Меню Закрыть

Публицист Иван Мизеров: Национальные интересы и интернациональный долг

Пресс-служба МГК КПРФ Мизеров Иван
2015-09-20 13:13.

Всю последнюю неделю в СМИ – сперва западных, а затем и отечественных, муссируется тема военной поддержки Россией правительства Сирии. Позиций и особых мнений много, чему особенно способствует флёр секретности и таинственности, покрывающий этот вопрос – догадки можно строить самые разные. Либеральная общественность подняла традиционный вой и вопль о «наших мальчиках, которые непонятно за что будут погибать в Сирии», о «новом Афгане», а также порадовала несколькими образцами отменной позорящей армию заказухи о якобы в массовом порядке отказывающихся от выполнения задачи контрактниках.

 

 

Новость и в самом деле во многих отношениях знаковая, особенно если принять во внимание некоторые дополнительные детали, а потому будет нелишне остановиться на ней подробнее. Пересказывать всю историю гражданской войны в Сирии было бы бессмысленно, да и вряд ли возможно в рамках одной небольшой статьи, но несколько основных моментов нужно прописать, как фон для картины наших действий. Война длится уже с 2011 года, по последним данным ООН (вероятно, заниженным) стоила жизней 450 000 человек, создала колоссальные потоки беженцев (с которыми в том числе довелось сейчас познакомиться поближе и странам ЕС), а с весны 2014 года в ней появился новый и совершенно особый фактор – т. н. Исламское Государство, появившееся как-бы из ниоткуда и быстро достигшее впечатляющих успехов.

ИГ – это достаточно сложный социально-политический и религиозный феномен. Но то, что он является угрозой для цивилизации, представителем в основах своих системы ценностей и мышления вообще другой формации, – факт, подтверждённый казнями феноменальной жестокости, в том числе обезглавливаниям, сжиганиям заживо (всё это порой с привлечением детей), а также демонстративным разрушением объектов культурного наследия человечества, переживших всех великих завоевателей на Ближнем Востоке, но позорно утраченных в XXI веке (например, Пальмиры, Нимруда, Хатры). Существенно также то, что степень угнетения, нищеты и бесперспективности для масс в том же Ираке такова, что Исламское Государство действительно (особенно в начале) пользовалось заметной популярностью, так как оно давало простые и вроде бы традиционные (основанные на религии, пусть и весьма специфическом во многих случаях её прочтении) ответы, а также действительно сметало множество прогнивших и недееспособных институтов.

С другой стороны степень успехов и побед ИГ на первом этапе, доступная им номенклатура вооружений и уровень боевой подготовки всё равно не может не вызывать вопросов. Существует представляющаяся достаточно обоснованной версия об искусственном происхождении этого монстра, как средства и инструмента нового империалистического передела региона. Связь же ИГ с саудовскими спецслужбами и правящим домом и вовсе можно считать вещью доказанной после того, как во время вторжения в Йемен в этом году неоднократно наблюдался феномен полного безразличия местных отрядов ИГ к действиям просаудовской коалиции, одновременно с яростными атаками на движение Хуситов и верные им и народу части армии Йемена. По некоторым свидетельствам были случаи, когда саудиты и исламисты и вовсе действовали совместно. Здесь будет очень своевременно вспомнить, что именно Саудовская Аравия была родиной Аль-Каиды, создававшейся как оружие против советского контингента в Афганистане, а потом вышедшей из под их и американских спецслужб контроля… вроде бы как.

Так или иначе, но Исламское Государство выступает как великолепный повод для попрания всех и всяческих представлений о суверенитете Сирии и Ирака. Иногда складывается такое впечатление, что США и их союзники и в самом деле признали ИГ отдельным и независимым государством и ведут с ним войну, не спрашивая при этом мнения кого-либо ещё. Впрочем, война эта довольно странная – несмотря на не раз декларировавшуюся огромную опасность усиления ИГ, все действия Запада ограничиваются только спорадическими воздушными бомбёжками (к которым, однако, подключается всё больше стран – недавно дошло и до Австралии. Действительно, где сейчас можно найти лучший тренировочный полигон?). Турки куда больше боятся усиления РПК и иных курдских групп и организаций, через территорию Турции идёт огромный поток нефтяной и иной контрабанды с территорий Исламского Государства. Странная война… управляемая и направляемая война. Ни один боевик ИГ не перешёл Турецкой границы (разве что только в колоннах беженцев), как ни один из них не перешёл и границы Израильской, несмотря на всю заявленную ненависть. Не атаковали они и Саудитов. Зато вот уже несколько месяцев этот враг (вместе с т. н. Умеренной оппозиций, чья умеренность, по-видимому, выражается только в том, что отрезанию голов они предпочитают пресные и банальные расстрелы) рвётся к Дамаску.

