Меню Закрыть

Публицист Иван Мизеров: О сражающемся Курдистане

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван
2015-08-02 14:32.

С недавнего времени так называемое Исламское Государство стало темой, не сходящей с первых страниц и прайм-таймовых выпусков новостей. Не удивительно – кажется, что этот враг явился из самой тьмы средневековья, не забыв взять в то же время и всё худшее от сегодняшнего века, а теперь растёт, подобно тёмному спруту, на территории Ближнего Востока. ИГ – на слуху и, уверен, найдётся немало людей, которые расскажут о сути и, что особенно примечательно, о происхождении этой организации и её спонсорах лучше и подробнее, чем сумел бы я. Здесь речь пойдёт о другом – о силе, которая стоит на пути у этой угрозы, которая бьёт её и, похоже, пока что является единственной, кому это удаётся. О силе, которая представляется почти единственным, но от того не менее ярким проблеском надежды на изменения к лучшему в этом регионе, почти привыкшем к войне. О курдах и сражающемся Курдистане.

 

 

 

Курдистана нет на картах, он не представлен в ООН, что, впрочем, не удивительно и не выделялось бы само по себе из общего ряда – современный империалистический мир даже создание государства обратил в монополию. И это несмотря на то, что численность курдов, по всей видимости, превышает 40 миллионов человек. Удивителен срок, упорство и успехи, которых, в конечном счёте, достиг этот народ в своей борьбе за волю и независимость. Они должны приковывать к себе внимание и стать примером для подражания знамёна, под которыми идёт эта борьба.

Этноним ираноязычного народа курдов встречается в записях и источниках ещё со Средних Веков, а началом их борьбы можно считать момент краха Османской империи, абсорбировавшей и заключавшей в себе почти все народы и территории Ближнего Востока, хотя целый ряд восстаний, имевших в своей основе, прежде всего, социально-экономические факторы, прошёл и до этого. Штыки англичан и французов принесли в регион не провозглашавшиеся свободу и самоопределение, а колониализм и эксплуатацию. По мандату Лиги наций или без него, предавая своих прежних арабских союзников, победители Первой империалистической разделили между собой новые владения, наплевав на естественный исторические и этнические границы региона, а в ряде случаев, по-видимому, в соответствии с давней колониальной практикой и духом римской максимы «Разделяй и властвуй», сделали это намеренно (что и сейчас очень сильно аукается и региону, и всему миру). Вопреки планам колониалистов ядро турецких земель оказалось крепким орешком, Мустафа Кемаль, получивший почётное прозвание Ататюрк, сумел придать Турции импульс к национальному возрождению и модернизации, а революционная угроза и военная усталость не позволяли европейским странам сконцентрировать на ближнем Востоке действительно крупные силы. Турция устояла, а следствием этого стало то, что курды превратились в разделённый народ – один из крупнейших в истории: Турция, Иран, Ирак и Сирия – каждая из них имела в своём составе более или менее значительный курдский компонент.

Именно в этот период на арене борьбы появляется человек, чьё имя является знаковым для курдов – Мустафа Барзани. Барзани родился 14 марта 1903 года в посёлке Барзан, в семье лидера одноимённого племени, шейха Мухаммеда. Отец вскоре после рождения сына умер, и Мустафу воспитывали его братья, шейх Абдель-Салям, а после ареста последнего турками (1914) и казни — шейх Ахмед Барзани. Сам Барзани рассказывал, что его первым детским воспоминанием является арест его семьи турками (после одного из очередных уже в ту пору восстаний) и заключение его с матерью в тюрьму. «Я открыл глаза, чтобы увидеть себя пленником», – говорил он. Боевое крещение Мухаммед Барзани получил в 1919 году, когда шейх Ахмед впервые поднимает восстание против английских колонизаторов барзанцы убивают английского комиссара в регионе и совместно с соседними племенами захватывают город Амадие. В отместку англичане сожгли Барзан. На протяжении всех 20-х годов барзанцы продолжали волноваться. В 193132 гг. вспыхнуло новое восстание, вызванное попыткой правительства установить в области полицейские посты. Восстание было подавлено с помощью английской авиации; барзанцы бежали в Турцию, но затем вернулись под амнистию. Вопреки амнистии шейх Ахмед и вся семья Барзани были сосланы, а против барзанцев начались репрессии, ставшие причиной восстания Халила Хошави (193436 гг.). Как можно видеть, восстания идут почти не прекращаясь.

