Меню Закрыть

Страницы истории. В каких условиях жили рабочие до революции

Павел Орехов. На фото: 1. Образцовое общежитие для русских рабочих до 1917 года. 2. Типовое московское общежитие для русских рабочих, учителей, врачей и служащих в наши дни.
2014-05-08 15:46.

Распад Советского Союза и все последующие годы либеральных реформ сопровождались непрерывным, необузданным, доходящим до безумия потоком критики нашего опыта строительства социализма. Одновременно растерявшимся гражданам вешали на уши лапшу про райскую жизнь при «святом» царе, про небывалый рост производства и непрерывную заботу господ о своих подданных.

 

 


О том, что всё было не так безоблачно, сегодня не догадывается разве что безумный. Но по целому ряду вопросов всё же заметно расхождение во мнениях, порождающее дискуссию в обществе. Примеры тому найти не трудно – достаточно познакомиться с содержанием форумов в сети Интернет, попросить высказать мнение по ряду проблемных вопросов своих знакомых. В своей заметке я хотел бы коснуться одного из спорных моментов нашей истории – вопроса об условиях проживания фабрично-заводских рабочих до революции. Ведь зачастую можно услышать, что жизнь была в общем-то неплохой, что жилья хватало на всех, а те, кто требовал лучшей жизни, все поголовно были пьяницами и тунеядцами.

Фото1. Образцовое общежитие для русских рабочих до 1917 года.

 

 

 

 

 

Даже при самом беглом обозрении проблемы идиллия начинает рушиться на глазах. Современного горожанина, привыкшего к проживанию в светлых и просторных квартирах и не знающего иной жизни, некоторые факты вполне могут шокировать. Для того, чтобы не быть голословным, я приведу ряд конкретных примеров, наглядно демонстрирующих, в каких нечеловеческих условиях приходилось жить нашим прадедам, уходившим в поисках пропитания из родных деревень в города и рабочие посёлки.

Вот, например, сведения из книги К.И. Иванова «Переславская быль», характеризующие условия проживания рабочих местной прядильной фабрики. Здесь в начале XX века многие жили в фабричных помещениях: в артельных каморках не более 2-х кв. м. на человека, по 8–12 человек в одной комнате. Мужчины и женщины проживали смешанно. Спать приходилось на общих нарах, покрытых рогожей и тарой из-под хлопка. Кроме нар иной мебели в каморках не имелось. Подушки и одеяла были настоящей роскошью. Часто на нарах ночевали посменно, а многие рабочие и вовсе спали на полу Санитарные условия, само собой, не отвечали даже минимальным требованиям: воздух каморок был спёртый и влажный, а стены – сырые и грязные.

У тех рабочих, кто предпочитал жизни в фабричных казармах проживание в частных домах, условия были не лучше: спать приходилось на полу, порой даже без подстилки.

Схожую картину рисует очерк по истории Городищенской отделочной фабрики. Здесь в трёхэтажных казармах жили 60% рабочих. Вдоль плохо освещённых коридоров располагался ряд каморок с деревянными перегородками. Грязь, помои, клопы и тараканы, запах детских пелёнок, пота, гнилых продуктов – вот непременные атрибуты переполненных жильцами помещений. За порядком в казармах следили смотрители (хожалые казарм), нагло вмешивающиеся в личную жизнь рабочих.

Для тех, кто приведённые выше данные сочтёт необъективными, расценив их как плод советской пропаганды, приведу данные санитарных исследований фабричных заведений Вязниковского уезда 1884 года. Тут уж большевиков в подлоге не упрекнёшь. Исследования рисуют чудовищную картину: на четырёх крупнейших фабриках города объём жилого пространства, приходящегося на одного рабочего, насчитывал от 0.75 до 1.12 кубических саженей. Кубическая сажень равна примерно 9.7 метрам кубическим. Это немыслимо мало: представьте, что вам для проживания выделили кубическое помещение со стороной примерно в 2 метра, и вы поймёте, каково приходилось рабочим. В помещениях проживало одновременно 5–10 человек. Относительно нормальное состояние воздуха поддерживалось русской печкой и форточками, но при этом температура в каморках в среднем колебалась от 14 до 18 градусов, а влажность могла доходить до 90%! Учитывая, что в жилых помещениях отсутствовали санитарные удобства, а в подавляющем большинстве случаев при фабрике отсутствовала даже баня, остаётся только гадать, каким образом рабочие должны были поддерживать хотя бы чистоту тела. Что характерно, комиссия, проводившая санитарное исследование, признала такую ситуацию типичной для большинства предприятий.

Я не ставлю перед собой задачи рассказать, какие перемены произошли в жизни рабочих после революции, однако отмечу, что они не заставили себя долго ждать. Трудящиеся, завоевав власть, в короткий срок смогли добиться того, чего не сделал царь-батюшка и «заботливые» фабриканты за многие десятилетия. Так, например, при фабрике в Переславле, о которой говорилось выше, уже в 1918 году были открыты первые детские ясли и профессионально-техническая школа. Большой прогресс, если учесть, что до революции рабочие в большинстве своём были неграмотны, а детская смертность в виду отсутствия должного присмотра была необычайно высока.

Фото2. Типовое московское общежитие для русских рабочих, учителей, врачей и служащих в наши дни.

 

 

 

 

 

 

Так что тем, кто принимается ругать советскую власть, неплохо было бы серьёзнее отнестись к изучению нашей дореволюционной истории. А ещё лучше – приглядеться к нашей суровой действительности. Надо быть слепым, чтобы не видеть, какие тяготы и лишения приходится переносить приезжим рабочим, вынужденным отдавать значительную часть заработка за проживания в условиях, так напоминающих жизнь в фабрично-заводских казармах на дореволюционных фабриках. Не пора ли понять, что глупо ждать заботы о подчинённых от тех, кто их трудом обогащается. Не пора ли осознать, что лишь борьбой трудящиеся могут завоевать себе свободу и благополучие. Наше будущее не может быть доверено ни царю, ни президенту, ни предприимчивому бизнесмену. Им нет дела до наших проблем, они за наш счёт живут и процветают. Наше будущее – в наших руках!

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.