Меню Закрыть

«Великая Победа советского общественного и государственного строя». «Круглый стол» редакции газеты «Правда» и РУСО

По страницам газеты «Правда», Виктор Трушков
2015-04-17 15:52.

Совместные «круглые столы» редакции «Правды» и организации «Российские учёные социалистической ориентации» (РУСО) в последнее время становятся традицией, особенно когда речь идёт о важных исторических событиях. Победа советского народа в Великой Отечественной войне – событие не просто важное, а важнейшее, самое судьбоносное в ХХ столетии после Великой Октябрьской социалистической революции.

 

 

Великий Октябрь и Великая Победа между собой тесно связаны. Социалистическая революция 1917 года открыла дорогу новым общественным отношениям, новому типу социального прогресса, новой цивилизации. Поэтому уничтожение Советского Союза являлось главной целью фашистских сил Германии и её союзников. Они стремились к мировому господству, чтобы вернуть абсолютное торжество буржуазной реакции на планете. Великая Победа советского народа над германским фашизмом была победой не только над гитлеризмом, но и над всей мировой реакцией, стремившейся остановить прогрессивное развитие человечества. Наш «круглый стол» посвящён 70-летию Великой Победы, а значит, и трудному пути к ней. Об этом говорил, открывая дискуссию, посвящённую разгрому фашизма в середине ХХ века, главный редактор «Правды», член Президиума ЦК КПРФ Б.О. Комоцкий.

Когда началась Вторая мировая?

«Круглый стол» с первых минут продемонстрировал, что в истории и Второй мировой войны, и Великой Отечественной войны остаются дискуссионные вопросы. Член президиума Центрального совета РУСО, главный научный сотрудник Института российской истории РАН В.Я. Гросул начал своё выступление с заявления: «По поводу того, когда началась Вторая мировая война, идёт уже давняя и довольно интенсивная полемика. Сразу могу сказать, что я никогда не был сторонником того мнения, которое утвердилось в историографии и относит начало этой войны к 1 сентября 1939 года».

Далее Владислав Якимович предложил аргументацию альтернативной, с привычной не совпадающей точки зрения. Он подчеркнул, что эта позиция имеет своих сторонников, и в подтверждение привёл известного отечественного американиста, профессора МГУ Е.Ф. Язькова, отмечавшего: «В предвоенные годы, как правило, считалось, что Вторая мировая война началась уже в 1936–1938 годах, после первых агрессивных актов держав агрессивно-фашистского блока».

Развивая этот мотив, профессор Гросул напомнил о весьма значимых исторических документах: «На XIII пленуме Исполкома Коминтерна, состоявшемся в декабре 1933 года, отмечалось, что «международное положение носит характер кануна новой мировой войны». Очень аргументированно звучала и его отсылка к «краткому курсу» «Истории Всесоюзной коммунистической партии (большевиков)», вышедшему в 1938 году. В нём перечислены нападение фашистской Италии на Абиссинию, Японии в 1937 году на Центральный Китай и делается важное обобщение: «Все эти факты показывают, что Вторая империалистическая война уже началась… Началась она втихомолку, без объявления войны. Государства и народы как-то незаметно вползли в орбиту Второй мировой войны. Начали войну в разных концах мира три агрессивных государства фашистские правящие круги Германии, Италии, Япония. Война идёт на громадном пространстве от Гибралтара до Шанхая. Война уже успела втянуть в свою орбиту более полумиллиарда населения». Профессор заметил, что случайных и непродуманных оценок в этой книге не было: она по главам рассылалась членам и кандидатам в члены Политбюро ЦК ВКП(б) и некоторым другим членам ЦК, а общее руководство работой над ней осуществлял Сталин.

«Через несколько месяцев советская официальная точка зрения на начало Второй мировой войны была изложена в Отчётном докладе ЦК ВКП(б) XVIII съезду партии, с которым выступал 10 марта 1939 года И.В. Сталин. Он говорил: «Уже второй год идёт новая империалистическая война, разыгравшаяся на громадной территории от Шанхая до Гибралтара и захватившая более 500 миллионов населения. Насильственно перекраивается карта Европы, Африки, Азии. Потрясена в корне вся система послевоенного так называемого мирного режима».

Изменение датировки начала Второй мировой войны историк связывает с заключением советско-германского договора от 23 августа 1939 года. Правда, на пленуме ЦК Компартии США 24 сентября 1939 года генеральный секретарь её ЦК Э. Браудер, характеризуя вторжение Германии в Польшу, подчёркивал: «Оно знаменует собой дальнейшее расширение Второй мировой империалистической войны». А в подписанном в печать 2 ноября того же года журнале «Коммунистический Интернационал» Генеральный секретарь Исполкома Коминтерна Г. Димитров писал: «Начатая нападением на народы Абиссинии, Испании, Китая, Вторая мировая война развернулась теперь в войну между крупнейшими капиталистическими государствами. Война перенесена в сердце Европы, угрожая превратиться в мировую бойню». Известно, что в подготовке статьи участвовали И.В. Сталин и А.А. Жданов.

В послевоенных работах историков, начиная со второго издания Большой советской энциклопедии (1947 г.), можно прочитать: «1/IX 1939 г. нападением Германии на Польшу началась Вторая мировая война». Гросул привёл многочисленные примеры таких публикаций.

Доктор философских наук, профессор А.Т. Дробан указал, что есть учёные, которые к этой дате относятся скептически, поскольку «фашистская Германия без проблем одолела противника. Французские авторы Жиро и Франк с полным основанием констатировали: «В 1941 году Вторая мировая война началась действительно».

В.Я. Гросул заметил: «Что касается изданий, вышедших в 2000-е годы, то их авторы не только часто заявляют об отказе от советской периодизации, но и утверждают, будто «исчезают необходимость и сама возможность поиска конкретной даты «начала» той или иной исторической эпохи».