Барзани в это время был сослан вместе с шейхом Ахмедом и всей семьёй на юг Ирака, затем в Сулейманию. При этом была предпринята первая попытка убить его (губернатор Мосула пытался отравить его с помощью кофе). Вероятно, в какой-то момент отравители достигли бы успеха, если бы всё человечество не оказалось втянуто в чудовищную круговерть новой мировой бойни, перетряхнувшей и перемешавшей все карты даже в этом, отдалённом от районов решающих боевых действий регионе мира. С 25 августа 1941 года по 17 сентября 1941 года прошла знаменитая Иранская операция, так же известная, как «Операция „Согласие“» (англ. Operation Countenance). Опасения (небеспочвенные) советского и английского руководства, что шахский Иран выступит в войне на стороне Оси, тем самым создав огромную угрозу стратегическим для обеих стран нефтяным месторождениям (Ирака для Великобритании и Азербайджана для СССР), а так же коммуникациям по так называемому Южному коридору поставок Ленд-лиза, вынудили союзнические силы к превентивному занятию территории Ирана. Север страны оказался под контролем Советского Союза, Юг – под английским, а затем англо-американским. В 1943 году Барзани сумел с помощью националистической организации «Хива» («Надежда») бежать из Сулеймании в Иран, собрал там отряд, вторгся в Барзан и поднял новое восстание, разоружив все полицейские посты в области. Под давлением англичан иракское правительство заключило с ним перемирие, пообещав автономию для иракской части Курдистана. В августе 1945 года, когда война в Европе закончилась, а с ней и верность англичан данному слову, боевые действия были возобновлены при помощи английских танков и авиации, и Барзани, после первых успехов, был вынужден покинуть Барзан. Вместе со всем племенем (10 тыс. человек, из них 2 тыс. вооружённых мужчин) Барзани ушёл в советскую зону оккупации в Иране, и с этого самого момента его судьба и судьба борьбы курдов была самым тесным образом связана с нашей страной.

В населённой курдами части советской зоны в Иране происходили в это время чрезвычайно примечательные события. Советский Союз взялся за решение национальных и социально экономических вопросов в Иранском Азербайджане (где местное население находилось в условиях жёсткого национального гнёта вплоть до исламской революции 1979 года) и вместе с решением этой задачи обратил своё внимание и на курдов. При активной поддержке руководства Азербайджанской ССР и первого секретаря ЦК ВКП(б) Азербайджана Мир-Джафара Багирова на основе местных освободительных и левых сил после поездки их делегации в Баку, 2528 октября 1945 года, состоялся учредительный съезд и была создана Демократическая партия Иранского Курдистана. Именно её наследницей является руководящая в настоящий момент Иракским Курдистаном Демократическая партия Курдистана, которая на своём третьем съезде в 1952 году ввела в свою программу пункт, провозглашающий идеологической основой партии марксизм-ленинизм, от которого не отказалась полностью и поныне.

Одной лишь партией дело не ограничилось – 12 декабря 1945 года в Тебризе была провозглашена «Демократическая Республика Азербайджан». По получении этого известия, на всех государственных учреждениях в Мехабаде были немедленно спущены иранские флаги. Официальное провозглашение «Курдской Народной Республики», вошедшей в историю как «Мехабадская республика», произошло 22 января 1946 года на массовом митинге на центральной площади города «Чарчара» («Четырёх фонарей»). Именно на её территорию и вышел с верными ему людьми Мустафа Барзани, став главнокомандующим её вооружёнными силами и получив звание генерала. Вплоть до самого недавнего времени этот момент был пиком национально-государственного строительства курдов и их борьбы за независимость.

