Меню Закрыть

Вячеслав Тетёкин: «Корпорация развития» превратилась в гигантскую кормушку для чиновников

19 октября силовики нагрянули в загородное имение главы «Корпорации развития» (некогда «Урал промышленный – Урал Полярный») в подмосковном элитном посёлке «Архангельское». Директор «КР» Сергей Маслов вместе со своим замом Владимиром Карамановым были задержаны по подозрению в хищении средств компании. Когда решение суда о задержании до 30 ноября было получено, МВД опубликовало краткое сообщение на официальном сайте, но без упоминания фамилий. Правда, неофициально люди в погонах щедро поделились информацией с журналистами столичных СМИ.

По материалам Накануне.RU 
2016-10-26 14:47

 

Тетёкин Вячеслав Николаевич
Главный политический советник Председателя ЦК КПРФ

То, что задержание столь влиятельных и известных в бизнес-кругах персон будет резонансным, для силовиков ясно было заранее. Тем более, что Маслов, как многим известно, имеет серьёзные связи в самых высших сферах бизнес-элиты страны, достаточно назвать Геннадия Тимченко. Посему – арестовать и сослаться на тайну следствия, дабы не предавать публичности то, что следствие считает фактами – в данном случае было не проходным вариантом. Поэтому кое-что общественности рассказали.

Итак, по предварительной версии следствия, топ-менеджеры в августе 2013 г. перечислили, как минимум, 1 млрд. руб., полученный от регионов-акционеров, на счета банка «Народный кредит». Чуть больше, чем через год, в ноябре 2014 г., Центробанк РФ отозвал лицензию у организации, банк прекратил деятельность. Тем временем топ-менеджеры «КР» якобы вывели средства в кипрские оффшоры.

Дело для суровой российской действительности прецедентное – если руководство крупнейших корпораций начнут сажать за вывод средств в оффшоры, то вскоре могут посадить и Анатолия Чубайса?

Но не будем столь легковерны и оптимистичны. Просто вспомним, что, например, бывший министр (Сердюков), несмотря ни на какие потери миллиардов и всякой недвижимости не каких-нибудь акционеров, а государства (!) во время его руководства в огромном хозяйстве Минобороны – никакого наказания не понёс, а и сегодня трудится вовсе не рядовым клерком в сфере всё той же оборонной, но теперь промышленности.

Итак, давайте разбираться.

«Корпорация развития» является акционерным обществом, реализующим инфраструктурные (и не только) проекты, главными акционерами выступают регионы УрФО (в основном – ЯНАО, ХМАО и Тюменская область). По версии силовиков, выходит, что народные деньги налогоплательщиков таинственным для населения, но традиционным для российской финансовой системы, образом затерялись в длинном банковском коридоре, который, по мнению финансовых экспертов, ведёт в оффшорную зону.

Арест руководителей «КР» произведён в рамках заведённого СЧ ГСУ ГУ МВД России по Ростовской области уголовного дела по ч.4 ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации. Задержанные руководители «Корпорации развития» по решению суда помещены под стражу до 30 ноября и уже отправлены в Ростов-на-Дону.

На Урале информационный ажиотаж вокруг новости об аресте Маслова и Караманова, естественно, оказался громким. Ведь «КР» – это проект, в котором не только участвуют регионы Уральского федерального округа, но контроль над корпорацией осуществляет непосредственно полномочный представитель президента в округе Игорь Холманских, а его заместители входят в набсовет. Не в последнюю очередь поэтому часть политических экспертов поспешила высказать уверенность, что если в ходе следствия вина Маслова и его заместителя будет доказана, то так называемый «ростовский» миллиард окажется далеко не единственным.

Сам Холманских так отреагировал на новости о задержании Маслова и Караманова: «Закон для всех один  вне зависимости от того, кто какие должности занимает. Уверен, что правоохранительные органы разберутся, дадут соответствующую правовую оценку. «Корпорация развития» заинтересована во всеобъемлющем расследовании. Если какие-то финансы похищены, то они должны быть возвращены. Они необходимы для реализации проектов, которые наметила в своей работе «Корпорация развития».