Завершая своё выступление, профессор В.Я. Гросул отметил: «Признание 1 сентября 1939 года началом Второй мировой войны превратилось чуть ли не в аксиому. Но такая ситуация в историографии не может не породить вопросы и даже противодействия. Так, возражения вызывают утверждения о малых, локальных войнах, очагах, сполохах в середине 1930-х годов. Не без основания В.М. Фалин восклицает: «Миллионы погибших до 1939 года китайцев это статистическая величина, как если бы их унесла эпидемия гонконгского гриппа?!» Действительно, война Японии против Китая к 1939 году шла уже несколько лет и унесла миллионы жизней, а польская кампания длилась всего лишь один месяц, и поляки в ней потеряли 66,3 тысячи убитыми, а немцы 8 тысяч. Какая из этих войн малая и локальная? И объявленную 3 сентября Англией и Францией войну Германии не случайно современники назвали «странной войной». Кстати, Германии эти две страны объявили войну, а СССР после ввода им войск в Западную Белоруссию и Западную Украину они войны не объявили. И не случайно. Так же не случайно, что ещё осенью того же года Черчилль говорил, что фашизм хуже коммунизма. Он выступил по радио 1 октября, то есть уже после заключения советско-германского договора от 28 сентября 1939 года, отметил трезвую политику русских и защиту ими своих национальных интересов.

Отсчёт войны в своё время начинали с 1936 года не случайно: тогда она шла уже на трёх континентах. Время с июля 1936-го по сентябрь 1939 года правильно было бы датировать как первый период Второй мировой войны».

Фашизм это человеконенавистничество

Ветеран Великой Отечественной войны, доктор исторических наук, профессор Л.И. Ольштынский значительное внимание уделил человеконенавистническим планам фашистских политиков в той войне, в которой ему довелось участвовать. Он прежде всего подчеркнул, что «блок фашистских государств спланировал глобальную агрессию с целью завоевания мирового господства. Германия брала на себя задачу порабощения СССР с последующим продвижением на другие континенты».

Опираясь на анализ исторических документов, Леннор Иванович обратил внимание собравшихся на то, что «фашистские руководители считали, что для достижения этих целей они имеют в 1941 году значительные преимущества: Советский Союз не успел полностью развернуть свои вооружённые силы и перестроить экономику на нужды войны, а Англия и США только формируют сухопутную армию и не способны к масштабным военным операциям. Фашистские государства имели многочисленные и хорошо подготовленные вооружённые силы, значительно превосходящие своих противников; на театрах войны захватили выгодные стратегические позиции; разработали согласованные планы военных действий и имели возможность овладеть стратегической инициативой благодаря внезапности нападения».

Профессор подчеркнул: «Разгром СССР, уничтожение Советского государства и овладение его природными и людскими ресурсами в замыслах глобальной агрессии занимали центральное место и составляли главное условие завоевания мирового господства блоком фашистских государств. На совещании 26 июля 1941 года Гитлер объявил, что по окончании Восточного похода он «намерен предпринять энергичные действия против США».

К лету 1941 года гитлеровская Германия, овладев всей Европой и подчинив её экономику своим завоевательным целям, развернула гигантскую военную машину на границах СССР. Над народами Советского Союза и всего мира нависла угроза фашистского ига с его человеконенавистнической расовой идеологией и геноцидом «неполноценных» народов. Кроме СССР, в мире не было в то время готовой военной силы, способной противостоять фашистскому блоку в его завоевательских целях».

Планировалось разгромить Красную Армию за 810 недель и закончить войну «до наступления зимних холодов». План предусматривал внезапное нападение, «решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны». Согласно «общему замыслу» в Директиве № 21, «основные силы русских сухопутных войск, находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено».

Человеконенавистничество было сущностной чертой фашизма. Оно было заложено во все военные планы гитлеровского командования. Всё это Л.И. Ольштынский обосновывал с аргументами в руках: «Гигантская битва, развернувшаяся летом и осенью 1941 года на фронте от Баренцева моря до Чёрного, завершилась в декабре победой Красной Армии под Москвой. Героическая борьба советского народа в 1941 году определила решительный поворот Второй мировой войны в сторону победы над фашизмом. Угроза достижения фашистским блоком мирового господства поочерёдным разгромом своих противников была ликвидирована. Таково главное значение 1941 года в истории XX века. Чудовищные планы колонизации захваченных территорий, известные как «Генеральный план Ост» и инструкции, собранные в «Зелёной папке» от 23 мая 1941 года, показывают, что несло народам фашистское мировое господство.

В ноябре 1941 года Геринг говорил: «В этом году в России умрут от голода от 20 до 30 миллионов человек. Может быть, это даже хорошо, что так произойдёт, ведь некоторые народы необходимо сокращать».

Фронтовик в своём исследовании подчеркнул, что фашизм оказался живучим, так как его основой является капиталистическое жизнеустройство. До тех пор, пока сохраняется капиталистическая система, будут неизбежно заявлять о себе рецидивы фашизма. Л.И. Ольштынский напомнил: «Прошло полвека, и стратеги американской глобализации конца XX века З. Бжезинский, М. Тэтчер, М. Олбрайт посчитали, что для России достаточно иметь населения 50 или даже 15 миллионов человек, чтобы обслуживать добычу природных ресурсов для Запада. Но они не упоминают, что же будет с остальными миллионами жителей. Как видно, представители «элиты» западной цивилизации продолжают разделять идеи фашизма.

Разгром фашистской коалиции в 1945 году ценой огромных жертв, в первую очередь в СССР, избавил народы от порабощения фашистской кликой Германии, Италии и Японии. Однако тенденция империализма к глобализации интересов монополистической буржуазии после Второй мировой войны усилилась, и претендентом на мировое господство выступили США.

