Меню Закрыть

Независимый экономист Владислав Жуковский: Большая ложь Правительства Медведева – игра в напёрстки с пенсионерами обернётся обнищанием миллионов россиян

Независимый экономист Владислав Жуковский
2014-09-24 08:37.

Судорожные метания чиновников по вопросу того, что делать с пенсионными накоплениями, и постоянный пересмотр ранее принятых решений лишний раз демонстрируют страх и неспособность Правительства признать дефолт всей пенсионной системы и провал затеянной ими пенсионной реформы.

 

 

Именно об этом независимые эксперты и учёные РАН предупреждали ещё в середине 2000-х годов, когда с цифрами в руках демонстрировали неспособность пенсионной реформы решить ни одну из заявленных целей: сбалансировать бюджет Пенсионного фонда России, повысить уровень жизни пенсионеров, сократить размер имущественной поляризации, увеличить коэффициент замещения выпадающих трудовых доходов пенсией, избежать повышение пенсионного возраста и трудового стажа, повысить уровень финансовой грамотности россиян, увеличить степень ответственности работодателей и работников за формирование пенсионного капитала. Все заявленные цели пенсионной реформы оказались весьма успешно провалены – результаты строго противоположны тем, что заявлялись в Правительстве.

Чиновники в Правительстве демонстрируют высшую степень безответственности, цинизма и некомпетентности: они неспособны признать провал затеянной ими разрушительной пенсионной реформы, которая дискредитировала государство в глазах населения и сделало пенсионную систему совершенно непонятной ни для работников, ни для работодателей, ни для самих чиновников. Пенсионная реформа по Грефу и Кудрину по своим разрушительным последствиям ничем не отличается от реформы энергетики по Чубайсу: основная цель чиновников заключается в том, чтобы сократить размер социальных расходов федерального бюджета, которые рассматриваются кабинетом министров не как инвестиции в развитие человеческого капитала и финансирование научно-технического потенциала, а как непроизводительные, априори убыточные и абсолютно бессмысленные затраты.

В условиях разрастающегося кризиса в российской экономике и дефолта ресурсно-сырьевой модели роста без развития у Правительства остаётся два варианта действия для того, чтобы стабилизировать бюджетную систему. Первый – увеличивать доходы казны, что в ситуации бегства капитала, спада инвестиций, растущей долларизации экономики, кризиса в промышленности и роста теневого сектора экономики является недостижимой мечтой в рамках той удушающей макроэкономической политики (больше напоминающей санкции), которую проводят Минфин и Центральный Банк. Второй – сокращать расходы бюджета. Причём с коммерческой точки зрения желательно сокращать те расходы, которые идут мимо кармана самих чиновников и сросшихся с властями бизнес-структур: «олимпийские стройки» и имиджевые проекты финансируются в приоритетном порядке и в полном объёме, тогда как затраты на поддержку реального сектора экономики сокращаются, инвестиции в инфраструктуру и ЖКХ урезаются, расходы на поддержку малого и среднего бизнеса уменьшаются, ужесточается бюджетное правило, заявлен секвестр бюджетных расходов, полным ходом идёт процесс коммерциализации социальных услуг и приватизации бюджетной сферы.

Вместо признания своей вины и проведения работы над ошибкам кабинет министров занимается имитацией бурной деятельности и переливанием из пустого в порожнее – пенсионные накопления изымаются у НПФ и ВЭБ и направляются в страховую часть пенсии. Это игра с нулевой суммой – средств в пенсионной системе от этого больше не становится. Выстраивается очередная финансовая пирамида своего рода общероссийское коллективное пенсионное МММ под патронатом государства.