Вообще история созданного под эгидой первого уральского полпреда Петра Латышева проекта за 10 лет его работы сопровождалась постоянными коррупционными скандалами, в госкорпорации несколько раз менялся руководящий состав, и каждая смена состава сопровождалась массой вопросов по финансам и эффективности их трат.

Маслову вообще-то досталось крайне сложное наследство. Непосредственным куратором создания «УП-УП» (при создании проект назывался «Урал промышленный – Урал Полярный») был работавший тогда заместителем уральского полпреда Виктор Басаргин, руководителем – Олег Демченко. Что именно было сделано в период их кураторства – так и осталось за гранью понимания широкой общественности, как и вопрос о потраченных немалых финансовых средствах регионов – учредителей проекта. О вопросах к этим двум «родоначальникам» проекта чуть ниже.

Приоритетом проекта изначально должно было стать «обеспечение воспроизводства минерально-сырьевой базы и эффективного использования природно-ресурсного потенциала округа, реализация масштабных инвестиционных проектов по освоению месторождений углеводородного сырья и созданию новых горнопромышленных районов на Полярном и Приполярном Урале».

Но при гендиректоре Демченко проект, несмотря на все вливания, фактически не сдвигался с места. Почему? Видимо, Полярный Урал не богат ресурсами? А, может?..

В мае 2009 года по инициативе аппарата уральского полпреда президента РФ, по данным ряда источников, прошёл независимый аудит, который выявил факты нецелевого использования бюджетных средств. Кстати, именно после этого гендиректор корпорации Олег Демченко написал заявление об увольнении. СМИ при этом сообщали о сомнительных операциях с акциями дочерних компаний. На протяжении двух лет Демченко и его команда якобы создали как минимум 13 дочерних предприятий, вложив в них миллиарды рублей, выделенные акционерами (на тот момент – ХМАО, ЯНАО и Тюменская область). Одна из «дочек» – ООО «Урал СтройТехнологии» – без всяких конкурсов стала главным проектировщиком транспортной инфраструктуры мега-проекта, чем были очень недовольны ведущие проектные институты Урала и страны.

И что же, Демченко? А всё нормально. Как уже было сказано – числится в пермском правительстве, где губернаторствует Виктор Басаргин. Видимо, такое «эффективное менеджерство» поощряется повышениями. Будут ли им задавать неприятные вопросы сейчас – в рамках так называемого дела банка «Народный кредит» – решать следователям. Но осмелимся предположить, что вряд ли у Басаргина и Демченко возникнут проблемы теперь, раз они оба благополучно избежали их во время расставания с «УП-УП».

Между прочим, эффективность Демченко как менеджера демонстрирует хотя бы тот факт, что лишь после его ухода удалось запустить первый готовый проект корпорации, это была… всего лишь электростанция в п. Харп, и случилось это в 2010 г. Тогда в корпорации руководили временные гендиректоры, пока постоянным не стал Александр Белецкий – в феврале 2011 г.

Период Белецкого для корпорации вообще-то был самым скандальным. А новое руководство в лице Маслова с большим трудом пыталось подключить почему-то совсем не расторопных в то время силовиков к процессу «разгребания» крайне запутанных схем, договоров и прочего, что было проделано за время Белецкого.

Частично Маслову всё-таки удалось активизировать подслеповатую «фемиду» в лице московских следователей, Белецкого всё-таки начали допрашивать по заведённым делам о мошенничестве и злоупотреблению служебным положением.

Безусловно, предыстория «Корпорации развития» создала такой эмоционально-негативный фон, что арест Маслова и Караманова лишь возбудил тему и дал повод новой вспышке критики.

