Меню Закрыть

Публицист Иван Мизеров: О монархической истерии

Пресс-служба МГК КПРФ, Мизеров Иван
2015-07-26 13:52.

«Прости нас, Государь» – баннеры с таким текстом и портретом Николая II в последнее время можно было увидеть во многих городах России. 17 июля в день очередной годовщины расстрела царя состоялся сорокатысячный крестный ход, активно поддержанный церковью (а как иначе, святой, понимаешь, новомученник), а в медиа стали появляться разговоры о желании уцелевших заграничных Романовых вернуться в нашу страну. В общем, в сочетании с активностью монархистов в интернет-пространстве, можно сказать, что вот уже более недели июля проходит под знаком настоящей монархической истерии.

 

 

 

Кому и зачем это может быть нужно? Точно ответить трудно – наш Великий и ужасный пока что не хочет одевать корону Царя всея Руси, вероятно, это – часть попытки создания и поддержания мифа о «России, которую мы потеряли», в которой всё было архиблагополучно, пока не пришли безбожные и страшные большевики со своей кровавой гебнёй. Но вот что можно сказать точно, так это то, что все эти господа очень и очень слабо знают историю. Фактов, свидетельствующих мягко говоря не в пользу лишённого короны «страстотерпца» крайне много, но под дату, пожалуй, стоит начать со следующего – сегодня 98 лет с того момента, как 26 июля 1917 года глава Временного правительства Александр Керенский торжественно поклялся подавлять самым жестоким образом любые попытки восстановления монархии в России. Да-да, не Ленин, не Троцкий, а именно Керенский, потому что просто не мог иначе – чувство политической конъюнктуры у этого человека было весьма развитым, но даже и слепой в тот момент не мог не видеть, до какого размера дошла ненависть к монархии в России! Вопреки нынешним мифам, белые генералы были вынуждены то и дело заявлять, что сражаются против большевиков, за Учредительное собрание, за единую и неделимую Россию – за что угодно, но только не за монархию – это окончательно убило бы и свело на нет всякую их поддержку. И это при том, что А. И. Деникин отмечал, что громадное большинство командного состава и офицерства его армии были монархистами – страна ненавидела царя и не желала его. Вот мнение современников, которые не желали каяться перед Николаем II, а сами требовали у него покаяния и ответа, за совершённые дела.

Какие дела? Можно много и с удовольствием проходиться по личности Николая II и его интеллектуальным способностям – его знаменитый дневник, полный списков невинных пернатых жертв (отчего бы ворон не объявить невинномученниками?) даёт для этого обильную почву. Но ещё лучше будет довериться фактам – они, как известно, не лгут. Николай взошёл а престол в 1894 году, приняв страну с массой внутренних проблем, но всё же обоснованно считавшуюся одной из сильнейших в Европе и мире. Царствование это, как известно, началось с Ходынки, которую и в самом деле можно считать его знаком и символом – кровь и неорганизованность – вот что такое Николай II. В 1904 году мы бездарно и позорно проигрываем войну Японии, теряя почти весь флот. Хотелось бы задать господам-монархистам вопрос: как могло случиться, что та титаническая Россия, которую мы потеряли с 142 миллионами населения, миллионной армией мирного времени и более чем в четверо большей в случае мобилизации проиграла войну крохотной Японии, с населением в 46 миллионов человек, армией мирного времени в 180 тысяч человек, стране, лишь за 50 лет до этого вставшей на европейский путь развития, проиграть с треском тем, кого печать именовала не иначе, как «макаками»? Любопытно, что в ходе войны в русской армии возник миф о чрезвычайной эффективности применяемой японцами взрывчатой смеси – тринитрофенола, или шимозы, при том, что в реальности никакими выдающимися характеристиками она не обладала и сразу же после войны была заменена в армии Империи Восходящего солнца тротилом. Почему? Вероятно потому, что, например, в ходе знаменитой Цусимской битвы около 40% русских снарядов вообще так и не разорвалось…

