Меню Закрыть

Об экологических проблемах и не только!

В связи с объявленным Президентом России нынешнего года Годом охраны окружающей среды и недовольством многих жителей экологической политикой в текстильном крае, состоялась встреча с участием представителей политических и общественной организаций. Ведущий встречи обратился к председателю Ивановского областного отделения Общероссийской общественной организации «Всероссийское общество охраны природы» В. Наговскому, руководителю Ивановского горкома КПРФ, депутату Ивгордумы А.Масленкину и первому секретарю Ивановского обкома ЛКСМ П.Трофимову с просьбой высказать свое отношение к этой проблеме.

 

 

 

Вед. Насколько обоснованы претензии жителей к властям по вопросам экологии?

Наг. Обоснованны и даже очень. Глобальные климатические изменения и разрушительный характер деятельности человека на планете создают угрозу всему живому на ней. А если учесть, что около трех четвертей его болезней связано с состоянием окружающей среды, особенно, качеством воды, то понятна озабоченность этой проблемой нормального человека. И здесь ивановцы не одиноки.

События, связанные с лесными пожарами летом 2010 года отчетливо высветили серьезные упущения властей по многим направлениям, связанным с сохранением окружающей среды и не только с лесным фондом.

С уверенностью можно говорить, что в ближайшем будущем нечто подобное нас ждет и с водным хозяйством. При остром дефиците чистой питьевой воды в мире, а также и в нашей стране, нынешний Водный кодекс не только не ограничивает дальнейшую деградацию водного фонда, но, наоборот, в значительной мере способствует этому. Массовая застройка берегов рек, озер и других водоемов коттеджными поселками и коммерческими объектами приведет не только и их дальнейшему загрязнению и снижению уровня подземных вод, а значит дефициту нормальной питьевой воды, но и к элементарному ущемлению прав граждан, пожелавших отдохнуть на берегах рек и озер. При сложившейся имущественной и экологической политике властей нувориши будут благоденствовать на берегах водных просторов, кто-то будет на этом делать деньги, а остальные граждане довольствоваться бутилированной водой и тоскливым созерцанием водоемов с экранов телевизоров.

Не лучшее положение дел и с земельным фондом. Земельный кодекс, разрешивший приобретать землю в собственность, не обеспечил ее эффективное использование, а лишь развязал руки спекулянтам. Например, сотка земельного участка на берегах некоторых водоемов в Ивановской области стоит сотни тысяч рублей. В то же время с развалом колхозов не востребованными оказались миллионы гектаров сельхозугодий. Я уж не говорю о гигантских территориях, заваленных бытовыми и промышленными отходами.

Вед. Понятна озабоченность состоянием окружающей среды общества охраны природы. Ну, а КПРФ и ЛКСМ здесь причем? Разве мало у них своих задач?

Мас. Только недалекие люди не понимают нависшей угрозы экологической катастрофы над планетой, не стремятся этому воспрепятствовать. Любой здравомыслящий человек и, конечно, политические партии не могут оставаться в стороне от надвигающейся беды. Естественно, нашу партию, в том числе и ее Ивановское региональное отделение эта проблема серьезно беспокоит. Лидер КПРФ Г.Зюганов на ХУ съезде партии неоднократно затрагивал проблему сохранения окружающей среды. В нашем региональном отделении не случайно изучается «Записка об экологической политике, имущественных отношениях, соблюдении прав граждан и работе с их обращениями в Ивановской области», подготовленная еще в 2008 г. аналитической группой Ивановских областных общественных организаций «Русская земля» и Всероссийского общества охраны природы и размещенная в интернете. В записке достаточно неплохо раскрыты некоторые особенности соблюдения конституционных прав граждан должностными лицами, заострено внимание на ряде существующих проблем, и, несмотря на то, что ей уже более четырех лет, она остается актуальной.

Тр. Исторически сложилось так, что комсомол в трудное для страны время всегда был в передовых отрядах молодежи. То ли на фронтах Гражданской и Великой отечественной войн, то ли при восстановлении разрушенного народного хозяйства, то ли в освоении целины или космоса. Сейчас не менее сложное время: нужно спасать природу, среду обитания человека. Не сделаем это, не будет будущего ни у нас, ни тем более у наших детей. Это не громкие слова, это жестокая реальность. Падение астероида в Челябинской области показало, насколько человек бессилен перед высшими силами. Но это космос. И здесь пока мы слабы. Но то, что зависит от нас, по крайней мере, обуздание тех, кто ради наживы готов идти на любое преступление против природы, а значит и человека, мы обязаны сделать. Не случайно, даже высшее руководство страны озаботилось сохранением окружающей среды. Но надеяться, что чиновники, наконец-то, проснуться и по-настоящему возьмутся за дело, не стоит. Последние двадцать лет новейшей истории России показали, чем в первую очередь озабочены слуги государевы. Поэтому именно молодежь снова должна выходить на передовые рубежи.

Ну и, конечно, проблема сохранения лесного и водного фондов сейчас стоит на первом плане. Надежда, что наши леса рано или поздно восстановятся, есть, но вот с водой сложнее, поэтому нужно помнить, насколько здоровье человека зависит от ее качества.

Вед. Ну что же делать, если у новоявленных господ такая непреодолимая тяга к престижным местам и желанию любоваться из окон своих дворцов прелестями водных просторов. Тем более, если они за это хорошие деньги платят.

М. Кому? Не слишком ли дорого это обходится обществу? Благополучная экология — это не только здоровая среда обитания человека, но и мощный потенциал в развитии экономики. А мы все это губим.

Вед. Вы имеете в виду экологическую концепцию с учетом развития индустрии туризма, о которой сейчас много говорят представители некоторых ивановских природоохранных организаций?

М. Именно так. Как нам стало известно, эта идея родилась в Ивановской области и серьезно рассматривалась ее руководителями еще в начале 1990-х годов. Они возлагали серьезные надежды на такое развитие региона, тем более предпосылки были достаточно основательные. Сейчас же эта идея особенно актуальна.

Вед. Было ли что-то реализовано из этой задумки.

Н. На территории природного комплекса «Рубское озеро» на основании решений органов исполнительной власти Ивановской области было создано природоохранное предприятие, на которое возлагались функции координатора природоохранной деятельности и туризма, а также инвестиционных проектов, с перспективой внедрения наработанного опыта по всему региону. Но ему не дали эту программу реализовать.

К сожалению, современная экологическая ситуация такова, что попытки сохранения окружающей среды в рамках одного региона утопичны, поэтому здесь необходим более масштабный подход, т.е. участие других субъектов Федерации.

С предложением о необходимости разработать экологическую концепцию страны с учетом развития индустрии туризма в прошлом году мы обратились в федеральные и региональные органы власти. Минприроды РФ по поручению руководства страны рассмотрело наше предложение, проявив особый интерес к идее о концептуальном развитии экологически ориентированного туризма в Верхневолжье и создании межрегионального координационного туристко-экологического Центра (МК ТЭЦ «Золотое кольцо России»).

Вед. В чем его суть?

Н. В том, что только общими усилиями на основе широкомасштабной программы сохранения и возрождения природы мы можем ее спасти. И не только улучшить экологию, но и поднять экономику. Это как в целом по стране, так и в межрегиональном масштабе. Поэтому разработка межрегиональной экологической концепции с учетом развития индустрии туризма крайне важна. На первом этапе это возможно в рамках Верхневолжья. Нами подготовлена «Записка об экологической концепции с учетом развития индустрии туризма в регионах «Золотого кольца России», которая сейчас изучается в Центральном Совете Всероссийского общества охраны природы.

Вед. Зачем изобретать велосипед, если в ряде регионов уже существуют программы развития экологических поселений, экологического туризма?

