Меню Закрыть

Куда ведёт «Ленинский путь»?

Владимир Ситцев,

Пучежский район

Коммунист Мугай Мугаев не только спас колхоз от разорения, но и обеспечил людям достойную жизнь

 

 

Время позвало в дорогу. Дорогу не близкую и не дальнюю – 180 километров от Иванова. Пункт назначения – село Сёготь, сельскохозяйственный производственный кооператив «Ленинский путь». Название хозяйства хоть и старое, советское, но по нашим, вроде как капиталистическим временам, признаться, довольно редкое. Да и председатель Мугай Мугаев – представитель не правящей партии, а коммунист, не скрывающий своих политических взглядов. Много наслышан о нём, как о прекрасном руководителе и человеке, а в журналистском блокноте – полный набор экономических выкладок об одном из лучших коллективных хозяйств области. Но об этом – подробный рассказ впереди.

А пока дорога лежит через Шуйский, Палехский, Пестяковский, Верхне-Ландеховский районы. Удивителен наш российский пейзаж в любое время года! Бескрайние просторы лесов, лугов, полей… Но вдруг, как обухом по голове, – давно миновали городские окраины, за окном вроде бы уже сельская жизнь, а где же тучные нивы ржи и пшеницы? Где стада пасущихся коров? Где мощные механизированные станы с современной техникой? Вместо этого мимо проплывают старые деревянные дома, покосившиеся заборы, развалившиеся стены бывших ферм, поля, заросшие кустарником. В металлических скелетах угадываются бывшие трактора, комбайны и прочие машины. Вот двухэтажное кирпичное здание с пустыми глазницами окон – бывший фельдшерский пункт. Вот ещё такое же – бывший клуб. Потом – бывшая библиотека, бывший пункт бытовых услуг, бывший ветеринарный пункт, бывшая чайная и даже бывшая строчевышивальная фабричка… Всё – бывшее, бывшее, бывшее. Даже редкие жители этих деревень, в основном древние пенсионеры, – бывшие доярки, трактористы, скотники. И как бы власть ни приукрашивала сельскую действительность, умирает деревня. Так называемая реформа, кажется, не оставила никаких шансов выжить.

Но ведь не всегда так было. Помню, хорошо помню то время, когда к местным доярам Зинаиде Ивановне и Дмитрию Ильичу Заботиным ехали учиться мастерству не только из соседних, но и дальних областей. Будто оправдывая свою фамилию, супруги вдвоём доили 300 коров! Надаивали по 650–670 тонн молока в год. На базе их фермы была организована республиканская школа передового опыта, а сами Заботины удостоены званий Героев социалистического труда.

Спустя десять лет, в этом же Шуйском районе зажглась другая звёздочка – бригадир животноводческой фермы Валентина Васильевна Телегина вместе со своими подругами приумножила славу Заботиных. И тоже была награждена звездой Героя. Да и соседний Палехский район был когда-то славен не только мастерами-художниками. Вся область знала имя овцевода Екатерины Ивановны Штыковой. Какое потомство умудрялась она получать от своих питомцев, сколько шерсти и мяса сдала государству! И к ней из соседних областей ехали за опытом. Родина по достоинству отблагодарила скромную мастерицу. На её парадном костюме тоже засияла звезда Героя социалистического труда.

А уж Пучежский район, куда я держу путь, и вовсе был рекордсменом по числу Героев социалистического труда – 13. И все – за высокие урожаи льна. Впрочем, по большому счёту, дело-то даже не в орденах и медалях отдельных талантливых в своём деле людей. Их примеру, преданности выбранной профессии следовали сотни и тысячи других – вот главное. Из этого коллективного труда складывалось и умножалось наше общее достояние.

Сегодня редко вспоминают имена уже ушедших в мир иной Героев, если правдивее – не вспоминают вообще. По крайней мере, на уровне властных структур. Не переусердствовали современные чиновники в продолжении славных трудовых традиций. Да и итоги-то трудовые сегодня куда скромнее в сравнении с советским периодом. Меньше поставляем на рынок молока и мяса, меньше выращиваем картофеля, зерна и овощей. Посевы льна, например, сократились в разы. А недавнее сообщение Ивановостата и вовсе повергло в шок: сегодня область производит льняных тканей почти на три миллиона погонных метров меньше, чем… сто лет назад. «Допахались», называется.

