Меню Закрыть

Публицист Валентин Симонин: Главный урок Иркутского прорыва

Валентин Симонин
2015-10-03 20:46.

Первого октября президент Путин провёл в Кремле заседание Совета по развитию гражданского общества и правам человека.

 

 

 

Во вступительной речи он не пожалел слов благодарности участникам «за насыщенную, содержательную работу». «С удовольствием констатирую, что в сфере вашего внимания были вопросы самых разных направлений: это и образование, и здравоохранение, и экология, права человека, ряд актуальных тем по линии судебной и пенитенциарной систем… Хочу подчеркнуть, что государство и дальше будет уделять особое внимание развитию правозащитных институтов и институтов гражданского общества», – заявил президент, надо полагать, к вящей радости присутствующих на заседании. Он их также обрадовал сообщением об учреждении ежегодной государственной премии в размере 2,5 миллиона рублей «за выдающиеся достижения в благотворительной деятельности», …которая «является частью наших национальных традиций, неотъемлемой чертой любого цивилизованного общества». Президент также сообщил об учреждении государственной премии «за выдающиеся достижения в правозащитной деятельности и в том же размере, что и за благотворительность», то есть в 2,5 миллиона рублей.

Главную новость Путин приберёг к концу выступления. «Близка реализация и ещё одного проекта, который мы ранее обсуждали… Речь идёт об установке в Москве мемориала жертвам политических репрессий. Это одна из самых горьких, тяжёлых страниц отечественной истории. Но она не менее поучительна для нас, чем страницы побед и триумфов, и требует объективности и ответственности, потому как несёт важный урок, важнейший урок нынешнему, и всем будущим поколениям».

Ну что же? Слова Путина об «объективности и ответственности» в отношении «самых горьких, тяжёлых страниц отечественной истории», признаться, вселяли надежду на то, что, уж если он произносит свою речь накануне 3 и 4 октября, то и скажет что-то о событиях 22-летней давности. О танковом расстреле режимом Ельцина Верховного Совета 4 октября 1993 года. Нет, не сказал ни одного слова. Вместо этого он как бы предложил присутствующим всем вместе ещё раз осудить не только «репрессии и ГУЛАГ», но и советскую власть в целом. Может быть, я и ошибаюсь, но, как мне кажется, именно так понял президента председатель Совета Михаил Федотов. «В порядке первого шага я просил бы Вас, Владимир Владимирович, предусмотреть в своём рабочем графике посещение Мемориального центра «Пермь-36» в Пермском крае, чтобы посмотреть на месте, как реализуется Ваше поручение сохранить этот уникальный музей. Ведь все эти музеи и мемориалы нужны исключительно для того, чтобы сохранить историческую память, как Вы только что об этом правильно сказали, – чтобы за себя и за потомков наших навсегда отречься от преступлений тоталитарного прошлого, точно так, как в христианском обряде крещения нужно трижды отречься от сатаны, от всех дел его и всей гордыни его». Сильно сказано, только не понятно, что мешает М. Федотову «трижды отречься» от гекатомбы в центре Москвы, учинённой бандой Ельцина 3 и 4 октября 1993 года? Видимо, для него «всегда хорошо, когда он бьёт, но всегда плохо, когда бьют его». Это известный принцип всех двурушников и лицемеров. Но сейчас всё-таки интересно отметить то, что никто из выступавших после Путина и Федотова участников заседания предложенную ими тему не подхватил и не продолжил. Наоборот. Речь шла о сегодняшних проблемах, и, как мне представляется, не всё из того, что ему говорили в лицо, могло понравиться президенту.

Вполне допускаю, что очень могла его огорчить им же назначенная на пост председателя Комиссии по правам человека при президенте Элла Памфилова. Основной темой своего выступления она назвала судебную систему. «По прошествии полутора лет работы в качестве Уполномоченного по правам человека, пропустив через себя тонны человеческих слёз, смею утверждать, что наш обычный гражданин уязвим не только перед лицом преступного мира, но нередко, к сожалению, перед самой правоохранительной системой, включая судопроизводство». В частности, она отметила избирательность правосудия. «Трагедия, которая получила огромный общественный резонанс, в Иркутске в 2009 году, когда в центре Иркутска дочь одной высокопоставленной, скажем, чиновницы сбила двух девушек – одна скончалась, другая стала глубоким инвалидом. Суд учёл, очень гуманно к ней подошёл, приговорил её к двум с половиной годам колонии, но с отсрочкой реального наказания до 2024 года, поскольку у неё была малолетняя дочь. На этом фоне – пожалуйста, заключена под стражу Ольга Колесниченко, мать троих детей (двое маленьких совсем), которая сама явилась к следователю в следственную часть с повинной… Если взять всем известное дело эколога Витишко, который за надпись на заборе дачи Ткачёва получил три года, и сейчас мы сколько бьёмся, я уже сколько раз подавала апелляции – постоянно, не только по УДО, какие‑то сложности, настолько оно вопиющее и абсурдное.