Н. Это очень хорошо и мы рады этому. Но это только элементы или составляющие, скорее часть замысла, той экологической концепции, которую необходимо разработать. И здесь предстоит основательная работа. Рассчитываем, что к этому проекту присоединяться и соседние регионы, особенно, если заинтересуются предложением ивановцев о проведении в ближайшие годы в России международного молодежного экологического форума. Мы планировали, с учетом нашего авторства, что координатором проектов станет наш регион. И вот здесь возникает вопрос. Насколько Ивановская область конкурентноспособна и готова к таким проектам на фоне проводимой экологической и инвестиционной политики.

Вед. Что, у вас есть серьезные сомнения в возможностях Ивановской области?

Н. Основания для сомнений есть. И серьезные. Вам достаточно ознакомиться с уже упомянутой «Запиской об экологической политике, имущественных отношениях, соблюдении прав граждан и работе с их обращениями в Ивановской области», чтобы иметь хотя бы небольшое представление о сложившемся положении дел.

Возьмем для начала хотя бы особо охраняемые природные территории.

Согласно заключению специалистов, в условиях современной деградации природы, одним из важных факторов ее сохранения является увеличение количества и площадей особо охраняемых природных территорий, развитие зеленых фондов поселений. Об этом же говорил и В.В.Путин. У нас же происходит наоборот.

Со стороны областных властей в начале прошлого десятилетия были предприняты попытки сократить количество особо охраняемых природных территорий регионального значения с семисот единиц до восьмидесяти. Не получилось. Областной суд в 2005г. не дал это сделать, Верховный суд его поддержал. Благодаря принципиальной позиции этих судов была спасена значительная часть природно-заповедного фонда Ивановской области и заложена основа для его дальнейшей защиты. Нынешнее руководство Ивановской области ищет другие пути. Оно, например, не лишая природного объекта категории памятника природы, просто снижает уровень с регионального до местного значения, а это уже не та степень защиты и финансирования. Если памятников природы образца 1993 года, т.е. областного значения, было около 350, то сейчас в 3 раза меньше.

Вед. Для чего это делается?

Н. Как говорится: лишний груз с возу — кобыле легче. Эта одна сторона медали. Другая, — это высокая востребованность таких земель для коммерческих целей, например, на берегах водоемов, в заповедных лесах, в исторических и престижных местах и т.д., что в целом ведет к деградации природы и утрате памятников культуры. Вспомните, что творится вокруг музея-усадьбы «Архангельское». А поскольку на особо охраняемых территориях существуют определенные ограничения в их использовании, то заинтересованные лица ищут пути их устранения. Отсюда и проволочки с утверждением границ, режимов особой охраны, лишение природоохранных категорий, других ограничений. Ведь нарушение режимов особой охраны памятников природы влечет за собой уголовное наказание, а раз эти ограничения отсутствуют, то на нет, как говорится, и суда нет. Так считают чиновники.

Вед. А разве не так?

Н. Нет, конечно. Просто нашими чиновниками никто по-настоящему не занимался. Видимо, органы госнадзора без команды сверху не решаются взяться по-настоящему за дело. Вот и ведут себя так вольготно наши неприкасаемые. Изменение уровня природоохранной категории особо охраняемого природного объекта в сторону снижения, и тем более лишения таковой, противоречит действующему законодательству и решениям Ивановского областного суда и Верховного суда РФ от 2005 г. Кроме того, вред окружающей среде, причиненный по какой – либо причине, например в результате разрушения естественных экологических систем, а памятник природы вместе с прилегающими территориями как раз и есть естественная экологическая система, может быть по решению суда возмещен виновными до восстановления нарушенного состояния. Проще говоря, способствовали чиновники деградации памятника природы – обязаны вернуть его в первоначальное состояние. А они, видите ли, решили самые родовитые территории опустить до безродного сословия, с которыми можно делать все что угодно, да заодно и ответственность с себя снять. Не пройдет! Поэтому, мы считаем, что если бы у нас четко работала правоохранительная система, то не было бы тех безобразий, что творятся на землях особо охраняемых природных объектов и зеленого фонда поселений, а нарушители трудились бы на благо возрождения родной природы.

Вед. Вы, что предлагаете наложить мораторий на эксплуатацию всех этих объектов?

Н. Этого требуют закон и здравый смысл. И не только мораторий, а восстановление нарушенного состояния окружающей среды, а точнее, приведение ее в положение близкое к первоначальному.

Вед. Но это же невозможно!

Н. Почему? Стало ведь возможным эксплуатация особо охраняемых природных территорий в отсутствие нормативно — правовой базы по ним. Что, разве наши чиновники не понимали, на что шли, не мешая осваивать под флагом развития земли природно-заповедного фонда? Знали! Прекрасно знали! И даже помогали этому. Но надеялись на привычное «авось» и летаргию правоохранительных органов. В любом случае, должен быть введен запрет на эксплуатацию и строительство объектов на территориях природных комплексов до того момента, пока не будут проведены соответствующие исследования, экологические экспертизы, даны оценка воздействия на окружающую среду планируемой хозяйственной деятельности и заключение о возможности использования этих водных объектов и т.д. Ведь до абсурда дошли! На экологию вроде как нет денег, а застраивать природно-заповедные территории не возбраняется! Будет ли хороший врач, не зная диагноза и истории болезни, нагружать больного непосильной ношей? А у нас это происходит постоянно. Согласно действующему законодательству на территориях памятников природы режимы охраны должны быть не менее жесткими, чем даже в заповедниках. И многие объекты, построенные там за последние 20 лет, не легитимны.

Возьмем, к примеру Уводьское водохранилище, где вода и так не самого лучшего качества. Мы же не знаем, какую антропогенную нагрузку этот водный объект и прилегающие земли могут выдержать, в каком они состоянии, не больны ли, как лечить и чем, можно ли эксплуатировать, какова их перспектива. Согласно ст.95 Земельного кодекса РФ на землях особо охраняемых природных территорий запрещается деятельность, в основном не связанная с сохранением и изучением природных комплексов и объектов, а также изменение целевого назначения этих земель, т.е. превращение их в зону застройки. И каковы будут последствия для этой экологической системы, никто не знает. А с учетом того, что это питьевой источник областного центра, т.е. стратегически важный объект, где режимы особой охраны должны быть ужесточены, и возможно даже в разы, может оказаться, что там не только строиться нельзя, но даже купаться будет позволено с ограничениями, чтобы не ухудшить качественные характеристики питьевой воды. Поэтому без экологического обоснования в отсутствие границ и режимов особой охраны какие-либо проектные, строительные, сельскохозяйственные и иные работы проводить на берегах водохранилища нельзя. Нам кажется, что подобные природные объекты должны находиться под неусыпным наблюдением не только санитарных и природоохранных органов, но правоохранительных. А там, смотрите, что твориться.

Вед. Но ведь памятником природы объявлено только водохранилище, а не прилегающие земли. Почему такие ограничения?

Н. Любой водоем не мыслим без прилегающих территорий: земель, лесов, болот и т. д., что в целом представляет естественную экологическую систему, где согласно основным принципам охраны окружающей среды (ст.3 ФЗ «Об охране окружающей среды») запрещается любая деятельность, в том числе реализация проектов, последствия которой непредсказуемы для окружающей среды и могут привести к ее деградации. А Уводьское водохранилище с прилегающими территориями и есть единая экологическая система. Ну, а поскольку этот водный объект является памятником природы, то и прилегающие земли должны иметь категорию земель особо охраняемых территорий и объектов, а не иных категорий, например, сельскохозяйственного назначения или поселений, дающих право на хозяйственную деятельность. Ведь любой драгоценный камень имеет соответствующую оправу. Не так ли?

