Меню Закрыть

ОПАСНОЕ БЛАГОДУШИЕ. В условиях стагнации экономики не надо петь дифирамбы власти

В.А.Поселёнов,

Первый секретарь Палехского

районного отделения КПРФ

 

 

Апрель на дворе. Что было главной заботой палешан в эту пору? Конечно, посевная! Посевная на колхозно-совхозных полях, посевная на личных огородах. Словом, для всех – пора очень горячая, когда каждый час дорог. Сеяли яровые, кукурузу, лен, картофель, овощи – все то, в чем нуждался поселок, город да и сам крестьянин. Немало сельхозпродукции район поставлял в соседнюю промышленную Шую и в областной центр. Но то – было…

Теперь времена иные. Уже почти не слышно гула тракторов в поле. Без внимания земледельца зарастает оно лебедой да мелколесьем. За два последних десятилетия размер пахотной земли в районе сократился в разы. На сегодняшний день жалкое существование влачат лишь четыре коллективных хозяйства.

Да и частник не процветает. Многие тоже забросили свои участки, потому как частника этого в районе становится все меньше. Обращусь к цифрам. Если в 1989 году в Палехском районе проживало 14 662 человека, то сегодня осталось немногим более 10 тысяч. Причем, сократилось преимущественно сельское население. А без человека земля мертва, а ферма безжизненна. Вот почему если раньше мы вывозили сельхозпродукцию, то теперь больше завозим, причем, часто забугорную.

Чтобы не быть голословным, опять обращусь к цифрам. Если в 1990 году поголовье крупного рогатого скота у нас составляло 13 500 голов, то сегодня всего 2566 голов. И это с учетом личных хозяйств. Если же говорить только о коровах, то их количество с 5900 в 1990 году сократилось до 1283 или более чем в 4 раза. Еще безрадостнее картина в свиноводстве. Потому и производство животноводческой продукции резко упало.

Кто-то скажет: ну что вы сравниваете с советским периодом? Но беда в том, что и в так называемый рыночный период у нас наблюдается не рост, а продолжающееся падение экономики. Возьмем то же сельское хозяйство. В прошлом году валовый сбор зерновых и зернобобовых, по сравнению с годом предыдущим, сократился на 34 с лишним процента. А урожайность составила всего 11,2 центнера с гектара, что ниже средне областного показателя. Опять потеряли часть поголовья свиней, овец и коз. Производство и продажа молока по сравнению с 2012 годом сократилось на 8,1 процента, мяса – на 7,4 процента. Это – в общем по району. Если же брать только сельхозпредприятия, то здесь молока произвели меньше, чем в предыдущем году, на 7,4 процента, а мяса – на 37,1 процента. Средний надой молока упал до 90,7 процента.

Но если неуспехи в сельском хозяйстве еще можно списать на нелегкие погодные условия, что мешало сделать шаг вперед в других отраслях экономики? Погода уж никак не мешала, например, строительству. Но за истекший год введено всего лишь 355 квадратных метров жилья или всего две квартиры на весь район. Отгрузка товаров собственного производства и оказание услуг сократились на 8,4 процента. Оборот розничной торговли упал на 2,2 процента. И это несмотря на значительный рост цен по всем секторам экономики.

В условиях падающей экономики все еще немало людей, ищущих ту или иную работу. Так, за январь-декабрь в Палехский центр занятости населения обратилось в поиске трудоустройства 667 человек, из которых 234 – женщины. Да и заработок тех, кто работу имеет, весьма не высок. В среднем за 2013 год он составил 14 тысяч рублей, в то время как средняя зарплата по области – 20,8 тысячи рублей, а по России 30,3 тысячи рублей. Разница весьма существенная. И при этом нам говорят: но ведь уровень безработицы снижается. Давайте посмотрим, каким образом. У нас в разы увеличился чиновничий аппарат, неимоверное число охранников, продавцов, торгующих импортом, там, где людей мог перевозить один большой автобус, мы его заменили десятком газелей… И это называется созданием рабочих мест? Рабочие места в сфере производства сокращаются, а в сфере обслуживания увеличиваются. Но это же, кроме убытков, ничего не дает экономике!

Никак не удается приостановить коэффициент превышения умерших над родившимися. В 2012 году он, например, составил 1,7. Наряду с естественной убылью населения, растет и коэффициент миграционной убыли. В нашем районе он составляет по итогам прошлого года 13,3. Зададимся вопросом: как глава того или иного поселения, будь то город, район или даже область, заинтересован в развитии своей территории? Да никак. Его зарплата в разы превышает среднюю зарплату данного района и никак не привязана к результатам деятельности. Зачем же утруждать себя, не спать ночами? К тому же и население никак не может повлиять на руководителя, потому как в нынешних условиях он не слуга народа, а слуга губернатора.

В Иванове на бюджетные средства строят шикарный дворец спорта, а в Палехе много лет не могут решить проблему водоснабжения и канализации. Отговорка одна – нет средств. Вроде бы логичнее дать народу прежде хлеба, то бишь воды, а потом уже зрелищ. И при этом мы еще мечтаем об увеличении потока туристов в Палех.

Словом, куда ни кинь, везде клин. Но власть меньше всего говорит о своих просчетах и недостатках. Если послушать наших чиновников, то по их словам в районе царит благополучие, и нет поводов для беспокойства. Впрочем, чему удивляться. Пример подает сама областная власть. Судя по недавнему отчету врио губернатора П. Конькова, «область динамично развивается, растет уровень благосостояния населения, рекой текут инвестиции в промышленность…» Я задаю себе вопрос: что это? Незнание ситуации? Нежелание признавать свою несостоятельность? И это притом, что почти по всем показателям область – один из отстающих регионов России с огромным внутренним долгом.

Не помню случая, чтобы за провалы в работе был громко уволен тот или иной руководитель районного масштаба. Создается впечатление, что всех все устраивает. При таком благодушии мы вряд ли в обозримом будущем снимем с себя позорное ярмо дотационной области. Остается напомнить: в советские годы область была самодостаточной. А сегодня даже знаменитое на весь мир палехское искусство переживает нелёгкие времена. Выходит, что-то не так идёт в нашем королевстве.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.