Меню Закрыть

В Москве прошёл очередной Форум Международной Ассоциации политэкономов-марксистов совместно с РУСО

И.И. Никитчук
2014-11-17 20:34.

Международная Ассоциация политэкономов-марксистов совместно с РУСО провела 25–26 октября 2014 года в Москве очередной Форум. Это была четвёртая научная дискуссия. До этого за последних два года состоялись три форума, на которых обсуждались темы: «Проблемы марксистской политической экономии», «Рабочий класс и классовая борьба», «Российская трагедия». Их материалы были изданы в одноимённых сборниках, вызвавших интерес у научной общественности.

Тема четвёртого прошедшего Форума – «Проблемы социализма: теория и практика». На нём были обсуждены следующие вопросы: социализм как целостная системам отношений; социализм как теория, способная стать практическим руководством к революционной борьбе пролетариата; причины и уроки поражения в СССР и перспективы его возрождения с учётом современных условий.

В форуме приняли участие около 100 человек – учёных, специалистов, практиков из России, Украины, Азербайджана, Чили, Кубы. Из них свыше 20 докторов, профессоров и три академика.

На форуме выступили Ковалёв А.А – д э.н., проф. (председатель оргкомитета); Сычёв Н.В. – д.э.н., проф.; Зяблюк Р.Т. – д.э.н., проф.; Чуньков Ю.И. – д.э.н.,проф., академик; Водомеров Н.К. – д.э.н., проф.; Руднев В.Д. – д.э.н., проф.; Доброхотов Л.Н. – д.ф.н.. проф.; Воейков М.И. –д.э.н.. проф.; Любинин А.Б. – д.э.н., проф.; Братищев И.М. – д.э.н., проф.,; Ацюковский В.А. – д.т.н., проф., академик; Ракитский Б.В. – д.э.н., проф., академик; Хабарова Т.М. – к.ф.н.; Дробан А.Т. – д.и.н., проф; Нигматулин Б.И. — д.т.н, проф., академик; Харчевников А.Т. – к.э.н.; Тягунов Ф.Ф. – к.т.н.,; Бударин В.А. – к.э.н.;  Асадли Ибрагим – к.п.н.; Синицын В.Н. – к.э.н. и другие.  Всего – 47 человек.

С главным докладом выступил Ковалёв А.А., по теме: «Принципы социализма».

Ковалёв Аристарт Алексеевич, д.э.н., профессор:

ПРИНЦИПЫ СОЦИАЛИЗМА

Кто сейчас только не нападает на социализм! Буржуазные идеологи, уже не один век добивающие последний гвоздь в гроб социализма; социалисты, ратующие за социализм, но подрывающие его главные нервные точки: одни подают социализм без марксизма, другие – марксизм без социализма, заменяя его или «третьим путём», или «народным капитализмом». И даже теоретики марксистского толка взывают к созданию новой, совсем новой теории социализма, выплёскивая саму суть марксизма. А сколько толкователей тех или иных положений социализма, окрашивающих его в разные цвета! В результате – раскол и брожение в коммунистическом и рабочем движении. Этим хорошо пользуется буржуазия. Она весьма активно и порой успешно собирает под свои знамёна не только верных ей классовых соратников, но и угнетённых ею, пользуясь идейным разбродом последних.

Однако, социализм возвращается. От возрастающего интереса к «Капиталу» Маркса до грандиозных успехов народного Китая, от пламенеющей Латинской Америки до борьбы против фашизма за социалистические идеи в Донбассе. Мировые кризисы и постоянные депрессии, войны и злодеяния фашистов срывают маски с истинных могильщиков человечества мировых олигархов, и люди всё больше осознают свой единственный выход социализм.

Борьба за социализм требует консолидации рабочего и коммунистического движения. В условиях надвигающихся революционных бурь задача коммунистов и левых состоит не только в том, чтобы подвести «общий знаменатель» под существующие разногласия между ними, но и развивать теорию марксизма как целостную, строго научную систему объективных законов и тенденций, образующих её главную конструкцию; теорию, способную не только объяснять мир, но и стать практическим руководством к его революционным преобразованиям, практическим действиям, основой выработки тактики и стратегии пролетарских партий. Нижеизложенные принципы социализма направлены на решение этой важнейшей задачи

I. Социализм как первая фаза коммунистической общественно-экономической формации представляет общество, в котором впервые за всю историю человеческой цивилизации ликвидирована эксплуатация человека человеком, где производители сознательно регулируют свою деятельность в собственных интересах и люди сами творят свою историю, действительную, человеческую историю в отличии от предистории человечества, где эксплуататорские общества всегда  жили по законам животного мира истребления и выживания.

II. Социализм возникает вполне закономерно как результат естественно-исторического процесса. Уже в недрах капитализма зарождаются предпосылки социализма в виде прогрессивных тенденций, которые вступают в противоречие со старыми отношениями и подрывают их. Назовём главные из них.

Это интеграция буржуазной собственности, которая в условиях обострения основного противоречия капитализма между общественным характером производства и частнокапиталистической формой присвоения – приводит к необходимости превращения буржуазной собственности в общественную собственность, служащей экономической основой нового строя. В последние десятилетия происходят значительные сдвиги и в собственности капиталистических корпораций: место частного собственника всё больше занимает фигура управляющего, топ менеджера. Это не меняет сущности капиталистической собственности, но всё же приближает к собственности социалистической.

Это развитие планомерности как сознательного регулирования общественного производств, которая вышла далеко за пределы отдельных предприятий, а её элементы уже охватили не только национальные экономики развитых стран, но и мировую экономику.

В современном капитализме происходят революционные сдвиги в структуре рабочей силы работника возрастает доля его интеллектуальных и духовных способностей и потребностей, их возвышение в соответствии с набирающим силу законом возвышения способностей и потребностей. Возвышение интеллектуальных способностей и потребностей от одной ступени к другой открывает новый, огромный мир духовного, творческого развития человека. Однако в этот мир капитализм может вносить лишь развращение и деградацию. Развитие духовности человека – это историческая миссия социализма.

Из предыдущей тенденции вытекает тенденция к повышению жизненного уровня большинства населения, прежде всего, в развитых странах, что нашло своё выражение в широко распространённых теориях социального государства, социально ориентированного рынка и т.п. Дело в том, что быстрое развитие интеллектуальных способностей работника требует удовлетворения потребностей их воспроизводства как условие повышения его заинтересованности в труде. Капиталисты вместе с буржуазным государством вынуждены повышать зарплату наёмным работникам, социальные выплаты, хотя при этом они неизмеримо больше присваивают прибавочной стоимости, производимой работниками высокоинтеллектуального труда, намного повышая таким образом их эксплуатацию, ещё больше укрепляя капиталистические отношения.

Современный капитализм из-за частой перемены труда в условиях высокого уровня безработицы вынуждает к разностороннему развитию работника, что также превратилось уже в объективную тенденцию.

Со второй половины прошлого века всё больше набирает силу тенденция участия работников предприятий в управлении производством и распределением, или самоуправление трудящихся. Уже само по себе участие работников в управлении является мощным фактором роста повышения производительности труда. Поэтому капиталисты широко используют этот фактор, особенно в развитых странах. Таким образом, самоуправление трудящихся превратилось уже в мировую тенденцию. Таким образом, буржуазия готовит пролетариат не только как разрушительную силу старого общества, но и как созидательную силу человека, способного к самоуправлению. А это – главная фигура социализма.

Однако, все эти условия, предпосылки социализма находятся в «сыром виде», а уровень их развития в различных странах различный. Поэтому новая, коммунистическая формация в своём развитии проходит ряд этапов, главными из которых являются переход от капитализма к социализму, полный социализм и высшая фаза коммунизма. В течение всего этого периода ликвидируются остатки прежних эпох, связанные с частной собственностью на средства производства, эксплуатацией человека человеком, отчуждением труда.

III. Какая же главная социальная сила, способная совершить эти революционные, социалистические преобразования?

Классики марксизма в качестве главной революционной силы всегда выделяли пролетариат, его ядро – промышленный пролетариат. При этом употребляли рабочий класс и пролетариат как идентичные понятия. Однако в последние полвека компъютерной, информационной революции существенно возросла доля интеллектуальных способностей работников в их общей структуре. Соотношение умственных функций работника к физическим в среднем сейчас находится в соотношении 70:30, тогда как в начале ХХ века это соотношение было обратным. В связи с этим многие, в т.ч. и коммунисты, вначале включили интеллигенцию (прежде всего, инженерно-техническую, научную) в рабочий класс, мотивируя это стиранием граней между умственным и физическим трудом, а затем выдвинули интеллигенцию в качестве главной революционной силы под тем предлогом, что она играет главную роль в научно-технической революции.

Конечно, рабочий класс и интеллигенция являются союзниками как отряды наёмного труда, пролетарии, антагонистически противостоящие капиталу. (Сноска: под пролетариями следует понимать наёмных работников, которые живут только за счёт продажи своей рабочей силы и доходы которых не превышают стоимость их рабочей силы). Однако качественно они продолжают отличаться между собой. Интеллектуальный труд рабочего качественно отличается от интеллектуального труда интеллигенции, требующего высшего, сложного образования, знания многих инженерных и др. дисциплин. Кроме того, интеллигенция отличается от рабочего по социальному положению, по более высокой оплате труда, наконец, по образу жизни, тяготеющему к буржуазным ценностям. Отсюда двойственная природа значительной части интеллигенции, из-за которой она способна вносить разброд и шатания в революционное движение.