Для этого и нужны обязательная экологическая оценка воздействия на окружающую среду планируемой хозяйственной и иной деятельности на таких территориях, чтобы знать их состояние, иметь возможность прогнозировать ситуацию, определять площади охранных зон, утверждать границы, соответствующие режимы охраны, ограничения и возможность, подчеркиваю это, деятельности, не приносящей вреда окружающей среде. И обязательно учитывать презумпцию экологической опасности планируемой деятельности. Все это должно делаться даже без учета природоохранной категории объекта. Не секрет, что многие водоемы Ивановской области классифицируются как «загрязненные, грязные, очень грязные». Поэтому любой проект, строительство и иные работы, выполненные в обход Основных принципов ФЗ «Об охране окружающей среды» (ст.3) не законны.

Вед. Позвольте, о чем вы говорите? У многих на слуху грандиозный инвестиционный проект! В интернете чуть более года назад сообщалось о Московском инвестиционном холдинге TRIQROUP, возможном вложении в строительство на Уводьском водохранилище 7,5 млрд. рублей, из них только на один жилой комплекс «Солнечный» — 6 млрд. рублей. А всего под застройку планировалось отдать 270 тыс. квадратных метров. И этот проект якобы одобрен межведомственным советом по размещению производительных сил и инвестиций на территории области!

Возникает вопрос: на чьей стороне будут органы власти, решая этот вопрос? На стороне закона и жителей г.Иваново или коммерческих структур, пробивающих этот проект?

М. Ответ очевиден. Должны четко следовать букве закона. А вот каковы будут последствия в противном случае — можно только гадать. Вы, наверно, обратили внимание, на очень важную деталь, а именно, что экологические нюансы проекта отложили на потом, предлагая согласовать их уже после появления проекта застройки, т.е. подогнать под нужный результат. Признаюсь, мы поначалу даже не поверили в это.

Отсюда следует, что коммерческая часть первична, экология вторична. Налицо грубое нарушение основных принципов природоохранного законодательства. Однако, возможность реализации таких сомнительных проектов обсуждается на достаточно высоком уровне. И что удивительно, на полном серьезе! Вот такое назначение особо охраняемых природных территорий в нашей губернии! Вот оно истинное лицо авторов проекта и их покровителей, уверенных в своей безнаказанности!

Н. Кому-то, возможно, придется за это отвечать и потратить немалые суммы, чтобы полностью возместить вред, причиненный окружающей среде. С каких это пор на особо охраняемых природных территориях и прилегающих к ним землях действуют рыночные отношения? Покажите соответствующий документ. Вряд ли, нормальная экологическая и санитарно-эпидемиологическая экспертизы, да и другие службы госнадзора дадут добро на разрушение этой экологической системы. Признаюсь, не хочется верить в беспредел.

Хотя давайте посмотрим, как в Ивановской области соблюдалось природоохранное законодательство. Напомню, в 1991 году был принят Закон РСФСР, согласно которому памятники природы должны были полностью изъяты из хозяйственного использования. Не выполнено. В марте 1992 г. было принято постановление главы администрации Ивановской области «О мерах по охране природного комплекса Рубское озеро». Название документа говорит само за себя. Не выполнено. В июле 1993 года принято решение Малого Совета Ивановского областного Совета народных депутатов «Об установлении границ территорий с особым правовым режимом использования земель», где были определены перечень природных объектов с особым режимом охраны, государственные и местные органы и поручения им, что и как нужно сделать. Не выполнено.

Мало этого, в 2001 г. областным руководством был сокращен списочный состав этих природных объектов почти на целый порядок, что могло бы нанести непоправимый вред экологической системе Ивановской области. Спасли положение, как уже сказано, Ивановский областной и Верховный суды РФ, которыми в 2005 г. была дана нелицеприятная оценка отношению областных органов власти к особо охраняемым природным территориям, что в целом подтверждает вывод о сложившейся в нашем регионе тенденции, способствующей деградации окружающей среды. Так, в определении Верховного суда РФ от 27.07.05. дело №7-Г05-6 сказано: «Следствием этого, как отмечено судом (Ивановским областным), явилось то, что территории и объекты, объявленные памятниками природы, лишились особого режима охраны и использования, особого природоохранного значения. В результате утраты особого режима, ранее охраняемые территории застраиваются, сдаются в аренду, захламляются, водно-болотные территории уничтожаются, места обитания водоплавающих птиц ликвидируются, безучетно вырубаются леса всех категорий, на этих территориях осуществляется строительство и хозяйственная деятельность, что приводит к негативному воздействию на окружающую среду». А теперь зададимся вопросом: что-нибудь изменилось за эти без малого восемь лет? Может быть, прекратилось строительство, появились охранные зоны, режимы особой охраны, границы, исчезли незаконно построенные особняки и т.д.? А ведь нарушение режима особо охраняемых природных территорий и объектов, а также лесных насаждений – это статьи Уголовного Кодекса РФ. Применялись ли они к виновным?

В 1995 году был принят закон РФ «Об особо охраняемых природных территориях», которым запрещалась любая деятельность, наносящая вред памятникам природы и их охранным зонам. Не выполнено. В 1996 году принято Постановление Правительства РФ, согласно которому вокруг водных объектов должны быть утверждены водоохранные зоны в зависимости от площадей акваторий озер и протяженности рек. Вокруг Уводьского водохранилища, Рубского и Святого озер должны быть 500-метровые зоны, Валдайского озера — 300-метровая, вдоль реки Волга – 500-метровая. Не выполнено. Отмечу, здесь не нужны были какие-то значительные суммы на разработку экологических проектов. Было достаточно, я бы сказал, автоматом, утвердить на бумаге и на местности соответствующие обозначения и границы хотя бы на несколько значимых объектов и тем самым ввести некоторые ограничения на их использование.

Статьей 58 Федерального закона «Об охране окружающей среды», принятого в январе 2002 г., запрещена приватизация земель в границах территорий, на которых расположены природные объекты, имеющие природоохранное, научное, историко-культурное, рекреационное и т.п. назначение. Это ограничение, если его рассматривать относительно земель, прилегающих к водным объектам природоохранного назначения, четко указывало на необходимость утверждения вокруг их охранных зон с особым режимом охраны и соответствующей категорией земель. Не выполнено. За одиннадцать лет так и не были введены ограничения на приватизацию земель вокруг водохранилища. Как вы думаете, случайно это или нет?

В целом у нас имеется достаточно оснований, даже не принимая во внимание особый статус водных объектов, чтобы утверждать о не легитимности застройки прилегающих к ним земель и хозяйственной деятельности на них.

Вед.
В чьем же введении находятся особо охраняемые природные территории?

М. Согласно ст.2 и ст.26 ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» особо охраняемые природные территории регионального значения являются собственностью субъектов РФ и находятся в ведении органов государственной власти этих субъектов, также как и ответственность за обеспечение благоприятной окружающей среды и экологической безопасности на соответствующих территориях, т.е. правительства Ивановской области.

Вед. Тогда возникают вопросы. Кто распоряжался собственностью субъекта Федерации, а возможно, не только региональной, т.е. водными объектами, землями лесного хозяйства и природно-заповедного фонда Ивановской области, почему власть не озаботилась их охраной, утверждением границ, охранных зон и режимов особой охраны? Кто и как проводил приватизацию особо ценных земель, организовывал строительство, кто давал разрешения, кто превышал полномочия, кто не досмотрел и создал условия для сделок с особо ценными землями, т.е. допустил халатность? А где были органы государственного надзора? Кто заполучил столь лакомые куски?

Н. Нам это тоже интересно знать. Хотя кое-что мы уже выяснили. Но заниматься этим должны компетентные органы и общественность. И основательно.

Например, у нас есть информация, что органами местного самоуправления Ивановского муниципального района, Беляницкого сельского поселения и Правительством Ивановской области в 2007-2008 гг. были незаконно приняты решения по отчуждению части земельного участка около Уводьского водохранилища из федеральной собственности. Органами прокурорского надзора Ивановской области предпринимались неоднократные попытки оспорить эти решения в суде. Но суды, например, Ивановский районный, оставили их без изменений. Должен заметить, что нам интересен не только результат судебного процесса, а его предпосылки, механизм, участники, заинтересованные лица, объект права и т.д. И когда все это будет изучено, тогда возможно и появятся ответы на некоторые вопросы, что Вы задали.

