Меню Закрыть

Хакасия. Шахтёры Черногорска не сдаются

По страницам газеты «Правда», Сергей Сибиряк, Республика Хакасия
2014-09-18 12:40 (обновление: 2014-09-23 12:41).

Город Черногорск, что в Хакасии, перестаёт быть шахтёрским. От трёхтысячной армии горняков осталось менее пятисот. Половина из них работает вахтовым методом в других регионах страны.

 

 


Одна из лучших шахт Советского Союза — «Абаканская горная компания» — в двухтысячных годах была искусственно доведена до банкротства и разворована. А ведь она могла бы работать ещё несколько десятков лет. Тысячи разрушенных трудовых судеб, массовый обман людей. Предприятие задолжало горнякам огромные суммы денег. Шахтёры после объявления банкротства, не добившись справедливости в правоохранительных органах республики, прибегли к крайней форме протеста — голодовке. В первых акциях приняли участие более ста человек. Были человеческие потери: двое скончались при выходе из голодовки, ещё двое прибегли к суициду.

Возмущённые люди выходили протестовать на улицы — их прогнали, грозя санкциями закона о митингах. В последних голодовках в 2013—2014 годах участвовали всего 14 человек. Все четырнадцать участников прошли длительное стационарное лечение в городской больнице. За семь лет горняки провели шесть голодовок сроком от одного месяца до двух, несколько митингов и пикетов, что создало общественный резонанс в пользу шахтёров.

Правительство Хакасии пыталось погасить задолженность за счёт спонсорских денег, но даже сорока миллионов рублей не хватило. Проблему с выплатой заработной платы решали три года, но она была разрешена только наполовину. Причём расчёт получили «тихушники», сговорчивые, кто не участвовал в протестах.

Не секрет, что несдавшихся голодающих воспринимали неоднозначно даже в шахтёрской среде. Но заслуженные люди, ветераны-орденоносцы не сдавались, стучали во все инстанции и, казалось бы, достучались…

Последняя голодовка проходила в феврале 2014 года на частной территории.

Тогда шахтёры Черногорска поверили московской комиссии и прекратили голодовку. Со слов одного из лидеров протестовавших Валерия Каявы: «Выход из неё стал возможным благодаря работе выездного Совета по правам человека при президенте России».

Горнякам удалось пробиться к московским гостям, и в результате договорились о том, что президентский Совет займётся проблемой горняков. За её решение взялась одна из членов Совета — Елизавета Глинка.

Горнодобытчики добивались возврата кровно заработанных денег. Но через два месяца пришёл формальный ответ из Комиссии по правам человека. Про долги в нём ни слова, мол, проблемой шахтёров занимаются в Госдуме и минэнерго. Получалось, что Комиссия по правам человека — просто спускной клапан социальной напряжённости, и всё. Вот что рассказал специально для газеты «Правда» лидер протестовавших шахтёров Валерий Каява:

— Когда упразднили министерство угольной промышленности, ветеранов труда угольной отрасли передали под юрисдикцию министерства энергетики, и для бывших шахтёров минэнерго стало как мать родная. Только ведёт себя минэнерго по отношению к ветеранам, как злая мачеха к падчерице, которая должна только работать, не имея никаких льгот.

— Валерий, поясни кратко для читателей «Правды», что случилось с вашей шахтой?

— Наша шахта была просто разграблена. Перспективное предприятие продавалось и перепродавалось конкурсными управляющими по частям. 41 объект был продан за 37 тысяч рублей — по цене мопеда. Это шахта с оборудованием, мастерские, цеха, склад, пекарня, лаборатория. Только шахтное оборудование стоило не меньше 40 миллионов, все объекты — в районе ста миллионов. Продавать шахту можно только целиком, а не по частям.

Если бы, как в Донбассе, какой-нибудь олигарх Коломойский решил разворовать шахту, то с оружием в руках никому не дали бы разграбить её. В Хакасии мы бессильны потому, что правоохранительные органы республики отвечают нам: всё было сделано по закону. По какому закону в Хакасии ограблены заслуженные люди, орденоносцы, ветераны-шахтёры? По каким законам шахтёры получают пенсию 11 тысяч, а чиновники — 70 и выше?

— Сколько коммунистов в вашей группе?

— Со мной двое. Но я не хочу на этом зацикливаться. Все не могут быть коммунистами. У нас есть прекрасные люди. Трое награждены орденами, многие медалями, грамотами. Так, Геннадий Романенко, орденоносец, 18 лет работы под землёй, пенсия у него 12 тысяч. Александр Грищенко, инвалид первой группы, льготный уголь не может получить, участвует в голодовках. Под землёй, в лаве мы проработали по 15—18 лет, из них по 10—12 — в советское время. Люди мы разные, но нас объединяет борьба за справедливость.

—Кто из руководителей КПРФ вас поддерживал во время голодовки?

— К нам приезжал депутат Верховного Совета республики коммунист Евгений Молостов. Поддерживает Черногорский горком КПРФ с первым секретарём Петром Синьковым. Депутат фракции КПРФ в Госдуме Николай Рябов лично встречался с голодавшими. Центральный сайт КПРФ освещал ход голодовки.

— На сегодняшний день проблема так и не решена, что вы намерены делать дальше?

— Шахтёры не сдаются, будем бороться за достойную жизнь до конца, выходить на международный уровень. Обратимся к горнякам других стран. Мы им помогали в 1980-х, верю, что они не останутся равнодушны к нашим бедам. Возможно, «Правда» поможет нам в этом вопросе. В случае очередной отписки от министерства энергетики в установленные сроки начнём очередную голодовку. Только никаким уговорам и комиссиям верить уже не будем.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.