Поэтому, если интеллигенция действительно играет главную роль в научно-техническом прогрессе, то ведущая роль в социальных революционных преобразованиях принадлежит рабочему классу по следующим основным признакам.

Рабочий класс является наиболее революционным классом в обществе, так как он выступает средоточием наиболее острых противоречий в обществе и поэтому наиболее заинтересованным в прогрессивном его развитии; является непосредственным производителем материальных благ как основы жизни общества; выступает наиболее организованной силой, способной сплотить вокруг себя другие отряды наёмного труда, так как освобождая себя, он освобождает и другие отряды наёмного труда.

Однако, чтобы выполнить свою историческую миссию, пролетариат должен быть, во-первых, организован, ибо, по словам Ленина, неорганизованный рабочий класс – ничто; во-вторых, действовать сознательно, с научным подходом,  предполагающим знание объективных законов развития природы и общества и учёт их требований.

Сознательно, с научным подходом пролетариат может действовать успешно только будучи организованным в политическую пролетарскую партию, способную, говоря словами Ленина, обучить, убедить пролетариат, отвоевать власть у богатых для бедных, научить управлять государством.

IV. После победоносной социалистической революции (политического переворота) пролетариат передаёт главные высоты экономики в общее достояние и закладывает основы нового коммунистического общества, отношения, общие для всей коммунистической формации. Это – общественная собственность на средства производства, основной закон  коммунистической формации, планомерная организация производства, участие трудящихся в управлении делами  производства и общества, то есть их самоуправление.

Теоретически все эти базовые отношения были обоснованы К. Марксом и Ф. Энгельсом ещё в их «Манифесте коммунистической партии». С практической стороны – все они зарождаются уже в недрах капитализма в виде ранее обозначенных тенденций, что свидетельствует об их глубоко объективной природе. Со стороны объективности, их взаимосвязи между собой и рассмотрим кратко эти отношения.

Так, приоритет общественной собственности на средства производства исторически предопределён уже тем, что она является способом разрешения основного противоречия капитализма и избавляет общество от разрушительных кризисов производства и безработицы, позволяет организовать производство в общенациональных масштабах и развивать его на основе внедрения научно-технического прогресса. Из господства общественной собственности как совокупности отношений, охватывающих все фазы воспроизводства, неизбежно вытекает непосредственно-общественная связь и направленность производства на цели потребления. Эта цель производства определяет суть основного закона коммунистической формации, который состоит в неуклонном повышении уровня благосостояния людей и свободном всестороннем развитии всех членов общества. (Сноска: Следует заметить, что в основном законе задача повышения жизненного уровня народа в части разумного удовлетворения материальных потребностей большинства населения в развитых странах в принципе может решаться уже при капитализме. Что же касается второй его части – свободного всестороннего развития всех членов общества, то это всецело миссия социализма). В основном законе собственность на средства производства получает своё наиболее концентрированное выражение, а реализация основного закона, в свою очередь, является главным стимулом для её умножения. Следовательно, в той мере, в какой действует основной закон, реализуется и общественная собственность в интересах всех членов общества.

Существенным для социализма является сознательный подход трудящихся в организации своей жизнедеятельности в  основных сферах общества. (СНОСКА: Сознательный подход, имеющий дело с реальными процессами, следует отличать от т. н. субъективного подхода, при котором исходным является идеальное, абстрактное начало, оторванное от реальности). Ростки такого подхода также зарождаются уже в недрах капитализма в виде тенденций планомерного развития и участия трудящихся в управлении производства, их самоуправления. Однако в условиях общественной собственности их смысл и масштабы существенно изменяются. Планомерность выступает как способ реализации общественной собственности. Поэтому она охватывает всё общественное хозяйство и направляет его на реализацию основного закона новой формации.

Что же касается участия трудящихся в управлении производством и распределением, их самоуправления, то уже при капитализме в качестве фактора резкого повышения производительности труда оно стало мировой тенденцией. При социализме, кроме того, самоуправление выступает способом реализации общественной собственности в интересах всех членов общества. Дело в том, что установление общественной собственности, как показывает советский опыт, автоматически не обеспечивает её реализацию в интересах всех членов общества. Она может быть использована в интересах бюрократии. Здесь или самоуправление трудящихся или паразитизм бюрократии. Третьего не дано.

Самоуправление трудящихся, будучи способом реализации общественной собственности, выступает как единая система в масштабах всего общества. Поэтому социализм, избавившись от гнёта буржуазии, является обществом самоуправления трудящихся. Это подобно тому, как города в средневековье, избавившись от власти феодалов, назывались коммунами (Сноска: Маркс определял коммунизм как единую ассоциацию свободных самоуправляющихся производителей).

Как единая система самоуправление трудящихся охватывает отношения не только «снизу», как это обычно принято считать, но и «сверху». «Сверху» опосредованно, через выборные органы, работающие на коренные интересы всех трудящихся и решающие вопросы общехозяйственного значения. «Снизу» непосредственно, через трудовые коллективы, когда самоуправление захватывает каждого работника и, следовательно, выступает той «клеточкой», из которой образуется вся социальная ткань целостного общественного организма. На основе  взаимодействия отношений «сверху» и «снизу» достигается противоречивое единство интересов отдельных работников, коллектива и общества в целом. Это единство интересов является новой движущей силой, способной поднять производительность труда на качественно новый исторический уровень.

Самоуправление трудящихся оказывает существенное влияние на изменение характера их труда в производстве. Как известно, на индустриальной ступени развития технической базы производства специализация работников, являясь фактором роста производительности труда, весьма ограничивает их развитие. Однако, в условиях самоуправления трудящихся существенно изменяет характер труда: появляется истинный трудовой коллектив с его новыми движущими силами сотрудничеством, взаимопомощью и соревнованием (вместо конкуренции). Эти движущие силы, присущие только коммунистической формации, содержат огромный, неисчерпаемый потенциал её развития, который будет всё больше раскрываться по мере развития производства и общества.

Таким образом, общекоммунистические отношения – общественная собственность на средства производства, основной закон, планомерность  и самоуправление трудящихся, органически взаимосвязаны между собой и, развиваясь при определяющей роли общественной собственности, и на её основе образуют базовый блок, который на каждом из этапов развития коммунистической формации выступает как его главное ядро.

V. Говоря о переходе от капитализма к социализму, сразу возникает вопрос о зрелости производительных сил, материальных предпосылок социализма, при которых, образно говоря, можно браться за оружие. От Плеханова и до наших дней многие утверждают, что «яблоко должно созреть». Однако в эпоху империализма парадокс состоит в том, что революции всегда происходили не в развитых странах, где наибольшее скопление предпосылок социализма, а в относительно слабых, где наибольшее скопление противоречий. Империалисты ставят страну перед выбором: или революция, или смерть. Здесь уже не до точных замеров зрелости.

И тем не менее, Ленин говорил об «известной степени зрелости». Думается, что главным критерием  этой  зрелости является такой уровень обобществления производства, при котором государство может концентрировать  средства, необходимые для планомерного развития социалистического сектора и превращение его в ведущий уклад.

Из всех задач переходного периода следует выделить две главные. Первая  это уничтожение монополистической  собственности, превращение её в общенародную (государственную) собственность как основы для социалистических преобразований, а также введение рабочего контроля и участие рабочих в управлении производством и распределением на предприятиях всех форм собственности. Выборы в органы власти должны проходить преимущественно по производственному признаку.

Вторая задача это преодоление, «снятие» средней и мелкой частнокапиталистической собственности, ликвидация эксплуатации труда капиталом. Эта задача требует длительного периода, в течение которого происходит борьба  главным образом, между социалистическим и частнокапиталистическим укладами по принципу «кто-кого».

Эта борьба может пойти по двум основным вариантам. Первый: власть находится в руках пролетариата, а государство проводит политику обобществления частного сектора в различных формах, в частности, государственного капитализма и направляет его в русло социалистических преобразований. В этом случае вероятность победы сил социализма весьма высока. Это ленинский путь, и он был проведён весьма успешно. Второй вариант: власть находится в руках коалиционного правительства с участием буржуазии. Здесь размываются социалистические ориентиры, а частный сектор получает полный простор для своего развития. Это – лучший вариант для возрождения власти буржуазии. В этом случае возникает проблема определения границ развития частного сектора, той опасной черты, за которой следует перерождение.

Теоретическим оружием буржуазии в этой ситуации является теория конвергенции, в соответствии с которой в смешанной экономике все уклады равноправны и должны развиваться свободно. В действительности, между противоположными укладами идёт смертная борьба. И основная задача государства пролетариата состоит в формировании главного стержня экономики – социалистического сектора, определяющего главное качество всего общественного строя. Этой задачи должна быть подчинена и работа частного сектора.

Интересам буржуазии служит и теория социального государства, в соответствии с которой государство и рынок социально ориентированы и направлены на повышение жизненного уровня народа. В плену этой теории оказались многие коммунисты и левые. Однако социальные государства, к которым обычно относят Швецию, Финляндию и др., это капиталистические государства с высокой степенью эксплуатации трудящихся и которые подвержены законам капитализма, в том числе и мировым экономическим кризисам с их разрушениями и безработицей. Для стран с социалистической ориентацией теория социального государства это дымовая завеса, которая затемняет ту опасную черту, за которой происходит буржуазное перерождение.

