Меню Закрыть

Ростовская область. Предпоследняя шахта и последнее предупреждение

Алексей Хорошилов (соб. корр. «Правды»), г. Гуково, Ростовская область. Фото автора
2014-06-09 13:29.

С июня прошлого года коллективу шахты «Восточная», что находится в донском моногородке Гуково, задерживается выдача заработной платы.

 

 

Выигранные судебные  иски на ситуацию  не повлияли, так как на счетах предприятия-банкрота – хоть шаром покати. Не удалось за этот долгий год  ни достучаться до губернатора (хоть он и приезжал в город), ни получить ответы от президента (хоть заданы они были в ходе разрекламированной «Прямой линии»). И тогда шахтёры обратились за помощью к местным коммунистам. На прошлой неделе в городском ДК состоялось собрание работников шахты «Восточная», на котором в оргкомитет борьбы были избраны сразу три секретаря Гуковского горкома КПРФ Геннадий Щербаков, Дмитрий Четвертаков и Татьяна Петрушова. А после выступления перед шахтёрами лидера фракции КПРФ в областном Законодательном собрании Евгения Бессонова сомнений уже не было: на этот раз действия шахтёров по защите их прав будут и боевитее, и решительнее.

Возобновление шахтёрами своих требований совпало  с  заявлением губернатора Василия Голубева о том, что уровень задолженности по зарплате в регионе постоянно снижается, а средний заработок к 2016 году достигнет 30 тысяч рублей. Вот только нет гарантий, что и в заветный список на уменьшение задолженности, и в список на повышение зарплаты работники шахты «Восточная» – с подачи чиновников попадут. Потому что никто в Гуково не знает, кто является собственником шахты, известно только, что обитает «мистер икс» где-то на Кипре. И он вряд ли даже следит за процессом её банкротства. Правда, в нулевые годы была возможность уйти от краха, когда предприятие попало в сферу интересов «Мечела», но профинансировать программу перехода на новый пласт инвестор не успел: у корпорации начались трудности.

Бывшим руководством шахты был взят кредит в 45 миллионов евро, которые исчезли неизвестно куда. Фирма-однодневка, через которую была провёрнута сделка, лопнула. А акции оформлены на подставных лиц. И сейчас единственным источником поступлений осталась… продажа металлолома. 16 июня состоится собрание кредиторов, на котором будет принято решение  о выставлении имущественного капитала шахты на электронные торги. Они продлятся 2 месяца, по их окончании стоимость имущества намного сократится и кому-то достанется за бесценок. А ведь «Восточная» вполне может работать.

Есть запасы сырья на 50 лет работы, если перейти на новый пласт. Системы вентиляции, подачи воды и другое оборудование законсервированы и могут быть быстро налажены, говорит директор шахты Сергей Индыло. Нужно только найти инвестора, способного вложить 2 миллиарда рублей. И через три года предприятие способно выйти на рентабельную добычу угля. И занятость получат 1000 человек. А, как известно, одно рабочее место на шахте обеспечивает занятость ещё 4 человек в сфере обслуживания…

Впрочем,  потенциальные инвесторы внимательно следят за агонией шахты «Восточная». Только среди таковых преобладают, по мнению специалистов, структуры околокриминальные. У официальных структур на такие цели денег не предусмотрено. Даже, выходит, и у государства. Хотя, как известно, и принята федеральная целевая программа по восстановлению угледобывающих шахт и выделены средства в 5 триллионов рублей. Но эти деньги направляются в другой регион, власти которого из года в год добиваются более высоких показателей при голосовании на выборах за партию власти. Однако и небольшие возможности, которыми располагает правительство Ростовской области, используются неэффективно. Иначе как может так выходить, что за годы успешного хозяйствования  предшествующей и нынешней администрации крупные предприятия  региона можно пересчитать по пальцам  двух рук, а работающие шахты – одной руки?

Сомнительна роль в стабилизации горнодобывающей отрасли областного министерства промышленности. Раньше в структуре облправительства был заместитель губернатора Гребенщиков, он же министр. Теперь есть и замгубернатора, и министр промышленности Тихонов.  Полномочия двух высоких чиновников, имеющих в своём подчинении других чиновников, неясны, так как на все сложные вопросы они отвечают, по словам получателей высоких депеш, «мы не располагаем запрашиваемой информацией. Этот вопрос не находится в нашей компетенции». Ещё труднее определить: в чьей же компетенции отыскать ответственного за «кражу» у рабочих шахты Николая Пищулина, например, 66 тысяч рублей, а у Александра Ступака – 100 тысяч рублей зарплаты? И ещё у семи сотен сотрудников, которые уже  находятся в поиске другой работы, или у тех, кто всё ещё трудоустроен, – сторожем, электриком…

В восьмидесятых годах в объединении «Гуковоуголь» было 18 действующих шахт. На нынешний день работающими считаются четыре, и среди них – шахта «Восточная». Выдаёт уголь на-гора только «Алмазная». А о том, что территория Гуково – угледобывающая, свидетельствуют не гружёные составы, увозящие твёрдое топливо в сторону  металлургических производств, а воспетые в песнях терриконы отработанной породы. Неужели и донские шахты уже отработали положенный им историей срок? С этим приговором не хотят мириться донские шахтёры.  В своё время они сами поспособствовали упадку отрасли, когда поддались обману и стучали касками на Васильевском спуске. Пока не достучались до того, что некому стало стучать.

Депутаты фракции КПРФ в областном Заксобрании обратились с запросами к губернатору и прокурору области, готовятся запросы от имени фракции КПРФ в Госдуме. А оргкомитет, избранный коллективом шахты-банкрота «Восточная»,  при содействии городского комитета КПРФ, инициирует обращения в местную мэрию, областную инспекцию по труду. Это для того, чтобы наступление вести на всех уровнях. И если власти опять их «не услышат», то к концу августа, когда отмечается День шахтёра, пусть не удивляются, что в пограничном моногородке Гуково социальная  напряжённость обернётся взрывом негодования.

На фото: на шахтёрском собрании; депутат Евгений Бессонов отвечает на вопросы.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.