Уже 19 декабря 1945 года в послании президента Г. Трумэна конгрессу США «О реорганизации вооружённых сил» заявлено: «Мы все должны признать, что победа, которую мы одержали, поставила американский народ перед лицом постоянной и жгучей необходимости руководства миром». Советский Союз, как и в 1930-е гг., стал на пути претендента на мировое господство».

«Правда» в солдатской шинели

Ведущий научный сотрудник Института российской истории, доктор исторических наук Е.Г. Кострикова посмотрела на Великую Отечественную войну в зеркале газеты «Правда». Она, «Правда», в те годы действительно была фронтовичкой, среди её отважных военкоров были не только великие советские писатели, но и боевой офицер Герой Советского Союза, а в послевоенном поколении правдистов были, как поётся в песне, «и генерал, и рядовой», был в её рядах и участник Парада Победы…

Но послушаем Елену Гавриловну: «Миф о том, что граждане Советской страны не подозревали о приближающейся войне и к ней не готовились, убедительно развеивают публикации в «Правде», относящиеся к началу 1941 года. В них нет никакого благодушия. В первом номере газета писала: «Новый, 1941 год требует, чтобы во всей нашей работе интересы обороны страны социализма были всегда и везде на первом плане. Этому должна быть подчинена вся наша работа, это должно стать поистине высшим законом для каждого гражданина Советской страны… Международная обстановка диктует нам сейчас в особенности борьбу против самоуспокоенности и самодовольства, известную скромность в оценке наших достижений».

21 января Ем. Ярославский в статье «Ленин и Сталин о защите социалистического отечества», говоря о развёртывающейся Второй мировой империалистической войне, напоминает ленинское предупреждение: «Кто забудет о постоянно грозящей нам опасности, которая не прекратится, пока существует мировой империализм, …тот забудет о нашей трудовой республике». Приводит он и слова Сталина: «Мы стоим за мир и отстаиваем дело мира. Но мы не боимся угроз и готовы ответить ударом на удар поджигателей войны. Кто хочет мира и добивается деловых связей с нами, тот всегда найдёт у нас поддержку. А те, которые попытаются напасть на нашу страну, получат сокрушительный отпор, чтобы впредь неповадно было им совать своё свиное рыло в наш советский огород». «Правда» много пишет о Красной Армии и Военно-Морском Флоте».

Е.Г. Кострикова обращает внимание на первые номера военной поры:

«23 июня вышел первый военный номер «Правды». В тот момент было очень важно поддержать людей, не допустить паники. Через «Правду» к народу обратились известные и уважаемые люди страны: прославленные герои И. Папанин и Г. Байдуков; академики П. Капица, В. Обручев, С. Чаплыгин, В. Вернадский, И. Орбели, Н. Бурденко, О. Шмидт; писатели А. Толстой, А. Фадеев, К. Тренёв, Л. Соболев, П. Тычина, Л. Кассиль; режиссёры Вл. Немирович-Данченко, В. Пудовкин, композитор Ю. Шапорин и многие другие. Они нашли слова, которые должны были укрепить дух советских людей в час тяжёлых испытаний. Было много стихов Н. Асеева, С. Маршака, Я. Коласа, В. Лебедева-Кумача, А. Суркова.

С 25 июня в «Правде» появляются сводки Совинформбюро, пока ещё очень скупые. Руководство страны, видимо, не сразу определилось, как должна освещаться война. Приходилось учитывать и требования военной цензуры. Но постепенно пришло понимание: чтобы мобилизоваться на отпор врагу, люди должны лучше знать правду о войне. По мере того, как выяснялся истинный масштаб трагедии, менялся облик «Правды». В полную силу заработали фронтовые корреспонденты, их имена скоро стали известны всей стране. Например, оперативно работал Б. Полевой. Очерк «Таня» о подвиге Зои Космодемьянской обессмертил имя правдиста П. Лидова. Корреспондентами «Правды» стали М. Шолохов, А. Фадеев, А. Толстой, Вс. Вишневский, Б. Горбатов… На её страницах печатались стихи и поэмы А. Твардовского, К. Симонова, А. Суркова, Н. Тихонова… На фронте работала целая армия кино- и фотокорреспондентов. То, что мы знаем о войне, результат их повседневного подвига.

О том, какое значение враг придавал идеологическому противостоянию, говорит тот факт, что здание комбината «Правда» было в числе главных объектов бомбёжек. На картах немецких лётчиков оно отмечено таким же знаком, как Кремль, ЦК ВКП(б), Моссовет, Центральный телеграф, военные объекты.

«Правде», как центральному органу партийной печати, принадлежала ведущая роль в консолидации советского общества перед угрозой фашистского порабощения. В передовой статье «Великая дружба народов СССР» говорилось: «…Пока эта дружба существует, народы нашей страны будут свободны и непобедимы». Справедливость этих слов мы сейчас можем оценить в полной мере».

Историк напоминает, что «20 октября постановлением Государственного Комитета Обороны Москва и прилегающие районы были объявлены на осадном положении. Вместе с правительственными учреждениями была эвакуирована в Куйбышев и часть редакции «Правды» во главе с Ем. Ярославским. В Москве осталась оперативная группа вместе с главным редактором П.Н. Поспеловым. В редакции и издательском комбинате было введено казарменное положение. Во время наиболее интенсивных налётов газету делали в бомбоубежище. В те решающие дни «Правда» призывала: «За Москву мы будем драться упорно, ожесточённо, до последней капли крови!»

«Подвиг «Правды» это были не просто красивые слова, заключает свой обзор Е.Г. Кострикова. В боях за Родину погибли военкоры-правдисты Пётр Лидов, Владимир Ставский, Иван Ерохин, Григорий Гринев, Яков Ротач, фотокорреспонденты Сергей Струнников, Михаил Калашников».