Вед. Значит, кому-то очень нужна эта странная неразбериха. Ну, а если нет средств на разработку нормативно-правовой базы по особо охраняемым природным территориям, то под этим соусом такие вопросы легче решать. Не так ли?

Н. Отсутствие средств – это просто удобная отговорка. Захотели бы, нашли. Хотя бы на отдельные объекты. Но это просто не выгодно властям. Отсутствие денежных средств на разработку природоохранных ограничений и документации по памятникам природы, на что нередко ссылаются чиновники, это не довод, это их проблема. Если по какой-то причине нельзя утвердить границы, режимы особой охраны и эксплуатации, то естественно, нельзя решать вопросы по использованию этих земель. Это нарушение основных принципов ФЗ «Об охране окружающей среды». Это нанесение вреда единой экологической системе, о чем уже сказано, т.е. части природной среды, которая имеет пространственно-территориальные границы, а это водоемы и прилегающие земли с их растительным и животным миром. Если водоем имеет природоохранную категорию, а прилегающие земли – нет, то это не значит, что с ними можно вольно обращаться. Это единая экологическая система! Еще раз это подчеркиваем. Такие-то вещи обязаны знать представители как экологических, санитарно–эпидемиологических, лесных, земельных, надзорных и других служб, так и руководители органов власти и инвесторы. Они же, вместо того, чтобы как следует изучить азы природоохранного законодательства, в частности, основные принципы охраны окружающей среды, и отвечать за все это, косят под дилетантов.

Вед. Послушаешь вас и представителей властных органов, то складывается впечатление, что вы разговариваете на разных языках. У них делается все, вроде бы, в рамках действующего законодательства, вы же говорите о сплошных нарушениях.

М. Справедливое замечание. Общественность исходит из необходимости сохранения окружающего мира, т.е. среды обитания человека, и интересов общества, и не только для себя, но и будущих поколений, а наши оппоненты живут сегодняшним днем и чаще всего руководствуются коммерческим расчетом и интересами некоторых лиц. Особенно, когда суммы исчисляются миллионами, а тем более миллиардами. Поэтому мы говорим на разных языках. Мы исходим из высших ценностей человека: его конституционного права на жизнь, здоровье, экологическое и санитарно-эпидемиологическое благополучие и благоприятную среду обитания. Наше убеждение в правоте основывается на положениях статей 17, 41 и 42 Конституции РФ. Первая – это запрет на осуществление прав и свобод человека и гражданина в ущерб правам и свободе других лиц. Т.е. в нашем случае недопустимо, когда в интересах десятка-другого и даже сотни застройщиков на Уводьском водохранилище ущемляются права сотен тысяч жителей областного центра. Следующие две статьи — это право граждан на охрану здоровья, экологическое и санитарно-эпидемиологическое благополучие и надлежащее состояние окружающей среды. Надеюсь, здесь все ясно? Мы убеждены, что беспристрастный суд согласится с этим, ну а Международный суд тем более. Наверно, всем известно отношение европейцев к экологии и правам человека. А теперь зададим вопрос чиновникам. Какими статьями Конституции РФ руководствуются они в ходе своей экспансии на природу? На что они рассчитывали, зачем вводили в заблуждение инвесторов?

Вед. Вы серьезно уверены в риске инвесторов?

М. Да, сомнения достаточно серьезные. И не только об инвесторах речь.

Как нам известно, среди многих специалистов в связи с серьезными проблемами в обеспечении населения страны чистой питьевой водой, зреет убеждение в необходимости выноса строительных объектов с берегов водоемов, особенно, водохранилищ. Рано или поздно, а скорее, в ближайшем будущем этот вопрос будет решаться. Жизнь заставит, если хотим сохранить народ. Нужно понимать, что это ведь не только жизненная потребность человека, но экономика и геополитика. Наверно, я не открою секрет, если скажу, что по прогнозам специалистов многих стран, проблема дефицита чистой питьевой воды в мире настолько велика, что в 2020-2030-е гг. могут случиться не только локальные военные конфликты, но и международные войны. А у нас все делается для усугубления проблемы.

И здесь немаловажный вопрос Госдуме. Разве авторы последнего Водного кодекса не знали об этом? Кто открыл ящик Пандоры, с какой целью. Кто сумел и как протолкнуть такой Водный кодекс, где водоохранная зона уменьшилась на целый порядок: с 500 метров до 50-ти? В чьих интересах это было сделано? Думали ли авторы нововведений и их единомышленники, развязывая руки застройщикам, как это отразится на будущем нации. Какую воду будут пить наши дети, внуки, правнуки? Тем более при тех либеральных ограничениях, что заложены в Водном кодексе.

Н. Кстати, у экологов тоже немало вопросов к членам Федерального собрания в связи с некоторой либерализацией природоохранного законодательства, серьезно нарушающей права граждан.

М. Ну, а что касается компенсации за сносимые дворцы и коттеджи, можно только посочувствовать их собственникам, т.к. их могут поджидать неприятные сюрпризы.

Вед. Какие? Ведь власть, давая разрешение на строительство, берет на себя определенные обязательства. Неужели, Вы считаете, что и все деревни вне закона?

М. Это, смотря какая власть и кто конкретно, и если строительство ведется строго в рамках действующего законодательства. Что касается сельских поселений, которые исторически существуют на берегах водоемов, то не к ним претензии. Разговор о тех, что появились в эпоху правового беспредела. Тем более, многие нынешние застройщики очень нетерпеливы, любят опережать события, и нередко, не имея на руках полного пакета разрешительных документов или не проверив их на правовую чистоту, в том числе на землю, не зная особых требований к категориям земель, где они хотят обосноваться, спешат застолбить приглянувшиеся участки в расчете на необратимость процесса. Не понимают, что даже, если имеются акты на землю, проекты застройки и «добро» некоторых властных структур, то это не значит, что процесс легитимен, т.к. без экологического обоснования какие-либо работы на территориях экологических систем вести нельзя. Но такие экологические проекты должны разрабатываться в комплексе, по всей экологической системе, а не индивидуально для каждого застройщика.

То, что игнорирование действующего законодательства не всегда кончается в пользу торопыг, продемонстрировано в августе прошлого года на примере Подмосковья со строительством многоэтажного дома на садовом участке. Трудно поверить, что строительство велось без ведома чиновников, которые, вдруг, в определенное время прозрели и быстрее паровоза бросились устранять нарушения, как будто бы не знали о них. Дом снесли, не смотря на трагедию его жителей. Следом тут же нашли еще полторы сотни подобных строений. А там, между прочим, не территории памятников природы застраивались. Так что политическая воля принципиального руководства в любой момент может остановить и повернуть вспять не легитимные процессы.

Вед. Вы хотите сказать, что инвесторы могут лишиться вложенных средств?

М. Вполне возможно. Прежде, чем во что-то вкладывать средства, нужно быть уверенным в целесообразности и правовой чистоте реализуемых проектов. Учитывать права и интересы граждан. И не замахиваться на природу. Говорят: риск благородное дело. Ну что ж, пусть рискуют. Они что, рассчитывали на тупость наших жителей, которые молча проглотят очередной коммерческий проект, и тем самым обрекут своих детей на не самое светлое будущее. С экологией шутить не надо, ну и, конечно, издеваться над ней, а тем более над здоровьем народа. Ну, а по поводу средств, пусть обращаются к тем, кто им обещал «золотые горы».

Вед. Насколько это распространенное явление в нашей области? Может одним Уводьским водохранилищем все и ограничиться?