В борьбе пролетариата за развитие социалистического сектора следует учитывать и фактор продолжительности переходного периода. Следует учитывать предупреждение Ф. Энгельса, что, если переходный период затягивается, то возникает угроза авторитаризма и перерождения. Перерождение возможно по следующей логике: мелкая и средняя частная собственность порождает крупную, крупная – монополии, олигархию, а последняя, как показывает события в современной Украине, фашизм. И тогда возникает авторитаризм не только власти чиновников, но и власти олигархии, фашизма.

После уничтожения монополистической, олигархической собственности, а затем преодоления оставшейся средней и мелкой частнокапиталистической собственности и ликвидации эксплуатации труда капиталом общество вступает в полный социализм как первую фазу коммунизма.

  1. V. В систему отношений социализма, кроме её ядра – общекоммунистических отношений, входят отношения, присущие только этой фазе, специфически социалистические. Последние обусловлены остатками от прошлых эпох экономической обособленности производителей. Эта обособленность, в свою очередь, вызвана, во-первых, социально-экономической неоднородностью труда, которая выражается в противоположности между умственным и физическим трудом, между управленческим и исполнительным трудом; во-вторых, относительно низким уровнем развития производительных сил, требующим материально стимулировать труд работников.

К специфически социалистическим отношениям относятся: распределение по труду, товарно-денежные отношения,  многообразие форм собственности и др. И, как следствие элементы отчуждения работника от средств производства и от власти. Преодоление остатков обособленности производителей, отчуждения труда и форм их выражения составляет одну из главных задач социализма.

Эти две группы отношений – общекоммунистические и специфически социалистические взаимодействуют между собой таким образом, что базовые наполняют содержание специфических и способствуют их отмиранию, а специфически социалистические дают базовым форму своего выражения и механизм реализации. Именно наполнение базовыми отношениями специфически социалистических позволяет говорить о переходном характере социализма, как первой фазе коммунизма, но не как о самостоятельном способе производства, как это утверждает ряд учёных.

В чём смысл этого, казалось бы, схоластического спора? Дело в том, что если социализм это самостоятельный способ производства, отличный от коммунистического, то главное внимание надо направлять на развитие специфических отношений, например, рыночных отношений. Если же это первая фаза коммунизма, то главное развитие должны получить коренные отношения с использованием специфических отношений для развития базовых.

Рассмотрим кратко основные специфические отношения социализма.

  1. Распределение по труду имеет наиболее глубокие корни среди специфических отношений социализма и является той  движущей силой, тем главным стимулом, который непосредственно создаёт заинтересованность работников к труду. В отличии от распределения по капиталу, где оно ограничивается стоимостью рабочей силы, при социализме закон распределения по труду является выражением основного закона социализма и поэтому распределяемый продукт между работниками определяется производительной силой общества, возможностями производства. Следовательно, величина этого продукта должна быть максимально связана и отражать существующий потенциал производительных сил общества.

Таким образом, распределение по труду, выражая отношения экономической обособленности, разделённости индивидуумов, вступают в противоречие с отношениями их равенства по отношению к общей собственности на средства производства.  Это противоречие будет разрешаться по мере увеличения доли общественных фондов потребления в  общей структуре их потребления на основе всё большего развитии производства, росте удовлетворения потребностей трудящихся.

Далее, распределение между работниками должно осуществляться исключительно по вкладу живого, текущего труда, а не прошлого, овеществлённого труда, как это утверждает ряд экономистов. Последние предлагают распределять стоимость имущества предприятия (а то и всего общества) между работниками и наращивать эти накопления на их расчётных счетах за счёт распределения части прибыли между ними и т.п.

Эти отдельные, индивидуальные части дохода в конечном счёте так или иначе по различным каналам непременно окажутся в руках немногих, то есть будут концентрироваться, а затем использоваться для присвоения, эксплуатации чужого труда. Хорошо известно, что если непосредственный производитель теряет контроль над продуктом своего труда, то этот продукт в конечном счёте превращается в орудие его порабощения. Социализм решает эту проблему таким образом, что общество концентрирует в своих руках прибавочный продукт и оптимально использует его в интересах всех трудящихся. Поэтому всякого рода формы распределения по прошлому труду подрывают основы социализма и создают угрозу реставрации капитализма.

Оплата труда работников в форме заработной платы, приём их на работу в форме найма рабочей силы создают ложное представление, что и при социализме рабочая сила является товаром и эксплуатируется так же, как и при капитализме, но теперь государством. Это является одним из поводов для противников социализма утверждать, что в СССР не было социализма, а был государственный капитализм. Однако форма найма и оплаты, как это часто и бывает в условиях товарно-денежных отношений, скрывает, извращает истинное его содержание. Главное здесь определяется тем, что, во-первых, трудящиеся, как собственники общих средств производства, могут соединяться со средствами производства, прежде всего, непосредственно-общественным путём, а не через куплю-продажу рабочей силы. Отсюда, во-вторых, произведённый в обществе продукт идёт только трудящимся, а оплата их труда не ограничивается стоимостью их рабочей силы и определяется производительной силой общества; в-третьих, присвоение этого продукта происходит на основе их самоуправления – непосредственно и опосредованно. Необходимость материально стимулировать труд при наличии товарно-денежных отношений придаёт непосредственно общественному способу соединения работника со средствами производства форму найма труда.

2. Важнейшей специфической чертой социализма является существование двух основных форм общественной собственности на средства производства – общенародной в форме государственной и коллективной, групповой. Первая охватывает базовые отрасли экономики, крупные наукоёмкие, высокотехнологические производства, а то и средние предприятия. Вторая мелкие и средние предприятия, в частности, в сельском хозяйстве, лёгкой и пищевой промышленности, в сфере услуг. Это деление непосредственно обусловлено, прежде всего, неравномерностью развития производительных сил в различных отраслях производства, различным уровнем их обобществления.

Ведущая роль общенародной, государственной собственности определяется тем, что здесь производство в наибольшей мере обобществлено, планомерно организовано и сознательно регулируется в общенациональном масштабе, что позволяет исключить кризисы и безработицу, а постоянное внедрение научно-технического прогресса создаёт условия для непрерывного роста производства и народного благосостояния.

При этом государство закрепляет средства производства за отдельными предприятиями и передаёт их в хозяйственное ведение трудовым коллективам, работающим на принципах самоуправления. Последнее предполагает установление рабочего контроля, участие рабочих в работе органов управления, в решении вопросов развития производства и распределения. В то же время государство контролирует и направляет их деятельность путём доведения до них планов производства, нормативов затрат и распределения доходов и т. п., включая их в русло общенародных интересов.

Так как при социализме существует относительная экономическая обособленность государственных предприятий (возмещают свои расходы своими доходами), то они имеют свои коллективные интересы, которые вступают в противоречие с государственными интересами, в частности, в выборе профиля деятельности, в распределении доходов между государством и предприятием и т. п. Однако государство как собственник средств производства имеет возможность разрешать эти противоречия планомерно и своевременно.

Предприятия коллективной собственности находятся на более низкой ступени развития производительных сил и обобществления производства, что не позволяет в полной мере планомерно включать их в общехозяйственный процесс. Кроме того, государство при этом уровне производства не имеет возможности оплачивать труд работников на  общегосударственном уровне, и это становится делом коллективных хозяйств. Поэтому эти хозяйства обладают более высокой экономической обособленностью с её эгоистическими, частнособственническими тенденциями. Отсюда и более острые противоречия между коллективными и государственными интересами. С целью ограничения, устранения этих тенденций и всё большего вовлечения коллективных хозяйств в русло общехозяйственных процессов государство частично формирует заказы на поставку продукции, устанавливает нормативы по минимальной заработной плате,  распределение дохода, накопление и потребление и т.п., участвует в решении вопросов их развития и т.п.

Очевидно, коллективные предприятия в условиях замкнутости коллективной собственности, ограниченности материальных условий для развития не могут самостоятельно избавиться от остатков паразитизма и отчуждения, расчистить путь к окончательному освобождению труда. Поэтому по мере повышения технического уровня производства и квалификации работников эти предприятия будут всё более вовлекаться в единый планомерно регулируемый хозяйственный процесс общенародной собственности, при которой существуют значительно больше условий для реального самоуправления трудовых коллективов и совершенствования социалистических отношений. Будет осуществляться превращение коллективных хозяйств в общенародные, в частности, через государственно-коллективные формы собственности. Эта форма получает всё большее распространение, например, в Белоруссии в виде агрогородков. Переход коллективных хозяйств в общенародную собственность является одним из важнейшим направлений обобществления социалистической собственности на деле.

При социализме сохраняются в ограниченных размерах и частно-трудовая собственность, исключающая наёмный труд,  которая будет постепенно вытесняться экономически социалистическими формами хозяйствования. Также сохраняется и индивидуальная собственность на средства и продукты труда, связанная с интеллектуальной деятельностью людей особо одарённых, выдающихся способностей, создающих уникальные, неповторимые произведения. Она отомрёт, очевидно, вместе с остатками обособленности производителей.

