Меню Закрыть

КАК ЕДИНОРОССЫ СОРВАЛИ ШУЙСКИЙ РЕФЕРЕНДУМ, или ДЕСЯТЬ ЛЕТ ПРОТИВОСТОЯНИЯ И СКАНДАЛОВ

Б.А.Борзых,

Председатель «Шуйского экологического союза»

 

 

Город Шуя Ивановской области известен не только своей богатой историей, громадной колокольней, ситцами и гармошками, но и тем, что его жители уже 10 лет отбиваются от назойливого инвестора – австрийской фирмы «Эггер», производящей древесные плиты (на продажу) и выбросы формальдегида (абсолютно бесплатно).

Эта борьба плохо видна непосвященным, но ее нельзя назвать безуспешной. По первоначальному плану, в конце 2013 года предприятие должно было выйти на проектную мощность 2,2 млн. кубометров древплиты в год, однако производит только 1/7 от проектного объема. Из купленных «Эггером» 80 гектаров земли освоено только 22.

Причина, разумеется, в просчетах топ-менеджеров компании, которые почему-то уверены, что их бизнес-методики пригодны на все случаи жизни. Этих просчетов несколько. Во-первых, австрийцы понадеялись на то, что в России достаточно «договориться» с местными властями и провести пиар-обработку туземного населения, и можно строить что угодно. Уж сколько раз русские их «учили», но уроки впрок не идут. Во-вторых, они забыли, что Шуя – университетский город, и дурить его образованных жителей бесполезно. В третьих, для них открытием стало то, что фоновые концентрации загрязняющих веществ (особенно формальдегида) в воздухе даже таких небольших городов, как Шуя, могут превышать нормативы, а по онкозаболеваемости они могут быть впереди мегаполисов.

Любому разумному человеку понятно, что подобные производства вообще нельзя размещать в городах, но иностранные капиталисты, похоже, к таковым не относятся. Польстились на готовые заводские корпуса и инфраструктуру, решили сэкономить. И строить ускоренными темпами, несмотря на отсутствие разрешительных документов. Разве могут быть какие-то проблемы, если имеются договоренности и на уровне города, и на уровне области, и выше?

Однако проблемы возникли сразу. Населению почему-то не понравились их планы и их активность. Сразу заговорили о фонах, об уровне онкозаболеваемости, о необходимости экологической экспертизы. Даже провели городской референдум, который, к сожалению, не имел юридической силы из-за недостаточной явки избирателей.

Опасения шуян подтвердились. Инвестор оказался нечист на руку. Жалко ему стало потраченных денег. Обязательную экологическую экспертизу ему удалось пройти только благодаря сокрытию истинных фоновых концентраций формальдегида, диоксида азота и угарного газа. Вместо них профигурировали заниженные данные, не имеющие никакого отношения к действительности. Почему эти хитрости не заметили эксперты во главе с московским профессором В. Зайцевым, можно только догадываться.

С наскока австрийцам удалось построить только одну очередь завода. После этого несколько лет тянулись судебные процессы по отмене заключения экспертизы, а потом еще двух разрешений на выбросы вредных веществ в атмосферный воздух. И всё по одному и тому же поводу – фон формальдегида либо занижен, либо не учитывался вовсе. А он, как уже говорилось, в Шуе превышает ПДК.

Судебная система, естественно, любимых нашим руководством иностранных инвесторов не обидела. Можно долго разбирать уловки и откровенную глупость судей, можно долго говорить о том, почему авторитет судов в России ниже всякого плинтуса, но это слишком объемная тема, и перегружать ею статью не стоит. Отметим только, что в этой истории крайне негативную роль сыграли и наши многочисленные надзорные органы (Ростехнадзор, Роспотребнадзор, Росприроднадзор), которые закрывали глаза на, мягко говоря, ошибки в обоснованиях экологической допустимости хозяйственной деятельности «Эггера». Одна только природоохранная прокуратура оказалась на высоте, да и то лишь пока работал прокурор В. Крачнаков.

Отметим также, что по истечении 10 лет экологического обоснования как не было, так и нет. Видимо, грамотно изготовить эту бумажку фирмачам не по силам.

Что же было дальше? Отбившись кое-как от экологической общественности, которой, за неимением настоящего надзора, пришлось самой заниматься расследованием всех этих нарушений, «Эггер» втихую смонтировал на заводе еще одну технологическую линию. Опять пришлось подавать в наш убогий суд, опять была выдана очередная порция глупостей в судебных актах, опять инвестора не обидели.

Поскольку мы все-таки люди мирные и уважаем закон, не оставалось ничего другого, как  организовывать новый экологический референдум по поводу нереализованных планов «Эггера». Как говорится, черт с вами, построенное уже не снесешь, пусть коптит небо, но больше нам не надо.