М. Нет. Это уже установившая практика с некоторыми местными нюансами. Мы внимательно изучаем историю с Рубским озером, чтобы так говорить. Немногие наверно знают, как администрация Тейковского района в 1990-е годы вела себя на этом уникальном природном объекте, принимая решения за государственные органы и за губернатора. Например, незаконно распоряжалась участками лесного фонда, предоставляя нелегитимные акты на землю природопользователям Рубского озера, а потом в суде по собственной инициативе доказала, что превысила полномочия, выдавая липовые документы. Таким образом, создан прецедент и неплохие условия для рейдерского творчества. Вполне возможно, что подобные акты местных органов на лесные земли выдавались и в других районах нашей области и кто-то на этом может сыграть.

Вед. Не та ли история приключилась и на Уводьском водохранилище, когда местные органы самоуправления и региональная власть распорядились федеральными землями.

М. Мы пока всех тонкостей этого процесса не знаем. С этим нужно разбираться. Но полагаем, что если бы самоуправству администрации Тейковского района с лесными землями была бы дана своевременная и должная оценка, то история с Уводьским водохранилищем не повторилась бы. Тем более, как мы выяснили, администрация района не только незаконно распоряжалась государственными землями на Рубском озере, но самовольно устранила оттуда природоохранное предприятие, действовавшее по поручению губернатора, Но и это еще не все. Оказывается, кое-кто из чиновников в областных органах активно способствовал этому. Например, из постановления главы администрации Ивановской области от 03.03.1992г. №176 «О мерах по охране природного комплекса «Рубское озеро», упомянутого выше, распоряжением от 10.07.2001 г. №778-р были выхолощены основные положения о передаче этому предприятию полномочий по охране акватории озера и 2 тысячи гектаров прилегающих земель, поручения различным органам по разработке нормативно-правовой базы и оказании помощи предприятию в его деятельности и т.д. В результате срыва указа губернатора, а затем упразднения его поручений, лишения памятника природы охранной зоны и устранения оттуда природоохранного предприятия, уникальный природный комплекс оказался полностью беззащитным перед экспансией коммерческих структур, что причинило ему существенный вред, который должен быть возмещен виновными. А предприятие и его инвесторы лишились средств, вложенных в обустройство берегов озера.

Вед. Насколько все это серьезно и чем грозит участвующим сторонам?

М. Согласно ст. 27 ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» на территориях памятников природы и в границах их охранных зон запрещается любая деятельность, влекущая за собой нарушение их сохранности. Напомню о решении Ивановского областного суда и определении Верховного суда РФ от 2005 г. о запрете лишения особо охраняемых природных территорий их природоохранного статуса. А у нас похожая ситуация. Лишение памятника природы «Рубское озеро» охранной зоны, устранение оттуда природоохранного предприятия, срыв поручений губернатора – это та самая деятельность, что способствовала нарушению сохранности особо охраняемой природной территории, которая вместе с озером и прилегающими лесными землями являлась естественной экологической системой площадью 2,3 тыс. га, и причинению ей вреда.

Поэтому сейчас нужно ставить вопрос как об отмене распоряжения №778, являющегося ненормативным актом, способствовавшим нарушению сохранности особо охраняемой природной территории, так и привлечению к ответственности лиц, готовивших его и виновных в сложившейся обстановке на Рубском озере.

Вед. О какой ответственности можно говорить, уж столько лет прошло?

М. Перед должностными лицами была поставлена задача: обеспечить выполнение постановления руководителя региона и создать условия для нормальной деятельности природоохранного предприятия, а не изобретать различные способы его дискриминации путем предоставления нелегитимных документов на землю, проведения сомнительных реорганизаций и утверждений о якобы несоответствии организационно-правовой формы предприятия его природоохранной деятельности и под этим предлогом устранения с природного комплекса. Такое обращение с актами высшего должностного лица субъекта Федерации, дискредитирующее государственную власть и нанесшее вред экологической системе, недопустимо и требует тщательного анализа и выводов в отношении виновных.

Вед. Каким образом это можно сделать?

М. Согласно статьям 77 и 78 Федерального закона «Об охране окружающей среды» иски о компенсации вреда, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, и его полном возмещении, в том числе до полного восстановления нарушенного состояния, могут быть предъявлены в течение двадцати лет. А вред, причиненный «Жемчужине России», как раньше называли Рубское озеро, существенный. Нам известно, что кроме самоуправства должностных лиц, вакханалий с землями лесного фонда и незаконного строительства, в охранной зоне Рубского озера длительное время не работали очистные сооружения, производилось захоронение отходов, вырубался лес.

Обратите внимание, закон, говоря о причиненном вреде окружающей среде, распространяет его не только на особо охраняемые природные территории, например, те же памятники природы, но и остальные составляющие природной среды, куда входят природные комплексы, естественные экологические системы, природные ландшафты и.т.

Вед. Вы хотите сказать, что независимо от того, имеют ли прилегающие территории к Рубскому озеру природоохранный статус или нет, иски о компенсации вреда окружающей среде могут быть предъявлены по всей этой экологической системе?

М. Именно так. Грамотно применяя нормы природоохранного законодательства можно добиться в судебном порядке за счет юридических и физических лиц, виновных в деградации природного объекта, восстановления его нарушенного состояния в полном объеме. Это касается как природных комплексов «Рубское озеро» и «Уводское водохранилище», так и других водных объектов.

А теперь пора рассказать, к чему ведет такая экологическая политика. Пока чиновники сокрушались об отсутствии финансовых средств на разработку нормативно-правовой базы по особо охраняемым природным объектам, у кого-то нашлись средства на разработку генеральных планов так называемого развития природных комплексов, иначе говоря, коммерческого освоения берегов уникальных водоемов. Хочется верить, что это не бюджетные деньги. Вот перед нами лежит любопытный документ, он, кстати, есть и в интернете: рекламный проспект «Строительство домов на берегу озера», где сообщается, что сейчас появилось крайне привлекательное предложение — возможность построить собственное роскошное шале в альпийском стиле на Рубском озере в комфортабельном комплексе, да еще и в перспективе начать зарабатывать на этом.

Сотка земли там стоит всего лишь 150 … 200 тыс. руб., квадратный метр жилья — около 50 тыс. рублей! Правоустанавливающим документом на земельный участок, как явствует из проспекта, является договор купли-продажи участка с регистрацией в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Ивановской области.

Мы прикинули и что получилось. Только за земельный участок площадью около 3 гектаров кто-то хочет получить не менее 50 млн. рублей, да за домики — около 300 млн. руб. Кстати, в проспекте указано, что эта земля отнесена к категории особо охраняемых территорий. Вот ведь какая изюминка. Знали что делали! Ну разве не круто ухватить новому русскому такой кусок? И кто им в этом помог?

Вот вам и особо охраняемая природная территория! На Уводьском водохранилище якобы не было границ охранных зон с особым режимом охраны, земли не имели соответствующего статуса и поэтому приватизировались. Вроде как по наивному неведению наших должностных лиц. На Рубском озере была охранная зона площадью две тысячи гектаров, которая потом вдруг исчезла и там тоже, судя по приведенному примеру, шла приватизация. И опять вроде как по неведению наших чиновников.

Вед. Так вот где собака зарыта! Вот почему на Рубском озере, Уводьском водохранилище и других водоемах не были нужны границы, охранные зоны, режимы особой охраны и природоохранное предприятие! Видимо, не случайны и манипуляции с чужими землями, а также неутолимая жажда к инвестиционным проектам! Почти двадцать лет прошло с тех пор, как должны быть введены режимы ограничений на особо ценных природных объектах, почти восемь лет – после принятия решений областного и Верховного судов, а у нас ничего существенного не произошло. Значит, этот негласный мораторий на разработку нормативно-правовой базы установлен специально для прихватизации земель? Надо ж, какие услуги оказали чиновники особо доверенным лицам! Как они должны быть благодарны им за такой сервис!