3. Товарно-денежные отношения при социализме сохраняются, так как сохраняются их корни экономическая  обособленность производителей. (Сноска. Любители критики Маркса ловят его на слове, что он отрицал товарно-денежные отношения при социализме. И это правда, но правда и в другом, что Маркс оказался прав по методу. Из признания принципа распределения по труду при социализме (а Маркс его признавал) логически вытекает и необходимость в ТДО. Логика такова. Если существует необходимость материально стимулировать отдельных индивидуумов, то, следовательно, существует необходимость и в создании заинтересованности для трудовых  коллективов предприятий. Так как это достигается на основе возмещения своих расходов своими доходами, то на деле они экономически обособлены. А, как известно, экономическая обособленность предприятий является главной причиной товарно-денежных отношений между ними. По мере ослабления, отмирания корней экономической обособленности производителей вначале будут отмирать товарно-денежные отношения при ещё долгом сохранении распределения по  труду. Здесь-то и окажется прав Маркс не только по методу, но и на словах. Почему же Маркс отрицал рыночные отношения при социализме? Вполне справедливо предположить, что Маркс, исходя из того, что пролетарские революции произойдут в развитых странах, причём одновременно, и объединённый пролетариат этих стран, планомерно организуя  общественное производство, обойдётся без использования товарно-денежных отношений, используя деньги как счётные единицы, но при сохранении принципа распределения по труду. Так как в действительности революции происходили в средне- и слаборазвитых странах с низким уровнем производства, а, следовательно, и высоким уровнем обособленности производителей, то неизбежно сохранялись и рыночные отношения). Возникает проблема соединить совершенно разнородные начала план и рынок. О важности этой проблемы можно судить по тому, что дискуссия между сторонниками плана (нетоварниками) и сторонниками рынка (товарниками) шла весь советский период. Так в чём же суть этой проблемы и каковы пути её решения?

Как известно, в товарном производстве в процессе обмена товаров происходит, во-первых, возмещение общественно-необходимых затрат труда (ОНЗТ) производителей, как условие возобновления производства, и, во-вторых, в ходе конкуренции отклонения индивидуальных затрат труда от общественно-необходимых создают стимулы к развитию. Это – положительная сторона рыночных отношений. Но есть и другая их сторона. В ходе конкуренции происходит дифференциация производителей: одни обогащаются, у которых индивидуальные затраты труда ниже общественно-необходимых, а другие, у которых они выше, разоряются. Кроме того, возникают кризисы производства с огромными потерями уже затраченного труда, массовой безработицей и т. п.

Социалистическое государство в своей экономической политике сохраняет положительную сторону рыночных отношений и отсекает негативную таким образом, что сознательно, планомерно устанавливает цены на товары с ориентацией на ОНЗТ. При этом государство не может ни отменить обмен по ОНЗТ, ни изменить волевым путём эту величину, так как стоимость товара определяется техническим состоянием общественного производства, имеет общественную природу и в каждый данный момент является величиной постоянной.

Государство может изменить лишь способ выражения этой стоимости: вместо стихийного обмена товаров может сознательно устанавливать цены на товары. При этом потери, связанные с отклонением цен от стоимости, неизмеримо меньше потерь от кризисов и уничтожения уже затраченного труда в обществе. Возможности приближения цен к стоимости возрастают по мере обобществления производства, развития информационных и   автоматических систем управления. При этом стоимостная основа – обмен в соответствии с ОНЗТ (по усреднённым величинам) не отмирает, а отмирает лишь способ выражения  стоимости через стихийный обмен. Стоимостная основа отмирает лишь с отмиранием объективных причин обособленности предприятий.

Что же касается стимулирования производителей, то для этого вместо конкуренции с её разорительными последствиями государство организует соревнование между предприятиями с использованием системы надбавок и скидок, премиальные выплаты и т.п.

Так или приблизительно так решалась проблема «планарынка» в СССР с 30-х годов до средины 60-х прошлого века и сравнительно успешно.

Так, в сфере государственной собственности, где производство достигает высокой степени обобществления, а связи между предприятиями поддаются планированию и сознательному регулированию,  рыночные отношения из главного регулятора производства превращаются в дополнительный к плановому регулированию. В сфере же отношений с  коллективными предприятиями, где производство менее обобществлено, а воздействие государства на деятельность предприятий намного меньше или вообще отсутствует, роль рыночных отношений как регулятора производства более высокая.

Таким образом, безосновательны требования многих радикалов-революционеров отменить товарно-денежные отношения сразу после социалистической революции. При этом не учитывается, что предметом планомерных отношений является организация обмена в соответствии с ОНЗТ, а не организация продуктообмена без учёта последних. Ряд стран, в т. ч. Россия, Китай, Куба и др., начинали именно с отмены рыночных отношений по существу, переходили на натуральный продуктообмен, а затем вынуждены были вернуться к рыночным отношениям (НЭП и т.п.).

Не правы и другие (товарники), которые утверждают, что если сохраняются корни рыночных отношений, то они должны получить полную свободу и при социализме. В связи с этим получила широкое распространение т. н. теория «рыночного социализма» (или «народного капитализма»), согласно которой главным звеном в экономике являются коллективные предприятия (народные предприятия, предприятия с собственностью работника и т. п.) с рыночными связями между ними. В чём её порочность?

В условиях рыночной конкуренции между предприятиями, во-первых, всегда происходит разорение одних предприятий и обогащение других, а значит, эксплуатация одних другими.  Во-вторых, на предприятиях всегда существует часть управленцев, от которых в наибольшей степени зависит успех предприятия на рынке. Своё преимущественное положение в условиях недостаточного контроля «снизу» (а он ещё низкий из-за существенного различия между умственным и физическим трудом) эти управленцы, как показывает советский опыт, могут присваивать значительную часть прибыли для личного обогащения, а более предприимчивые направлять средства в теневую экономику для самовозрастания. В результате верхушка управленцев может паразитировать на труде рядовых и создать условиях для перерождения самоуправленческих отношений в частнокапиталистические.

Следует заметить, что позиция о свободе рынка при существовании его объективных корней является изначально ложной. Экономическая политика государства всегда направлена на согласование интересов всех субъектов отношений. Поскольку плановое и рыночное начала противоположные, то эта политика не может обеспечить полную реализацию тех и других. Поэтому отклонение реальных форм от объективных основ, в данном случае, рынка неизбежно.

Однако отклонение цен от стоимости, причём значительное и постоянное, имеет место уже в условиях монополистического капитализма. Так что в политике социалистического государства, сознательно использующего отклонение цен от стоимости, нет ничего нового и противоестественного. Эта политика обеспечивает определяющую роль планового начала. Таким образом, главным регулятором производства при социализме является планомерность, а товарно-денежные отношения – дополнительным регулятором. Поэтому производство по своей сути является планово-регулируемым, а не товарным производством, как это утверждают «товарники».

Вместе с тем, история позднего советского периода показала, что товарно-денежные отношения в любом случае содержат гены паразитизма и потенциал возрождения капитализма. И если они получают полный простор, то непременно приведут к перерождению социализма. Так и произошло в СССР.

В перспективе вытеснение рыночных отношений будет происходить, прежде всего, на основе перехода производства на комплексную автоматизацию и компьютеризацию. По мере развития планомерных связей, (в том числе за счёт развития автоматических систем управления (АСУ) и информационных систем, когда общественное производство всё больше будет превращаться в единую фабрику, работающую по единому плану, товар всё больше будет переставать быть товаром, превращаться в не-товар (Ленин), а рынок с его фетишизацией отношений всё больше будет уступать место прозрачным непосредственным отношениям между людьми. Вместе с тем будет ослабевать и так милая сердцу буржуа, да и многим нашим доморощенным социалистам, конкуренция между предприятиями. На смену конкуренции придёт  соревнование между предприятиями за снижение издержек производства, повышение производительности труда, социальное развитие и т. п.

4. При социализме сохраняется социально-экономическая неоднородность труда – различия, противоречия между умственным и физическим трудом, между управленческим трудом и исполнительным. Своё монопольное положение работники умственного, управленческого труда, как показывает советский опыт, всегда пытаются реализовать в каких-либо материальных преимуществах (нетрудовых доходах, взятках и т. п.), что и является главным источником паразитических тенденций бюрократизма.

Следует заметить, что бюрократия имеет всё те же корни, что и буржуазия – разделение труда на умственный и физический. Исторически в своё время это разделение труда стало причиной деления общества на классы. На современной ступени развития общества буржуазия создала уже все условия объективные и субъективные для своей гибели, и после социалистической революции она ликвидируется. Однако остаются корни для паразитизма бюрократии.

Бюрократия является не менее злостным паразитом, чем буржуазия, и выступает главным врагом народа при социализме. Ещё Ленин имел все основания опасаться, что если нас что-то и погубит, так это бюрократизм. Противоречие между бюрократией и обществом является антагонистическим противоречием, которое сохраняется при социализме.

Главное направление борьбы с бюрократизмом на длительную перспективу это стирание граней между умственным и физическим трудом, между управленческим и исполнительным. В текущей практике, в частности, на предприятиях, пролетарское государство устанавливает договорные отношения между трудовым коллективом и администрацией предприятия, в соответствии с которыми трудовой коллектив через общее собрание, выборный орган определяет основные направления деятельности предприятия, а администрация на основе единоначалия организует выполнение конкретных задач под контролем трудового коллектива. В перспективе будет происходить расширение полномочий рабочих за счёт сужения полномочий администрации и, наконец, исчезнут призрачные тайны управленческого труда, как дело избранных, исключительное и недосягаемое для простых смертных, когда руководитель уже не будет облечён властью управлять людьми, а превратится в координатора, организатора производственных процессов.

Что же касается вышестоящих органов управления, то искоренение бюрократизма здесь может вестись путём, во-первых, вовлечения широких масс трудящихся в работу органов власти и контроля за их деятельностью; во-вторых, применения жёстких насильственных мер, уголовным преследованием и т. п.

