Меню Закрыть

Рецензия в газете «Правда» на документальный фильм «Варшавский Договор. Рассекреченные страницы»

Александр Драбкин, политический обозреватель «Правды»
2015-06-11 12:35.

Телеканал «Россия-1» показал фильм «Варшавский Договор. Рассекреченные страницы», вызвавший острую реакцию прессы и должностных лиц в Европе.

 

 

 

Цветы Пражской весны

Термин «растоптанная Пражская весна» был запущен в августе 1968 года Информационным агентством Соединённых Штатов (ЮСИА). Его обоснованно называли тогда «самым наглухо застёгнутым генералом «холодной войны». Сейчас, без малого полвека спустя, пропагандистские конструкции ЮСИА, казалось бы, принадлежат далёкому прошлому. Там им, на свалке истории, самое место. Тем более что опыт цветных революций в Югославии, Ливии, Ираке, Грузии, Египте, Сирии, а теперь на Украине и в других государствах убедительно свидетельствует об истинных целях заокеанских режиссёров таких массовых действ. В этих странах пышно расцвели цветы Пражской весны: на смену устойчивому развитию пришла экономическая анархия. А небезупречные (но стабилизирующие внутренние противоречия) политические системы были сметены бандами наёмников, загримированных под боевые отряды охлократии.

Однако, видимо, уроки истории не пошли впрок либеральным политикам и обслуживающим их журналистам. Забыто, что введённые в Чехословакию по просьбе легитимного президента страны Людвика Свободы войска государств – членов Варшавского Договора предотвратили натовские авиационно-ракетные удары по Златой Праге.

Эта европейская жемчужина не была разрушена американскими самолётами и ракетами «томагавк» в отличие от Белграда, например. В 1999 году жители югославской столицы вышли на улицы, нацепив на одежду изображения концентрических кругов и надписи «Я мишень!» Они рисовали оскорбительные карикатуры на американского президента-саксофониста («Клинтон, дунь в сербский …!»). Стены белградских домов и витрины магазинов расписывались красноречивыми лозунгами «Гестапо-1939, НАТО-1999».

Но было уже поздно. В стране хозяйничали банды наёмников. Легитимный президент Милошевич был вывезен из столицы и заточён в Гаагскую тюрьму, где и скончался. Прага всего этого избежала благодаря своевременной военной поддержке союзных стран.

Но в Вашингтоне, похоже, с такой ситуацией не смирились: там до сих пор кое у кого чешутся руки очень хочется устроить грандиозную порку чехам и словакам по югославскому образцу. Ведь издавна признавалось, что именно эти страны могут быть засовом, гарантирующим европейское единство на востоке. А могут стать и клином, такое единство раскалывающим. Требуется усилить дисциплину и обеспечить безусловное послушание вашингтонскому диктату. А значит, опыт противодействия Москве на пражском и братиславском направлениях снова актуален.

В связи с фильмом о Варшавском Договоре представитель МИД Словакии заявил: «В телефильме были непозволительно искажены история вторжения советских войск в Чехословакию в 1968 году и последующая оккупация Чехословакии мы категорически против попыток подобным образом манипулировать наиболее мрачными страницами нашей истории. Это же государственное телевидение и мы донесли до наших партнёров недопустимость повторения подобных эпизодов». Словацкий дипломат напомнил и о том, что власти РФ ранее неоднократно приносили извинения за «вторжение и оккупацию». Сообщается так же (без подробностей), что посол России в Чехии был вызван в МИД ЧР.

Оживилась и российская либеральная пресса. Посыпались риторические вопросы: как далеко может зайти «начатая в РФ ревизия истории»? Что на очереди? Катынь? Советско-финляндская война? Подавление волнений в Венгрии в 1956 году?

Вопросы знаменательные. Похоже, у их авторов уже готовы ответы и соответствующие комментарии на все случаи жизни.

Однако, возвращаясь к обсуждаемому фильму, думается, есть смысл прежде всего определиться в главном: предотвратила ли в 1968 году взаимопомощь государств членов Варшавского Договора европейскую войну? Или кто-то до сих пор считает военный Североатлантический альянс исключительно гуманитарной организацией? Что и обсудим.

