центре внимания великих, но неизвестных по именам миру учёных КНДР космонавтика и ядерные технологии. Не случайно центр научного комплекса площадью 100000 кв. м занимает гигантский макет ракеты для вывода на околоземную орбиту спутников.

Можно сколько угодно иронизировать над какими-то особенностями северокорейских порядков и менталитета, но факт остаётся фактом — в этой стране стотысячные толпы приветствуют учёных, а не звёзд шоу-бизнеса и профессиональных спортсменов. Именно так было в феврале этого года, когда КНДР смогла успешно запустить в космос спутник «Кванмёнсон-4» («Сияющая звезда-4»).

Возможно, кого-то и согнали на это мероприятие, но, скорее всего, это была искренняя радость людей — достаточно вспомнить, как ликовали у нас, когда Юрий Гагарин обогнул на корабле «Восток» Землю, а до этого вывели на орбиту самый первый спутник. Северокорейский «Кванмёнсон» в каком-то смысле внук того, что был запущен СССР в 1957 г.

Понятно, что все эти разработки связаны с задачами укрепления обороноспособности Северной Кореи, но разве в других странах они с ними никак не связаны? Но всё же главная цель учёных КНДР в том, чтобы предоставить стране и народу такие технологии, которые помогли бы ей качественно повысить уровень жизни, несмотря на дичайшую экономическую блокаду, в условиях которой и сформировалась особая северокорейская модель социализма. Именно её назвал в ряду других приоритетов (укрепления оборонной мощи и экономического потенциала страны) Президент государственной Академии наук КНДР Ян Чхоль в своём выступлении на упомянутом митинге в честь совершивших научный подвиг учёных и конструкторов.

Наукоулицы

О таком уважении в обществе российские их коллеги могут лишь мечтать. Тем более что не только морально поддерживает деятелей науки совсем небогатое северокорейское государство. Ким Ын Сам велел не жалеть средств для обеспечения достойного уровня жизни учёных. Никакие секвестры научной деятельности в нищей, по оценке либерально-западной пропаганды, Северной Корее не грозят. Поэтому в КНДР появилось сразу несколько улиц с роскошными жилыми зданиями специально для учёных и преподавателей вузов — Мирэ, Ынха, Висон,

Когда-то и у нас строили очень уютные даже не наукоулицы, а целые наукограды. Теперь о тех временах приходится лишь с грустью вспоминать за редким исключением в виде городка Циолковский неподалёку от космодрома «Восточный»

Окружённые такой заботой, повсеместно счастливые северокорейские учёные дают результат. О нём, правда, мировые империалистические СМИ сообщают, как правило, лишь в аспекте очередных испытаний ракет, способных легко преодолеть любую блокаду.

Куда меньше известно, что в КНДР есть своя операционная система Red Star OS. Судя по описанию в «Википедии», в ней есть всё необходимое, включая браузер, который, правда, работает лишь через официальный прокси-сервер и позволяет открывать только разрешённые сайты. Мера предосторожности, бесспорно, жёсткая, но, возможно, более разумная, чем бесконечная гонка с запретом ресурсов с нежелательным контентом, когда вместо одного закрытого появляется пять новых. Просто корейцы выбрали для фильтрации «белый список», а не «чёрный».

Если бы не блокада

Полагаю, что ИТ-отрасль в КНДР имеет все шансы для не менее мощного развития, чем в Южной Корее. Не хватает лишь инвестиций, а так всё необходимое у северных корейцев, как и у южных, имеется — прежде всего, талант разработчиков и трудолюбие потенциальных сборщиков. Пока, к сожалению, сдерживают потенциальный технологический бум на Севере блокадные ограничения, в том числе со стороны Юга, где до сих пор находятся американские войска. Был особый промышленный район Кэсон, где развивалась на паях лёгкая промышленность и кустарное производство двух Корей, но даже от него вроде бы нацеленные на прибыль южнокорейские капиталисты отказались. Идеологические предубеждения всё-таки взяли верх над стремлением к прибыли после того испытания северокорейских ракет, а ведь есть же пример Китая с его моделью «две системы, одна страна».

Блокада мешает и другим потенциальным инвесторам прийти на северокорейский рынок, хотя сами власти этой прежде тотально закрытой страны пытаются искать подходы к готовым рискнуть бизнесменам. Недавно даже был проведён конкурс стартапов, в том числе инновационного завода по переработке отходов и центра оригинального лечения от депрессии.

Пока северокорейские кулибины не дождались своих бизнес-ангелов, но, думается, это дело лишь времени. И российский бизнес, в котором много выходцев из ВЛКСМ, мог бы оказаться первопроходцем. В каком-то смысле сама наука в КНДР выглядит сейчас ещё стартапом, но очень перспективным.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.