В марте 2013 года инициативная группа граждан подала ходатайство о проведении референдума с вопросом «Согласны ли Вы с размещением в черте городского округа Шуя новых объектов по производству древесных плит и синтетических смол – сверх предусмотренных проектом завода «Эггер Древпродукт» 2005 года?».

После чего в городской администрации возникла легкая паника. Наших уполномоченных даже пригласили на встречу с главой администрации Н. Корягиной и главой города Т. Алексеевой, пытались уговорить отказаться от инициативы. Мы давили на то, что откажемся только при получении официальных гарантий нерасширения завода. Потом были еще встречи с руководством города, заседание думского комитета по законности и местному самоуправлению. В общем, они обозначили свое отношение к референдуму — против. Прокуратура, естественно, присоединилась к их мнению.

Но… 17 апреля Шуйская городская Дума неожиданно проголосовала «за» вопрос референдума, единогласно! В том числе члены комитета по законности и местному самоуправлению. В цирк можно не ходить. Разумеется, это были предвыборные игры.

Регистрационные документы инициативной группе выдали накануне 1 мая. Видимо, расчет был на то, что за 20 дней минус праздничная неделя мы не успеем собрать подписи горожан, а они останутся белыми и пушистыми, радетелями за народ. Начать собирать подписи реально мы смогли только 8-го мая. В Сбербанке никто не знал, как открыть спецсчет, чтобы с него оплатить изготовление подписных листов. Два дня выясняли, без конца звонили в Москву. Затем надо было оформить доверенность уполномоченному по финансовым вопросам, но нотариусы не работали до 6-го мая.

Тем не менее мы напряглись и успели. Работало около 40 сборщиков, всем им огромное спасибо. Собрали около 2000 подписей, из них мы отбраковали все сомнительные, с ошибками и прочее, остались требуемые по закону 1017. Из этого количества избирательной комиссией было забраковано всего 3 штуки.

Теперь Думе осталось только назначить дату референдума, но в один прекрасный июньский день возбудилась депутатка Холодова И. Г. Она наняла двух адвокатов и подала иск в суд об отмене решения Думы, которым вопрос, выносимый на референдум, был признан соответствующим законодательству. Вопрос, за который она сама же и проголосовала 17 апреля! Не иначе, своеобразная шизофрения. Оказывается, те, кто готовил иск, перепутали два протокола заседаний (на другом заседании она отсутствовала). Понятно, что за Холодовой стояла некая «группа товарищей», которая не ожидала, что мы соберем подписи и референдум придется назначать.

Несмотря на то, что в суде не был доказан факт нарушения прав гражданки Холодовой в случае проведения референдума, судья Н. Басаргина (кстати, в суде она уже не работает) заявление Холодовой удовлетворила и обратила решение к немедленному исполнению. А по поводу нарушения прав написала (сама, по собственной инициативе), что нарушено право Холодовой на участие в более законном референдуме. Фантастическая формулировка! Вот только неизвестно,  кто для нее персонально должен организовать этот самый более законный референдум. Не нравится этот, пожалуйста, создавай свою инициативную группу и формулируй свой вопрос.

Дума через день собралась и силами фракции единороссов отменила свое же решение о соответствии вопроса законодательству. При  этом опять случился скандал – часть депутатов (от КПРФ и СР) в знак протеста покинула зал заседаний. Потому что тема о назначении даты референдума была снята руководством Думы с повестки дня без какого-либо обсуждения, в нарушение регламента. Через несколько часов, когда подтянули отсутствовавших депутатов и кворум восстановился, решение все-таки было отменено.

Обжаловать судебное решение не получилось. Другая судья, А. Сорокина, заволокитила наши встречные иски, в результате чего сроки были пропущены, на 8 сентября референдум уже нельзя было назначить. Жалоба на нее в Квалификационную коллегию судей осталась без последствий, а нам пришла отписка председателя Шуйского городского суда. Областной суд нашу апелляционную жалобу по делу Холодовой отклонил без какой-либо мотивировки.

В общем, судейские сработали как надо.

Чтобы все-таки как-то успокоить общественность, перед выборами 8 сентября вновь заговорили об экологическом посте, который призван доказать безопасность городского воздуха. Организовать пост обещали еще 4 года назад, но из-за отсутствия финансирования дело не двигалось с места. И вот, наконец, в августе месяце этого года на одной из тихих шуйских улиц установили красивый железный ящик с надписью «Контроль чистоты атмосферы». Пока без приборов.

Начинание, конечно, полезное, но… дьявол-то кроется в деталях. Улица, на которой будет стоять железный ящик, находится на окраине города, хотя и достаточно близко от проблемного завода. Как нам пояснили в областном комитете по природопользованию, место было выбрано потому, что из этого района поступает наибольшее количество жалоб на «Эггер».

