Меню Закрыть

ДЖИН ЯВИЛСЯ МИРУ…

В.Г.Маслов,

Профессор, г.Шуя

 

 

Наконец-то Джин явился миру. Явление, ожидаемое с настороженностью, прошло длинно, невнятно, разочарованно. Это было, действительно, явление, не более. Можно не быть президентом для подобных разговоров: ответов на миллионы вопросов не последовало.

Создавалось впечатление, что как-то неопределенно повествуется, скачкообразно, путано. Видимо, фамилия адекватна мыслям. Сначала президент говорил о том, что российских войск на территории Украины нет, а если вспомнить, то он называл чушью нахождение войск в Крыму. Оказалось, что «да — за спиной самообороны Крыма были военные, наши российские». Возможно, истина приходит к человеку постепенно, с возрастом. Он же разведчик, а разведчик должен путать, заметать следы. Далее рассуждения С. Белковского, опубликованные в Интернете: «Сегодняшняя прямая линия показала, что, безусловно, Путин нацелен на то, чтобы забрать то, что он назвал Новороссией, то есть как минимум 6 регионов Украины отделяющих Россию от Приднестровья. Это связано с необходимостью признания Приднестровья, для чего Путин созрел. Не случайно это прошение поступило в очередной раз вчера, перед встречей в Женеве. Но, насколько мне известно, делегация высшего руководства Приднестровья прибывает на следующей неделе в Москву для решающего обсуждения этого вопроса. И не исключено, что уже какие-то серьезные подвижки будут на следующей неделе. А с другой стороны, необходимо жизнеобеспечение Крыма, которое возможно только с материка. Все эти водные паромы, мосты и туннели — это от лукавого. Значит, нужно занимать Херсонскую область, но Херсонская область не может же повиснуть в вакууме между другими областями, подконтрольными другому государству, например, Украине. Поэтому, соответственно, как минимум 6 областей: Луганскую, Донецкую — идем по часовой стрелке — Запорожскую, Херсонскую, Николаевскую и Одесскую Путин должен взять. Это решает полностью проблемы Крыма и Приднестровья и отрезает Украину от выхода в море, наоборот, давая России приоритет и контроль над Черноморским бассейном. Этот сценарий будет реализовываться мытьем или катаньем — я в этом убеждён, пока Путин жив — с важно оговоркой.

У Путина есть консервативный и радикальный сценарий достижения данной цели. Консервативный сценарий предполагает федерализацию Украины ещё до президентских выборов; принятие новой Конституции федеративного государства и проведение выборов губернаторов регионов до выборов президента Украины. В таком случае Путин путём массированных финансовых вливаний, применения политических и полувоенных технологий, то есть использования «зелёных человечков» сможет поставить в этих регионах своё руководство, и решать все проблемы без какого бы то ни было формального изменения государственной принадлежности этих регионов …

Если же договариваться с Киевом, то не на равных, — сверху вниз, то есть вертикально, а не горизонтально. Тогда будет реализован тот сценарий, который был уже использован в Крыму и сейчас в Донецке и Луганске и постепенно-постепенно, шаг за шагом, учитывая, что у Украины нет армии, как мы убедились, значит сопротивляться вооруженным путём Украина не сможет. Путин не хочет большой крови и серьёзной войны, поэтому, соответственно, войдёт только в те регионы, где он, так или иначе, рассчитывает на лояльность большинства населения, пусть даже на пассивную лояльность; не на то, что выйдут все наших военных встречать с цветами, но на то, что, по крайней мере, не будет партизанской войны. Именно поэтому я считаю, что в Киев, например, он не пойдёт. Остаются только Харьков и Днепропетровск, куда он теоретически мог бы пойти, но они не лежат на пути следования между Россией и Приднестровьем, поэтому их переход под фактический контроль России здесь выглядит несколько избыточно. Хотя не исключено, что аппетит приходит во время еды, и эти регионы тоже окажутся в поле приоритетных интересов Путина.

Поэтому что-то будет происходить на протяжении 2014 года, и Путин сейчас наслаждается тем, что ему принадлежит политическая инициатива, что все идеи и поступки в этой драме исходят исключительно от него. В то время, как не только Украина, но и Евросоюз и фактически США только следят за действиями Путина, они действуют только в реактивном режиме. Он — в активном, они — в реактивном. Они реагируют на его действия и отвечают фактически не на каждый сделанный им шаг, а на шаг, предшествующий сделанному».

Удивительные вещи Путин говорил, заметили, услышали? Речь шла о том, что как хорошо, что есть выборы, когда люди свободны, всё по закону, в тюрьмах никто не сидит… Оказывается, это всё было про Украину. А что же в России? Нам, россиянам, хотелось услышать о том, а как у нас, нам бы тоже не помешали честные и свободные выборы (не забыли, как Путина выбирали — блеск или, по-сегодняшнему, — жесть), чтобы не было политических заключённых. Узники «Болотного дела», так это люди, побившие полицейских, туда им и дорога.

Резанул слух вопрос начальника «Беркута» о В.Ф. Януковиче: почему он трус и предатель… Казалось бы, что ответ должен был бы начаться с того, что президент Украины жив. Однако мы услышали несколько раз, как рефрен, «я ему говорил, я ему говорил». Знай, кто хозяин, и за чьей спиной Янукович находится.

Или: ответ на вопрос человека из глухой деревни о том, что у него есть автомобиль, и он платит транспортный налог, а дороги нет. Услышали ответ: «Ха-ха-ха! Зачем же вам машина, если у вас нет дороги?» Как такое можно услышать от президента? Как такое возможно?