5. Наконец, при социализме государственная власть существует в форме диктатуры пролетариата, выполняющей созидательную и насильственную функции. Главная причина диктатуры пролетариата состоит в продолжении классовой борьбы при социализме. Во-первых, внутри страны сохраняются враждебно настроенные бывшие частные собственники, часть интеллигенции, про-буржуазной по взглядам и по образу жизни, прослойки бюрократии и высших управленцев на госпредприятиях, которые стараются извлечь сверхдоходы и использовать их для рыночного роста и др. Во-вторых, эти группы по своим интересам смыкаются с мировой буржуазией в единый фронт борьбы против сил социализма, образуя, таким образом, единый антисоциалистический класс.

Борьба с этим классом, бесспорно, носит классовый характер. И, пока существует капитализм как мировая система, она не затухает, а периодами вспыхивает всё с новой силой. В этой борьбе, жестокой и бескомпромиссной, главным оружием победившего пролетариата является государство диктатуры рабочего класса, проводящего политику в коренных интересах всех трудящихся с использованием средств насилия и принуждения по отношению к врагам и противникам революции, причём не только в политической, но и в хозяйственной сферах.

На начальных этапах социализма, когда сил самоуправления трудящихся вследствие их незрелости ещё недостаточно, чтобы задействовать в полной мере движущие силы социализма, а использование рыночных отношений в качестве движущих сил за определёнными границами содержит опасность перерождения социалистических отношений в буржуазные, государство сознательно, волевым путём дорегулирует хозяйственный механизм, повышая эффективность его действия. В то же время государство активно организует самоуправление рабочих на предприятиях и населения на территориях, которое сразу после взятия власти не может развиться в полную силу по объективным и субъективным причинам. Для этого требуется определённое время, длительность которого зависит от зрелости исходных материальных и культурных предпосылок самоуправления, от подготовки к этому рабочего класса и его авангарда.

По мере развития самоуправления трудящихся на предприятиях и территориях в качестве полновластной силы диктатура пролетариата будет наполняться своим главным содержанием  – рабочей демократией. Органы власти будут формироваться по следующим основным принципам:

Во-первых, по принципу «снизу-вверх» от советов трудовых коллективов на предприятиях и советов территориального самоуправления до Верховного Совета России. При этом органы власти всех уровней образуются из двух палат, начиная от местных, где одна избирается от советов трудовых коллективов предприятий, другая от советов территориального самоуправления, затем местные органы избирают соответственно двухпалатные областные и т. д. до двухпалатного Верховного Совета России. Во-вторых, во всех выборных органах власти большинство должны составлять представители рабочих. В-третьих, депутаты всех уровней власти периодически переизбираются и могут отзываться в любое время по требованию выборщиков. При этом они несут полную ответственность за свою работу. В-четвёртых, полномочия выборного и исполнительного органов должны быть разграничены. На всех уровнях управления Советы на договорной основе формируют исполнительные органы – администрацию, которой они руководят и которую контролируют. В то же время администрация в рамках договорных отношений осуществляет свои исполнительные функции на основе единоначалия. В-пятых, взаимодействие между вышестоящими и нижестоящими органами власти строятся по принципу демократического централизма.

Наряду с государством диктатуры пролетариата при социализме всё большее развитие будет получать гражданское общество, состоящее в большей части из самоуправляющихся общественных организаций и выполняющих на добровольных началах различные общественные функции. По мере развития общества в целом и гражданского в частности полномочия государства, в том числе и функции принуждения, карательные, постепенно будут переходить к гражданским институтам, органам самоуправления. В этом суть постепенного отмирания государства и перехода к обществу полного, прямого и непосредственного самоуправления всех членов общества.

***

Не трудно заметить, что все направления совершенствования социализма так или иначе связаны с развитием самоуправления трудящихся, представляющее собой способ и механизм реализации социалистической собственности на всех уровнях хозяйствования как единой системы. Поэтому перекос, например, в сторону преувеличения, абсолютизации роли государственных органов власти в управлении ведёт к отрыву государственной формы общенародной собственности от содержания последней, что открывает путь к государственному социализму. И, наоборот, превалирование роли самоуправления трудовых коллективов низовых звеньев, предприятий над централизованным управлением ведёт к рыночному социализму.

Поэтому, чем активнее будет участие трудящихся в управлении производством и делами общества как «снизу», так и «сверху», тем полнее будет реализовываться общественная собственность в интересах всех и каждого, или, другими словами, тем выше будет обобществление социалистической собственности на деле, превращение её из формальной в реальную.

Учитывая, что основой обобществления собственности является обобществление производства, противоречие между обобществлением социалистической собственности и обобществлением производства выступает основным противоречием социализма, которое, в свою очередь, является лишь одним из главных выражений более глубинного противоречия между производительными силами и производственными отношениями при социализме.

На той, достаточно высокой ступени развития, когда общенародная собственность освободится от своей государственной формы, а общество сбросит всякие социальные одежды с их классовыми различиями, когда сойдут с исторической сцены хвалёная рыночная конкуренция и не менее вожделенная коллективная собственность работников, самоуправляющиеся коллективные хозяйства уже в новом обличье в единой ассоциации цивилизованных кооператоров с их высоким культурным уровнем займут главное место в единой хозяйственной системе. Более того, самоуправляющиеся предприятия различных отраслей в условиях единой ассоциации создадут хозяйственную основу отдельных сообществ – общин, коммун и, таким образом, обеспечат материальную базу для разнообразия занятий их членов, для нового образа жизни с его коллективизмом, сотрудничеством и взаимопомощью, свободным и всесторонним развитием всех его членов. Тогда в полную силу заработает вечный двигатель человеческого прогресса – противоречие между способностями и потребностями человека,  между производством и потреблением.

Все рассмотренные выше основные элементы экономической системы социализма, образующие её скелет, обеспечивают ей устойчивость и развитие. Игнорирование, чрезмерное или недостаточное развитие какой-либо из этих групп отношений или их отдельных элементов приводят к перекосу, кризисным явлениям, деформации всей системы, а то и к её гибели, как это уже случилось в СССР и других странах Восточной Европы.

VIII. Каковы же критерии вступления общества в полный социализм? Во-первых, это индустриализация всех отраслей производства (промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг), организация на этой основе единого народнохозяйственного комплекса и планомерное регулирование производства в масштабах всего общества. Во-вторых, способность производительных сил обеспечить на рациональном уровне удовлетворение материальных потребностей для большинства населения страны. В-третьих, господство общественной собственности на средства производства при ведущей роли общенародной собственности и полное отсутствие эксплуатации труда капиталом. В-четвёртых, участие трудящихся в решении главных вопросов производства и общества в той или иной форме и решающее влияние трудящихся на развитие общества по основным его направлениям – научно-техническому, социально-экономическому, политическому, культурному.

Полный социализм будет проходить свои этапы зрелости, которые могут быть выделены по следующим основным критериям:

увеличение доли интеллектуальных, творческих функций в структуре труда совокупного работника на основе перехода индустриальной базы на более высокие технологические уклады с использованием автоматических машин, информационных, компьютерных систем управления и т. п. Степень сглаживания различий между умственным и физическим трудом, управленческим и исполнительным;

степень удовлетворения потребностей в материальных и культурных благах и свободном всестороннем развитии всех членов общества. Рост соотношения общественных фондов потребления и оплаты по труду;

уровень развития самоуправления трудящихся, переход от низших его форм к более зрелым, в производственной, социальной, политической и других сферах общества;

увеличение соотношения между свободным и рабочим временем;

IX. Можно ли отнести страны с экономикой переходного периода к социалистическим странам?

Если в экономике переходного периода данной страны преобладает социалистический уклад, который как главный стержень системы определяет главное качество всей формации, то такую страну можно отнести к социалистической на ранней, неполной стадии её развития. Такими, например, являются Китай, Куба, Вьетнам. Если же преобладает частно-капиталистический сектор, хотя и со значительной долей элементов социализма (социальное государство), то  страна остаётся капиталистической и на пути к социализму ещё потребуются существенные революционные преобразования.

IX. Каковы же причины и уроки поражения социализма в СССР? По Марксу ли строили социализм, в каком звене и когда произошли деформации, приведшие к его гибели?

Теоретической базой и практическим руководством подготовки и проведения социалистической революции и дальнейших социалистических преобразований была марксистская теория.

После победы Октябрьской революции в 1917 году была установлена власть диктатуры пролетариата и, по выражению Ленина, коммунизм сделал «первые шаги». Они состояли в том, что победивший пролетариат передаёт главные высоты экономики в общенародное достояние и на государственной земле, на национальных предприятиях в общенациональном масштабе планомерно производит продукцию, которая идёт трудящимся и только трудящимся.  В этой сжатой форме образно и выразительно нетрудно увидеть базовые черты коммунистической формации.

Ленин всячески поддерживал и развитие самоуправления рабочих на предприятиях через фабрично-заводские комитеты, Советы рабочих и др. Он писал, что, если рабочие в кратчайшие сроки научатся управлять производством, Советская власть будет непобедима. И наоборот, если не научатся управлять, ига капитализма им не избежать.

Однако для самоуправления производителей «снизу», как позже признал Ленин, ещё требовалась целая историческая полоса культурного развития. Поэтому развитие самоуправления рабочих «снизу» уже в начале 1918 года было весьма ограничено, и оно осуществлялось главным образом «сверху», опосредованно через органы управления, которые проводили политику в коренных интересах трудящихся.

В ходе проведения новой экономической политики в 20-х годах прошлого века получили широкое развитие товарно-денежные отношения, частный сектор экономики, государственный капитализм, для которых в то время сохранялись глубокие корни. Это была политика переходного периода от капитализма к социализму. Она проводилась весьма успешно благодаря власти пролетариата и была направлена на превращение России, по словам Ленина, из нэповской в Россию социалистическую.