М. Здесь трудно что-то возразить. Возможно, Вы правы и региональное руководство осознано не вмешивалось в происходящие процессы, не утверждало границы памятников природы и охранных зон, режимы их охраны с учетом требований природоохранного законодательства. Наряду с этим, не обеспечив режим особой охраны наиболее ценных природных объектов, не мешало самоуправничать там местным органам власти. Более того, само участвовало в отчуждении федеральной собственности. Даже, если судебные органы и не усмотрели здесь нарушений, проблема требует внимательного изучения. Это ведь не просто так, по недоразумению, или по наивному недомыслию. Хотя по большому счету, эта уловка с отчуждением федеральной земли ничего существенного властям не дает из-за серьезных ограничений природоохранного законодательства.

Вед. Так что же это такое? Получается, что мы имеем чуть ли не «Оборонсервис» или точнее — «Прихватсервис» Ивановского розлива! Разве не так? Только где-то торговали землями Минобороны, а у нас разбазаривали земли природно-заповедного фонда. Ну и ну! Разве все это не относится к сфере злоупотреблений?

М. Вероятно, так оно и есть.

Вед. Как Вы уже сказали, акты на землепользование лесными землями, выданные в 1990-е годы администрацией Тейковского района природопользователям Рубского озера, оказались нелегитимными. Как же тогда были проведены сделки по купле-продаже или аренде этих участков вокруг озера, где, даже при наличии пресловутого распоряжения от 2001г. №778-р, все-таки была охранная зона и земли должны были иметь соответствующий статус? Почему в отсутствие экологического обоснования возможности эксплуатации природоохранного объекта там велись проектные работы по его коммерческому использованию? Кто проектировщик, кто заказчик? Разве они не знали, что это памятник природы? Кто провернул такую операцию, кто за этим стоит? Насколько все это законно? Как лесные земли стали чьей-то собственностью?

Т. Нам бы это тоже хотелось знать. Например, по чьему указанию был разработан генплан развития природного комплекса «Рубское озеро». Известно, что обладателями информационного банка данных по этому объекту являются ивановские вузы, а также отдельные организации, которые еще с советских времен вели мониторинг окружающей среды, научные и проектные работы. А что такое природный комплекс «Рубское озеро»? Это само озеро, болота, лес, торфяники, флора, фауна, живые и растительные организмы, внесенные в Красную книгу. Это также базы отдыха, здания, столовые, пляжи, очистные сооружения, выгребные ямы, дороги и вся остальная инфраструктура, которая негативным образом воздействует на окружающую среду. Как уже отмечено выше, в охранной зоне памятника природы «Рубское озеро» производилось захоронение отходов, нечистот, имелись серьезные проблемы с работой очистных сооружений, вырубались леса. И вот этот клубок противоречий между природой и деятельностью человека нужно было тщательно изучить и проанализировать, дать оценку, выводы и заключение о возможности и режимах эксплуатации этого уникального природного комплекса. А кто это может лучше всего сделать, как не научные кадры. Поэтому хотелось бы знать, как и насколько эффективно был задействован потенциал наших вузов. Исходя из интернетовской информации, генплан по Рубскому озеру разработан проектной организацией в области гражданского строительства. Но извините, памятник природы с охранными зонами это все-таки не поселение и не строительная площадка. И если проект разработан без экологического обоснования, то появляются сомнения в его легитимности. Разве можно ставить телегу впереди лошади? А где основные принципы охраны окружающей среды? Не исключено, что на этом природном объекте хозяйственная деятельность вообще может быть запрещена, а у нас через чур активные граждане мечтают там, выражаясь современным языком, бабки заколачивать.

Вед. Это распространяется и на другие природоохранные объекты?

Т. Конечно. А все работы по экологическому обоснованию и проектированию необходимо, по нашему мнению, вести под патронажем вузов, а не коммерческих структур. Во-первых, появляется прозрачность во взаимоотношениях заказчика и исполнителя, во-вторых, — удешевление работ, ну и самое главное – это вовлечение студентов в столь важную работу, как сохранение окружающей среды.

Серьезная опасность кроется в том, что жажда наживы некоторых любителей передела собственности может серьезно ударить по таким природопользователям Рубского озера, которые внесли достойный вклад в его сохранение. Известно, что профессорско-преподавательский состав и студенты ивановских вузов на протяжении десятилетий вели мониторинг этого объекта, проводили научно – исследовательские и практические работы по изучению и сохранению флоры и фауны этого уникального природного комплекса. И это наиболее легитимные, как и природоохранное предприятие, организации на особо охраняемой природной территории, где, как уже отмечено выше, запрещается деятельность, в основном не связанная с сохранением и изучением природных комплексов, т.е. коммерциализация Рубского озера. Поэтому защита прав таких организаций должна стоять на первом плане.

Поскольку рыночные отношения еще не коснулись южного берега, где расположены студенческие лагеря, не исключено, что кто-то уже присматривается к этому лакомому пирогу и воспользуется опытом, апробированным на природоохранном предприятии. Уж если его смогли убрать, то придумать механизм по приватизации студенческих лагерей, например, на основе какой-нибудь реорганизации вузов, или по причине отсутствия финансирования, или нелегитимных актов на землю не составит особого труда.

Вед. Получается, что пока наши чиновники убаюкивают общественность грандиозными планами и программами по разработке нормативно-правовой базы по природно-заповедным территориям, они активно осваиваются. А после застройки, через несколько лет, постфактум, например, к 14-му или 20-му году, и появятся эти нормативные документы, подогнанные под коммерческие проекты! Инвестиционный проект по Уводьскому водохранилищу, если он действительно имеет место, достаточно показателен. Не отсюда ли столь длительные проволочки с утверждением границ и режимов особой охраны, растянувшиеся на двадцать лет, смена пользователей земельных участков, а затем удивительное превращение ценных земель губернии в чью-то собственность, предмет спекулятивных сделок? Неужели за два десятка лет нельзя было выделить денежные средства на экологию хотя бы трех – пяти природных объектов?

Это ведь не просто сельхозугодья и лесные земли, а уникальные природные комплексы, имеющие категорию особо охраняемых природных территорий. Что Рубское, Святое или Валдайское озера, что Уводьское водохранилище. Не может ли это насторожить потенциальных инвесторов при решении вопросов участия нашего региона в серьезных проектах? Например, в тех, о чем сказано выше. То, что репутация институтов власти подорвана, это конечно, малоприятный факт. А вот как из этой ситуации выйти?

Н. Мы тоже задавались этими вопросами, т.к. боимся, что практика нарушений действующего законодательства, манипулирование чиновниками нормативно-правовыми актами и собственными правонарушениями может поставить инвесторов и собственников в затруднительное положение, а репутация губернии будет подмочена. Именно на это мы пытались обратить внимание органов государственной власти и государственного надзора и неоднократно. Безрезультатно. На наши обращения с просьбами проведения объективной проверки на озере и дачи ответов по существу мы получали одни отписки.

Вед. Не хотите ли Вы сказать, что на Уводьском водохранилище еще хуже?

М. Не исключено. Тем более, масштабы иные. И даже не смотря на игры чиновников, стремящихся погасить страсти и завуалировать проблему.

