Меню Закрыть

Смягчение денежно-кредитной политики: не навреди!

Татьяна Куликова, помощник депутата Государственной Думы
2014-02-25 15:35.

Сейчас много говорится о том, что сверхжесткая денежно-кредитная политика (ДКП), проводимая Банком России, является одной из основных причин того крайне печального положения, в котором оказалась российская экономика.

 

 

 

И это действительно так. Смягчение денежно-кредитной политики, ремонетизация экономики – это вопрос давно назревший и перезревший. Однако для того, чтобы смягчение ДКП действительно принесло пользу экономике, оно должно сопровождаться целым комплексом сопутствующих мер, цель которых – не допустить того, чтобы вбрасываемые в экономику деньги пошли туда, где они принесут ей больше вреда, чем пользы.

Принесет ли ремонетизация пользу или вред, зависит от того, как именно дополнительные деньги будут попадать в экономику. Сейчас основной механизм попадания денег в экономику – это рефинансирование Центробанком банковской системы. Итак, что будет, если Центробанк все-таки решит заметно увеличить это рефинансирование? Результат будет зависеть от того, куда банки направят эти деньги. Если они их направят на инвестиции в проекты развития экономики, на корпоративное кредитование, на кредитование малого и среднего бизнеса, то эти деньги принесут экономике пользу. Увеличится деловая активность, ускорится экономический рост. Инфляция при этом может несколько увеличиться, но несильно и только в краткосрочном аспекте.

Это оптимистический сценарий. Но в текущих экономических условиях он выглядит совершенно нереалистично: российская банковская система полностью оторвана от реального сектора экономики, она живет в своем «параллельном» мире. Это естественно, ведь основная цель деятельности банков (как и любых акционерных обществ) – получение прибыли, а в современной России есть более выгодные объекты вложения денег, чем кредитование реального производства.

Во-первых, банки могут направлять деньги на потребительское кредитование. А это приводит главным образом к увеличению импорта и росту цен. Ведь люди обычно берут кредиты на покупку непродовольственных товаров, главным образом товаров длительного пользования, основная часть из которых импортируется, или в лучшем случае собирается в России из импортных комплектующих. Поэтому положительный эффект от направления денег в потребительское кредитование для российской экономики будет незначительным, а вот отрицательный будет вполне ощутим: ускорение инфляции и ухудшение торгового баланса.

Во-вторых, банки могут направлять деньги на спекуляции на фондовых рынках. В результате там будут раздуваться пузыри, а эффект на реальный экономический рост при этом будет минимальным. Это можно видеть на примере США: проводимое там масштабное количественное смягчение никак не может разогнать экономический рост, зато индекс Доу-Джонс, а также другие фондовые индексы по всему миру быстро растут, показывая очень заметную корреляцию с объемами эмитируемых долларов.

Банки также могут направлять деньги на валютный рынок – для игры против рубля (именно так и происходило во всех эпизодах российских «плавных девальваций»). Результат – нестабильность в экономике и сокращение золотовалютных резервов Центробанка.

А еще, вброшенные в экономику деньги (во всяком случае, значительная их часть) могут быть просто выведены за рубеж. То есть одним из результатов смягчения ДКП может стать усиление оттока капитала. Ведь даже в условиях крайне жесткой ДКП и высоких процентных ставок капитал из России бежит. Напомню: чистый отток капитала за 2013 год составил 62.7 млрд долл., увеличившись почти на 15% по сравнению с 2012 годом (тогда было 54.6 млрд долл.). Причем отток ускорился именно к концу года, а в наступившем 2014 году эта тенденция даже усиливается. И это явление нельзя объяснить тем, что предприниматели сначала выводят деньги в офшоры, а потом заводят их назад под видом иностранных инвестиций – ради безопасности и налоговой оптимизации. Ведь приведенные цифры – это чистый отток капитала; деньги, выведенные и потом заведенные назад, на итоговую цифру не влияют.

Сторонники жесткой ДКП традиционно предлагают решать эту проблему путем проведения институциональных реформ. Когда улучшится структура экономики и инвестиционный климат, тогда деньги, попадающие в экономику, не будут из нее убегать, а будут естественным образом направляться на развитие. То есть, согласно этой точке зрения, надо лечить саму болезнь, тогда и симптомы ее пропадут.

Это вполне разумная точка зрения, но только у нас нет времени ждать того прекрасного будущего, когда инвестиционный климат в России станет как на Западе. То есть: иногда бывает нужно срочно облегчить симптомы, а уже потом приступать к лечению самой болезни. Ситуация в российской экономике – это как раз такой случай. Для восстановления угасающей экономической активности в России нужно принимать срочные меры уже сейчас.

