Меню Закрыть

Публицист Валентин Симонин: «Массовые акции – мощная форма борьбы за народные интересы»

Валентин Симонин
2015-03-02 01:12.

Накануне намеченных на 1 марта массовых акций в Москве, несостоявшегося в связи с убийством Бориса Немцова шествия либеральных сил «Весна» и состоявшегося шествия и митинга «Красная весна», организованного МГК КПРФ, правительственная «Российская газета» начала кампанию против подобных мероприятий оппозиционных сил. Первым, в номере от 26 февраля, «открыл огонь» поэт и публицист Юрий Кублановский в интервью журналистке Елене Новосёловой, опубликованном под заголовком «Площадь без революции». Суть его незамысловатых рассуждений весьма проста: «чума на оба ваших дома!»

 

 

Эту тему с таким же рефреном в следующем номере, от 27 февраля, продолжил князь Дмитрий Шаховский. Сей субъект проживает в нескольких тысячах километров от Москвы, во французском городе Париже, а надо же, как оперативно откликнулся. «ВЧЕРА в «РГ» было опубликовано интервью с поэтом Юрием Кублановским, который рассказывал о сегодняшней ответственности российской интеллигенции перед людьми, которых она зовёт на площадь. В редакцию поступило письмо князя Дмитрия Шаховского», – вот так, весьма изящно, редакция объяснила появление письма князеньки. Наивный читатель вполне может очень просто «проглотить» эту журналистскую пилюльку, и даже поверить, что князь Д. Шаховский в своём «Парижу» только тем и занимается, что от корки до корки читает электронную версию «РГ» в Интернете и, не откладывая дела в долгий ящик, строчит свою заветную цидулю. А редакция «РГ» с большим удовольствием тут же помещает её в номер под рубрикой «Резонанс»: «Князь Шаховской продолжает разговор, начатый Юрием Кублановским».

Не будь наивным, уважаемый читатель! Как журналист с 40-летним стажем, могу сказать, что, скорее всего, этот «экспромт», как и многие другие, особенно эстрадные, был заранее подготовлен, и приурочен именно к 1 марта. Но вот что интересно, хотя он и «Сделан в наши дни», и не либералами, а вполне себе, так сказать, русскими патриотами, но от него отдаёт жутким нафталином, то есть идеями изданного в 1909 году либеральной интеллигентной общественностью сборника «Вехи». В нём, к примеру, Михаил Горенштейн без всяких обиняков заявил, что защитить «креативную интеллигенцию» тех предреволюционных лет могут только штыки царских войск, а потому надо-де укреплять режим. Вот и князь Д. Шаховской в унисон с Горенштейном заявляет: «…когда усиливается политическая и международная конфронтация, любые выступления толпы совершенно не ко времени. В такой ситуации очень опрометчиво не доверять своему правительству, которое по всем показателям ведёт себя правильно».

Я не являюсь адвокатом нынешних российских либералов, но левопатриотические силы отнюдь не считают, что правительство Путина-Медведева «по всем показателям ведёт себя правильно». И не все его решения вызывают протесты, а те, которые не соответствуют интересам трудящихся города и деревни, широким народным массам России. Многое в стране могла бы изменить к лучшему Госдума, но её «единороссовское» большинство бездумно идёт на поводу правительства, принимает такие законы, которые не способствуют выводу страны из кризиса. Ну, например, «единороссы» соглашаются с правом СМИ рекламировать алкоголь и табачные изделия, но с порога отвергают предложения фракции КПРФ установить государственную монополию на их производство и продажу. Это, мол, не рыночно, а между тем, во многих рыночных странах такая монополия давно действует. Прогрессивный налог на доходы граждан в некоторых странах западной Европы уже давно установлен и достигает, чуть ли не до 60 и выше процентов, а россиянам вот уже с 2000 года предлагают радоваться тому, что, дескать, весь мир восхищается тем, что в нашей стране он для всех одинаков – 13%.

Но вернёмся к Кублановскому. Пиит на полном серьёзе утверждает, что «сегодня, в сложнейших обстоятельствах, особенно после роста цен и западной блокады, наш народ общем и целом живёт лучше, чем когда-либо после революции 1917 года». Скорее всего, надо полагать, он живёт в башне из слоновой кости, в которой, в отрыве от реальной действительности, сочиняет свои вирши, и абсолютно не знает, что происходит в стране. А между тем, в некоторых регионах, и не так далеко от Москвы, дело уже дошло до того, что местные власти вынуждены вводить продовольственные карточки, по которым людям выдают продуктовые наборы, которые они не в состоянии купить.

Но продолжу прерванную цитату: «Просто так уж устроено сознание человека: сталкиваясь с ежедневными трудностями, он начинает идеализировать прошлое, жаль, что наша пропагандистская машина подчас сегодня подыгрывает именно этому». Вот те раз! Живём лучше, «чем когда-либо после революции 1917 года, а «сталкиваемся с ежедневными трудностями», и поэтому человек, дескать, «идеализирует прошлое». Поэт и публицист невольно, видимо, заговорившись, признал-таки наличие «трудностей». А вот его слова о том, что «наша пропагандистская машина подыгрывает этому», дорогого стоят. Дело в том, что власти никогда не признавали, что ими создана «пропагандистская машина». Но для всех опытных журналистов её деятельность очевидна, как очевидно и то, что составной частью, даже неким её локомотивом является правительственная «Российская газета». Значит и она, вместе с другими составными частями, по мысли Ю. Кублановского, не справляется с поставленными задачами.