Мы посоветовались с независимыми специалистами, сверились с Руководящим документом – «Руководством по контролю загрязнения атмосферы» РД 52.04.186-89  (раздел 2.2, стр. 12) и сообща пришли к выводу, что пост надо ставить в центре города.

Из ежегодных докладов Минприроды известно, что очень высокий уровень загрязнения атмосферы в Иванове определяется такими веществами, как бензапирен, формальдегид и фенол. Общий объем выбросов загрязняющих веществ в Ивановской области в 2011 году составил 136 тысяч тонн. Из них 99 тысяч тонн (около 73 процентов) пришлось на автотранспорт, остальное — на стационарные источники. То есть основное загрязнение воздуха в городах дают автомобили. Нет никаких оснований полагать, что в Шуе картина чем-то отличается от ситуации в областном центре. Оба города имеют примерно одинаковую плотность населения, в обоих автомашин очень много. И по формальдегиду в Шуе еще в 2005 году (до пуска завода) было зафиксировано 4-кратное превышение среднесуточной ПДК при достигнутой максимально-разовой ПДК.

Задумка у экологического начальства очень хитрая. Мы посылали запрос, в котором сослались на руководящий документ, где черным по белому написано, что посты ставят в жилых районах, где имеется наибольшее загрязнение воздуха, в том числе от автомашин, а также в административном центре города. То есть самое ему место – во дворе горадминистрации, это рядом с оживленной улицей Свердлова. А в поселке Яскино, где установили красивый железный ящик, машин практически нет, только выбросы «Эггера», причем те вещества, которые являются причиной запаха и жалоб жителей – скипидар и древесная пыль, пост контролировать не будет, потому что это загрязнители специфические, их в общегосударственную базу данных не вносят. В базу вносят данные по основным веществам-загрязнителям, и по ним рассчитывается фоновое загрязнение воздуха, а оно в Яскине, на окраине города, будет значительно ниже, чем в центре, где автомашины. То есть в фоновых справках будет указываться заведомо заниженное фоновое значение, например, того же формальдегида, диоксида азота, угарного газа и бензапирена.

Начальство в ответе сослалось на то, что в Яскине будут учитываться выбросы предприятий и роза ветров, при этом скромно промолчав насчет автотранспорта. А выбросы транспорта все равно в разы больше. Этот момент надо понимать четко. В конце концов, нам всё равно, какой формальдегид вдыхать – эггеровский или автомобильный.

Если Ивановский ЦГМС собирается использовать данные замеров в Яскине в официальных целях, то есть для выдачи фоновых справок и внесения данных замеров в общегосударственную базу данных (а такая идея есть), мы будем с ним судиться. Потому что это нарушает конституционное право граждан на получение достоверной информации о загрязнении окружающей среды. Понятно, что опять судьи будут ставить нам всяческие препоны, так как в конечном счете этот вопрос связан с возможностью расширения для «Эггера». Чем ниже «нарисуют» фоновый уровень загрязнения воздуха, тем больше возможности производить дополнительные выбросы.

Самая большая проблема, с которой на Эггере никак не могут справиться,  — это древесная пыль. Точнее, шлифовальная древесная пыль, загрязненная затвердевшим карбамид-формальдегидным клеем. Некуда девать, слишком много ее образуется. Всю сжечь не получается. По ночам останавливают фильтры-циклоны, и пыль прямиком летит в атмосферу. Везут на полигоны бытовых отходов, хотя это промышленные отходы, наконец, по показаниям очевидцев, сваливают в лесу.

Кстати, по поводу древесной пыли есть интересные новости. Мы посылали запрос в ведомство Онищенки. Оказывается, теперь уже все виды древесной пыли (не только от твердых пород древесины) признаны канцерогенными. Что не помешало снизить требования к ней в Гигиенических нормативах.

17 февраля в редакции газеты «Шуйские известия» прошел «круглый стол» по поводу введения закона об ограничении табакокурения, и там был сказано чиновником горадминистрации Ермаковым Н. А., что в Шуе смертность от хронических легочных заболеваний на 40 % выше, чем в среднем по области. Хотелось бы верить, что это не связано с проблемным заводом.

И еще один интересный момент. В начале года шуйские комсомольцы встречались с бывшим губернатором Ивановской области В. И. Тихоновым, который в свое время активно поддерживал сомнительный инвестиционный проект, и спросили его: как же так получилось, что заводу разрешили строиться в Шуе. Тот ответил, что его обманули.

Наверное, печальный опыт Шуи взяли на заметку экологи-общественники из  Уфы. Недавно там прошли серьезные митинги против строительства аналогичного австрийского завода компании «Кроношпан».

Между тем, согласно официальной статистике, леса Ивановской области каждый год неуклонно сокращаются. В 2009 году 1 008 800 га было покрыто лесной растительностью, в 2010 году — 1 001 300 га, в 2011 году — 997 600 га.

 

 

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.