Чрезвычайные условия внешней угрозы и необходимости форсирования индустриализации страны потребовали свернуть частно-капиталистический сектор с его частной собственностью и рыночными отношениями и осуществить быстрый переход к практически полному господству общественной собственности на средства производства и планомерному развитию всего общественного производства. Это и было осуществлено в 30-х годах прошлого века.

После создания индустриальной материальной базы страна со второй половины 30-х годов   вступила в фазу с необходимым набором черт социализма, то есть полного социализма, хотя ещё далеко не в зрелых формах. Экономика того периода включала базовые и специфически социалистические отношения, обеспечивающие бурное развитие производительных сил и всех сторон общества.

Однако с уничтожением буржуазии, эксплуататорских классов не исчезла классовая борьба. Буржуазия и помещики, лишившись средств производства, земли, сохранили средства, связи, идеологию и в союзе с мировой буржуазией боролись против власти пролетариата, организуя заговоры, взрывы, восстания и т. п. Противостояла власти и та часть бюрократии, которая в условиях ограниченной рабочей демократии пыталась реализовать своё положение в собственных корыстных интересах.

Все эти главные силы образовали по существу анти-социалистический класс с его политической оппозицией, против которого и была направлена диктатура пролетариата. Эта борьба сопровождалась многочисленными репрессиями в 30-х годах прошлого века в СССР, захватившими и многих невинных людей. Следует сказать, что с теми же целями, но ещё с большими трагическими последствиями, проходила «культурная революция» в Китае в 60-х годах прошлого века.

Среди причин репрессий 30-х годов в СССР следует различать объективные и субъективные.  К объективным относились угрозы как со стороны мировой буржуазии, так и сопротивления  анти-социалистических сил. К субъективным – отсутствие необходимого участия широких масс трудящихся в управления делами производства и общества, как главного средства, противовеса проявления волюнтаризма, произвола и жестокости со стороны части властных чиновников всех уровней.

Однако эти трагические страницы в истории нашей страны не могут затмить грандиозные революционные свершения трудящихся в мирное время социалистического строительства и победы в борьбе с фашистской чумой, которые были обеспечены именно коренными устоями социалистического строя.

В послевоенный период, в 60-х годах, когда мобилизационная система с преобладанием административных методов управления и весьма ограниченным участием в управлении «снизу» в значительной степени исчерпала себя, потребовались новые движущие силы, новые стимулы работников к труду для реализации их творческого потенциала. Для этого надо было создать условия для более полной реализации экономических законов, тенденций, движущих сил, присущих социализму. Настало время, в частности, для развития самоуправления работников «снизу», что позволило бы не только поднять их активность в труде, но и закрепить руководящую роль рабочего класса в обществе. Дело в том, что к этому времени для самоуправления трудящихся уже созданы были материальные и культурные условия (о которых говорил Ленин), участие рабочих в решении вопросов производства уже повсеместно использовалось на капиталистических предприятиях Запада, а его развитие уже стало мировой тенденцией.

Кроме того, в условиях начавшейся компьютерной и информационной революции появилась возможность широкого внедрения автоматических систем управления, что позволило бы значительно сократить управленческий аппарат, увеличить эффективность управления в производстве и других сферах общества и облегчить борьбу с бюрократизмом.

Однако бюрократии, которая весьма глубоко укоренилась в условиях долгих лет «чрезвычайщины», с её административными методами управления в принципе чужд был дух самоуправления трудящихся, контроля снизу. В 1961 году была отменена диктатура пролетариата и продекларировано  общенародное государство. После этого бюрократическая прослойка государственного аппарата настолько укрепилась, что легко могла ослабить и смести периодические всплески самоуправления рабочих как формы реализации их творческой активности.

Поэтому место недостающих социалистических движущих сил в экономике неизбежно заняли  старые, испытанные ещё при капитализме рыночные отношения, содержащие гены паразитизма и эксплуатации. Получив благоприятные условия, законы рынка «заработали» с присущими им последствиями. При отсутствии контроля «снизу» часть прибыли предприятий присваивалась их руководителями помимо их трудовых доходов и со временем стала направляться в теневую экономику как сферу самовозрастания капитала. Так в недрах социалистической экономики зародился и стал набирать силу механизм капиталистического производства и накопления. В неявной форме возродились отношения эксплуатации,  противоречие между трудом и капиталом.

С другой стороны, появились явные признаки паразитизма и загнивания государственного аппарата, бюрократической его прослойки, которая всё больше погружалась в коррупцию и взяточничество. В значительной мере этому способствовало и однобокое представление в общественной науке о социализме как преимущественно жёстко централизованной планово-директивной системе управления с игнорированием, по существу, другой, не менее важной его стороны – непосредственного участия трудящихся в решении общих дел производства и общества на основе их самоуправления.

Такой подход на деле означал приоритет власти чиновников над трудовой массой. В результате жёстко централизованная планово-директивная система управления без ведущей роли рабочего класса с его диктатурой и самоуправлением закономерно обрастала  бюрократизмом с его коррупцией, взяточничеством и казнокрадством.

Бюрократизм, как ржавчина, стал разъедать всё общество. Карьеризм и угодничество, формализм и волокита душили инициативу, творческие порывы работников и в конечном счёте подрывали их заинтересованность в эффективном труде.

Кроме того, бюрократия бросала мрачную тень и на всю советскую систему управления и руководства. И сейчас многие злопыхатели выставляют всех руководителей того времени как сонм алчущих взяточников и закоренелых бюрократов, а жизнь простых людей – как скудное, унылое и подневольное существование. В действительности большинство руководителей всех уровней управления были людьми честными и преданными социализму. В то же время абсолютизация государственности в идеологии, номенклатурное положение многих руководителей ставили их в особое, привилегированное положение, что вело к отрыву их от простого народа и имело роковое значение в момент решающей схватки с анти-социалистическими силами в начале 90-х годов.

Однако, как бы ни был ядовит и опасен бюрократизм, он не был настолько всесильным, чтобы разрушить социализм. Более опасным стало накопление капитала за счет всё большего обогащения части руководителей предприятий, развитие теневой экономики, которая всё более набирала обороты. А, как известно, капитал всегда стремится к самовозрастанию. Отсюда интерес директоров предприятий избавиться от государственной плановой системы с её учётом и контролем, развивать рыночные отношения как родимую среду для возрастания капитала, превратить государственные предприятия в частные.

Кроме того, пробуржуазные руководители предприятий делились своими теневыми доходами с коррумпированными чиновниками, которые принуждали их к этому. Главным средством такого принуждения было создание искусственного дефицита фондируемых средств производства, материалов, которые распределялись между предприятиями.

В своём паразитизме интересы коррумпированной бюрократии и пробуржуазной части руководителей предприятий всё более взаимно переплетались, сращивались, образуя единый анти-социалистический класс, противостоящий силам социализма. Укоренившись, они начали оказывать своё тлетворное влияние на политическую, духовную сферы общества, изменяя их по своему образу и подобию. Двоемыслие, ложь и лицемерие отравляли социалистическую идеологию; эгоизм, своекорыстие и стяжательство подрывали трудовой образ жизни советских людей с его честностью и справедливостью.

Социалистическое государство всё больше приобретало черты парламентаризма. Под одним флагом КПСС в Верховном Совете СССР теснились самые разные течения, в том числе представляющие интересы бюрократии и пробуржуазных элементов. Коммунисты, сторонники социализма, были уже весьма далеки от насильственных методов борьбы диктатуры пролетариата против явных врагов социализма. Потеря революционной боевитости, перерождение КПСС стали прямым следствием потери рабочим классом своей ведущей роли в обществе.

Паразитирующая верхушка от власти всё более отходила, отслаивалась от остального большинства в обществе, противопоставляя себя большинству. Что касается этого большинства – рабочих, крестьян, трудовой интеллигенции, большинства руководителей, преданных социализму, то они, следуя идеям социализма, честно и добросовестно трудились и своим творческим, самоотверженным трудом, всем миром продвигали страну на передовые рубежи в мире, превратив её во вторую сверхдержаву, создав высшую цивилизацию в истории человечества. На этом фоне бюрократизм и пробуржуазные элементы выглядели как зло, но не смертельное, терпимое, которое всегда существовало и с которым надо было бороться.

Особое место в системе противоборствующих сил занимала та часть интеллигенции, которая, с одной стороны, будучи ущемлена паразитической частью верхов, бунтовала против них, с другой – тяготела к их благополучию. Она стала основным проводником западных буржуазных ценностей (конформизм, потребительство и т. п.) в советское общество. В её взглядах – двойственность, её действия – это бунт на коленях. Выступая против паразитирующих верхов, против их лжи и лицемерия, эта часть интеллигенции вольно или невольно, сознательно или бессознательно, вместе с паразитизмом верхов выплёскивала и социализм, предавая коренные интересы рабочего класса.

Таким образом, противоречие между социалистическими и пробуржуазными силами поставило вопрос: «кто-кого». С одной стороны, действие социалистических законов создавало преимущества, которые обеспечили невероятные исторические свершения страны Советов во всех областях общества и сохраняли веру большинства советских людей в торжество идей социализма. С другой, законы рыночного хозяйства силой своей бесконтрольности и стихии умножали ударные силы разрушения и всё больше ограничивали созидательные силы социализма.