Вот именно в этих условиях и начала приходить информация о масштабных инженерных работах в Латакии и Тартусе, а также о резкой активизации морского канала поставок и открытии экстренного воздушного канала (в чём нам попытались по приказу НАТО и США помешать власти Болгарии). До недавнего времени заявлялось, что это – гуманитарные грузы. Что ж, в этом нет ничего особенного – секретность ещё никто не отменял. Хотя, о чём тоже нельзя забывать, значительную часть составляют и они, а не только вооружения.

Дальше – больше. Якобы обнаруженные российские танки и самолёты новых моделей, а затем и сами бойцы, заставившие Петра Порошенко истошно завопить, что «зелёные человечки» добрались и до Сирии. Но всё это было как-то неясно и зыбко, с хорошим привкусом газетной утки и дутой сенсации. Только последние дни стали расставлять всё по своим местам. Три дня назад постоянный представитель Сирии в ООН Башар Джаафари заявил, что России следует предоставить возможность наносить авиаудары по боевикам террористической группировки «Исламское государство» на территории Сирии. В этот же день в интервью государственному телевидению вице-премьер и министр иностранных дел САР Валид Муаллем заявил, что Дамаск «попросит Россию направить свои войска сражаться на стороне сирийской армии в том случае, если в этом возникнет необходимость». «Сирия, если потребуется, без колебаний обратится с такой просьбой к России», – отметил глава сирийского МИДа, подчеркнув при этом, что «в настоящий момент российских войск в Сирии нет».

Ответ последовал почти сразу: просьба сирийского руководства о том, чтобы российские солдаты участвовали в военных операциях вместе с сирийскими, если таковая поступит, будет рассматриваться и обсуждаться в рамках двусторонних контактов, сообщил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Вчера последовало новое заявление: Генштаб Вооружённых сил РФ не исключает создания в будущем базы ВВС в Сирии. Об этом 16 сентября сообщил первый замначальника Генштаба ВС Николай Богдановский: «Пока таких планов нет. Но всякое может быть, многозначительно сказал он». Новых и многозначительных заявлений ожидают теперь и от Путина с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН…

Из всего этого можно сделать уже достаточно однозначный вывод – Сирии решено помогать. Объём и форма помощи точно не определены (да и вряд ли могли быть – такие вещи определяет военная необходимость), но сам факт выглядит уже практически однозначно подтверждённым.

И вот теперь, после столь длительной присказки, следует, наконец, сказка, а именно ответ либеральным писакам на два простых вопроса: что и зачем мы будем делать в Сирии? Отвечать на него можно двояко. Для начала, следует сказать коротко и просто – мы будем защищать там национальные интересы. Какие? Многоплановые: это и защита одного из весьма давних и на удивление верных наших партнёров и союзников на Ближнем Востоке, и сохранение (а теперь и укрепление) нашего военного потенциала в регионе Средиземного моря, и защита наших экономических интересов и позиций в Сирии. Но главное – даже не это. Прежде всего, мы будем восстанавливать статус великой мировой державы. Не региональной (на чём настаивают в своих официальных выступлениях все представители Госдепа и иных структур США и их союзников), а именно мировой, способной спроецировать свою силу и влияние в любую точку Земного шара. Надо в Сирии? Значит в Сирии!