Игра в напёрстки с будущими пенсионерами

Более того, в самом начале пенсионной реформы чиновники обещали добиться увеличения уровня жизни будущих пенсионеров. Якобы, был один из главных побудительных мотивов – в Правительстве обещали повысить коэффициент замещения выпадающих трудовых доходов пенсией с 22 до 5060%, т.е. до среднеевропейского уровня. Спустя несколько лет амбиции снизились – приемлемым для будущих пенсионеров был назван коэффициент замещения в диапазоне 4045%. Последние годы в кабинете министров рассуждали о том, что в лучшем случае по итогам третьей за последние 20 лет пенсионной реформы получится заместить выпадающие трудовые доходы пенсией на 40%. Реальность оказалась гораздо прозаичней – коэффициент замещения вырос до 25% в 2007 г. и 35% в 2012 г.

Однако денег в бюджете становится всё меньше, эффективность российской сырьевой экономики низких переделов неуклонно снижается, приток нефтедолларов существенно сократился, и в Правительстве открыто заявляют, что к 2030 г. по итогам четвёртого раунда пенсионной реформы уровень жизни пенсионеров существенно снизится – коэффициент замещения упадёт с сегодняшних 35 до 19% уже через 15 лет. Опережающий рост заработных плат, за счёт которых осуществлялись выплаты страховых взносов в Пенсионный фонд России, а также увеличение поступлений в бюджет, которые позволяли ускоренными темпами индексировать базовую часть пенсий и финансировать межбюджетный трансферт из федерального бюджета в ПФР, исчерпаны.

Правительство нарушило ещё одно обещание перед гражданами – полным ходом идёт процесс скрытого повышения пенсионного возраста через увязку величины накопленных баллов (т.е. будущих пенсий) с размером трудового стажа. Для того, чтобы претендовать на и без того весьма невысокую пенсию, обещанную Правительством РФ, гражданин России должен отработать не менее 35 лет. Альтернативные оценки экспертов оценивают минимально необходимый стаж для получения средней пенсии не менее чем в 40 лет.

Несколько лет назад Правительство сделало очередной шаг в сторону коренного пересмотра пенсионной системы и признания ошибочности затеянной пенсионной реформы. В конце 2012 г. стало известно, что Правительство открыто признало провал программы «софинансирования» пенсий, которая предполагала, что государство с целью стимулирования пенсионный накоплений граждан на каждый рубль добровольных дополнительных отчислений работающих россиян на свой индивидуальный накопительный счёт будет вносить свой рубль (годовой лимит составлял 15 тысяч рублей). По официальным данным ПФР, за период с начала действия данной программы (1 января 2009 г.) в ней приняли участие 9,5 работающих россиян.

Однако 90% из них сделали всего лишь один или два добровольных отчисления. Количество активных участников программы не превышало 1 млн. граждан России, что свидетельствует о крайне низкой степени доверия россиян к органам государственной власти. На софинансирование добровольных пенсионных накоплений государство потратило не более 10 млрд. рублей, что демонстрирует низкое доверие россиян как к пенсионной реформе и накопительной части пенсий, так и ко всем действиям Правительства в области пенсионной системы.

Кроме того, кабинет министров ещё в 2013 г. поднял минимально необходимый размер трудового стажа с 5 до 15 лет, что является неправомерным и несправедливым. Граждане, участвовавшие в активной трудовой деятельности менее 15 лет и стабильно уплачивавшие страховые взносы в ПФР, оказываются лишёнными своих пенсионных прав и социальных гарантий – их страховые взносы в размере 22% от величины фонда оплаты труда будут направлены на выплату пенсий другим пенсионерам, а также на затыкание других дыр в федеральном бюджете, который обеспечивает больше половины поступлений в Пенсионной фонд России.

Кроме того, даже по самым оптимистичным оценкам Правительства, далеко не все россияне могут рассчитывать даже на ту сравнительно невысокую пенсию, которую обещают чиновники в результате четвёртой реформы пенсионной системы. В Правительстве признают, что россиян ожидает не только снижение коэффициента замещения до минимальных отметок с начала 2000-х годов, но даже этот уровень не является гарантированным работающим гражданам России. Лишь те россияне, которые имеют трудовой доход в размере, превышающем 2,5 МРОТ, могут чисто теоретически и при удачном стечении обстоятельств рассчитывать на пенсию, которая будет составлять 19% от размера утраченного трудового заработка.