Особенно эта избирательность бросается в глаза при определении условно-досрочного освобождения. Например, рязанский суд в отношении фигуранта «болотного дела» Полиховича отказал в УДО, хотя есть все основания, уже три года с половиной отсидел, есть основания, – нет, никак не отпускают… Я не буду говорить, уже и так много говорилось по делу «Оборонсервиса», но я хочу маленький пример привести. Васильевой, осуждённой за эти многомиллионные хищения, было разрешено присутствовать на похоронах бабушки в Санкт-Петербурге, а Удальцову, осуждённому по «болотному делу», не разрешили даже выехать на похороны родной матери… Я полагаю, что это только несколько примеров. Конечно, более подробно они были отражены в докладе за 2014 год, сейчас готовлю доклад за 2015 год, более предметно приведу этот контраст, несправедливость правосудия, как она проявляется. Ещё раз повторю то, о чём я сказала раньше: не должно быть ВИП-правосудия – и правосудия для всего остального народа, это недопустимо».

Известная правозащитница Л.Алексеева заявила о том, что в российской полиции применяются… пытки. Поэтому стране необходим «очень нужный и нашему обществу, и нашему государству комитет против пыток». А вы говорите ГУЛАГ, ребята! Президент Путин у высших рычагов власти в России с 2000 года и вот вам, пожалуйста, – необходим комитет против пыток. Дожили!

Накануне единого дня голосования 13 сентября власти утверждали, что выборы будут чистыми и честными. Ну и как? Да почти по-прежнему, и нечисто, и нечестно! Об этом в лицо президенту сказал член Комиссии по избирательным правам И.Шаблинский. «В единый день голосования, 13 сентября, мы опробовали новый механизм наблюдения за ходом выборов. Были образованы три мониторинговые группы, они состояли из членов нашего Совета и наблюдателей из самых разных организаций. Наблюдали мы в трёх регионах: Москве, Московской области и Костромской области. Помимо наблюдения целью было ещё разрешение возможных конфликтов на участках… Нам действительно обеспечили доступ на избирательные участки, к нам нормально относились, и нам удавалось вмешиваться в конфликты в некоторых случаях. Что это были за конфликты? В основном удаление с участков: удаляли журналистов, наблюдателей, членов комиссий с правом совещательного голоса. И, насколько мы могли убедиться, всё‑таки, эти удаления носили произвольный характер, то есть были обусловлены либо раздражительностью, либо подозрительностью председателей комиссий, может быть – их политической позицией… Удаление наблюдателей могло быть и технологией, как в одном из районов Подмосковья, когда всех наблюдателей от оппозиционных партий разом, за пять минут до окончания голосования, увезли с участков и посчитали без них. Они потом судились, но толку уже не было. На наш взгляд, необходимо исключить из закона этот пункт, по которому наблюдатель либо член комиссии может быть удалён из помещения для голосования. В реальности эта норма просто открывает поле для произвола, для административного давления на неугодных людей. Я за этим наблюдаю несколько лет, это не впечатление одного дня… Мы знаем и можем понять, что Администрация Президента выразила намерения повысить конкурентность выборов, и это, конечно, было бы позитивным сдвигом. Пока, я должен признать, изменения, которые произошли, судя по этому дню голосования, они минимальны… Мне скажут, что правоохранительные органы вне политики. Именно здесь год назад мы говорили о том, что в подмосковной Балашихе избили наблюдателя; те, кто его избил, были установлены – уголовное дело так и не возбудили. Закономерно, что через четыре месяца в той же Балашихе избили ещё двух наблюдателей, одного сделали инвалидом – Станислава Позднякова. И на сей раз даже нет подозреваемых… И другое важно: получается, что те, кто избивает, и те, кто заказывает избиение, прикрываясь властью или своей полной лояльностью власти, могут себя чувствовать совершенно безнаказанно – похоже, так».

Горький вывод, но абсолютно логичный! И он опять подводит россиян к вопросу: «Почему до сих пор не наказан никто из тех, кто устроил бойню безоружных людей в Москве 3 и 4 октября 1993 года?» Да всё потому же: они были «полностью лояльны к власти» как тогда, так и сегодня! Надеяться на то, что к ответу их призовёт команда нанайских мальчиков Путина и Медведева – наивно. Это может сделать только сам народ. Силы для этого у него есть. Губернаторские выборы в Иркутской области показали, и это их главный урок, что, когда люди пошли стеной за своего кандидата Сергея Левченко, кандидату «Единой России» осталось только поздравить его с победой.

Иркутяне, без оглядки на президента Путина и всю его рать, внесли день 27 сентября 2015 года в календарь памятных дат Побед русского и других народов России за Свободу и Социализм!

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.