Меню Закрыть

Публицист Иван Мизеров: По итогам года. Россия

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван
2014-12-29 17:46.

Подходит к концу бурный, безумный, кровавый, но, вне всякого сомнения, важный, исторический 2014 год. Год, ставший временем непростых выборов, значимых побед, опасных угроз для России. В конце года принято оглядываться назад, делать выводы – простые и менее очевидные, чтобы в готовности и с полным осознанием вступить в год грядущий. Вот несколько тезисов, которые представляется важным чётко и ясно обозначить, оглядываясь назад перед шагом вперёд.

 

 

 

1. Начало года Россия встретила в ситуации крайне неприятной и даже опасной – майдан и его последствия, как тактические, так и стратегические, создали одну из крупнейших угроз нашей стране за все последние годы. И необходимо чётко осознавать – сама эта ситуация есть впечатляющий провал нашей внешней политики на этом важнейшем, стратегическом направлении. Провал, из которого до сих пор не сделано выводов. Бесполезный и жалкий по прежнему без цели и смысла сидит в Киеве послом отправленный туда с глаз долой из сердца вон после провалов в России Зурабов. Дипломат ли он, специалист ли? Ничуть не бывало! А ведь это был самый важный участок для нашей дипломатии. Мы проиграли за эти годы на Украине борьбу за умы. Вернее, мы просто на неё не явились, не заметили, наивно, преступно глупо посчитав, видимо, что первый майдан – это что-то вроде случайной истерики национального масштаба – пройдёт и забудется. Нет! Не забудется. После катастрофы 1991 (к слову, ни в коем случае нельзя забывать что именно она сделала возможными и реальными все войны на территории нашей бывшей общей Родины: и на Донбассе, и в Осетии, и в Карабахе, и в Приднестровье, и в Чечне) национальным проектом, сутью всей незалежной Украины была максима – не как у москалей, против москалей. Мы умудрились прогадить все те невероятно прочные межличностные, экономические, исторические связи, которые, действуй мы по уму, вообще действуй мы, позволили бы не допустить ни первого, ни второго майдана! Это необходимо помнить всем, кто оценивает действия нашего правительства.

2. Потом был блестящий, без всяких натяжек, успех Крыма. Подъём престижа, душевный подъём в сердце каждого патриота, сильнейший политический ход, молниеносно вернувший России позицию одного из главных мировых игроков в сочетании с неуступчивостью в сирийском вопросе. Кадры улыбающихся и плачущих от счастья крымчан, вернувшихся домой, гордые кадры с парада 9 мая – всё это запомнится, как момент величия и славы. Многие тогда поверили, что Россия начинает выходить из многолетнего блуждания в дебрях и терниях на верную дорогу.

3. А потом был Донбасс. И была эта двойственная, слабая, нерешительная и половинчатая политика уступок. Потом всё чаще стал читаться страх за бравурными речами. Трудно даже и понять, чего больше было в нашей власти – она словно бы отказывалась понять и признать очевидное – конфликт не с Украиной, а с Западом, есть суть происходящих событий. И этот конфликт неизбежен. Не Украинский, не Крымский вопрос начал его, не он и окончит. Но всё это блеяние в Женеве, затем – в Минске. Оно смотрелось убого после Крымской виктории. Оно украло время – много времени, столь ценного для нас. Мы упустили инициативу. Оно украло жизни у множества людей на Донбассе, которые искренне верили, что вот-вот появятся уверенные вежливые люди – и всё кончится хорошо. Не сдерживали чувств и слов, не ждали ужаса голода и обстрелов. Мы не сделали этого, и это было хуже, чем преступление – это была ошибка.

Более того, когда возникал шанс уверенного военного успеха, когда возникали талантливые полководцы и истинные лидеры – их убирали, им ставили палки в колёса. Когда украинские армия и нацгвардия оказывались в одном котле за другим, когда началось столь долгожданное контрнаступление, то окончило его не решение военного командования, не истощение сил, не оперативный расчёт, но окрик из Кремля, что не раз говорилось и Стрелковым, и многими другими командирами. И это тоже была ошибка: ответственный руководитель страны перед лицом военного поражения, экономического краха, политического хаоса, сядет за стол переговоров. Для марионетки, для её кукловодов не изменилось ничего. Жизни украинских солдат и тепло в украинских домах волнуют их ничуть не больше, чем жизнь и благополучие людей Донбасса.

4. А потому теперь, когда экономическое давление Запада (исключительно благодаря нашим внутренним слабостям, благодаря либеральной модели экономики, благодаря оффшорному характеру экономики у крупнейших её агентов) стало ощутимым, вопрос о скорости разрешения кризиса становится всё острее. Ко всему мы не имеем права забывать и о страданиях и жертвах тех истинных наших братьев, что держат фронт на Донбассе, что пытаются организовать сопротивление в Одессе и Харькове. Мы должны в 2015 году окончить всё и окончить победно, иначе то, что в начале было нашей великой победой, станет лишь последними громкими фанфарами перед катастрофой. Решительность, быстрота, натиск – суворовская триада, верная здесь, как никогда – вот что должно быть! Как тогда, в Крыму, когда противник не успел сделать и выстрела, как всё было уже решено, когда его кукловодам осталось только глотать на нами пыль и открывать рты от оторопи. В связи с этим важно понимать ещё вот что: то и дело можно услышать в СМИ и в интернете толки на тему «слил» Путин, или не «слил», или, может быть, пока ещё не «слил», но собирается. Сама подобная постановка вопроса в корне не верна. Власти должна быть явлена единая и строгая позиция всего народа России – «Если вы попробуете слить Донбасс, тем более Крым, то всем и каждому станет понятно, что разницы между Партией Регионов и Единой России нет, разницы между Януковичем и Путиным нет, и судьба их тоже должна в этом случае быть общей – крах, позор и полная потеря всякой власти.» Мы должны поставить вопрос так, чтобы не гадать на кофейной гуще, а заставить власть каждым своим шагом доказывать «Нет, не слил», должны сами выявлять свои слабости прежде, чем их выявит и по ним ударит наш враг, должны быть не аморфной массой, ждущей, когда и как там на верху решат этот эпохальный, жизненно важный вопрос, но деятельно и постоянно требовать его решения, ибо он стал важнейшим для России. Следующий год во многом определит нашу будущность на ближайшие десятилетия: наше место в мире, наше место в мировой экономике и политике, наше отношение к сами себе даже. Следующий год потребует со всей жестокостью закономерного исторического процесса перемен и от власти, и от общества. Чтобы выжить, мы должны победить. Чтобы победить, мы должны стать сильными. Чтобы стать сильными, мы должны измениться.

Мы должны отбросить, и если нужно, то заставить отбросить, ту гнилую и робкую модель поведения побеждённой страны во внешней политике, должны отбросить, или заставить отбросить, если понадобится, ущербную либеральную, экспортно-сырьевую, оффшорную модель развития страны. И все патриотические силы, все народные силы, все трудовые силы должны непрестанно давить в этом направлении – вместе с властью, или без неё. Только так, потому что иначе с гордо поднятой головой мы сделали шаг в пропасть.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.