К сожалению, республике не удалось сохраниться – большие геополитические игры и прямые угрозы Великобритании и монопольно располагавших в это время ядерным оружием США заставили советские войска, с тем, чтобы не усугублять конфронтации, выполнить прежние договорённости и покинуть регион. Советская армия уходила под обещание иранского правительства об уважении к правам азербайджанцев и курдов и обещания автономии для этих регионов, а так же с договорённостями о нефтяных концессиях для СССР, как компенсации за уступки. Премьер-министр Ирана Кавам ас-Салтане в итоге опустился до откровенного обмана, но международное положение не давало возможности вернуть войска назад. 21 ноября 1946 года Кавам объявил о введении войск в Азербайджан и Курдистан «для обеспечения свободы выборов в меджлис 15-го созыва». Всего «для обеспечения свободы» было сосредоточено до 20 батальонов. 16 декабря 1946 года войска шаха вступили в Тебриз и Мехабад – республика прекратила существовать. После падения Мехабадской республики Барзани и его сторонники оказались в сложном положении. Крах казался полным, часть лидеров Мехабадской республики была казнена иранцами. Единственным другом и надеждой виделся Советский Союз. В результате весной 1947 было принято решение: часть племени возвращается в Ирак, тогда как сам Барзани с добровольцами сделает попытку прорваться в СССР. Собрав отряд из 500 человек, Барзани выступил из Барзана через территорию Турции и Ирана и, разбив при Маку иранские войска, вышел к реке Аракс, а 1718 июня 1947 года в районе Нахичевани вступил в СССР. С Барзани и его людьми встречался Павел Судоплатов, который вспоминал, что «Советские власти сначала интернировали курдов, а затем Абакумов приказал мне провести переговоры с Барзани и предложить ему и прибывшим с ним людям политическое убежище с последующим временным расселением в сельских районах Узбекистана, поблизости от Ташкента. Советская сторона согласилась, чтобы Барзани и часть его офицеров прошли спецобучение в наших военных училищах и академии. Я также заверил его, что расселение в Средней Азии будет временным, пока не созреют условия для их возвращения в Курдистан». В итоге Барзани прожил в СССР ни много ни мало 11 лет.

После Иракской революции 14 июля 1958 года Барзани вернулся в Ирак (6 октября), где его встретили как общеиракского национального героя. Ему тотчас был выделен один из лучших особняков Багдада. Первоначально отношения Барзани и возглавляемой им ДПК с лидером Ирака Абдель-Керимом Касемом складывались наилучшим образом. Но отказ Касема предоставить автономию Курдистану и его поворот в сторону арабского шовинизма вызвал напряжённость, приведшую к силовой попытке подавить курдское движение в сентябре 1961 года. Эта попытка, в свою очередь, положила начало так называемому «Сентябрьскому восстанию», охватившему весь Курдистан. Ключевую помощь в его обеспечении и организации снова оказал Советский Союз. С паузами и временными, регулярно нарушаемыми договорённостями оно протянулось до 1975 года – уже до эпохи Саддама Хусейна. К сожалению, неудачно.

Кроме Ирака и Ирана боролись и курды Турции, которые в 1978 году создали Рабочую партию Курдистана – ныне лидера и организатора в деле противостояния с Исламским Государством на севере Сирии. Основа и платформа этой партии – социализм и коммунизм в формах марксизма-ленинизма, маоизма и каддафизма. С 1980 года РПК ведёт борьбу с вооружёнными силами натовской Турции, отказывающей даже рассматривать вопрос о курдской автономии. Турки применяют против населения своей же страны военную авиацию, артиллерию, танки – полный список и спектр вооружений. Количество жертв этой непрекращающейся битвы неизвестны, но можно с уверенностью сказать, что это тысячи. Турки упорно настаивают на признании РПК террористами, но даже Европейский союз был вынужден признать справедливость её борьбы и методов, исключив решением Европейского суда из списка террористических организаций.

Что же собой курды и Курдистан представляют сейчас? Пешмерга (Идущие на смерть – войска Иракского Курдистана) и Отряды народной самообороны являются наиболее боеспособными и упорно сражающимися частями в Сирии и Ираке. Именно они нанесли основные поражения Исламскому Государству, именно мощные удары курдов заставили выдохнуться и окончиться ничем первоначальный рывок ИГ на Багдад, в то время как до крайности коррумпированная и слабая, не желающая драться, армия центрального правительства Ирака бежала, бросая оружие, а иногда и прямо передавая его боевикам. Именно они сейчас последовательно и методично очищают от ИГ север Сирии, начав буквально с ничего – без армии, без организации, без средств, из осаждённого Кобани и нескольких других таких же точек. Почему они добиваются побед? Потому что за ними стоит идея, а ещё потому, что они сражаются не только лишь за национальные лозунги, не только против угрозы исламизма, но и за новую, принципиально иную для Ближнего Востока социальную модель. Политическая организация курдов Сирии базируется на местном самоуправлении, которое в этой системе оформлено через народные советы (курд. mala gel «дома народа»), депутаты которых избираются голосованием местных жителей. Эти советы также выполняют функции судебных органов. В каждом из таких советов также избираются делегаты для органа местного самоуправления более высокого уровня «Народного конгресса Западного Курдистана». Фактически (и сами курды не скрывают этого) за образец взято не что иное, как наша Система советов, созданная после Красного Октября! Эти же местные советы формируют отряды самообороны, к настоящему моменту уже превратившиеся в единую армию. Командующие отрядами также избираются путём прямого демократического голосования, как и депутаты в органы местного самоуправления. Программные документы Сирийского Курдистана провозглашают, что институты современного капитализма представляют угрозу как для гражданского общества в целом, так и для свободы отдельных его членов… Вот кто наиболее стойко запирает на засов рвущуюся во все стороны дикость и зверство исламистов!