Эстафета воинства

Ведущий научный сотрудник Института российской истории, доктор исторических наук С.Н. Базанов предложил посмотреть на советских маршалов Победы через призму боевого опыта, приобретённого ими в годы Первой мировой войны. По его подсчётам, среди военачальников, имевших в начале Великой Отечественной войны звание не ниже генерал-майора, 145 человек прошли школу мировой войны 19141918 годов. Историк подчеркнул: «Среди прошедших через горнило той войны прежде всего следует назвать Маршалов Советского Союза Г.К. Жукова, К.К. Рокоссовского, Р.Я. Малиновского, А.М. Василевского, Ф.И. Толбухина, С.К. Тимошенко, И.С. Конева. Все они получили это высшее в СССР воинское звание накануне и в годы Великой Отечественной войны. Кроме того, как гласил Указ Верховного Совета СССР от 8 ноября 1943 года, «за успешное проведение таких боевых операций в масштабе одного или нескольких фронтов, в результате которых в корне менялась обстановка в пользу Красной Армии», они были удостоены высшего полководческого ордена страны ордена «Победа». Этим орденом был награждён также генерал армии А.И. Антонов.

Напомним, Г.К. Жуков, прежде чем попасть в действующую армию в годы Первой мировой войны, окончил учебную команду, получил чин унтер-офицера, а с 1916 года воевал на Юго-Западном фронте в 10-м драгунском Новгородском полку. «Оценивая теперь учебную команду старой армии, писал Жуков, я должен сказать, что в общем учили в ней хорошо, особенно это касалось строевой подготовки. Каждый выпускник в совершенстве владел конным делом, оружием и методикой подготовки бойца. Не случайно многие унтер-офицеры старой армии после Октябрьской революции стали квалифицированными военачальниками Красной Армии».

Аналогично начиналась военная биография К.К. Рокоссовского. В 1914 году он добровольцем вступил в 5-й драгунский Каргопольский полк, храбро воевал, стал георгиевским кавалером, а в 1916 году, как и Жуков, окончил учебную команду, получил чин унтер-офицера. Р.Я. Малиновский также в 1914 году добровольцем отправился на фронт и в неполных 16 лет стал солдатом 256-го пехотного Елизаветградского полка, выучился на пулемётчика, заслужил два Георгиевских креста и с 1916 года воевал в составе русских экспедиционных сил во Франции.

Будущий Маршал Советского Союза И.С. Конев был, как говорили солдаты Первой мировой войны, батарейцем служил в артиллерийской бригаде. Ф.И. Толбухин, призванный в армию в 1914 году рядовым, был впоследствии направлен в Ораниенбаумскую офицерскую школу и закончил войну командиром батальона в чине штабс-капитана. Будущий генерал армии А.И. Антонов окончил Павловское военное училище и в чине прапорщика был направлен в действующую армию командиром роты.

Суровую школу Первой мировой войны прошёл и маршал авиации Ф.А. Астахов. Попав на фронт рядовым воздухоплавательной роты, он затем в 1916 году окончил Качинскую военно-авиационную школу и стал военным лётчиком. А маршал артиллерии М.Н. Чистяков находился в действующей армии с 1915 года, был разведчиком, за храбрость награждён Георгиевским крестом 4-й и 3-й степени, произведён в прапорщики и назначен командиром взвода. Маршалы бронетанковых войск С.И. Богданов, П.С. Рыбалко и Я.Н. Федоренко также прошли через фронты Первой мировой войны.

Среди генералов Великой Отечественной войны, чья боевая биография начиналась в годы Первой мировой, прославленные полководцы И.Х. Баграмян, П.И. Батов, П.А. Белов, И.В. Болдин, К.Н. Галицкий, А.В. Горбатов, А.И. Ерёменко, М.Г. Ефремов, Г.Ф. Захаров, В.В. Новиков, И.В. Панфилов, Г.П. Софронов, М.Ф. Терёхин, К.П. Трубников, И.В. Тюленев, Н.М. Хлебников, М.Н. Чистяков, М.С. Шумилов…»

Немалый интерес представляли конкретные примеры использования опыта Первой мировой войны командным составом Красной Армии. «Германская война, как её называли в народе, заметил Сергей Николаевич, была суровой, но достойной школой. И те, кто её прошёл, использовали накопленный фронтовой опыт, забытый или отвергнутый в 19201930-е годы, и делились им с молодёжью. Так, будущие Маршалы Советского Союза Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, И.С. Конев, С.К. Тимошенко, генералы И.В. Болдин, К.Н. Галицкий вместо принятой в то время в нашей армии так называемой ячеечной системы обороны (т.е. цепочки одиночных окопов) настойчиво внедряли в своих войсках прочные траншейные позиции, какие русские войска хорошо умели создавать во время Первой мировой войны. При этом инструкторами назначали тех офицеров, которым лично доводилось в те годы самим строить позиционную оборону.

А П.С. Рыбалко, тогда ещё генерал-майор, при формировании своей армии даже лично учил командиров, как правильно оборудовать окопы, строить блиндажи и укрытия от артиллерийского огня. К.К. Рокоссовский при содействии С.К. Тимошенко ещё летом 1941 года организовал во вверенной ему 16-й армии месячные курсы младших лейтенантов с целью экстренной подготовки командных кадров из отличившихся в боях солдат со средним и высшим образованием по аналогии с полковыми школами прапорщиков в русской армии.

Важнейшую роль в обороне Ленинграда сыграла постановка минного заграждения, её план почти без изменений был позаимствован у адмирала Н.О. Эссена, командовавшего в 1914 году флотом Балтийского моря. В годы гитлеровского нашествия наши полководцы не оставили без внимания и бесценный опыт Брусиловского прорыва. В частности, он был успешно использован маршалом И.С. Коневым в Львовско-Сандомирской операции 1944 года скрытная подготовка, атака позиций противника в заранее намеченных пунктах, организация артиллерийского наступления и т.д. И подобных примеров было немало».