«КР превратилась в гигантскую бездонную бочку, кормушку для чиновников. Много говорили про сочинскую олимпиаду, что смета увеличивалась. Так вот, это ещё хуже! В Сочи хоть что-то построили… А здесь деньги вбухали, а ничего не создали. Миллиард – это самая малая цифра, о которой можно говоритьПросто пока никто ещё по-настоящему не копал, расследование только началось. Сумма там сильно прибавится. «Урал Полярный» – всероссийский проект, в который вкладывались многие регионы, поэтому задавать вопросы должен не столько Салехард, сколько Москва», – считает депутат Госдумы шестого созыва от ХМАО и Тюменской области Вячеслав Тетёкин.

Белецкий, кстати, прежде всего, из-за негативного имиджевого шлейфа провёл ребрендинг так называемого «УП-УП», и компания стала называться «Корпорацией развития». Тогда же начался официальный дрейф от разработки минерально-сырьевой базы Полярного Урала к попытке сделать прибыль на чём угодно. В частности, корпорацию Белецкого высмеивали за то, что он… первым делом взялся за яйца. Над проектом глубокой переработки куриной продукции перестали смеяться, когда бывшие сотрудники требовали привлечь к ответственности руководство УП-УПа за якобы приписки главным подрядчиком ООО «Мостострой-12» при строительстве стратегического моста через реку Надым на Ямале, или когда начала появляться информация о миллиардных хищениях средств при строительстве ТЭС «Полярная».

Эта ямальская станция – безусловно, «имиджевый» для «КР» времён Белецкого объект. Источники Накануне.RU рассказывали о реальных владельцах компании, которые прятались в оффшорах. Стройка, начинавшаяся, как инвестпроект «КР» при бывшем руководителе корпорации Александре Белецком, была отдана в руки частных инвесторов, которые умудрились погрузить электростанцию в долги. Проект появился в 2009 г., с тех пор сроки ввода многократно откладывались. Первая очередь «Полярной» должна была начать работу одновременно с высоковольтной линией компании «Тюменьэнерго» Надым–Салехард во втором квартале 2015 г.

Сейчас – конец 2016, а станцию продолжают строить. Во времена Белецкого топ-менеджеры «КР» сообщали о покупке турбин и оборудования для ТЭС, однако, как оказалось, уже тогда, на фоне сообщений о строительстве и скором запуске, проект как-то плавно перешёл в руки оффшорных компаний и банкротился.

Фактически ТЭС «Полярная» к моменту ухода Белецкого принадлежала частным инвесторам, которые, как предполагают эксперты, организовали вывод денег с проекта ТЭС «Полярная», и в результате «умелого» управления практически довели проект до состояния банкротства ещё в 2012 г.».

В 2010 г. компания Galileo Investments S.A. оплатила долю в уставном капитале ООО «Энергетическая компания «Урал промышленный – Урал Полярный» в размере 810,1 млн руб. путём передачи одной подержанной газотурбинной установки Siemens 1979 года выпуска. В Германии её демонтировали в 2009 г., как утратившую ресурс. Вместе с ней через венгерскую компанию была куплена ещё одна тридцатилетняя установка. Как считает бывший сотрудник «КР», сумма сделки значительно завышалась, при этом обе турбины сразу отправились на ремонт и в итоге встали компании дороже, чем новые.

«Можно предполагать, что с компанией, которая продавала эти турбины, у прежнего руководства корпорации была некая договорённость по возврату определённой суммы. Никакого тендера, никаких торгов не проводилось и делалось всё по приказу Белецкого», – рассказывал источник.

И что же? А ничего особенного. Александр Белецкий ушёл с поста гендиректора «КР» в 2014 году. Строительство ТЭС было заморожено, глава Ямала Дмитрий Кобылкин в декабре 2015 г. назвал введение новых мощностей нецелесообразным, проект не поддержали и в Минэнерго.

Как же так, на ключевой проект «КР» поставлялось оборудование, а новые мощности были «нецелесообразными»? Ответа на это у правоохранителей до сих пор нет. Но почему-то они его в случае с Белецким не особенно и ищут.

Зато Маслов и Караманов, которые весьма напористо боролись за то, чтобы к разгребанию наследства Белецкого подключились силовики, теперь силовиками же и арестованы.