В частности, нужно смягчение ДКП, чтобы увеличить уровень монетизации экономики. Но для того, чтобы эта мера работала, надо проводить ее только в комплексе с некоторыми другими мерами.  А именно, с мерами, которые бы мотивировали, или даже принуждали, банки направлять дополнительную ликвидность в реальную экономику, причем именно в российскую.

В качестве примера можно привести, в частности, меры дестимулирования потребительского кредитования, предпринимаемые в последнее время Банком России. Но этого, конечно же, не достаточно.

Необходимо создать государственный банк развития, через который проводить финансирование реального сектора экономики – напрямую, т.е. минуя систему коммерческих банков. Необходим также государственный институт поддержки малого и среднего бизнеса. Формально такие институты в России уже есть – это Внешэкономбанк, призванный финансировать крупные инвестиционные проекты, и входящий в группу Внешэкономбанка МСП-банк, призванный реализовывать государственную программу поддержки малого и среднего бизнеса. Однако эти организации находятся в рыночном поле и играют по рыночным правилам, поэтому свои задачи они не выполняют.

А пока у нас еще не созданы полноценные институты развития, следует подумать о введении отраслевых лимитов под кредитование предприятий в пределах которых банки будут получать рефинансирование на льготных условиях.

Ну и, конечно же, нужны меры, направленные на сокращение оттока капитала. Ведь если капитал выводится столь интенсивно, как сейчас из России, мы никогда не наполним экономику деньгами – как если бы мы пытались наполнить водой бассейн, в котором открыта выпускная труба.

В первую очередь, нужно срочно принимать меры для борьбы с нелегальным вывозом капитала. По оценкам экспертов, только в результате сомнительных операций из России ежегодно утекает 30 – 40 млрд долл. Это примерно 2% ВВП. Если бы эти деньги оставались в экономике, это оказало бы на нее заметное влияние. Поэтому имеет смысл приложить реальные усилия для борьбы этим явлением – и на законодательном уровне, и на уровне контроля. Вложенные ресурсы окупятся сторицей – нужна только политическая воля. Какие-то подвижки в этом вопросе есть. Можно вспомнить недавно принятый закон о противодействии незаконным финансовым операциям (более известный как «закон пять шестерок» — по номеру этого законопроекта в базе Госдумы). Но этого явно недостаточно.

Особенно важно с точки зрения пресечения нелегального вывоза капитала заняться Таможенным союзом. В последние два года подавляющая часть нелегально выводимых средств выводится с использованием упрощенных процедур в рамках Таможенного союза. Поэтому надо срочно «залатать дыры» в этих процедурах и отладить взаимодействие таможенных служб стран-участниц.

Ну а помимо нелегального вывоза капитала есть еще и легальный.  На него тоже надо обращать внимание.

Во-первых, нужна деофшоризация, т.е. возвращение выведенных в офшоры средств в Россию. После прошлого послания Президента об этом много говорят, но реальных изменений пока не заметно.

А во-вторых, надо все-таки дестимулировать экспансию наших компаний за рубеж. Поясню. При смягчении ДКП у наших компаний, скорее всего, станет больше инвестиционных ресурсов. Но если они будут направлять эти ресурсы не на внутренние инвестиции, а на экспансию за рубеж, то никакого позитивного эффекта для российской экономики не будет, а будет только понижательное давление на курс рубля (ведь для инвестиций за рубеж надо сначала конвертировать рубли в валюту).

Конечно же, бывают случаи, когда экспансия за рубеж действительно необходима. Например, бывает необходимо купить компанию-поставщика, чтобы гарантировать бесперебойные поставки сырья. Или покупаем компанию, обладающую нужными нам технологиями. Но очень часто экспансия компаний за рубеж обусловлена просто стремлением вывести деньги из России в более безопасные места.  Поэтому наше налоговое законодательство должно быть изменено таким образом, чтобы при прочих равных условиях российской компании было бы заметно выгоднее размещать свое производство на российской территории, а не скупать активы за рубежом.

Итак, резюме. Для того, чтобы увеличение уровня монетизации экономики принесло реальную пользу, надо, во-первых, направлять дополнительные деньги в экономику более целевым образом, и, во-вторых, надо сократить масштабы оттока капитала, особенно нелегального. Если эти условия не будут выполнены, то ремонетизация принесет экономике больше вреда, чем пользы.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.