Становление войск ПВО

Подполковник С.М. Картавый сосредоточился на роли войск противовоздушной обороны в начальный период Великой Отечественной войны. «В условиях начавшейся Второй мировой войны, отметил он, был выдвинут тезис о необходимости не только объектового, но и зонального прикрытия важнейших центров и районов СССР от воздушного нападения врага. Создаваемая по единому плану и централизованно управляемая группировка сил и средств ПВО должна была оборонять обширные зоны, обеспечивая непрерывность ударов по воздушному противнику в глубокой полосе его пролёта и наращивание усилий из глубины.

Территория страны была разделена на 13 зон ПВО, соответствующих военным округам. В состав зон входили соединения и части ПВО, выполнявшие задачи по обороне объектов на территории зоны. Однако собственной истребительной авиацией зоны ПВО пока не располагали: та оставалась в ведении командующих ВВС округов.

Система управления противовоздушной обороной СССР к началу Великой Отечественной войны была следующей. В составе центрального аппарата Народного комиссариата обороны имелось Главное управление противовоздушной обороны, ведавшее вопросами общего планирования, учёта вооружения и специальной боевой подготовки войск ПВО. Оперативное и боевое применение войск ПВО страны входило в функции Генерального штаба, который осуществлял все мероприятия, связанные с определением объектов прикрытия, выделением необходимых сил и средств для их обороны. На местах все силы и средства противовоздушной обороны страны в оперативном отношении подчинялись командованию военных округов. В округах зоны ПВО (их возглавляли помощники командующих войсками военных округов по ПВО) решали вопросы оперативного планирования противовоздушной обороны важных объектов и общего руководства войсками ПВО.

Важное место в укреплении боеспособности войск ПВО, продолжил С.М. Картавый, занимали обучение и подготовка лётного и командного состава. В 1934 году при военных учебных заведениях начали открывать отделения с целью подготовки кадров для войск ПВО. Кадры высшей квалификации для этих войск с 1938 года стали готовить на специальном факультете Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского и в Военной академии связи имени С.М. Будённого. Прожектористов (командиров и инженеров) готовила Военно-инженерная академия имени В.В. Куйбышева. Значительно был расширен курс тактики ПВО в Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и в Военной академии Генерального штаба. В 1939 году при Военной академии имени М.В. Фрунзе был открыт специальный факультет ПВО».

Подполковник особо отметил, что «к утру 22 июня по сигналу боевой тревоги почти все зенитные артиллерийские части ПВО, расположенные в полосе шириной 200250 километров вдоль западной границы СССР, развернулись на огневых позициях. Части ПВО, расположенные в 500600-километровой полосе вдоль нашей западной границы, а также ПВО Москвы и Баку были развёрнуты и готовы к отражению воздушного противника к исходу второго дня войны. Части, находившиеся в лагерях и на полигонах, осуществили развёртывание на основных огневых позициях до 27 июня.

Отражая внезапные налёты немецко-фашистской авиации, войска всех приграничных зон ПВО вступили в бой буквально с первых минут войны. Им пришлось вести бои не только с авиацией противника, но и с его пехотой и танками, которые прорывались к обороняемым объектам и на огневые позиции зенитных батарей. В первый день противнику удалось уничтожить на земле 900, а всего 1200 самолётов и завоевать превосходство в воздухе.

30 сентября 1941 года немецко-фашистские войска предприняли мощное наступление на Москву. Началась оборонительная операция, которая длилась до 5 декабря 1941 года. С 20 октября 1941 года в Москве было введено осадное положение. В 125 налётах на Москву участвовали 7202 самолёта врага, из них 1086 были сбиты на подступах к столице. От вражеской авиации пострадали 7708 человек, из которых 2196 погибли. После неудавшегося нанесения ударов с воздуха и несостоявшегося разрушения Москвы немцы планировали ворваться в столицу сухопутными силами (операция «Тайфун»).

В ходе зимней кампании 19411942 годов были внесены коррективы в организационные формы войск ПВО страны, продолжалось их дальнейшее совершенствование. Войска ПВО получили централизованное командование, а парк пополнился истребителями. В начале 1942 года был организационно оформлен один из основных родов войск противовоздушной обороны авиация войск ПВО территории страны. Это позволило организовать единое управление всеми войсками противовоздушной обороны, обеспечить более эффективное взаимодействие между ними и создало возможности для совершенствования тактики истребительной авиации ПВО в борьбе с авиацией противника, действия которой были направлены на уничтожение наших тыловых объектов».

Героический Красный Флот

Кандидат исторических наук, профессор, контр-адмирал В.А. Попович представил широкую картину боевых действий Красного Военно-Морского Флота в годы Великой Отечественной войны. Прежде всего он обратил внимание на те задачи, которые решал Военно-Морской Флот: «В истории войн флот всегда играл важную роль. С его участием решали три основные задачи: во-первых, вторжение морской пехоты и сухопутных войск через водные преграды на вражескую территорию, обеспечение оружием, боеприпасами, продовольствием, содействие сухопутным войскам в приморских направлениях; во-вторых, нападение на объекты в прибрежной зоне вражеской территории с целью их разрушения и захвата; в-третьих, нарушение морских коммуникаций противника, лишение его связи с заморскими государствами. Флот существенно ослаблял морскую мощь противника путём уничтожения его сил на море, в морских базах, изолирования кораблей с помощью блокады. В годы войны одной из главных задач руководства СССР была организация политического, военного и экономического взаимодействия между странами-союзниками, противостоящими Германии и её сателлитам, а также создание и укрепление антигитлеровской коалиции».