Как раз при Сергее Маслове был проведён жёсткий аудит предыдущей работы, выявлены неэффективные расходы прежних подрядчиков, начались суды за необоснованные «наценки» при строительстве объектов, было решено отказаться от странных инвестиционных проектов вроде переработки яиц.

В итоге, за два из десяти лет «УП-УПа» было завершено строительство Надымского моста – первого действительно важного для УрФО и (без преувеличения) всей страны инфраструктурного проекта «КР».

Следующим шагом должно было стать начало строительства Северного широтного хода.

Что говорил по этому поводу сам Сергей Маслов?

«Нас никто не может упрекнуть, что мы задерживаем проект. Но в Правительстве виднее, если там будет принято решение о создании инвестиционной компании, то корпорация по первому требованию это выполнит. Я хочу, чтобы вы, как акционеры, знали, что мы готовы к реализации проекта на 100%. Больше того, мы уже приступили к реализации этого проекта. Мы начали подготовку к расчистке трассы под железнодорожное полотно, у нас совмещённый мостовой переход через реку Надым выполнен на 70%, нужно достроить только железнодорожную часть. Опоры, которые будут нести основную нагрузку, уже стоят», – отмечал Маслов.

Чтобы полноценно функционировал многофункциональный порт Сабетта, корпорация предлагала рассмотреть ещё один проект – «Полуночное – Обская». О котором много говорили все 10 лет, но реализовать как-то не получалось.Дорога даст возможность порту Сабетта принять ещё до 20 млн тонн грузов, кроме тех, что уже запланированы. «Я думаю, что Полуночное – Обская – это проект будущего», – отмечал Маслов.

Также гендиректор корпорации говорил и о проекте строительства многострадальной ТЭС «Полярная».

«Это очень сложный проект. КР имела там всего 25% акций. Был частный инвестор, который реализовывал эти проекты. К сожалению, было закуплено оборудование, которое оставляет желать лучшего, но, по нашему мнению, для развития региона ТЭС «Полярная» необходима. ТЭС обеспечит теплом Салехард и пригородные промышленные предприятия», – отмечал глава «КР».

Но сейчас вопросы будущего Корпорации покрыты мраком неизвестности. А возбуждённая картинками с обысков в усадьбе Маслова общественность громко обсуждает не деловые проекты, а достоинства и роскошь поместья.

Любопытно, что в сообщениях об обысках в коттедже Маслова федеральные СМИ акцентируют внимание на часах, картинах, скульптуре Дали и драгоценностях, как будто, это Васильева или тот самый начальник антикоррупционного управления в МВД Захарченко, хранивший «налом» миллиарды.

При этом федеральные СМИ как-то совсем не упоминают, что вообще-то Маслов стал главой Корпорации, будучи очень не бедным человеком. Работа Маслова была изначально связана с бизнесом («Сургутнефтегаз», «Лукойл», Санкт-петербургская товарно-сырьевая биржа), а уже потом – с государственной службой, а не наоборот.

И, наконец, давайте попробуем разобраться по сути предъявленных силовикам обвинений. Конечно, в той степени, в какой мы ими информированы.

Итак, 1 млрд руб., выделенный регионами-акционерами, определён на текущие проекты «Корпорации развития», которые должны были тратиться в течение определённого периода (как раз в период активной стройки надымского моста, хотя ещё в июле 2013 г. сообщалось, что мост будет пущен в апреле 2014 г.). Интересно, в условиях перманентного экономического кризиса и инфляции, как должен поступить ответственный руководитель АО с выделенными средствами? Как бы поступили вы? Пожалуй, что … положили бы в банк?

И абсолютно логично, что денежки вы положите в тот банк, который проверит на надёжность ваша служба безопасности, а руководство банка будет вам знакомо и предложит наиболее выгодную программу размещения. Именно так, судя по скудным сообщениям силовых ведомств, Маслов и поступил. Напомним, на момент размещения средств банк «Народный кредит» занимал 112 строчку в общероссийском рейтинге. Неплохая, согласитесь, позиция.