Из беседы ощущалось, что сегодняшнее мероприятие он проводит не для русского народа, а для международного сообщество и для Украины. Спросите, почему?

Всё очень просто. «Экономический коллапс, который надвигается на Россию, может быть нейтрализован только одним способом — серией ярких и громких внешнеполитических побед, которые заставят забыть об экономическом коллапсе, и принудят затянуть потуже пояса. Но надо идти от победы к победе, и Владимир Владимирович не остановится на Крыме и не остановится даже на Донбассе и Луганщине, потому что, если он остановится хотя бы на год, то эйфория русского народа в отношении этих побед сменится «отходняком» тяжёлым. Значит, ему нужно постоянно вкалывать народу новую дозу наркотика, а наркотик — это очередная внешнеполитическая победа. Поэтому, когда Владимир Владимирович управится с Украиной, он, видимо, признает Нагорный Карабах в условиях вторжения Армении в Таможенный союз» (С. Белковский).

О Сноудене и слежке. Путин сказал, что «массовая слежка за населением невозможна, и вообще, у нас спецслужбы являются под строгим контролем». Чьим,  только не уточнено. Для руководителя государством, наверное, лучше об этих сведениях умалчивать, но … надо же как-то перебросить мостик к Сноудену, поэтому можно «занавеску» приоткрыть: из контекста явно чувствовалось, что Эдвард Сноуден — это мужчина его жизни. Видимо, благодаря Сноудену он пришёл к мысли, что американцы прослушивают всех, включая его самого и включая самые частные, деликатные разговоры, следовательно, Россия может прожить и без Запада и обязана показать Западу «кузькину мать», что в настоящее время происходит на Украине.

Владимир Путин принадлежит к тому типу руководителей, которые культивируют, скорее, недостатки собственного народа, чем его достоинства. Из передачи чувствовалось, что он уже устал от подобных общений. Однако лучше потакать слабостям русского народа, чем пытаться вычленить его сильные стороны, потому что так легче управлять в тактическом плане. Это, наверное, отсюда стоячий рейтинг, когда всё остальное уже не стоит. Он мыслит мирами, он живёт в истории. Войти надо с большим грохотом, треском, как большинство российских правителей, с «плюсом» или «минусом». Этот грохот и треск нам как раз и создают.

Хакамада сказала: «Поздравляю вас — вы победитель…» Ну, так оно и есть. Для Путина важно выступать в комфортной обстановке, и его помощники создают ему психологический комфорт. Поэтому аудитория заполняется людьми, которые, так или иначе улучшают настроение президента, потому что выступать в некомфортной обстановке он не любит. Он же не любит публичность, несмотря на то, что всю жизнь живёт публичной жизнью, ну, с определённого момента. Путин не такой, поэтому всё больше башметы и шаханазаровы будут на этих мероприятиях, всё больше будет приторного елея. Но, поскольку мы уже научились переводить с «путинского» на русский, то Путин стал более откровенен, поскольку стал более уверен в себе, независимо от состава аудитории мы можем извлечь что-то полезное из этих прямых линий.

Как-то кольнуло в сердце, когда прозвучало о его собственной жене. Мы бы посчитали это непорядочным, даже циничным, но это, видимо, фирменный путинский юмор. Породниться бы с какими-нибудь королевскими семьями, а? Глядишь, тем самым была бы решена проблема преемственности власти, понимаете, о чём речь.

Из подобных встреч с президентом уже выявилось следующее: «Неважно, что его спросили, важно, что он хочет сказать под предлогом заданного вопроса. Это важное свойство политика. Он уже научился за долгие годы своего пребывания у власти так делать. Он человек весьма обучаемый».

Итак, «Прямая линия» в этом году особенная: президент Владимир Путин быстро превращается в одного из мировых негодяев в глазах западного сообщества, а Россия — чуть ли не в военного агрессора, внутриполитическая ситуация же движется в сторону авторитаризма.

Трансформация России происходит не по её воле, а по историческому провидению: Россия не готова проявлять инициативу там, где заведомо ждут трудности. Она готова проявить инициативу там, где гарантирована лёгкая и быстрая победа.

В отношениях с Украиной важны две вещи, а именно: прямые выборы губернаторов и нейтральный статус. Уступок по газу ждать не стоит. «Газовая война» неизбежна.

Россия начала реализовывать проект построения «успешного государства» не только для внутреннего пользования, но и как экспортную модель, как образец для привлечения симпатий русскоговорящего населения в странах ближнего зарубежья.

Путин во время «Прямой линии» пытался вести себя скромно, Однако общий смысл понятен: если никто не соблюдает международные нормы, то нам тоже можно совершать действия, которые раньше мы считали недопустимыми. Россия впервые взяла на себя роль активного внешнего игрока, готового вмешиваться в дела суверенных стран и советовать им, как строить свою демократию и на какие ценности опираться.

Существенное разочарование в западноевропейской элите из-за острого непонимания политики России в отношении Крыма. Апелляция к европейским народам напрямую — от безвыходности. Путин оказался в ситуации, когда в Европе нам не с кем разговаривать, а не разговаривать нельзя. Парадокс в том, что Путин мечтает оставаться частью Европы и уходить от этого всё дальше.

«Прямая линия» чётко показала тупик в понимании направления движения. Мы не хотим железный занавес, мы не хотим строить военные блоки против НАТО, изолироваться. Хотим туда, куда не пускают. Иными словами, для Путина дорога в направлении «единого пространства с ЕС» перекрыта. А вынужденная и нежелательная альтернатива — каждый отвечает за себя. Для него такая альтернатива непривлекательна. Но по этому пути Россия движется, по сути — вопреки своей воли.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.