Зато, с какой помпой и размахом в области ежегодно проходит фестиваль «Льняная палитра». Правда, самые дорогие гости здесь не те, кто лён растит и ткёт из него полотно. Они-то как раз на этом празднике лишние. А бал правят чиновники, представители бизнеса, модельеры, манекенщицы…

Однако, я отвлёкся. Вот и тот самый колхоз «Ленинский путь» и его вожак Мугай Мугаев. Уже более 20 лет коммунист, член бюро обкома КПРФ Мугаев возглавляет это хозяйство. Теперь речь пойдёт о нём, настоящем хозяине земли нашей, и его сподвижниках, коими, по их собственному признанию, являются все 200 членов, как они любят подчёркивать, коллективного хозяйства. У «Ленинского пути» – 4 тысячи гектаров сельхозугодий, из них три с половиной тысячи – пашня, 2600 голов крупного рогатого скота, 700 овец и 500 свиней. Надой молока один из самых высоких в области – пять с половиной тысяч литров от коровы ярославской породы. В год его производится более четырёх тысяч тонн, причём 90 процентов – высшего качества. Половина этой продукции отправляется в Москву. А ещё в «Ленинском пути» ежегодно собирают около четырёх тысяч тонн зерна. Овощи выращивают только для внутренних потребностей, чтобы люди после трудового дня не гнули спину ещё и на собственном огороде.

– Если разделить всё наше имущество, включая землю и скот, – подсчитывает Мугаев, – то на каждого работника придётся 20 гектаров пашни, 13 голов крупного рогатого скота, 3 овцы и единица техники. Может с таким объёмом справиться человек в одиночку? Нет! В коллективе – наша сила.

Удивительно, но ещё в 1866 году выходец из этих мест изобретатель-самоучка, математик, землемер и соредактор газеты «Петербургский листок» Павел Алексеевич Зарубин опубликовал статью «Как решают простые русские люди вопрос об общинном владении землёю». Подчёркиваю – общинном. Что говорят по этому поводу соратники Мугая Мугаева?

Сергей Костюничев, инженер: «Может быть, и хорошо быть фермером там, где государство субсидирует на каждый гектар по 500 евро. А у нас в области больше 10 евро не выходит. Так что коллектива держаться надо».

Светлана Курочкина, главный зоотехник: «Выжили благодаря тому, что не разбежались в начале 2000-х годов. Не поделили землю, не растащили по личным дворам коров и технику, а наоборот сплотились, сжали зубы, не дали переломить себя в угоду единоличному хозяйству. Видя то, что дела у нас идут в гору, соседние «Рассвет» и «Победа» к нам присоединились и, благодаря этому, выжили. Представляете, вроде бы в забытом богом уголке мы душевно живём лучше и спокойнее, чем в Москве. Если мы песни поём, значит, мы живём! И в том великая заслуга нашего председателя Мугая Айгубовича. Это он в трудные времена всех сплотил и внушал: будем вместе – выстоим. И – выстояли!»

Слушал я эти речи, а перед глазами то и дело оживала картина разрухи, которую я видел по дороге в «Ленинский путь». Здесь – всё иначе. Не буду рассказывать о современных высокомеханизированных фермах и коровах с чипами. Это – просто новейшее производство. И техника на машинном дворе – самая современная. А ещё жителям Сёготи, в отличие от тех умирающих деревень, которые я проезжал час назад, не надо заготавливать дрова на зиму и таскать воду с колодца – действуют центральное отопление и водопровод. К услугам сельчан – Дом культуры, современная библиотека с выходом в Интернет, средняя школа, офис врача общей практики, спортивный зал. И всё это действует, всё это востребовано! Где ещё такое сегодня увидишь? А всё потому, что экономика хозяйства крепкая. На неё и опирается вся социальная база.

