Меню Закрыть

Михаил Крайнов: «Мы имеем дело с воспитанием криминальной элиты»

Пресс-центр Ивановского обкома КПРФ по материалам интервью Алексея Машкевича 01.09.2016

Скандал с поддельными подписями в Тейковском районе набирает силу. Сегодня мы ещё раз говорим о том, что произошло с подписными листами кандидатов от карликовых партий с инициатором расследования этого нарушения, полковником полиции в отставке Михаилом Крайновым. 

— Михаил Юрьевич, вы с Ириной Мальцевой обнаружили нарушения при сборе подписей на довыборах в областную думу, о которых мы уже писали здесь, на сайте. На этот счёт есть разные мнения: в здании областного правительства я слышал, что все это бред и никаких нарушений нет. Вы утверждаете, что это скандал, который выйдет за границы Ивановской области и будет иметь федеральную огласку. Какова на сегодняшний момент ситуация с этими пресловутыми поддельными подписями, что делается правоохранителями?

— Давайте начнем с того, что Ирина Мальцева – член комиссии с правом совещательного голоса от конкретного кандидата: от меня, Михаила Крайнова. При проверке документов, она усомнилась в подлинности подписей, которые внесены в подписные листы сразу от трех других кандидатов. В чем это выразилось? Эта работа делается в полях, с выездом на места: собираются подписи, бабушки расписываются на столах, на подоконниках, еще где-то и бумага такая, естественно, отличалась бы от тех документов, которые на сегодняшний день находятся в избирательной комиссии. Ирина сразу обратила внимание на белизну подписных листов, которые, видимо, не выезжали за пределы офиса. Поскольку Ирина является опытным наблюдателем, она обратила внимание на схожесть почерков в целом ряде листов. Её, безусловно, это насторожило. Она увидела, что отдельные дома выразили полную поддержку определенным кандидатам. Усомнившись в правдоподобности этого, она, не раскрывая каких-либо персональных данных граждан, которые стали ей доступны в ходе ознакомления с этими листами, сообщила о возможном нарушении мне. Я позже, уже в период предвыборной своей агитации, встречался с жителями по этим адресам, я обращался к ним: «По нашим сведениям, люди в вашем доме выдвигали таких-то кандидатов. Это правда?». На что люди возмущались и говорили: «Нет! Такого быть не может».

— Мы это всё видели в сюжете «Барса».

— Да. На сегодняшний день, люди, которые якобы поставили подписи, самостоятельно обратились в полицию и в прокуратуру с заявлениями. Кроме этого, мое заявление направлено в органы внутренних дел, в областную прокуратуру; три заявления находятся на рассмотрении в следственном управлении следственного комитета по Ивановской области. Ирина Мальцева направила свое заявление в УФСБ. Также на имя Панфиловой и Бастрыкина ушли дополнительные обращения по этим нарушениям. Сейчас полиция проводит проверку, тейковская прокуратура надзирает за этим вопросом. Складывается такая ситуация: мы предполагаем, что это преступление было совершено (а основания предполагать, они у нас есть), мы говорим о том, что данное преступление носит массовый характер, оно совершено организованной группой, либо группой по предварительному сговору. Это часть 2-я статьи 142 Уголовного кодекса – это очень серьезное преступление. Если это так, то это не имеет аналогов на территории Российской Федерации. Мы на сегодняшний день не обладаем всей фактурой по совершению данного преступления и доказательствами, их может собрать только следствие, потому что это конкретно их работа. Мы имеем дело с тем, что совершено организованное преступление с участием трёх кандидатов от названных в вашем материале партий, и оно было кем-то четко спланировано. Было распределение ролей, и я не исключаю, что оно и финансировалось не из избирательного фонда, а из иного источника.

— Но это только предположение?