Дыра в Пенсионном фонде будет расти

В краткосрочном периоде конфискация пенсионных накоплений позволит Правительству сократить размер трансфера из федерального бюджета в ПФР. В 2014 г. Минфин сэкономит более 300 млрд. «живых» рублей, которые можно будет направить на имиджевые проекты и социальную часть «майских» указов, которые наиболее чувствительны и понятны для рядовых россиян в отличие от неосязаемых обещаний преодолеть сырьевую зависимость экономики и возродить наукоёмкие производства.

Практически половина всего бюджета Пенсионного фонда России финансируется за счёт поступлений из федерального бюджета – из 6,3 трлн. рублей свыше 2,8 трлн. поступает из федерального бюджета в виде межбюджетного трансферта. Это делает его крайне неустойчивым и несбалансированным. Затеянная в 2002 г. пенсионная реформа так и не смогла решить свою главную задачу – обеспечить сбалансированность пенсионной системы и сделать ПФР самодостаточным.

Однако в среднесрочной и долгосрочной перспективе данное решение лишь увеличивает социальные обязательства государства, не способствуя расширению производственной, инвестиционной и деловой активности, без чего в принципе невозможно добиться увеличения размера облагаемой базы (фонд оплаты труда) и роста доходов Пенсионного фонда России.

Демографическая яма усугубляет кризис пенсионной системы

Ситуация усугубляется сокращением численности населения (если очистить данный показатель от влияния чистого миграционного прироста в размере 200250 тыс. человек ежегодно), а также сокращением численности работающих россиян. Пенсионная нагрузка на работающих граждан продолжает неуклонно расти на протяжении последних двух десятилетий псевдорыночных реформ. По оценкам Росстата, в России в настоящий момент на одного пенсионера приходится всего лишь 1,18 работающих россиян. В 2007 г. таковых было 1,34, в 2000 г. 1,78, а в 1991 г. количество работающих россиян превышало количество пенсионеров более чем в 2,2 раза!

Численность россиян в трудоспособном возрасте неуклонно снижается на протяжении последних лет – если в 2005 г. таковых было 90,1 млн. россиян, то в 2010 г. 87,9 млн., а по итогам 2013 г. уже менее 86,1 млн. Тогда как численность россиян старше трудоспособного возраста подскочила с 27,1 млн. в 1989 г. до 29,3 млн. в 2000 г., 31,7 млн. в 2010 г. и более 33,1 млн. по итогам всего 2013 г. Не возникает лишних поводов для оптимизма и относительно возможности изменения сложившейся ситуации в лучшую сторону в ближайшие 1015 лет. Численность россиян в возрасте моложе трудоспособного хоть и перестала сокращаться после демографического провала 1990-х годов, однако прирост молодого поколения остаётся весьма незначительным и отстаёт от процесса старения населения. Так, численность россиян в возрасте моложе трудоспособного сократилась с 35,9 млн. в 1989 г. до 26,3 млн. в 2002 г., и 24,1 млн. по итогам 2013 г.

Менее чем за четверть века социальное бремя на работающих граждан выросла практически в два раза и в ближайшие годы при сложившихся демографических тенденциях продолжит неуклонно расти, делая пенсионную систему России всё менее устойчивой, сбалансированной и критически зависимой от поступлений средств из федерального бюджета. В том числе по этой причине реальный размер пенсионных выплат в России крайне невелик – на пенсии в России тратится всего лишь 7% ВВП, тогда как в экономически развитых странах на эти цели перераспределяется более 1315% ВВП.