– Мы пытаемся создать такое хозяйство, чтобы обеспечить людям рабочие места и достойную зарплату, – продолжает рассказывать Мугаев. – У нас есть возможность предоставить жильё молодому специалисту, семьям, которые приезжают к нам. Из 460 жителей села едва ли не половина трудится в «Ленинском пути». Поэтому кадровой проблемы не испытываем. Чтобы молодёжь не смотрела на сторону в поисках лучшей жизни, покупаем новую технику и, может быть, вопреки всем принципам и правилам, стараемся вверять её молодым. Только за последние два года закупили различных машин и механизмов на 115 миллионов рублей. Отсюда и производительность, отсюда и стабильные зарплаты.

О зарплатах стоит сказать особо. На первый взгляд они не сверхвысокие. Но многие даже в городе скажут: нам бы так жить! Механизаторы в «Ленинском пути» получают 22–25 тысяч рублей в месяц, доярки – 15–17 тысяч. Да ещё всем – социальные гарантии. Услышав эти цифры, я вспомнил ткачих, прядильщиц, начинающих врачей и учителей, воспитателей детских садов, библиотекарей, музейных работников области. Они о таких зарплатах могут только мечтать.

В годы смуты Мугаев не метался из партии в партию в поисках выгоды, хранил верность союзу коммунистов. Не жалеет об этом и сегодня.

– Я не идеализирую советское прошлое, – говорит он. – Но на моей памяти и памяти моих родителей не было общества более социально справедливого, чем советское. Гарантированное бесплатное образование, бесплатная медицина, символическая плата за места в детских садах. Мне говорят: а «железный занавес», а пустые магазины? Назовите мне рабочего или крестьянина, да любого человека из провинции, который бы рвался жить за границу, а его не выпускали? Скорее наоборот, едва ли не бесплатно давали туристические путёвки в загранпоездки. И не надо было власти удерживать тех немногих, кто решил покинуть страну. Ну, уехали бы несколько человек. Сейчас-то уезжают тысячами. Это – позор наш.

А теперь – о пустых полках, – горячо продолжал Мугаев. – Да, были и такие времена. Но разве для пополнения магазинов нужно было делать государственный переворот с человеческими жертвами, расстреливать парламент, менять строй, ввергать в нищету миллионы людей России? Как кто-то правильно сказал: мы исчерпали лимит на революции. Да и не революция это была, а силовой захват власти.

Мугаев и сегодня, как сыр в масле, не катается. Работа – с раннего утра до позднего вечера. Как в этих ненормальных, по сравнению с Западом, условиях не вылететь в трубу? Как не обнищать при мизерной государственной поддержке?

– Сегодня разница между ценой реализации нашего молока и его себестоимостью составляет всего один рубль, – рисует экономику Мугаев. – Дотации на молоко, например, составляют всего 2 рубля 60 копеек за литр, тогда как в соседней Нижегородской области – около 5 рублей. Вот и конкурируй! Вступление России в ВТО уже не лучшим образом отразилось и на «Ленинском пути». Появились проблемы как со сбытом мяса, так и молока. Думаю, если всё останется по-прежнему, то к осени положение дел в сельском хозяйстве ухудшится. Нельзя же загонять российскую глубинку в жёсткие рамки бизнеса.

Делая столь безрадостный прогноз, Мугаев, тем не менее, строит планы на перспективу. В этих планах – увеличение поголовья крупного рогатого скота, строительство перерабатывающего молоко-цеха, дальнейшее благоустройство села.

– Мугай Айгубович, а нет соблазна податься в депутаты Областной Думы? – напрямую спрашиваю я собеседника. – Народ вас наверняка поддержит.

– Народ-то, может быть, и поддержит, только везти две такие «телеги» будет очень не просто. Потому я от этого предложения отказался. Да и кандидат от нашего района идёт достойный – Ольга Фёдоровна Зайцева, первый секретарь Кинешемского горкома КПРФ. Рассчитываем на её победу.

Есть в Сёготи два священных места. Это – монумент в честь не вернувшихся с фронта в 1941–1945 годах и камень с надписью «Славным землякам, погибшим в период становления Советской власти». Когда люди помнят свою историю, есть уверенность в том, что они идут правильной дорогой.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.