Контр-адмирал отметил, что «в состав ВМФ Советского Союза входили Балтийский, Черноморский, Северный и Тихоокеанский флоты и четыре флотилии Амурская, Каспийская, Дунайская и Пинская. В ходе Великой Отечественной войны были созданы ещё Беломорская, Азовская, Ладожская, Чудская, Онежская, Днепровская и Волжская флотилии. К началу боевых действий советский ВМФ имел в своём составе 3 линкора, 7 крейсеров, 54 эсминца и лидера, 212 подводных лодок, 22 сторожевых корабля, 80 тральщиков, 287 торпедных катеров, другие корабли и суда (до 1000 единиц), 2,8 тысячи самолётов морской авиации и 260 батарей береговой артиллерии. За годы войны построено и достроено около 1100 единиц. Флот пополнялся за счёт переоборудования гражданских судов и кораблей, поступавших по ленд-лизу. Корабли СССР по своим характеристикам не уступали кораблям ни союзников, ни Германии.

Моряки сыграли важную роль в обороне Моонзундских островов, Лиепаи, Таллина, Ораниенбаумского плацдарма, Одессы, Ленинграда, Севастополя, Керчи, Новороссийска, Мурманска, других городов и населённых пунктов. Они сражались на морях, озёрах и реках. Так, Чудская военная флотилия оказывала помощь сухопутным войскам на рубежах рек Нарвы и Великой и Чудского озера. После прорыва фашистов в район Пскова и Острова (13 августа 1941 года) корабли флотилии затопили.

Пинская военная флотилия численностью 2300 человек (главная база Пинск, тыловая Киев) имела на вооружении 49 кораблей, в том числе 7 мониторов, 30 бронекатеров, 4 канонерские лодки, минный заградитель, авиационную эскадрилью, зенитный артиллерийский дивизион и роту морской пехоты. С началом агрессии речники пошли на помощь Брестской крепости, но немцы взорвали шлюзы, и корабли отошли к Пинску. Фашисты считали, что Днепр и Западный Буг образуют последний рубеж, где Красная Армия имеет сильную оборону. Они стремились быстро прорваться к Днепру, Березине, Припяти, Десне, захватить переправы и создать плацдарм для наступления. Речники поддерживали отходившие по берегам Припяти войска, на стыке двух армий Западного и Юго-Западного фронтов.

За годы войны свыше 400 тысяч моряков сражались на сухопутных фронтах в разных регионах. Флотом высажено более 100 десантов численностью свыше 300 тысяч человек. Крупные морские десанты высаживали в Керченско-Феодосийской, Новороссийской, Моонзундской, Курильской и других операциях. Моряки воевали в составе бригад морской пехоты и морских стрелковых бригад».

Профессор В.А. Попович не скрыл и трагическую сторону войны: «Несмотря на мужество и стойкость советских моряков, флот нёс значительные потери. Так, только в первый год войны (с 22 июня по конец 1941 года) Военно-Морской Флот СССР потерял более сотни боевых кораблей, транспортных и вспомогательных судов. Среди потерь 2 крейсера, 24 подводные лодки, 11 миноносцев, 20 сторожевых кораблей, 10 мониторов, 11 канонерских лодок, 63 тральщика, 23 бронекатера, 9 буксиров, 30 транспортов, 4 плавучие мастерские, 3 санитарных транспорта…».

Василий Андреевич благодарно отметил: «Несмотря на значительные потери, в годы Великой Отечественной войны флотом СССР уничтожено около 1300 транспортов водоизмещением 3 миллиона тонн и более 1200 боевых кораблей и вспомогательных судов агрессора. Авиация флота уничтожила около 5000 вражеских самолётов. Высажено более 100 морских десантов численностью более 300 тысяч человек. В сложных условиях работали спасатели и судоремонтники. Флот насчитывал около 70 спасательных судов со специальным оборудованием, которыми поднято из воды 1621 судно. Работали десятки судоремонтных заводов, судоверфи, мастерские по ремонту кораблей и судов. На судоремонтных заводах отремонтировано 597 кораблей различных классов.

За выдающиеся боевые заслуги более 350 тысяч моряков и морских пехотинцев награждены орденами и медалями. Свыше 500 человек стали Героями Советского Союза, а семеро дважды: А.Ф. Шабалин, А.Е. Мазуренко, В.И. Раков, Н.Г. Степанян, Н.В. Челноков, Б.Ф. Сафонов, В.Н. Леонов. 238 кораблей и частей награждены боевыми орденами, 78 стали гвардейскими. За героический труд десятки тысяч тружеников ВМФ, речников, спасателей, судоремонтников награждены орденами и медалями».

Внушительно прозвучало завершение выступления контр-адмирала: «В поздравлении Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза И.В. Сталина в связи с празднованием Дня Военно-Морского Флота в июле 1945 года говорилось: «Боевая деятельность советских моряков отличалась беззаветной стойкостью и мужеством, высокой боевой активностью и воинским мастерством. Моряки подводных лодок, надводных кораблей, морские лётчики, артиллеристы и пехотинцы восприняли и развили всё ценное вековых традиций русского флота. На Балтийском, Чёрном и Баренцевом морях, на Волге, Дунае и Днепре советские моряки за четыре года войны вписали новые страницы в книгу русской морской славы. Флот выполнил долг перед Советской Родиной».

Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд

Своеобразный «отраслевой» анализ вклада в Великую Победу на «круглом столе» логично завершал рассказ о трудовом фронте. Правда, его география оказалась несколько зауженной бескрайними просторами Западной Сибири. О подвиге сибирского тыла рассказал кандидат исторических наук, доцент, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Б.У. Серазетдинов. Он прежде всего отметил, что «в 19411945 годах Сибирь и Урал превратились в гигантский военно-промышленный комплекс, в крупнейшую базу для производства оружия, военной техники, боеприпасов и снаряжения».

