Меню Закрыть

Глобальный долг стал пороховой бочкой и для США, и для Китая, и для России

Международный валютный фонд (МВФ) выразил крайнюю озабоченность по поводу астрономического глобального долга, достигшего «точки кипения». Об этом сообщил экономист Ник Балки портала World Socialist WS, присутствовавший на пресс-конференции директора МВФ по бюджетным вопросам Витора Гаспара. По его словам, через 8 лет после глобального кризиса 2008 года в мире опять созрели условия для ещё более разрушительного долгового кризиса.

Этот вывод зафиксирован в трёх отчётах, подготовленных Международным валютным фондом в рамках ежегодной встречи, которая состоялась 7 октября в Вашингтоне. В частности, в возникшей нестабильности особо подчёркивается негативная роль центральных банков. Регуляторы накачали свои национальные экономики десятками триллионов долларов, нарушив баланс мировой финансовой системы.

На этом фоне усиливаются внутренние противоречия западных стран, которые сопровождаются ростом протекционистских мер между США и Европейским союзом. Речь идёт, прежде всего, об уплате дополнительных налогов компанией Apple в казну ЕС и о штатовской «ответке» в виде штрафа в размере $ 14 млрд. «Дойче Банк». Далее уже под немецкий контрудар попало продвигаемое Америкой Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство.

МВФ заявил, что пока нет консенсуса между ЕС и США, трудно ждать урегулирования вопросов по долгам, которые достигли опасного предела. Короче говоря, обязательства значительного числа частных заёмщиков по обслуживанию кредитов стали превышать их платёжеспособность. И таких «плохих» займов больше всего накоплено в частном секторе стран с развитой экономикой. В целом такого рода долги в промышленно развитых странах после 2008 года увеличились на 35% ВВП. Ситуация усугубляется «низким уровнем заработной платы, заставляющим наращивать объём новых заимствований, а также ростом цен на жильё, порождающим дополнительную кредитную экспансию».

В докладе отмечается, что рос ещё и суммарный государственный займ, который составляет одну треть от общего мирового долга. После 2008 года он увеличился с 70% глобального ВВП до 85%, что стало следствием низкого номинального роста суверенных экономик.

Потери несут даже финансовые магнаты. Крохотные, и даже отрицательные депозитные ставки уже достигли того предела, после которого банки теряют любую привлекательность для инвесторов. Особенно это негативно сказалось для западных пенсионных фондов и страховых компаний, которые зависят от инвестиций в долгосрочные государственные облигации. Для них это смерти подобно.

В целом финансовые институты в странах с развитой экономикой столкнулись с таким «количеством циклических и структурных проблем, что вынуждает их приспосабливаться к новой эпохе низких темпов роста и низких процентных ставок». Но это при накопленных долгах невозможно даже гипотетически. Короче, завтра всем без исключения будет очень-очень плохо, намекает МВФ.

В развивающихся рынках Международный валютный фонд больше всего опасается за экономику Китая, где «продолжился стремительный рост кредитования, а также расширение теневых банковских продуктов, что создаёт опасные риски для финансовой стабильности КНР».

Суммируя всё это, директор МВФ по бюджетным вопросам Витор Гаспар предрёк новый, более длинный и более опасный финансовый кризис, который может разразиться в любую минуту.

«Выводы МВФ заслуживают самого пристального внимания, том числе и со стороны наших властей, – считает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. – 225% ВВП общемирового долга и впрямь напоминают бочку с порохом, на которой сидит глобальная экономика. Она может взорваться в любой момент от любого неосторожного движения правительств самых разных стран, например, если изберут президентом США Дональда Трампа, который пообещал Китаю торговую войну».

«СП»: – Правильно ли считать, что текущий доклад МВФ – это отчаянное обращение к правительствам, мол, пора одуматься и что-то предпринять?

– Да, МВФ поставил очень точный диагноз мировой экономике. Посмотрите, фонд упорно говорит многим правительствам – остановитесь, подумайте о новом формате своих экономических политик. Причём, это касается не только развитых стран, но и развивающихся государств.

«СП»: – Насколько велика роль США в прогнозируемом МВФ кризисе, ведь прошлый финансовый шторм в 2008 году пришёл из Америки?

– Америка по сравнению со многими другими странами выглядит гораздо лучше. Правительство Обамы реально сокращало госдолг и уменьшало дефицит бюджета. И всё-таки США уже не может быть локомотивом мировой экономики, поскольку находится на завершающемся этапе делового цикла. Следовательно, по объективным причинам за океаном велика вероятность рецессии. В конце концов, цикличность экономики никто не отменял.

«СП»: – А от кого исходит наибольшая угроза детонирования взрыва мировой финансовой системы?

– На мой взгляд, главные риски несут Китай, Япония и ЕС. Соединённые Штаты, по большому счёту, сделали всё что смогли, но они не были поддержаны другими государствами – это факт. Ну, а дальше получится то, что и следует ожидать. ФРС достаточно скоро поднимет ставку, что, безусловно, усилит мировое долговое бремя. Ведь американцы не могут бесконечно долго проводить количественное смягчение, ибо, образно говоря, они мчатся вперёд без какой-либо подушки безопасности.

Для России, понятное дело, это негатив, так как нефть устремится вниз, а доллар – вверх.

«СП»: – Насколько справедливо утверждение, что в предбанкротном состоянии должники опасны? Может ли глобальный долговой кризис спровоцировать войну, например, Америки, скажем, с Китаем или с Россией и тем самым обнулить долги?

– Я не думаю, что США пойдут на это, там достаточно умные политики. Другое дело, локальные конфликты в той же Сирии негативно сказываются на глобальном развитии. То есть не от мировой экономики исходит угроза мировой войны, а, наоборот, локальные конфликты опасны для мировой экономики.

Во-первых, крупный бизнес заинтересован в спокойствии, ведь деньги любят тишину. Во-вторых, МВФ впервые за многие годы выпустил специальный документ, в котором чётким образом расписал риски, назвав главным тормозом нерешённые вопросы всеобъемлющей безопасности. Вряд ли можно ожидать поступательного развития, пока государства не определятся с новым миропорядком. Значит, дело за политиками.

«СП»: – Западные санкции стали причиной импортозамещения в России, например, у нас есть дорожные карты по медикаментам, по ключевому оборудованию, с тем, чтобы к 2020 году Россия могла снизить зависимость от Запада. Есть ли у России шанс стать тихой гаванью в случае идеального долгового шторма?

– Мы, к сожалению, не тихая гавань для зарубежных инвесторов, наоборот, они бегут из России. В частности, достаточно жёстко отреагировали на срыв дипломатического соглашения по Сирии. Бизнес живёт сегодняшним днём. Конечно, Россия многого добилась за последние годы, и можно не сомневаться, если наступит разрядка, произойдёт новый инвестиционный бум. Что бы ни говорили критики, а авторитет российской экономики очень высок.

Что касается импортозамещения, то его нельзя путать самоизоляцией, когда зарубежный товар правдами-неправдами замещается российским продуктом, но худшего качества. Это – технологическая консервация. Импортозамещение можно назвать успешным только тогда, когда в честной конкурентной борьбе на внутреннем рынке национальный продукт побеждает импорт и начинается его экспорт за рубеж.

Однако для этого нужно время и деньги, именно поэтому строить внутреннюю политику Москве нужно с оглядкой на возможный тяжелейший кризис, который предрекает МВФ.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.