Возрождающаяся буржуазия взяла на вооружение теории о товарном производстве, о свободе рынка при социализме. В споре между сторонниками плана и рынка власть всё больше отдавала предпочтение рыночникам. (Сноска: Бытует мнение, что одной из причин гибели социализма в СССР были застой, закостенелость, догматизм, отсталость теории социализма от вызовов времени и т. п. Между тем, велись достаточно глубокие разработки по теории социализма известными школами… Однако наивно полагать, что экономическую политику определяют учёные. Возможно, что это и будет в далёком будущем. А сейчас в обществе с борьбой сил с противоположными интересами каждая из них берёт на вооружение теории, которые соответствуют их интересам. Пробуржуазные силы взяли на вооружение теорию о свободе рынка при социализме). На деле даже самые искренние коммунисты среди руководителей страны такие, например, как премьер министр Н.И. Рыжков и др. оказались в плену рыночного угара и со всей страстью призывали к переходу к рынку, правда, постепенно, не сразу, совершенно не замечая, какая ловушка их ждёт впереди.

Между тем дилемма «план – рынок» лишь на поверхности кажется такой простой и невинной. Если же принять во внимание, что за «планом» стоит общественная собственность, основной закон социализма и другие ценности социализма, а за «рынком» неизбежное возрождение частно-эксплуататорской собственности, возврат к капитализму, то оказывается борьба между сторонниками плана и рынка на самом деле была борьбой между капитализмом и социализмом. После реставрации капитализма в России настал звёздный час для «товарников», и они воскликнули: мы были правы, и мы победили. Рынок оказался тем троянским конём, который затем изнутри взорвал социализм в СССР.

А тем временем в конце 80-х годов прошлого века либералы, сторонники реставрации капитализма, следуя своим целям под испытанным флагом свободы и демократии, вначале развернули кооперативное движение, которое подавалось как ленинский кооперативный план построения социализма, а на деле стало способом легализации теневых капиталов изнутри подрывающих социалистическую экономику. Как показали исследования, среди кооперативов, образовавшихся в конце 80-х годов, не было ни одного предприятия, где бы верхушка управленцев не снимала сливки за счёт рядовых работников. Затем акционирование предприятий как способ превращения социалистических предприятий в частно-капиталистические.

В политической сфере развитие парламентского типа государства позволило практически беспрепятственно мировой буржуазии, прежде всего, американской, выращивать и всячески поддерживать анти-социалистические, пробуржуазные силы внутри страны, подкупать и подчинять их своей воле, вплоть до высших руководителей страны, а затем влиять на политику СССР, контролировать её и, наконец, диктовать свои условия, подчиняя все эти действия стратегическим её интересам: уничтожить социализм, развалить экономику и превратить страну в сырьевой придаток Запада.

Поэтому, если под действием внутренних анти-социалистических сил экономика СССР могла бы быть перестроена в сторону развития рыночных отношений с определённой дозой частного сектора, но с сохранением основ социализма, в худшем случае пойти по пути Китая, то при вмешательстве мировой буржуазии были развалены не только социализм, но и целостность страны и её экономика. Следовательно, пока в мире существует капитализм, классовая борьба пронизывает все страны, «вне» и «внутри» тесно переплетаются между собой, а мировая буржуазия в своей борьбе против социалистических сил практически везде действует объединёнными силами совместно с внутренней оппозицией.

Итак, главной, коренной причиной поражения социализма является ослабление, а затем и отмена диктатуры пролетариата, свёртывание самоуправления рабочих, что неизбежно усиливало бюрократизм в обществе. Здесь или самоуправление трудящихся, или паразитизм бюрократии. Третьего не дано. Борьба между теми и другими красной нитью проходит через всю историю Советской власти.

Первым шагом ослабления участия рабочих в управлении было урезание в начале 1918 г. полномочий фабрично-заводских комитетов и усиление единоначалия на предприятиях. Это повлекло за собой усиление бюрократизма настолько, что Ленин вынужден был признать его главным врагом для нового строя.

Вторым ликвидация в Конституции СССР в 1936 г. выборов по производственному признаку. В это время бюрократический аппарат уже стал самостоятельной силой, который в большей части обновлялся внутри себя, а влияние на него трудящихся масс было существенно подорвано. Государственный аппарат работал в значительной мере по принципу для трудящихся, и в меньшей мере через трудящихся. Тем не менее, влияние трудящихся масс было достаточно сильным, чтобы аппарат работал в их коренных интересах.

Третьим шагом стала отмена в 1961 году диктатуры пролетариата и декларация общенародного государства. После этого бюрократическая прослойка государственного аппарата настолько укрепилась, что легко могла ослабить и смести периодические всплески самоуправления рабочих, в частности, введение рабочего контроля на предприятиях (1959 г)., участие в производственных совещаниях в 70-х годах, создание советов трудовых коллективов (СТК) – в 1987 г.

Так ослабление, а затем и ликвидация диктатуры пролетариата, привело к усилению бюрократии. Бюрократия породила буржуазные элементы, а их сращивание между собой создало силу, которая стала тормозом в развитии, а затем и фактором разрушения завоеваний социализма. Соединение этой силы с мировой буржуазией довершило этот процесс.

Весьма распространённым является утверждение, что главной причиной гибели социализма в СССР явились «незрелость» материальных условий, недостаточный уровень развития производительных сил для построения социализма в СССР.

Однако, если, например, рассматривать 70-е годы прошлого века, когда было объявлено о строительстве в стране реального социализма, то к этому времени СССР вышел на передовые рубежи в мире по основным показателям развития и стал второй сверхдержавой в мире, способной обеспечить не только собственную безопасность, но и обеспечивал мир на планете, в то же время оказывая помощь многим странам мира. Этого противники социализма обычно не замечают и сводят образ социализма к различного рода дефицитам в отдельных продуктах потребления, в жилье и т. п. Л. И. Абалкин, директор Института экономики РАН СССР, например, практически отрицал существование социализма в СССР на том основании, что ещё не все члены общества были обеспечены по стандартам развитых западных стран продуктами питания, квартирами и т. п.

Однако следует различать реальный уровень удовлетворения потребностей и потенциальный, который мог бы быть достигнут, если бы вся производительная сила страны работала только на удовлетворение потребностей без отвлечения на навязанные нам колоссальные военные расходы, помощь другим странам и т. п. Если о зрелости материальных условий социализма судить по потенциальному их уровню, а это единственно правильно, то следует признать, что в это время производительные силы в СССР уже достигли того уровня, при котором обеспечивается удовлетворение на рациональном уровне основных разумных материальных и духовных потребностей всех членов общества как важнейший показатель полного  социализма.

Итак, социализм строился по Марксу, по Марксу и погиб. Всесильность марксизма состоит в  том, что он представляет законы общественного развития, которые объективны по своей природе и поэтому действуют в конечном счёте с такой же необходимостью, как и законы природы. Следовательно, в случае их нарушения силой обратной связи они неотвратимо приводят к разрушительным последствиям. В СССР было нарушено действие социалистических экономических законов уже тем, что в 60-х годах прошлого века были созданы условия для действия законов рыночного хозяйства в ущерб социалистическим. Эти набирающие силу законы не отменяли действия социалистических законов планомерности, основного закона и  др., но они нарушали, препятствовали их реализации и в конечном счёте привели к гибели социализма.

X. Уроки поражения социализма в СССР

Сохранять и укреплять диктатуру пролетариата на весь переходный период от капитализма к высшей фазе коммунизма, на всё время существования капитализма в мире при всемерном развитии пролетарской демократии.

Государственную власть строить на основе приоритета выборов по производственному принципу при строгом соблюдении принципа демократического централизма.

  1. Всемерно развивать научный подход, сознательное начало путём, во-первых, развития планомерного регулирования всего народного хозяйства, во-вторых, участия работников в управлении производством и распределением, самоуправления трудящихся как единой  системы, обеспечивающей единство интересов «верхов» и «низов».
  2. Вести бескомпромиссную борьбу против бюрократии – такого же врага, как и буржуазия демократическими и насильственными методами, исходя из принципа – или диктатура пролетариата, самоуправление трудящихся, или паразитизм бюрократии.
  3. Обеспечивать приоритет общенародной собственности на средства производства по отношению к коллективным, народным предприятиям и др. форм собственности.
  4. Всемерно развивать научно-технический прогресс, своевременно внедрять его достижения в производстве.

Не допускать использования товарно-денежных отношений за пределы, представляющие угрозу для возрождения буржуазных отношений. Рыночные отношения весьма активные. Они требуют не просто возрождения, а господства частной собственности с её главной фигурой – капиталистом, который, в свою очередь, призовёт все силы, чтобы превратить народное государство в буржуазное, насадить идеологию эгоизма и стяжательства. Рыночные силы умножаются за счёт связи с мировой буржуазией, в единстве с которой они всегда противостоят силам социализма и никогда не упускают случая, чтобы свергнуть страну с этого пути, в том числе и военным путём.

  1. В борьбе пролетариата за государственную власть и за социалистические преобразования исходить из того, что этому не противоречит недостаточная зрелость производительных сил.  Тем более это верно в условиях, когда империализм ставит страну-жертву на грань порабощения и гибели, с одной стороны, и, с другой, существуют мощные социалистические и прогрессивные силы на планете, способные оказать всяческую помочь восставшим.

XI. Каковы возможные пути захвата государственной власти революционным пролетариатом?                                    

Революционная практика пролетариата, как известно, знает два основных пути к захвату государственной власти: парламентский путь – через победу на выборах в государственные   органы власти и внепарламентский, насильственный – в период революционной ситуации через протестные выступления трудящихся, всеобщую политическую стачку, восстание.