На Рубском озере тоже все начиналось хорошо. Был указ губернатора, назначен исполнитель, началось его сотрудничество с инвесторами, да какими: руководством областного центра и его предпринимателями. У них и тени сомнений не было, что их кинут, лишат любимой зоны отдыха жителей областного центра и денежных средств. Тем более гарантом, казалось бы, был губернатор, на основе указа которого строились все отношения, да и природоохранное предприятие действовало не где-нибудь, а на территории природоохранного комплекса. Уж оно-то вместе с вузами было там самым легитимным природопользователем и вдруг оказалось персоной нон грата, а коммерческие структуры остались. Вам не кажется это странным? Поневоле возникают вопросы: а где была областная администрация, почему не вмешалась и не остановила беспредел, не защитила права своего назначенца, захотят ли инвесторы вкладывать средства в регион, где областные органы власти столь бессильны и не в состоянии добиться выполнения собственных решений, обеспечить охрану природно-заповедного фонда, не могут найти виновных в случившемся? Так что в Ивановской области все может быть, в том числе и в плане инвестиционных отношений. Вот поэтому и с Уводьским водохранилищем все очень сложно.

Не меньше вопросов и к администрации г.Иваново. Почему она не вмешалась в эти события, не защитила права ивановских инвесторов, а по, сути, права жителей областного центра? Разве это не их деньги были вложены в обустройство ивановской зоны отдыха на Рубском озере? Неужели не понятно, что это был рейдерский захват с использованием административного ресурса? Почему до сих пор в тонкостях этой операции никто не захотел разобраться? Кто создал условия для передела собственности, кто все это организовал и с чьей помощью? А то, что получается? Органы местного самоуправления Тейковского района нарушают законы и права субъектов права, используют свои же правонарушения в судебных спорах с оппонентами, а ивановские областная и городская власти не вмешиваются, органы госнадзора тоже. Вот вам и имидж и инвестиционная привлекательность нашей губернии! И пусть этим событиям более десятка лет, хвост все равно волочится и не способствует репутации органов власти.

Вед. Ну а позиция суда? Наконец, других органов?

М. Давайте не будем наивны. Какие могут быть возможности у малого предприятия в спорах с институтами власти при административном прессинге одних и равнодушии других. И не оно должно было судиться и принимать какие-либо решения, а скорее, администрации Ивановской области и г.Иваново. Они же были закоперщиками и инвесторами проекта на Рубском озере. Их права нарушены, а они заняли позицию стороннего наблюдателя. Странно все это. В общем, этот вопрос остается открытым. Если мы до конца не разберемся в событиях с помощью компетентных органов, то не исключено, что история может повториться. И не только на Рубском озере. Ну, а поскольку экологическая ситуация нашей губернии в связи с жалобами граждан находится на контроле во фракции КПРФ в Госдуме, то рассчитываем на соответствующий уровень организации проверки.

Н. Что касается Ивановского областного отделения ВООП, то защита прав граждан в части экологического благополучия, а также природоохранных предприятий — это наша святая обязанность. У нас также есть поручение Центрального Совета Всероссийского общества охраны природы разобраться, что же происходит в Ивановской области.

Вед. Значит, центральные аппараты компартии и общества охраны природы владеют экологическими проблемами по нашему региону?

Н. Не только они. Ситуация также находится и в поле зрения ЛДПР. Жители г.Иваново показывали нам переписку по этому вопросу лично с В.Жириновским.

Ну а в отношении Уводьского водохранилища не только у нас есть сомнения по поводу легитимности происходящих там процессов. Не случайно жители областного центра требуют проведения референдума. При такой постановке вопроса, независимо от исхода плебисцита, вряд ли какой губернатор даст согласие на заселение берегов водохранилища. Не может же он не прислушаться к мнению граждан.

Вед. Куда обращались граждане по поводу проведения референдума?

Т. Насколько нам известно, в областное правительство и администрацию г.Иваново. Но это нужно уточнить. Вот с правительства и спрос: почему не были своевременно утверждены границы 500-метровой водоохраной зоны и режимы особой охраны, но созданы условия для застройки его берегов? Где экологическое обоснование, референдум?

Мы тоже рассчитываем досконально разобраться в произошедших событиях. К работе планируем привлечь и студентов, которые на примере событий на Рубском и Святом озерах, Уводьском водохранилище и других водных объектов, а также лесных земель смогут познакомиться с экологическим состоянием окружающей среды, практикой правонарушений на особо охраняемых природных территориях, научаться давать оценки и делать выводы. Для будущих специалистов это будет хорошей школой. Тем более, если настольной книгой у них станет выше упомянутая «Записка об экологической политике, имущественных отношениях, соблюдении прав граждан и работе с их обращениями в Ивановской области». Будет неплохо, если молодежь изучить стиль работы органов власти и госнадзора в целом и с обращениями граждан в частности.

Планируем также провести проверку в связи со столь острой необходимостью, как утверждают заинтересованные лица, строительства в Ивановской области комбината химволокна. Такая перспектива пугает. Нам достаточно и «Эггера». В «Записке об экологической политике…» ясно сказано: «…анализ зарубежных инвестиционных проектов в экономике России показывает, что инофирмы в основном вкладывают средства (в том числе передачу технологий и оборудования) в развитие таких отраслей промышленности, как черная и цветная металлургия, химия и нефтехимия, целлюлозно-бумажная промышленность, которые в наибольшей степени негативно воздействуют на окружающую среду. При этом как показывает недалекое прошлое, крупные зарубежные фирмы, осуществляя строительство экологически вредных производств в третьих странах, значительно меньше тратят (или вообще не тратят) средства на природоохранные мероприятия, по сравнению с аналогичными производствами, размещаемыми в своих государствах». Что и продемонстрировали нам австрийцы на примере «Эггера». Мы что, тоже «банановая» республика?! Даже, если вдруг окажется, что это российские инвесторы решили нас осчастливить. Во всяком случае, в обход основных принципов природоохранного законодательства, а также общественного контроля, никакие подобные работы не должны проводиться. Хватит экспериментировать с народом во имя меркантильных интересов власть имущих под их демагогические заявления о возрождении экономики и увеличении рабочих мест в губернии! Нам достаточно лидерства губернии по онкологии. Не пора ли поднимать экономику не за счет вредных производств, отторгнутых Европой, или заполонивших область торговых центров, а возрождая наши ивановские, традиционные отрасли промышленности, ну и с помощью тех же экологии и туризма.

Вед. Почему нужно привлекать молодежь, разве мало профессионалов?

Т. Мы от помощи профессионалов не отказываемся. Особенно, если потребуется четкий анализ произошедшего и выводы, чтобы предотвратить дальнейшие попытки подобных правонарушений. Однако, у молодежи есть большое преимущество. Это наиболее активная и наименее испорченная часть населения, а честность в наше время цениться иногда дороже, чем компетентность профессионалов. И главное, кому как не молодежи бороться за сохранение природы. Это же их будущее!

Н. Кстати, нужно отметить, что в последнее время некоторые региональные лидеры серьезно озаботились проблемой сохранения окружающей среды. Пример прошлогоднего демарша бывшего московского губернатора Шойгу, когда он остановил уничтожение заповедных лесов около г.Жуковский в Московской области, многое значит. Какие там страсти кипели, какие бои были между защитниками природы и природными геростратами! Местные чиновники здорово перегнули палку: умудрились лишить эти леса категории особо охраняемой природной территории, т.е. нарушили режим особой охраны, а это уже статья УК РФ, и позволили уничтожить часть заповедных лесов. Шойгу восстановил статус лесов. Какие меры будут приняты к нарушителям — неизвестно. Возможно, будут востребованы статьи 77 и 78 Закона «Об охране окружающей среды». Кто-то должен возмещать вред причиненный природе. Все зависит от политической воли руководства. Пришел новый начальник — и все встало на свои места. И природа может быть спокойна. Это уже звонок для наших чиновников.

М. Здесь не лишне напомнить, что согласно законодательству земельные участки, занятые природными комплексами и объектами, объявленные в установленном порядке памятниками природы, могут быть изъяты у собственников или землевладельцев этих участков. Что может помешать губернатору, обеспокоенному ситуацией на Уводьском водохранилище, Рубском озере, Валдайском озере, которому помимо всего прочего угрожает еще и Богородское кладбище, увеличить площади этих особо охраняемых природных территорий? Изменение границ и режимов охраны в сторону усиления степени защиты особо охраняемой природной территории не противоречит никаким нормам.