То, что ЦБ у нас уже несколько лет чистит банковские ряды, выстраивая очерёдность, исходя из своих каких-то соображений – известно сегодня всем. Как и то, что если средства ваши или вашей компании оказались в проблемном банке, то вы, как говорится, «попали». Никакое АСВ не поможет вам быстро и в полном объёме вытащить деньги. Практика это доказывает из раза в раз.

Между прочим, как утверждают наши источники в корпорации, в 2014 г., когда счета кредитного учреждения были заблокированы, в МВД было подано заявление о пропаже денег. Но тогда реакции не было.

Теперь просто поразмыслим.

Если гендиректор Корпорации действительно имел намерения обогатиться за счёт денег Корпорации, то, несмотря ни на какую тайну следствия, думается, очень скоро в центральные СМИ случится утечка о том, куда и сколько из миллиарда Корпорации ушло денежек и что выгодоприобретателем их стали именно арестованные руководители.

А, если предположить, что руководство Корпорации, напомним ещё раз – очень не бедное на момент назначения на весьма ответственный руководящий пост в Корпорации с её запутанной и скандально-непрозрачной историей – имело намерение обеспечить выполнение задач, которые поставили акционеры и уральский полпред, то что в ситуации зависших в ставшем проблемном банке денег им надо было делать?

Зададим себе вопрос. Что ответственный руководитель должен был бы сделать в этой ситуации? Прийти и попросить вынести наличными? Весь миллиард?

Единственное, что можно было попытаться сделать, чтоб спасти размещённые средства – попробовать их перекинуть на счета фирм, с которых их потом точно можно будет снять и использовать по проектам Корпорации. Естественно, что для любого бизнесмена – а Маслов пришёл в Корпорацию именно из бизнеса – таковыми фирмами могут быть только те, что он контролирует лично.

И тогда возникает вопрос к правоохранителям – а так называемый «ростовский» миллиард Корпорации действительно пропал? Или эти деньги работали, шли на расходы по проектам Корпорации?..

Сопредседатель Московского экономического форума, лидер «Партии дела» Константин Бабкин вообще уверен, что многочисленных коррупционных преступлений можно было избежать, если бы Центробанк просто пересмотрел работу системы всего сектора и не отзывал лицензию у каждого банка, в работе которого «что-то пошло не так».

Для финансового учреждения случай, когда на горизонте начинает маячить угроза отзыва лицензии, напоминает масштабный пожар, во время которого, как известно, стёкол не жалеют.

А если в банке лежат деньги коммерческих структур? Сколько претензий было к «Роснано» – по неэффективным расходам, сделкам с заинтересованностью, по выводу средств в оффшоры, и что заявлял Чубайс?

«Если я вижу крайне интересную технологию, которая по-настоящему может перевернуть энергетику страны или даже мира, я вижу создающее её лицо, пускай, стартовое небольшое, но оно живёт и зарегистрировано оно где-нибудь в оффшоре – мне что, отказываться туда входить? Или говорить: нет, вы перерегистрируйте, пожалуйста, там-то и там-то?» – говорил Чубайс.

И правда – как можно перерегистрировать? Кто-то это требует, что ли? Или это по закону так положено? Может быть, у нас деоффшоризация проходит, и основных резидентов переводят в Россию? Нет, не переводят. Ну а кто-нибудь видел технологию, перевернувшую энергетику мира, от Чубайса? А ведь денег вбухано в «Роснано» – миллиарды и десятки миллиардов. И что, Чубайс, может быть, уже на пути в Ростов?

«На самом деле, большинство компаний в России – оффшорные. И они могут заключать любые контракты.Сам факт работы с оффшорными структурами не является наказуемым, это не что-то из ряда вон выходящее. Все всегда «всё знают», и про нормальные контракты и про «ненормальные». Проблема в том, что необходимо отслеживать все средства. То, что сейчас поймали, уже говорит о том, что какая-то работа в данном направлении началась. Денег стало меньше, и регионы сами заинтересованы в том, чтобы не было подобных нарушений в фронтальных экономических проектах. Если не будет построена инфраструктура на тот же пропавший миллиард, эти деньги субъекту придётся где-то изыскивать, то есть где-то забрать. Это сложно – многие регионы перекредитованы», – объясняет ситуацию руководитель Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

Власти просто начинают внимательнее следить за объектами инфраструктурного строительства – где и «водятся» самые большие суммы. И не будем забывать, что если с арестом руководства «КР» будет крупный скандал, то может пострадать ряд политических фигур. Имиджевые риски не нужны, тем более дискредитация самого проекта перед Минфином. Регионы заинтересованы в антикоррупционной борьбе.