— Мы говорим о том, что предстоит выяснить следствию. Но доказывание данного преступления – оно не слишком сложное, поскольку известен круг сборщиков, и известен круг подписчиков. Более того, кандидаты в депутаты, которые утверждали эти листы в случае, если они знали о том, что они сфальсифицированы, а мы не исключаем этого, – они тоже могут являться субъектами преступления по 142 ч.2. Это очень серьёзно, я еще раз говорю – это беспрецедентный случай в России.

На сегодняшний день мной проведена личная встреча с начальником следственного управления Булаевым Александром Николаевичем, который подтвердил, что он беспристрастно и внимательно будет расследовать этот инцидент. Вопрос-то, собственно говоря, не такой сложный. У нас есть 20-й ФЗ, ст. 49 ч.2 и постановление центральной избирательной комиссии – они прямо предписывают в данном случае при определении подлинности подписей использовать эксперта-почерковеда. Почему этого не было сделано, несмотря на то, что довыборы в облдуму проходят только на одном округе? Почему ещё данные действия и данные заявления обязаны быть доскональнейшим образом расследованы: потому что если мы говорим о сборщиках подписей и о том, что их действия были кем-то организованы, то мы можем иметь дело и с их организатором. А организатором может выступать только лицо, которое непосредственно отвечает за результаты выборов – а это очень серьезно, Это не только криминальный, это очень серьёзный моральный аспект. Потому что все эти сборщики подписей, которые указаны в вашем материале – они же молодые люди, достаточно хорошо образованные и претендующие на элитарное нахождение в нашем обществе. Это будущие управленцы – по крайней мере, так они себя видят. И если кто-то извне, какой-либо организатор ставит им заведомо криминальные задачи, то мы имеем дело с воспитанием криминальной элиты, которая позже будет заниматься государственным управлением. Вот это самое страшное. Давайте мы просто предположим, что было бы если…

— Давайте воздержимся в период выборов от предположений.

— Я просто хочу сказать: а если бы было пятнадцать округов? Сколько у нас всего избирателей голосует? Я не хочу, чтобы это было репетицией фальсификации последующих выборов. Вот что меня беспокоит.

— Но ведь весь сыр-бор из-за подписей для карликовой партии, а их результат никак не повлияет на исход выборов.

— Карликовые партии, они и придуманы специально для того, чтобы их результат влиял на ход выборов. Это отвлекающие маневры, они специально для этого придуманы.

— Какая-то реакция со стороны комплекса внутренней политики есть на ваше заявление? Со стороны «Единой России» есть какая-то реакция?

— Меня настораживает вот какой факт: по этим спискам, которые были у сборщиков, сейчас пошли какие-то люди и пытаются убеждать людей говорить в случае прихода правоохранительных органов, что это они сами ставили подписи. Я полагаю, они пытаются сформировать какую-то обратную реакцию и представить дело так, что данного события как бы и не было. И есть еще опасение: на сегодняшний день истекают процессуальные сроки рассмотрения данного заявления полицией. Безусловно, тейковская прокуратура держит дело на особом контроле, но я боюсь, что неизъятые до настоящего времени подписные листы с подписями становятся легкой добычей в интересах тех, кто их может уничтожить, сокрыть следы преступления – а на сегодняшний день это, наверное, главная задача заинтересованных лиц. Наша задача – не допустить этого. Поэтому мы и обращаемся во все структуры, и говорим: изымите подписные листы, опечатайте и проведите по ним следственные действия. Мне кажется, что каждый, кто носит погоны и призван защищать закон, обязан сделать всё, чтобы докопаться до истины, не дать втоптать в грязь имена тех кто внесён в подписные листы, не ведая об этом, а ведь среди них есть люди пошедшие войну и иные лишения. Нельзя дискредитировать сам институт избирательного процесса, это на мой взгляд преступление, подрывающее основы конституционного строя и государства. Замалчивание, либо попытка спустить на тормозах данное расследование, не принесут ничего хорошего ни обществу в целом, ни правоохранительной системе. 

Ведь подобное уже было на территории Ивановской области – в Кинешме при Михаиле Мене, и тогда наша область прогремела на всю страну.

Подробнее на http://www.1000inf.ru/news/63280/

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.