Это начиналось так

Первые ростки Пражской весны проклюнулись поздней осенью 1967 года. Тогда Компартия Чехословакии раскололась на сторонников и противников президента Антонина Новотного. После длительных жарких дебатов на пленуме ЦК КПЧ президентом страны стал боевой генерал Людвик Свобода. В 1942 году в СССР он организовал Первый чехословацкий армейский батальон, прославившийся в сражении у деревни Соколово. Под командованием Свободы батальон вырос до Первого чехословацкого армейского корпуса, который вместе с советскими частями героически бился за освобождение родной страны.

Возглавил ЦК КПЧ мало кому известный молодой реформатор Александр Дубчек. Такой дуэт был результатом компромисса в ЧССР на высоком уровне образовался союз молодости и опыта. Дубчек нравился многим в Москве: к примеру, маршал Конев, человек в Чехословакии почитаемый, в одной из центральных советских газет даже упомянул о его славном боевом прошлом во время антифашистского Словацкого национального восстания 1944 года.

Дубчеку досталось тяжёлое наследство. «Реформаторы» и не думали разоружаться. В их рядах объединились разные политические течения националисты и еврокоммунисты, либералы всех мастей. Они всё яростнее атаковали курс Компартии Чехословакии на развитие связей с КПСС. Раскол в КПЧ углублялся.

Дубчек не видел (или не хотел видеть) опасности. Через двадцать лет о нём заговорили как о предшественнике Горбачёва. Но это было позже. Пока же в 1968 году дестабилизирующие тенденции в стране нарастали. Всё менее определённую позицию занимала газета «Руде право» орган ЦК КПЧ, одно из авторитетнейших коммунистических изданий в мире.

Перелом в атмосфере разброда и шатания произошёл летом 1968 года после приезда в Прагу Генри Киссинджера. Он прибыл (формально) на празднование 85-й годовщины со дня рождения выдающегося писателя Франца Кафки. Фактически же он «построил» антикоммунистическую оппозицию. И, видимо, сделал это эффективно: со временем Киссинджер занял очень высокий пост в Вашингтоне стал помощником президента США по национальной безопасности.

Летом 1968 года в ЧССР началось то, что сейчас называют «войной с памятниками». Первой жертвой стал легендарный советский танк Т-34, ворвавшийся в оккупированную вермахтом Прагу в авангарде советских войск и в знак благодарности жителей поднятый на монументальный пьедестал в центре города. Вандалы облили его краской, разрисовали пёстрыми граффити.

Потом стали крушить другие памятники. И, наконец, была взорвана гигантская, самая большая в мире, гранитная статуя И.В. Сталина на берегу Влтавы.

Дальше больше. Пресса стремительно меняла тональность появилось множество антисоциалистических публикаций. На киностудии «Баррандов» был снят очень длинный фильм, «разоблачающий» социализм. Картина получилась нудная. И это понятно изобразительный ряд оказался ничтожным. Да и откуда взять документально убедительный антисоциализм Чехословакия развивалась успешно, народ жил хорошо. Поэтому в картине центр тяжести был перенесён на дикторский текст. И это получилось очень убедительно зрителя «держал» любимец гениального режиссёра Ингмара Бергмана блестящий европейский актёр Макс фон Зюдов. Затея обошлась дорого. Но, похоже, антисоциалистические пропагандисты в деньгах не нуждались.

В Праге бушевали студенты Карлова университета. Полиция бездействовала. Сменявшие друг друга ораторы на молодёжных митингах восторженно кричали об успехах своих сверстников в парижской Сорбонне там студентов побаивался даже президент республики Шарль де Голль. Ура!

Масла в огонь подливали слухи из баварского пограничья: якобы уже сформирован убойной силы танковый кулак бундесвера. Национальные эмблемы ФРГ будто бы срочно заклеивались аббревиатурой ООН. Кто-то вроде бы всё это видел сам, кто-то показывал соответствующие снимки. Подлинность информации никого не интересовала народ дружно возгорался идеей свободы, которую вот-вот принесут в Прагу «голубые каски» ООН.

В Чехословакию направили из Москвы А.Н. Яковлева он должен был оценить обстановку на месте. Да, да, речь идёт о том самом Александре Николаевиче Яковлеве, которого двадцать лет спустя превозносили как «главного идеолога перестройки». Но в Праге в 1968 году он был другим. Как рассказывал один из организаторов вояжа высокопоставленного московского эмиссара, Яковлев громко кричал по спецсвязи: «Танки, срочно нужны танки! Иначе тут всё рухнет!»