Вед. Так как все-таки вести себя желающим построить или приобрести особняки на Уводьском водохранилище, хотя бы неподалеку от него?

Н. Ну, уж если им так хочется, то для начала, пусть изучат «опыт» по сделкам с землями и пересмотру имущественных отношений на Рубском озере и не торопятся расставаться с деньгами. Затем все «за» и «против» по Уводьскому водохранилищу. Возможно, мы в чем-то не правы, но высказать собственную позицию обязаны. Воспользуются услугами настоящих юристов. Нужно быть очень осмотрительным с чиновниками, если на кону большие деньги. Ни в коем случае не переступать 500-метровую зону в сторону водоема. Вдруг однажды Госдума пересмотрит свое отношение к водоохранным зонам или всплывут собственные правонарушения чиновников, о которых они, может быть, и не подозревали, а потом вдруг, прозрев, надумают исправить ошибки. Например, как в Подмосковье.

Вед. Подводя итог сказанному можно сделать вывод, что инвесторам нужно быть очень бдительными, принимая решение по коммерческим проектам на особо охраняемых природных территориях. Не так ли?

М. Обязательно. И еще. Сейчас должен ставиться вопрос не об инвестициях, а об определении экологического ущерба, причиненного особо охраняемым природным территориям Ивановской области и прилегающим землям в результате их незаконной эксплуатации и приватизации в отсутствие нормативно-правовой базы, выявлении виновных, создавших условия и способствовавших освоению земель природно-заповедного фонда и возложении на них обязанности по восстановлению нарушенного состояния природных объектов.

Если это касается водоемов, то необходимо запросить информацию у государственных органов, ведущих мониторинг окружающей среды, о динамике изменений качественных характеристик воды, например, в Уводьском водохранилище, Рубском, Святом, Валдайском озерах за последние 20 лет. Отсюда можно будет сделать вывод о возможном вреде окружающей среде в результате эксплуатации этих водных объектов. Например, мы располагаем сведениями, что нормативы предельно допустимых концентраций некоторых веществ по воде в Уводьском водохранилище превышены в несколько раз. Рассчитываем получить соответствующую информацию из официальных органов и, в случае подтверждения наших данных, нужно будет все это перевести в материальную плоскость, т.е. определить вред окружающей среде, перечень работ и объемы по восстановлению ее нарушенного состояния. А затем выявить причины, виновных в создании условий и способствовавших деградации природы и степень их ответственности.

Вед. А если у этих органов нет такой информации? Или будут представлены недостоверные сведения? Или они не захотят делиться данными?

М. Такие сведения должны быть. Ну, а согласно ст.42 Конституции РФ каждый гражданин имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением. А за сокрытие или искажение информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей, есть соответствующая статья в Уголовном кодексе РФ.

Вед. Кто может стать основным ответчиком?

М. Думаю, Ивановское правительство. Затем местные и федеральный бюджеты. Ну и, конечно, должностные лица.

Напомню. Памятники природы регионального значения находятся в ведении органов государственной власти субъектов федерации, т.е. правительства Ивановской области, которое не выполняет свои функциональные обязанности должным образом в части охраны окружающей среды и создает условия для ее деградации. Например, отсутствие водоохраной и прибрежной зон вокруг Уводьского водохранилища способствовало использованию его берегов для хозяйственных целей. Попытки граждан остановить в судебном порядке хозяйственные работы в прибрежной зоне, как это было, например, в 2012 году, судами отклоняются, в частности, Ивановским районным. Именно по причине отсутствия указанных ограничений. И все это делается якобы в рамках действующего законодательства. Но вот что интересно. Суды, предлагая защитникам природы доказывать, что хозяйственная деятельность ответчиков наносит вред окружающей среде, что без помощи экспертов иногда не сразу можно определить, почему-то не учитывают требования ст.3 ФЗ «Об охране окружающей среды». Согласно основным принципам охраны окружающей среды, изложенным в этой статье, с учетом презумпции экологической опасности планируемой хозяйственной деятельности, именно ответчик обязан проводить оценку воздействия своей деятельности на природу. А у нас наоборот. Т.е. как говорят в народе: с больной головы на здоровую. Вот и остаются защитники природы ни с чем, а нарушители укрепляют свои позиции.

Вед. Снова склоняетесь к не легитимности строительства на берегах водохранилища?

М. Это вытекает из норм природоохранного законодательства. Вот и решайте, из какого бюджета возможно возмещение вреда окружающей среде, если он будет доказан?

Вед. Не получается ли так, что областные органы власти своим бездействием, а судебные органы своими решениями как бы дают «зеленый свет» хозяйственному использованию берегов водохранилища? В итоге здоровье и будущее наших детей полностью зависит от умения манипулировать нормами права. Так чего здесь больше: цинизма институтов власти или несовершенства законодательства? Не пора ли за разъяснениями обратиться к разработчикам российских законов. В Конституции, в законе прописано одно, а в жизни- по другому. Какое бы решение не было принято, нарушающее права граждан, — все это делается якобы согласно действующему законодательству. И, как правило, в интересах меньшинства.

Н. Здесь трудно не согласиться с Вами. Вопросы к депутатам будут. Но до этого необходим внимательный анализ дел. Возможно, судами не до конца были исследованы обстоятельства, не учтены уже упомянутые основные принципы охраны окружающей среды и особые требования к природно-заповедным объектам.

Вед. Может оно и так. Но неужели судьи не задумываются, какую воду им самим приходиться пить из Уводьского водохранилища?

Н. Это нужно спрашивать у них.

Вед. И снова возвращаясь к возмещению вреда окружающей среде. Почему кроме регионального, — федеральный и местные бюджеты?

М. Как почему? Разве лесными участками должны были распоряжаться органы местного самоуправления? А какова в этом была роль органов лесного хозяйства, госнадзора? Почему земли лесного фонда и сельхозназначения вокруг водных объектов природоохранного назначения превратились в зоны застройки? Вот и нужно определить: какие структуры и какого уровня в этом были задействованы, их «вклад» в деградацию экологических систем, источники финансирования по их восстановлению.

Но делать это необходимо как можно быстрее, если Ивановская область хочет участвовать в перспективных проектах. Особенно в объявленный Президентом России Год охраны окружающей среды. Прежде чем идти вперед, нужно оглянуться назад и сделать выводы. Пора восстанавливать репутацию. Комиссия по изучению ситуации, должна создаваться с участием правоохранительных и антикоррупционных органов, депутатского корпуса, политических и общественных организаций, общественной палаты, специалистов, экспертов и ученых. Вопрос стоит о нашем здоровье, будущем наших детей. Мы не можем этим рисковать ради чьих-то коммерческих интересов.

Вед. Для чего это нужно? Столько лет прошло.

М. Может мы все-таки начнем приучать чиновников к уважению прав граждан, соблюдению государственной дисциплины? Восстановим с помощью виновных природу. Наведем порядок. Не хватало нам всероссийской славы. Тогда о всех перспективных проектах Ивановской области можно будет забыть на многие годы.

Нужно быть очень вежливым с природой, любить и уважать ее, думать, прежде чем на нее замахнуться. Она ведь терпит до поры до времени. Не дай бог, если у нас что-то случиться подобное крымским событиям. Город Иваново, с учетом технического состояния плотины на Уводьстрое, по сути, ничем незащищен от стихии. А потом начнут опять искать стрелочников. Пора прекращать практику дилетантского подхода к решению вопросов во имя коммерческого благополучия одних и во вред другим.

Вед. Если вы вспомнили областной центр, то наверно, и там не меньше проблем?

М. Предостаточно. И таких, что может серьезно ударить по легитимности его, так называемой градостроительной политики. Но это отдельный разговор.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.