А кто им помогает? Не секрет, что основой доходов ИГ является экспорт нефти, которую они продают по демпинговым ценам в 2530 долларов за баррель. Как они это делают, находясь, формально, в кольце врагов, никем не признанные и враждебные всему мировому сообществу? Якобы при помощи одной лишь хитро организованной контрабанды. Но это же просто смешно, господа! Через границу той же Турции, таким образом, каждый день должно загадочно просачиваться несколько десятков автоцистерн, минуя пограничные посты и скрываясь от самолётов и спутников! И даже если им это чудом удаётся, то что потом? Как незаметно реализовывать сырую нефть, ввезённую контрабандно? В вёдра разливать? В реальности масса свидетельств говорит о том, что всё происходит по сердечному и обоюдному согласию сторон, тем более, что налицо огромная финансовая выгода. Исламское Государство начиналось с очень маленькой группировки, которая, однако, разрослась просто как на дрожжах, вроде бы как, как нас уверяют, совершенно самостоятельно, без всякой связи с поставками оружия для борьбы с «Асадом-диктатором» и тренировочными лагерями в Иордании и всё той же Турции…

А то, что сейчас наличествует видимость, что турки боевиков бомбят, так это только видимость. Прямо сейчас в последнюю неделю курды получили мощнейший удар в спину турецкие силовики проводят одну из самых крупных в истории военных операций против РПК на стыке границ Турции, Сирии и Ирака (совершенно при этом не считаясь ни с Сирийским ни с Иракским суверенитетом). Несколько отрядов РПК блокированы в горных районах у иракской границы, полиция и спецслужбы охотятся за десятками групп внутри страны. Работает тяжёлая артиллерия, самолёты совершают десятки боевых вылетов в сутки. Информация об этом закрыта для СМИ, отрывочные сведения можно получить только из курдских аккаунтов в социальных сетях.

Официальное турецкое объяснение большинства ударов – случайность в ходе борьбы и бомбёжек Исламского Государства, хотя уже для всех очевидно, что на каждую бомбу, сброшенную по ИГ приходится десять, попавших по курдам. В среду даже премьер-министр Ирака Хайдар аль-Абади выпустил заявление о том, что его правительство против военных операций, осуществляемых ВВС Турции в северных районах Иракского Курдистана. «Ирак и Турция являются братскими странами, но Турция должна уважать суверенитет Ирака», говорится в заявлении. Багдад заявил, что совершено непозволительно любое нападение на Иракский Курдистан. Абади призвал Анкару избегать дальнейшей эскалации и искать разрешения кризиса с РПК. В это же время некоторые исламистские источники вообще заявили, что турецкие военные не предпринимают больше атак на позиции «Исламского государства» в районе приграничного посёлка Аяш на севере сирийской провинции Алеппо…

И всё же надежда на торжество прогрессивных и освободительных сил есть. Её не может не быть. В едином строю сражаются и мужчины и женщины – не удивительно: в то время, как в Саудовской Аравии великим достижением, вызывающим многочисленные споры и толки, является то, что женщинам всё же разрешили самостоятельно водить машину, в Сирийском и Иракском Курдистане ведётся борьба с многожёнством, убийствами чести, браками с несовершеннолетними, и прочими нарушениями прав женщин, типичными для Ближнего Востока. Сейчас можно с уверенностью говорить, что именно осаждённый и истерзанный войной Курдистан – наиболее светский и развитой в социальном плане регион Ближнего Востока, не считая находящегося на особом положении Израиля. Основа Исламского Государства, его структура, право, значительная часть экономики с широким распространением рабства, является откатом в эпоху раннего восточного феодализма, колоссальным регрессом регионального масштаба, в то время как с курдских знамён здесь и там алым цветом сияет пламя социализма. А это значит, что ИГ не может и не должно победить, как не может дряхлая и уродливая традиционная ретроградность, мутировавшая в интересах капитала в монстра-убийцу, победить самое передовое, что есть сейчас в интеллектуальном и социальном запасе человечества! Сражайся, Курдистан! Красные стяги сделают тебя, наконец, свободным!

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.