Борис Урузбекович подчеркнул, что «перестройка экономики на военный лад позволила в кратчайший срок добиться решающего превосходства над фашистской Германией в выпуске необходимой фронту боевой продукции и тем самым обеспечить экономическую основу победы над врагом. Нужно было срочно изменить направленность работы промышленности, переопределить оборудование, материалы, трудовые резервы, финансы в пользу военного производства, перевести на выпуск военной продукции мощности гражданских отраслей, особенно машиностроения и металлообработки.

К концу 1942 года Западная Сибирь превратилась в крупнейший военно-промышленный комплекс страны. Она входила в первый эшелон стратегического тыла государства. Производство военной продукции только за 1942 год выросло в Новосибирской области почти в 8 раз, в Омской в 3,4 раза».

Для социалистического народного хозяйства эвакуация предприятий из западных районов страны в восточные была чрезвычайным экзаменом его эффективности. Учёный обстоятельно повествовал, как был выдержан этот экзамен: «Всего в Сибирь было эвакуировано более 500 предприятий, имевших исключительно оборонительное и народнохозяйственное значение, в том числе 322 в Западную Сибирь, 178 в Восточную. Прежде всего были эвакуированы заводы, выпускающие конечную продукцию (боеприпасы, боевые самолёты, танки), и предприятия, изготовлявшие оптико-механическое, радиотехническое, электротехническое оборудование. Перебазировались в Западную Сибирь также заводы, обеспечивавшие оборонную промышленность чёрными и цветными металлами, станками и инструментом, предприятия лёгкой и пищевой промышленности, производившие обмундирование и продукты питания для Красной Армии. Строительство производственных корпусов и монтаж оборудования осуществлялись почти одновременно. Порой оборудование приходилось устанавливать под открытым небом, и в условиях сибирской зимы начинался выпуск продукции.

В Новосибирске был создан крупнейший на востоке центр по производству боеприпасов, где выпускались в том числе снаряды для знаменитых «катюш». Чкаловский авиационный завод произвёл за годы войны более 15 тысяч самолётов различных типов. Комбинат №179 города Новосибирска дал фронту за 19411945 годы 48 миллионов штук снарядов. Это равнозначно трём четвертям выпуска всей промышленности царской России в Первую мировую войну.

Металл в годы войны являлся стратегическим материалом. Доля Западной Сибири в производстве металла к концу 1942 года значительно возросла. Доля выплавки чугуна составляла 32% от общесоюзного показателя, здесь производилось 25,6% всесоюзной выплавки стали, 25,8% проката чёрных металлов, 48,3% кокса.

В годы Великой Отечественной войны из брони, выпущенной на Сталинском (ныне Кузнецком) металлургическом комбинате, было изготовлено 100 миллионов снарядов, 45 тысяч самолётов, 50 тысяч танков половина всей военной продукции страны. СМК освоил выпуск 70 новых марок отечественных сталей. Только за 1944 год он дал стране чугуна столько же, сколько в 1943 году выплавила вся Франция. Этот комбинат единственное металлургическое предприятие СССР, получившее орден, которым награждали выдающихся полководцев за выигранные сражения: орден Кутузова 1-й степени. На знамени Кузнецкого (в годы войны Сталинского) металлургического комбината также ордена Ленина и Трудового Красного Знамени.

Во время войны металлурги Сталинска (ныне Новокузнецк) первыми в мире начали выплавлять в большегрузных мартеновских печах броневой металл. За это группе специалистов и сталеваров были присвоены звания лауреатов Сталинской премии. Более 20 мастеров своего дела стали Героями Социалистического Труда, около сотни лауреатами Сталинской премии, более тысячи почётными металлургами.

Уже в первые месяцы войны объём продукции военной промышленности Западной Сибири увеличился в 27 раз. Она поставляла фронту почти все виды боеприпасов и вооружения. Швейники и обувщики переходили в основном на пошив армейской обуви и обмундирования. Б.У. Серазетдинов подробно рассказал о вкладе в Победу тружеников сельского хозяйства, охотников-промысловиков, рыбаков, тружеников других отраслей экономики Западной Сибири.

Сражающаяся партия

Выступивший на «круглом столе» автор этих строк обратил внимание на то, что современный мир находится в состоянии острой и непримиримой классовой борьбы. Особая роль сегодня принадлежит противостоянию идеологий. Одним из главных его предметов является Великая Отечественная война. В первые послевоенные полвека антикоммунисты и антисоветчики занимались фальсификацией отдельных фактов, событий, роли исторических личностей. В последние 20 лет фальсификация достигла апогея и сводится к отождествлению коммунизма и фашизма. В России такая подлая трактовка решает две задачи: очернить советский социализм и обелить наиболее реакционные круги буржуазии, толкающие к фашизму. Главными трубадурами такой трактовки являются либералы.

В этот капкан попались и так называемые националисты, то есть мелкобуржуазные патриоты. Они проповедуют, будто в годы Великой Отечественной войны Советское руководство во главе со Сталиным начисто отказалось от классового подхода, перейдя на позиции национально-освободительной войны. При этом ссылаются на Сталина, откровенно извращая его. Сталин никогда не пользовался понятием национально-освободительной войны, а всегда говорил о революционно-освободительных войнах. Договариваются до того, что будто бы в СССР во время войны были сняты коммунистические лозунги. Так, даже «Правда» якобы выходила без марксистско-ленинского, классового лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» На самом деле в годы Великой Отечественной войны не было ни дня, чтобы наша газета, орган ЦК ВКП(б), выходила без этого девиза.

Анализ выступлений и приказов Сталина убеждает в том, что он рассматривал ту войну как ожесточённую классовую борьбу. В годы Великой Отечественной войны ВКП(б) была не просто организующей силой общества в борьбе с фашизмом, но и самым авторитетным участником этой борьбы. Если на 1 июля в Красной Армии и Военно-Морском Флоте находились 14,8% членов и кандидатов в члены ВКП(б), то через полгода эта цифра поднялась до 40,3%.

