Меню Закрыть

Ю.П. Синельщиков: «Мы предлагаем расследовать девять эпизодов деятельности бывшего министра обороны»

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме
2015-05-14 10:49.

13 мая 2015 года на пленарном заседании по вопросу о возбуждении парламентского расследования в отношении бывшего министра обороны Сердюкова выступил депутат фракции.

 

 

Синельщиков
Юрий
Петрович

В декабре 2013 года группой депутатов Государственной Думы в целях проведения парламентского расследования результатов деятельности бывшего министра обороны Российской Федерации Сердюкова А.Э. в адрес Председателя Думы направлялось соответствующее обращение. Оно было рассмотрено на заседании Думы в феврале 2014 года. Государственная Дума не дала согласие на проведение парламентского расследования. Решение было принято с учётом выступления на заседании Думы Председателя Комитета Плигина В.Н., который высказался против проведения парламентского расследования, так как в отношении Сердюкова якобы проводилось расследование уголовного дела. Однако, как стало известно позже, уголовное дело в отношении Сердюкова было прекращено за 12 дней до обсуждения вопроса в Государственной Думе. То есть депутаты при принятии решения, мягко говоря, были введены в заблуждение.

С учётом этих вновь открывшихся обстоятельств депутаты фракции КПРФ Государственной Думы в составе 90 человек повторно ставят вопрос о проведении парламентского расследования опубликованных в средствах массовой информации сведений о грубых нарушениях финансовой дисциплины в министерстве обороны РФ, выразившихся в неэффективном расходовании средств федерального бюджета и противоправном распоряжении федеральной собственностью.

Ещё одним поводом для проверки стало окончание рассмотрения в суде уголовного дела по обвинению Евгении Васильевой – бывшего руководителя департамента имущественных отношений министерства обороны РФ, которая приговором суда признана виновной в восьми эпизодах преступной деятельности. Суд таким образом подтвердил факт существования безобразий в военном ведомстве.

Мы в нашем повторном обращении предлагаем расследовать девять эпизодов деятельности бывшего министра обороны.

Разумеется, парламентская комиссия вынуждена будет и должна выйти за пределы этих эпизодов. Их, по-видимому, будет великое множество. Ведь только «вторая волна» дела «Оборонсервиса», которая остаётся в производстве следователей, насчитывает 34 преступных эпизода, ущерб от которых превышает 16 миллиардов рублей.

Не буду утруждать депутатов перечислением всех эпизодов, которые вошли в наше обращение и которые могут ещё войти в предмет парламентского расследования. Отмечу лишь следующее. Большинство описанных нами в обращении, а также отражённых в приговоре Васильевой деяний связаны с продажей Министерством обороны, либо сдачей в аренду по распоряжению Сердюкова имущества министерства обороны РФ под видом непрофильного. Стоимость имущества по этим объектам занижалась в 2–3 раза, а в случае продажи комплекса зданий Центрального проектного института связи Минобороны стоимость занижена в несколько десятков раз.

Цели предстоящего расследования.

1. Выявление причин и условий, способствующих фактам грубого нарушения финансовой дисциплины в Министерстве обороны РФ. Оказание содействия Правительству РФ в устранении этих обстоятельств, в создании таких условий работы оборонного ведомства, которые не позволяли бы будущим министрам допускать подобные злоупотребления и бесхозяйственность. В приговоре в отношении Васильевой сказано, что она совершила преступления «путём обмана и злоупотреблением доверия министра обороны Российской Федерации». Если это так, то для парламента важно будет выяснить, как стало подобное влияние одного человека на министра возможным и выработать меры по недопущению подобного впредь. В целях устранения причин преступлений в Минобороны Государственная Дума могла бы разработать и принять соответствующие законы.

2. Информирование общества о действительной роли Сердюкова в грубых нарушениях финансовой дисциплины в оборонном ведомстве и об обстоятельствах, которые этим нарушениям способствовали. На сегодня интерес избирателей к этой проблеме не остыл и её замалчивание граждане называют в ряду главных упрёков, предъявляемых действующей власти.

3. Выявить лиц в интересах которых осуществлялись хищения в оборонном ведомстве. Как видно из материалов уголовного дела по обвинению Евгении Васильевой, руководительница имущественного департамента военного ведомства (далее цитирую Российскую газету): «с группой сообщников специально выбирала самые ликвидные активы аффилированных с министерством компаний. А потом судьба таких «приговорённых» объектов была одинакова. Выбранные активы сбывались исключительно своим гражданам и организациям по заниженной стоимости. Причём зачастую занижение исчислялось десятками миллионов рублей. В итоге оборонному ведомству страны был нанесён колоссальный ущерб в размере примерно трёх миллиардов рублей» (см. Российская газета от 24.04.2015).

В прессе высказываются мнения, что такими покупателями могли быть чиновники, занимающие высокие посты. Элементарная справедливость требует, чтобы к этим лицам были бы применены меры воздействия, хотя бы дисциплинарного характера.

Некоторые полагают, что оглашение списка тех, кто стал обладателем криминального имущества, тех, кто по существу стал соучастником преступной деятельности Сердюкова и Васильевой, может, якобы, дестабилизировать общество. Убеждён, что ничего подобного не произойдёт, а авторитет парламента да и власти в целом значительно возрастёт в случае проведения расследования парламентом.

К сожалению, профильный комитет вновь пытается предпринять меры к тому, чтобы не допустить проведения парламентского расследования. В этих целях звучат утверждения, что события, связанные с деятельностью Сердюкова и Васильевой всё ещё являются предметом предварительного расследования.

Однако это обстоятельство с точки зрения закона не является препятствием для парламентского контроля. Следователь не может решить тех задач, которые призвана решать Дума (о них я сказал выше). Наличие действующего или прекращённого уголовного дела не может быть препятствием для расследования парламентом. Эта позиция достаточно ясно обозначена в российском законодательстве, регулирующем как процедуру парламентского расследования, так и уголовный процесс.

В законе есть одно ограничение применительно к предстоящему парламентскому расследованию. Такое расследование не может подменять собой предварительное расследование и судопроизводство (ч.3 с.2 ФЗ от 27.12.2005 N 196-ФЗ «О парламентском расследовании Федерального Собрания Российской Федерации»). Лицо, являющееся подозреваемым или обвиняемым по уголовному делу не может быть опрошено комиссией в части, касающейся состава преступления, сформулированном в процессуальном решении следователя, дознавателя (ч.4 ст.20 упомянутого закона). Эти ограничения не являются препятствием для осуществления нами парламентского контроля.

Замечу, что практически всякое парламентское расследование, которое осуществлялось в прошлые годы, либо состоится в будущем, проводилось и будет проводиться параллельно предварительному следствию или дознанию.

Обращаю внимание на то, что с момента принятия закона о парламентском расследовании в 2005 году на основе этого закона проведено лишь одно парламентское расследование. Это расследование обстоятельств аварии на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 года. Однако до принятия закона такие расследования проводились регулярно. С 1991 года по 2005 год в стране проведено 10 парламентских расследований. Более того, Государственная Дума в 5-м и 6-м созывах заметно снизила свою активность в сфере контрольной деятельности в целом. На сегодня контрольная функция парламента в основном сводится лишь к депутатским запросам. Остальные формы контроля, либо преданы забвенью, либо малоэффективны.

Прошу депутатов поддержать предлагаемую инициативу.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.