«Так что, с одной стороны, нашу молодёжь обрабатывают борцы за «общечеловеческие ценности», а с другой – просоветские демагоги», делает вывод «поэт и публицист».

Вообще, тут самое время сказать, что меня всегда умиляли такие «публицисты», которые, как и Ю. Кублановский, за неимением убедительных доводов, пользуются такими клише, как «просоветские демагоги». Они их вешают на своих оппонентов, как некие ярлычки. В таких случаях мне всегда вспоминается дедушка Крылов и его совет: «Не лучше ли, кума, на себя оборотиться?»  Поэт окончил исторический факультет МГУ, но по профессии не историк, а искусствовед. А это означает, что если ты, искусствовед, хочешь сослаться на какое-либо историческое событие, то ты сначала изучи его, а уж потом говори своё, понятое и выстраданное тобой, городу и миру. Но, видимо, наш «искусствовед», который везде поспел, не считает это для себя обязательным, поступает по известному «принципу Емели».

Объясняю. Е. Новосёлова задала ему вопрос: «Площади – в Москве, Каире, Париже – могут ли реально стать местом, где решаются судьбы страны?» Ответ: Действительно, «площадь» как таковая нередко бывает связана с протестом, бунтом и кровью. У нас на Сенатской площади бунтовали декабристы, обманным путём выведшие на площадь свои полки». Это не декабристы действовали «обманным путём», это поэт, искусствовед и публицист Ю. Кублановский дурит читателей «РГ». В бибиотеках, наверняка в Ленинке или Исторической библиотеке, можно найти книгу историка Сергея Гессена «Солдаты и матросы в восстании декабристов», изданную в Москве в 1930 году. Так вот автор отмечал, что в русской армии после войны 1812 года и заграничных походов образовались два оппозиционных царскому режиму течения: одно охватывало солдатские низы, другое – офицерскую верхушку. И оба течения постепенно приближались друг к другу. Цитирую из этой книги. «На московском совещании, в 1821 году, заговорщики уже пришли к более определённым взглядам на взаимоотношения их с армией. «Цель общества состоит в том, чтобы ограничить самодержавие в России, писал Якушкин, а чтобы приобресть для этого средства – признавалось необходимым действовать на войска и приготовить их на всякий случай». И действовали, и находили горячую поддержку со стороны солдат и матросов.

В книге перечисляются фамилии ряда солдат-декабристов. Назову одного из них. «Долговязов Пантелей, рядовой л.-гв. Гренадерского полка, деятельный участник восстания 14 декабря. Предан военному суду за то, что отнял батальонное знамя у офицеров, не примкнувших к восстанию, «и вовлёк его в толпу мятежников. До решения суда содержался в Петропавловской крепости. Согласно определению Аудиторского деп-та, приговорён к 8 тыс. шпицрутенов и к бессрочным каторжным работам». Некоторые солдаты получали меньшее количество шпицрутенов, некоторые больше – вплоть до 12 тысяч. «Трофимов Фёдор, барабанщик л.-гв. Гренадерского полка. Обвинён был в том, что 14 декабря, во время восстания, «вырвался, когда его удерживали в казармах, и ушёл на площадь». Разве такое поведение похоже на действия «обманутых»?

В конце беседы Ю. Кублановский вспомнил, что когда-то Евтушенко написал: «поэт в России больше, чем поэт. И это не очередная фигура речи, а определение на все времена». Не такое уж это определение и бесспорное. Не всех поэтов вспоминают, например, как Пушкина или Лермонтова, спустя многие десятилетия после их кончины. И уж тем более, вряд ли долго будут помнить тех, кто в тяжёлые для народа времена пытается убедить его, что, мол, всё хорошо, прекрасная маркиза, не надо выходить на площади.

К сожалению, нынешние российские власти на площадь реагируют более живо, нежели на доводы разума. Опубликованный на страницах «Российской газеты» «экспромт» против массовых демонстраций протеста Кублановского-Шаховского накануне их проведения в Москве 1 марта – ещё одно тому лучшее подтверждение.

И в заключение ещё несколько слов о «нашей пропагандистской машине». Её составной частью, на мой взгляд, является и газета «МК», нынешний бренд бывшего «Московского комсомольца». 27 февраля на её страницах была опубликована статья Станислава Белковского «Запретить Иосифа Сталина. Однажды и навсегда». Этот храбрый «системотехник» заявил следующее: «Первого марта я пойду на оппозиционный марш, хотя меня многие отговаривают, просто надо же в первый весенний день растрясти зимний жирок. И я как бывший избиратель КПРФ (врёт, конечно. – В.С.), пойду туда со своими личными негромогласными лозунгами:

  1. Запретить Иосифа Сталина в принципе, как Гитлера в Европе.
  2. Ликвидировать КПРФ как партию злобных клоунов, отравляющих национальный воздух.
  3. Похоронить политического отца Сталина – Владимира Ленина – в Санкт-Петербурге. В соответствии с его волей.
  4. Россия – страна революционная, постепенные меры здесь не работают. Надо всё сделать быстро и решительно. Если только мы захотим».

Как вы думаете, почему этот клоун так расхрабрился? Возможно, ответ на этот вопрос дал… Ю. Кублановский. «Сейчас, по призыву Нетаньяху, напуганные евреи начинают уезжать из Европы на историческую родину – в Израиль. Но европейцам-то бежать будет некуда». А вот Белковскому есть куда бежать. Ему, еврею по матери, приют в Израиле обеспечен. Может быть, перед отъездом он и решил отравить в России «национальный воздух», мог бы и потерпеть до прибытия на «историческую родину».

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.