Первая мировая, то, как Россия оказалась туда втянута, за чьи интересы сражалась и каких «успехов» достигла – одного этого было бы достаточно для приговора Николаю Кровавому. После мобилизации армия России достигла числа 5 338 000, т. е. больше, чем у Германии и Австро-Венгрии на всех фронтах вместе взятых. Казалось бы, идти и побеждать с такою силой, особенно если верить нынешним монархическим байкам и фильмам, вроде печально известного Адмирала. В 1914 году по плану Шлиффена против нас была сконцентрирована только одна – 8-я германская армия из восьми, и этот год мы ещё как то выдержали, хотя поражение в Восточной Пруссии уже вполне можно назвать катастрофой. А потом… Генерал А.И. Деникин в своей книге воспоминаний «Очерки русской смуты» писал: «Весна 1915 г. останется у меня навсегда в памяти. Великая трагедия русской армии – отступление из Галиции. Ни патронов, ни снарядов. Изо дня в день кровавые бои, изо дня в день тяжкие переходы, бесконечная усталость физическая и моральная; то робкие надежды, то беспросветная жуть…» Хочется особенно выделить «ни патронов, ни снарядов». Уж кого-кого, а Деникина трудно обвинять в перепевании советской пропаганды. Русские войска в 1914 – начале 1915 сражались храбро, пусть и не вполне умело, порой и побеждали, но не могли совершать чудес только за счёт громкого «Ура!» и могучей штыковой – те времена были в прошлом, а в реальности наступила эпоха того, что в Германии назвали Materialschlacht – война промышленности, война ресурсов. И здесь мы потерпели сокрушительное поражение. В армиях всех воюющих держав – Германии, Англии, Франции, Австро-Венгрии в ходе войны насыщение войск современным оружием (например пулемётами) неуклонно росло. И только в Российской империи в августе 1915 пулемётов в войсках было меньше, чем в августе 1914. Катастрофически складывалась ситуация с тяжёлой артиллерией – её по сути не было. Это при том, что именно тяжёлая артиллерия и пулемёты были основой позиционного фронта на Западе. В армии Российской империи к началу войны просто не было артсистем калибром свыше 152 мм, что в условиях Первой мировой было катастрофой. И эта ситуация только усугублялась в ходе войны. Все орудия калибра от 203 мм и выше поставлялись союзниками. 23 августа 1915 года Николай II принял на себя звание Верховного главнокомандующего, сменив на этом посту Великого князя Николая Николаевича, который был назначен командующим Кавказским фронтом. И с этого момента положение армии не могло ещё более не ухудшиться. Такая уж была замечательная особенность у святого государя – за что он ни брался – везде выходил провал. Все наступления, которые организовывались в начале 1916, года окончились полным провалом – во время Нарочницкой операции потери составили 78 000 человек убитыми и ранеными, при том, что наши войска имели на этом участке фронта 350 000 человек против 75 000 у немцев. Наступление шло с 5 по 17 марта 1916 года. В это время Главнокомандующий, если верить его дневнику, каждый день играет в домино и кости, пишет письма жене, гуляет… «11-го марта. Пятница Погода стояла скверная с ветром и снегом. После завтрака принял ген. бар. Роппа. В 3 часа вышел в сад посмотреть взрывы льда на Днепре. Видел два и затем вернулся домой читать; в это время последовал третий очень сильный взрыв, кот. потряс весь дом. В 5 час. поехал в театр, показывали знакомую английскую ленту. Поспел домой к обеду. Вечером говорил с Шуваевым думаю назначить его Военным министром». Очень содержательный день был у верховного главнокомандующего!

Может быть, Россия Николая II не выдержала военных испытаний, но зато семимильными шагами развивалась во время мира? Миф о золотом 1913 годе у монархистов популярен до чрезвычайности. Боюсь разбивать столь давно и с удовольствием возводимые воздушные замки, но нет, Россия на излёте самодержавия отнюдь не была райскими кущами. Можно было бы провести, так сказать, сверку промышленности и производства РИ и СССР в период хотя бы после первой пятилетки и убедиться, что это разные миры – можно довольно долго перечислять целые отрасли, которые появились просто с нуля, из ниоткуда, можно было бы сравнить показатели выплавки стали, производства станков, или подшипников, но у нашей монархической, как правило, глубоко и в худшем из возможных смыслов гуманитарной публики всё это вызывает приступы зевоты. Металл? Фи, зато какой был хруст французской (к слову, что характерно, не русской) булки. Хорошо. Можно сравнить социальные показатели, которые и определяют уровень жизни, её качество.

Грамотность. Уровень грамотности в Российской Империи по переписи 1897 года составлял целых 27% населения! Данных за заветный 1913 год нет, но даже по самым оптимистичным подсчётам количество грамотных не превышало 35%. В 1939 году, благодаря Ликбезу и созданию полноценной, более того, одной из лучших систем школьного образования в мире, образования абсолютно бесплатного число грамотных в стране превысило 90%. Да и грамотность – ещё не всё – в эпоху Империи основной (до 70%) формой полученного образования была 3-х классная школа. Так что грамотность – грамотностью, но кроме этого есть и другие дисциплины: физика, химия, история, биология – их до СССР для большей части населения страны не было как таковых, а ведь это основа современных представлений человека о себе и мире!

Здравоохранение. Достаточным, пожалуй, будет сказать, что на одного врача в сельской местности приходилось в 1908–1913 годах (по данным разных губерний и земств) в среднем 26 000 потенциальных пациентов. Врач ездил по вызовам и исключительно за плату. Единственный на все виды медицинской помощи. Качество его при этом, мягко говоря, оставляло желать много лучшего – интересующихся можно отослать хотя бы к классическим произведениям Чехова, знавшего проблему, так сказать, изнутри. Свирепствовали эпидемии с ныне уже полузабытыми в массах названиями: холера, тиф сыпной и брюшной, даже малярия.

Вот так жила Россия Николая. Впрочем, кто-то действительно при этом танцевал вальсы Шуберта. Кто должен каяться!? Народ!? Или всё же царь? Большая часть истории России – это история монархическая. Монархи были очень разными – по привычкам, воззрениям, темпераменту, эпохе, в которой они жили и правили, но на всём этом общем фоне и во всём этом длинном ряду имя Николая II, безусловно, находится в числе самых неудачных и бездарных. Если на то пошло, то монархистам следовало бы задуматься – а кто, как не их кумир, собственно, и погубил в России монархию?

Нет ничего хуже, чем комплекс вины у целого народа – с ним тогда можно делать что угодно, заявлять, что те или иные жертвы – цена покаяния. Нам не за что просить прощения у Николая! Прости нас, Государь, за свою бездарность, за проигранные войны, за миллионы жертв, за безграмотность и темноту, за Распутина, за черносотенцев, за всё-всё прости! А вот мы не простили и не простим! Народ вынес свой приговор и Николаю и самодержавию, история не обратится вспять к феодализму, господа монархисты, иного не будет!

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.