Наверное, в Кремле тщательно и осторожно оценивали информацию из разных источников. А когда танки на Вацлавской площади в центре столицы всё-таки появились, многим в Чехословакии показалось, что мир рухнул: это ведь те самые краснозвёздные танки-освободители, которые с боями прорывались на помощь восставшей Праге через огонь мощной обороны гитлеровцев в мае 1945 года. Молодёжь в массовой истерике бросалась на боевые машины. Единственным оружием юнцов были зонтики. Они громко кричали, призывая ооновскую помощь. Но она не пришла. Нашим танкистам было приказано на провокации не поддаваться.

Военные до сих пор считают происшедшее поразительным. Многотысячный интернациональный военный контингент вошёл с тяжёлым вооружением в Чехословакию, и всё обошлось без потерь. Правда, очень нервный студент Ян Палах сжёг себя перед советскими танками. Он был с почестями похоронен, у Карлова университета ему поставили памятник (который вскоре исчез, что, впрочем, не вызвало никакого протеста студенческой общественности). Говорили, что Палах был психически нездоров, что перед самосожжением его накачали психотропными препаратами. Теперь это нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Одно очевидно: студент действительно погиб.

Так было в столице. А в других городах и сёлах всё развивалось иначе. Местные крестьяне помогали советским солдатам строить танковые ангары и казармы. Специфические отношения сложились у персонала военных магазинчиков с населением. Я видел, как в Оломоуце местные жители выстраивались в очередь за русской селёдкой, ржаным хлебом, свирепой сарептской горчицей. Сметана же стала подлинным украшением чешского десертного стола. И не потому, что местная «молочка» испытывала дефицит продуктов. Просто густую сметану в Чехословакии не делают. А она оказалась очень вкусной!

Более того, угостить гостей продуктами из советского Военторга стало признаком хорошего тона: «Вот привёз я бидончик русской сметаны», говорил радушный хозяин. И у гостей начинали интенсивно работать слюнные железы. Всё это мало походило на традиционные отношения оккупантов и оккупированных.

А вскоре конфликтность ситуации и вовсе сошла на нет: в Америке достигла пика активности предвыборная президентская кампания. И политикам в Вашингтоне стало не до чехословацких дел. Кстати говоря, некоторые обозреватели считают, что и сейчас ситуация будет развиваться по сходной схеме. Уже к нынешней зиме Обама превратится не просто в «хромую утку», но в «утку, хромающую на обе конечности». А победитель президентской гонки 2016 года и поддерживающая его часть элиты вряд ли захотят тянуть в своё «светлое будущее» суровые конфликты противостояния в треугольнике ВашингтонМоскваКиев.

Меч истории

Французы говорят, что история может быть учителем, а может стать и палачом. Последний вариант для невнемлющих мудрости опыта.

Недавно папа римский Франциск поехал в Сараево. Там чуть больше ста лет назад шесть револьверных выстрелов Гаврилы Принципа стали прологом глобального катаклизма Первой мировой войны.

Папа сказал, что он слышит надвигающуюся новую войну. По его мнению, война уже идёт, но бушует она в разных районах мира и пока не слилась в общее бедствие человечества.

Церковь ещё со времён древних пророков живописует кошмар конца света: ангел, стоящий на солнце, велел всем птицам собраться, «чтобы пожрать трупы царей, трупы сильных, трупы тысяченачальников, трупы коней и сидящих на них, трупы всех свободных и рабов, и малых и великих». Сегодня в подобной стилистике изъясняются военные аналитики, люди вполне светские.

Один из титулов папы римского понтифик, строитель мостов. По канону он прокладывает связи между человеческим и божественным, слышит боль и страх людей. Возможно, папа расслышал апокалиптический звук войны в мешанине сегодняшнего мира и очень обеспокоился. Как считают близкие к церковным делам журналисты, потому понтифик и решил поговорить с Путиным. Беседа этих информированнейших и очень влиятельных людей состоялась в Ватикане. Результаты её на момент сдачи в печать этого номера нашей газеты не опубликованы. Мир ждёт.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.