Парламентский путь к власти парламентских рабочих и коммунистических партий, к примеру, в развитых западных странах стал историей компромиссов и соглашений, неудач и предательств интересов рабочего класса, а редкая их победа на выборах служила лишь прелюдией к их разгрому и преследованиям.

Ещё в начале ХХ века социал-демократия, возглавлявшая рабочее движение и извращённая рабочей аристократией, отошла от революционного социализма и стала на путь социальных реформ. Современная реформистская социал-демократия, по существу, отреклась от  социализма и стала на путь приспособления к господству крупного капитала, соучастия в управлении буржуазным государством. Парламентские коммунисты большинства западных стран, хотя и признают в качестве своей цели социализм, но также стоят на реформистских позициях. Поэтому порою мощные всплески рабочего движения в западных странах, в частности, мощные выступления трудящихся в начале второго десятилетия нашего века, в  большинстве случаях не выходят за пределы экономических, бытовых требований.

Парламентский путь как единственный путь к власти особенно показал свою бесперспективность на Украине, где власть всегда использовала любые нарушения закона и чудовищные фальсификации для своего сохранения, а большая часть коммунистов находились и продолжают находиться под гипнозом возможной мирной, бескровной победы на выборах.

Внепарламентский, насильственный путь взятия власти предполагает создание мощного революционного движения союза эксплуатируемых масс, прогрессивных и патриотических сил с его главным ядром рабочим движением во главе с его авангардом – коммунистическими и другими рабочими партиями, стоящими на позициях научного коммунизма.

На практике возможно соединение парламентского и внепарламентского путей прихода к власти. В этом случае рабочее движение может поддержать уличными выступлениями и забастовками своих кандидатов на выборах и защитить, закрепить благоприятные их результаты.

Выбор того или иного пути в значительной мере зависит от соотношения сил  противоборствующих сторон. Для трудящихся предпочтительнее всегда мирный путь к власти. Однако, всегда надо готовиться к насильственному, внепарламентскому пути как наиболее вероятному.

XII. Существуют ли в современных условиях объективные и субъективные предпосылки для социалистической революции в России?

В России существуют объективные необходимые предпосылки для социалистических  преобразований. Несмотря на чудовищные разрушения во всех сферах общества за последние двадцать лет, сохранился ещё с советских времён необходимый потенциал: материально-техническая база производства, научно-образовательный потенциал, квалификационный состав работников, социальная сфера и т. п., позволяющие быстро восстановить разрушенное народное хозяйство на социалистической основе.

Что же касается субъективных условий, то они ещё не достаточны. Ещё предстоит создать единое рабочее движение, которое, если местами и существует, то находится или на низших ступенях своего развития, или расколото политическими или другими мотивами. При этом следует иметь в виду те ступени, по которым развивается рабочее движение. Выделим главные из них.

Низшей ступенью рабочего движения является борьба рабочих за экономические требования – повышение зарплаты, улучшение условий труда, сохранение рабочих мест и т. п. Экономической ступени рабочего движения соответствует объединение рабочих в профессиональные союзы.

Более высокой ступенью является борьба рабочего класса за власть на предприятиях. Она выступает в форме борьбы за самоуправление рабочих с целью изменения отношений собственности на средства и результаты труда в интересах рабочих. Главными задачами этой борьбы являются: 1. установление рабочего контроля за деятельностью администрации; 2.  участие рабочих в управлении производством и распределением и вхождение рабочих в совет директоров предприятия; 3. достижение полного самоуправления трудовых коллективов; 4. переход предприятий в собственность работников или их национализация при самоуправлении трудовых коллективов и др. Этой ступени развития рабочего движения соответствует политическое объединение рабочих в Советы рабочих.

Наконец, высшей ступенью рабочего движения является борьба за государственную власть. В этой борьбе рабочее движение объединяет вокруг себя другие прогрессивные и  патриотические слои общества, протестные выступления населения. Во время решающего выступления рабочие объявляют всеобщую политическую стачку и общими усилиями с другими революционными силами организуют переход государственной власти в руки пролетариата.

Чтобы выполнить свою историческую миссию по организации рабочего движения и взятию государственной власти, партия коммунистов в современных условиях должна отвечать следующим основным требованиям:

теоретической базой её деятельности является марксизм-ленинизм, предполагающий переход от капитализма к социализму революционным путём на основе классовой борьбы пролетариата с доведением её до диктатуры пролетариата;

рабочий характер партии, что означает соответствие её деятельности коренным интересам рабочего класса и численное превосходство рабочих в партии;

вступление в партию проводится только по рекомендации рабочего коллектива (не менее 5 человек) с прохождении годичного кандидатского стажа и с правом отзыва своего кандидата в любое время;

активная позиция каждого коммуниста, предполагающая наряду с обязательным  членством в одной из партийных организаций и уплаты членских взносов инициативное, лидерское участие в насущных делах трудовых коллективов. Только тогда партия будет «…способна идти туда, куда идёт масса, и стараться на каждом шагу толкать её сознание в направлении социализма, превращать каждое организационное начинание в  дело классового сплочения…» (Ленин В.И. ППС, соч. т. 17, с. 363–364).

главным принципом внутренней организации партии является демократический централизм, предполагающий широкое свободное обсуждение всеми её членами основных вопросов партии при подчинении единой воле для выполнения уже принятых решений; периодическая сменяемость и подконтрольность руководителей партии со стороны рядовых членов, их высокая ответственность перед ними и др.

исключается участие высших руководителей партии в представительных и исполнительных органах власти и замена их рабочими депутатами, которые, как показывает ленинский пример, выполняют свою миссию достаточно профессионально, что позволяет  руководителям сосредоточиться на важнейших задачах деятельности партии;

введение партмаксимума для всех членов партии.

XII. В организации борьбы за власть коммунисты должны учитывать особенности наступления революционной ситуации в современных условиях.

О революционной ситуации как наиболее благоприятном моменте взятия пролетариатом государственной власти господствует представление, как о чём-то непредсказуемом, неуловимом, возникающим независимо от воли и сознания его участников. Между тем буржуазия чует своим классовым чутьём приближение этой ситуации и вполне сознательно упреждает её наступление. Коммунисты же снижение накала ситуации воспринимают как «ещё не наступила».

Такое представление о революционной ситуации уместно было 100 лет назад, когда трудящиеся поголовно были неграмотными, а революционные взрывы могли возникнуть, как правило, или во время войны, особенно мировой, или других чрезвычайных народных бедствий. Такую революционную ситуацию нельзя было предвидеть, она возникала внезапно и непредсказуемо и была неуправляема.

В настоящее время в большинстве стран мира, особенно в индустриально развитых, существует высокий уровень не только материальных предпосылок социализма, но и субъективных. Огромный образовательный и культурный, профессиональный и интеллектуальный потенциал рабочего класса, трудовой интеллигенции позволяет значительно легче осознавать им своё положение угнетённых в обществе и необходимость борьбы за своё освобождение. Кроме того, народы России и других стран бывшего социализма имеют огромный опыт строительства социализма и хорошо знают его преимущества.

В то же время и буржуазия стала другой. Теперь она имеет огромные средства, силы, связи, опыт, в том числе и международный, чтобы подкупать верхушку рабочего класса, его авангард различного рода привилегиями, доходными местами во власти, включением его отдельных представителей во властную элиту. Буржуазия достаточно организовалась, чтобы координировать свои действия, особенно во время кризисов, социального обострения, манипулировать трудящимися массами, общественным сознанием, прогнозировать развитие событий и таким образом сглаживать социальные противоречия.

С учётом этого необходимо коренным образом изменить взгляд на революционную ситуацию.

В условиях высокой политической образованности и практической подготовки трудящихся масс к революционным действиям появляется возможность заранее прогнозировать, а то и сознательно создавать, формировать благоприятную ситуацию для революционного захвата власти пролетариатом по всем правилам военного искусства. И чем выше уровень подготовленности масс, тем менее острая революционная ситуации необходима для взятия власти. Кроме того, возникает целый диапазон ситуаций, которые могут быть использованы для революционного переворота – от частых экономических кризисов, депрессий до ситуаций во время выборов, когда победу социалистических сил попытается перехватить буржуазия.

Россия, как и в начале ХХ века, опять оказалась в узле многих острых международных и внутренних противоречий. Прежде всего, в России, где как нигде в мире существует огромный разрыв между данными природой ей богатствами и неспособностью буржуазных властей к их освоению. Это всё больше притягивает к ней жадные взоры и разжигает аппетиты мировых хищников, вынашивающих планы разделить и разграбить страну.

Россия как сырьевой придаток Запада весьма чувствительна ко всем негативным экономическим тенденциям в мире; кризисы её становятся всё более глубокими и затяжными, а капиталистический цикл может из четырёх-фазного перейти в двухфазный – кризис и депрессию, минуя оживление и подъём.

Наконец, продолжающаяся монетарно-рыночная политика властей, разгул паразитизма и коррупции на всех уровнях управления и власти, чрезмерно высокая полярность между богатыми и бедными лишают экономику страны условий, источников её развития и всё больше накаляют социальные противоречия.

Разрубить этот узел противоречий, повторить победу над капиталом, миром эксплуатации и мракобесия, совершить вторую социалистическую революцию способен лишь рабочий класс  в союзе с другими эксплуатируемыми массами и во главе со своим авангардом – коммунистами, класс организованный и образованный, знающий мировые пути, по которым уже идут современные народы от капитализма к социализму.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.