«Изменение восприятия происходит, раньше такие истории оставляли под ковром. И не будем забывать, что теперь и на губернатора можно возбудить уголовное дело. Главы теперь чутко следят за тем, что происходит в экономических блоках, из-за них можно отправиться и в Лефортовский изолятор», – прокомментировал Дмитрий Абзалов.

В правительстве Ямала, который является ключевым регионом в программе развития Урало-Сибирского сегмента «КР», не смогли пояснить, на что предназначался пресловутый миллиард и был ли он в итоге потрачен. Там лишь сообщили, что сейчас ждут только результатов расследования. На вопрос о том, не возникали ли у властей сомнения относительно честности финансовой политики «КР», ответили, что пристально следят за управлением инвестиций из бюджета ЯНАО. Более подробные комментарии по ситуации в пресс-службе региона дать пока не могут.

Кстати, был ли главный газоносный регион России спонсором стройки – до сих пор вопрос спорный. Например, в феврале 2016 г. сообщалось, что ЯНАО «увеличит уставный капитал «Корпорации развития» на 1 млрд в счёт погашения долга». Но и 1 млрд – это ещё не всё. Планировался полный расчёт до конца 2016 г. То есть основной акционер всё ещё должен той «бездонной бюджетной яме», «прослойке и прокладке», которой была «КР»! А всё дело в том, что эта самая «яма» ещё в 2015 г. выпустила допэмиссию на 6 млрд… в пользу Ямала. Планировалось, что регион выкупит её в начале 2016 г. Но, как говорил губернатор Дмитрий Кобылкин, с долгами получится рассчитаться потом… может быть… если будут деньги.

Остаётся добавить, что если дело нынешнего руководства «КР» будет доведено до конца, то за вывод средств в оффшоры придётся наказать многих и многих. Придётся проверить ЦБ и наказать Эльвиру Набиуллину за репрессивную политику в отношении кредитных учреждений, когда из лишённых лицензий банков «удивительным образом» пропадают деньги, выделенные на государственные стройки. Придётся наказать олигархов, ввести ограничения на движение за границу капиталов и пригрозить национализацией за невыполнение такого требования. И, наконец, наказать губернаторов, лоббирующих перед президентом Владимиром Путиным мегапроекты и отказывающихся платить по счетам. Безусловно, меры должны быть комплексными и исчерпывающими. А иначе, какое ж это будет правосудие?!

Впрочем, некоторые не спешат драматизировать события и прощаться с казённым миллиардом. У истории, прогнозирует Дмитрий Абзалов, обязательно будет интересное продолжение. Тем более, самые большие инвестиции в «КР» шли задолго до того, как Сергей Маслов занял кресло главы «КР».

«В своё время «Урал промышленный – Урал Полярный» был одним из конкурирующих проектов по развитию Урала. Его активно лоббировали представители субъектов, эта история началась ещё до кризисных явлений, соответственно, финансирования были очень большие. Миллиард в контексте «Урала Полярного» – сумма небольшая. Возможно, фигурантов в деле добавится. Так как в последнее время ставка делается не на то, чтобы посадить «вершину айсберга», а докопаться до самой сети», – считает эксперт.

Что ж, в картине деоффшоризации это будет весьма симптоматичный, хотя и сюрреалистичный сюжет.

Складывание денег коммерческой структуры на счетах в коммерческом банке и вывод в оффшоры – сколько же можно будет закрутить гаек, посадить олигархов и как помочь российской экономике!

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.