Нынешний глобальный мир таков, что в нём нельзя просто волевым решением, как в известной интермедии Райкина «тут играть, а тут – не играть, тут селёдку заворачивать». Если ты способен реагировать на вызовы только в непосредственной близости от своих границ, то ты слаб. Не играть на многих полях, не пытаться использовать их возможностей – это значит там проигрывать, передавать их в распоряжение врага, давать ему возможность безнаказанно усиливаться. Значит быть пассивным, а пассивных бьют всегда. И очень жаль, что только теперь власти России начинают это понимать. Мы долго и молча отступали, и не только в Горбачёвскую и Ельцинскую, но и, вопреки льстецам и борзописцам, и в Путинскую эпоху. Мы огрызнулись в 2008 в Осетии – у самых своих границ, а вот в Ливии огрызнуться не решились. Мы бездарно и безропотно сдали одного из наиболее близких к нам и ценных для нас руководителей Африки и Арабского мира, утратили многие экономические преференции, оружейные контракты, дали возможность нашим противникам подмять под себя или вовлечь в зону нестабильности и дикого хаоса почти всю Северную Африку. Мы долго не предпринимали ничего решительного и в Сирии. И получили Украину! Да, да! Если вы не препятствуете противнику действовать, то он наглеет. Если вы не связываете ему руки, то он бьёт и бьёт болезненно. СССР устроил бы в Ливии для НАТО второй Вьетнам (об этом говорил и сам Каддафи), мы же не сделали ничего.

Теперь, похоже, ситуация стала достаточно быстро меняться, что не может не радовать. Ещё одна новость: вчера Президент России Владимир Путин распорядился подписать соглашение о создании авиабазы в Белоруссии. Прямо сейчас идут учения блока ОДКБ. Мы, кажется, наконец, начали осознавать, что если не усиливаешься, не пытаешься создавать и использовать новые возможности, то слабеешь, или, как говорил Льюис Кэрролл в «Алисе в Зазеркалье»: «Здесь даже чтобы остаться на месте нужно двигаться вперёд».

Но есть и другой ответ на вопрос о том, что мы делаем в Сирии – мы исполняем интернациональный долг! Это словосочетание вышло из употребления и моды, но половину XX века советские солдаты, руководствуясь им, сражались во всех регионах мира – доблестно и успешно. Возможно сейчас, в условиях господства в нашей стране капитализма, подобные лозунги могут показаться неуместными, но разве борьбу с новыми вандалами и головорезами нельзя назвать долгом перед всем разумным человечеством? Разве нельзя сказать, что установка мощного заслона на пути империалистического передела целых регионов, решительный отпор претензии на мировую гегемонию – это интернациональный долг, справедливый и почётный?

Либеральная публика любит вспоминать (и уже начала это делать сейчас) об Афганистане, называя его катастрофой и поражением (что на самом деле более чем спорно и в отношении уровня потерь, и в отношении целей, и в отношении итогов – войска Советского Союза ушли из страны не из-за военного поражения, а по приказу М. С. Горбачёва. Что после этого стало с Афганистаном, установился ли там мир – известно).

Но кроме Афганистана было и множество других эпизодов, славных эпизодов, где Советская Армия была щитом мира и справедливости для миллионов людей! Для многих любителей авиационной тематики, для многих людей в США до сих пор памятно словосочетание «аллея МиГов» и бой над рекой Ялуцзян, где наши сталинские соколы защищали небо Кореи и её города от участи Дрездена, а то и Хиросимы (генерал Дуглас Макартур – командующий войсками США и их сателлитов призывал к нанесению ядерных ударов в Корее и Китае). Всем в нашей стране известен анекдот про вьетнамского лётчика по имени Ван Ю Ша Ли Си Цын, а наши зенитные ракеты прикрывали дорогу Хошимина и спасали Вьетнам от новых порций напалма и отравляющих веществ вроде печально знаменитого «Агент Оранж». Наши спасали Анголу и Намибию от апартеида во время войны за независимость, наши спасли Кубу, позволив ей остаться островом Свободы, наши помогали Египту и Сирии – да, да, той самой Сирии справиться с экспансионизмом Израиля…

Если же брать не только те места и битвы, где были советские люди, но хотя бы военные поставки, то мы с полным правом можем говорить – это вся планета. С автоматом Калашникова в руках обреталась независимость чуть не половины стран, ныне входящих в ООН. Т-54 и Миг-21 десятки раз и в десятках мест вставали на страже мира и независимости, на страже подлинной свободы и нежелания признавать иноземный диктат! Сейчас журналисты пишут о том, что в Сирию были поставлены зенитно-ракетные комплексы ПанцирьС1. Будем ждать, когда и эти, и другие образцы гения наших оружейников попадут на гербы и отметятся в песнях о борьбе и победе! Мы возвращаемся в большую мировую игру! Нас давно и многие ждали…

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.