В абсолютном выражении численность пенсионеров на территории РФ выросла с 27,4 млн. человек в 1980 г. до 32,8 млн. в 1990 г., 38,4 млн. в 2000 г., 39,7 млн. в 2010 г. и свыше 41 млн. по итогам 2013 г. К 2020 г. численность пенсионеров с высокой долей вероятности превысит рубеж в 45 млн. человек. Единственное, что снижает социальную нагрузку на экономику, бюджетную систему и занятое население – увеличение трудовой занятости граждан России, достигших пенсионного возраста.

Низкий уровень пенсий, неуверенность в завтрашнем дне, недоверие работников и работодателей по отношению к государству, разочарованность пенсионной системой, ускоренный рост стоимости жизни и негативная демографическая ситуация в стране (не все пенсионеры могут рассчитывать на поддержку со стороны детей и близких родственников) стимулируют занятость среди пенсионеров. За последние 23 года общая численность работающих пенсионеров выросла более чем в два раза – с 6,8 млн. человек в 1990 г. до 8,59 млн. в 2005 г., 12,3 млн. в 2010 г. и свыше 14,3 млн. по итогам 2013 г.

Если в 1990 г. лишь 20% граждан России, достигших пенсионного возраста, продолжали заниматься трудовой деятельностью, то в 2005 г. таковых было 22,4%, в 2010 г. более 31,1%, а в 2013 г. 35% пенсионеров продолжали работать после достижения пенсионного возраста. Весьма показательно, для старшего поколения характерен крайне низкий уровень занятости – среди россиян пенсионного возраста показатель безработицы не превышает 33,5%, что существенно ниже 55,5%, характерных для россиян в среднем.

Безусловно, с целью минимизации бюджетных расходов и снижения социального бремени Правительство делает ставку на вовлечение пенсионеров в активную трудовую деятельность – именно с этой целью работающим пенсионерам обещают зачисление дополнительных баллов на индивидуальный страховой счёт при продолжении работы на старости. Другое дело, что никакого реального финансового или материального наполнения эти самые баллы не имеют, а подавляющая часть работающих пенсионеров так и не сможет воспользоваться повышенной пенсией, так как рискует до неё элементарно не дожить.

Вместо денег – пустые и ничем не обеспеченные баллы

Вместо реальной денежной прибавки на накопительном счёте государство предложило записать на счета гражданам эфемерные пенсионные баллы, не имеющие реального денежного содержания и финансового обеспечения. Если раньше у россиян на их индивидуальных накопительных счетах лежали рубли, то теперь эти деньги изымаются государством с целью выплаты пенсий сегодняшним пенсионерам. Вместо этого всем работающим россиянам, родившимся позднее 1967 г., обещают никому не понятные баллы, коэффициент конвертации которых в денежную форму будет определяться наличием средств в бюджете через 1530 лет и политической волей властей.

При этом важно понимать, что речь идёт об афере государственного масштаба и заведомо неэквивалентном квазиденежном обмене – специфика формулы расчёта такова, что стоимость конвертации страховых отчислений в балы сегодня гораздо выше, чем стоимость одного балла в пересчёте на рубли через 2530 лет. Другими словами, если условно говоря, сегодня в расчёте на один рубль страховых отчислений работник получает 1 бал, то в 2022 году при выходе на пенсию работник получит 87 копеек, а в 2030 г. менее 80 копеек.

И только в том случае, если в бюджете будут средства для выплаты пенсий. Что в случае с российской сырьевой, экспортноориентированной экономикой, на протяжении 20112014 гг. демонстрирующей беспрецедентный с 2009 г. спад производственной, инвестиционной, внешнеторговой и потребительской активности, отнюдь не является гарантированным. Велика вероятность того, что уже в 2022 г., когда на пенсию выйдут женщины 1967 г. рождения (они первые почувствуют на себе результаты провальной пенсионной реформы), в государственном бюджете не будет достаточно средств для конвертации накопленных баллов в рубли.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.