1 января 1943 года служили в армии и на флоте 50,3% коммунистов, а в начале 1944 года почти 55%. ВКП(б) была безусловно сражающейся партией.

О её авторитете свидетельствует рост членов Компартии. По данным Мандатной комиссии XVIII Всесоюзной конференции ВКП(б) (январь 1941 года), было 3876885 членов и кандидатов в члены партии. За годы войны кандидатами в члены партии были приняты 5319297 человек (численность принятых в члены ВКП(б) составила более 3,6 миллиона человек). Главной привилегией коммунистов было первыми подниматься в атаку. На фронтах Великой Отечественной войны погибли более 3 миллионов коммунистов. Если учесть, что боевые потери составили примерно 8,67 миллиона человек, то, следовательно, около 35% павших на фронтах Великой Отечественной войны составили коммунисты.

И когда мы говорим, что сегодня необходима защита Великой Победы от фальсификаторов, то мы должны быть особенно непримиримыми к тем, кто осуществляет идеологическую ревизию Великой Отечественной войны внутри КПРФ. А такие персоны хоть и редки, но они есть. Одни из них делают из Генералиссимуса Сталина заурядного националиста, другие свихнувшегося в религию паникёра, утратившего веру в Красную Армию и связывавшего надежду на военный успех с чудотворной иконой. Идеологический вред от подобных наветов на вождя, возможно, больший, чем от откровенной клеветы классовых врагов.

Освободительная миссия Красной Армии

Обстоятельным и глубоким было выступление руководителя Центра военной истории Института российской истории РАН, действительного члена РАН Г.А. Куманёва. Он прежде всего отметил: «Великая заслуга Красной Армии прежде всего заключается в том, что она в труднейших условиях Великой Отечественной войны не только остановила нашествие немецко-фашистских войск, но и изгнала их с территории СССР, а затем наголову разгромила наиболее мощные вражеские части и соединения».

Георгий Александрович привёл сравнительные данные: «На советско-германском фронте были разгромлены главные силы фашистско-милитаристского блока 607 отборных вражеских дивизий, а на всех других фронтах мировой войны наши союзники смогли разгромить только 176 дивизий. Безвозвратные демографические потери Вооружённых Сил СССР составили за годы войны 8 миллионов 668 тысяч 400 человек.

Верховным Главнокомандованием перед советскими войсками была поставлена задача полностью освободить в 1944 году захваченные врагом районы СССР. С этой целью в конце декабря 1943-го начале 1944 года от Полесья до берегов Чёрного моря развернулось новое крупное наступление Вооружённых Сил СССР. Советские войска вышли на государственную границу на протяжении более 400 км. Военные действия были перенесены за пределы СССР.

Соотношение сил на советско-германском фронте к лету 1944 года изменилось ещё больше в пользу СССР. В этих условиях наши западные союзники решили наконец открыть второй фронт в Европе. 6 июня 1944 года англо-американские войска высадились на севере Франции в Нормандии (операция «Оверлорд»). Однако и после открытия второго фронта основную тяжесть в войне по-прежнему нёс Советский Союз.

Во второй половине 1944 года наступление Красной Армии приобрело грандиозный размах. Уже в июне началось наступление советских войск с целью освобождения Карелии и вывода Финляндии из войны. Потерпев поражение, она 19 сентября подписала с СССР перемирие, а затем объявила войну фашистской Германии.

Ещё летом 1944 года советские войска вступили на территорию Польши. Начало её освобождения совпало с трагическим событием. 1 августа население Варшавы восстало против немецкого гарнизона. Передовые части Красной Армии, утомлённые предшествующим двухмесячным наступлением, не имели достаточных сил, чтобы с ходу форсировать Вислу и освободить Варшаву. Кстати, как отмечал в своей книге «Вторая мировая война» известный английский военный историк Б. Лиддел Гарт, «к тому времени наступление советских войск остановилось и на других участках фронта. Это говорит о том, что военные соображения в данном случае были важнее политических». Командование Красной Армии прилагало большие усилия, чтобы помочь восставшим. При этом советская помощь была значительно весомее той, которую оказывали в это время союзники. Продолжавшееся 63 дня Варшавское восстание было жестоко подавлено.

Вступление Красной Армии на территорию Румынии активизировало антифашистское движение. 23 августа в Бухаресте произошло восстание. Народ сверг правительство Антонеску, образовалось новое, демократическое правительство. 24 августа оно объявило войну Германии. С конца августа вместе с Красной Армией за освобождение своей родины сражались двадцать две румынские дивизии.

Разгром фашистских войск в Румынии привёл к революционному движению в Болгарии. Но профашистское правительство Багрянова продолжало помогать фашистской Германии. Части Красной Армии пересекли границу Болгарии. 9 сентября в стране вспыхнуло всенародное восстание против реакционного правительства. Восставшие образовали правительство Отечественного фронта. Оно вскоре объявило войну Германии и её союзнице Венгрии.

28 сентября части Красной Армии перешли югославскую границу. Совместно с войсками Народно-освободительной армии Югославии они устремились к Белграду. 20 октября после ожесточённых боёв столица Югославии была освобождена.

В конце октября советские войска повели наступление на будапештском направлении и 26 декабря окружили 188-тысячную группировку противника в столице Венгрии. Более месяца западнее Будапешта шли кровопролитные сражения. 13 февраля 1945 года столица Венгрии была полностью освобождена. Народ образовал Временное правительство, которое объявило войну фашистской Германии.

Зажатая в тисках двух фронтов, Германия была поставлена перед неизбежностью капитуляции. Как и прежде, большая часть вражеских сил к началу 1945 года действовала на советско-германском фронте. Здесь было сосредоточено 204 дивизии противника, в то время как против англо-американских войск действовало менее 70 немецких дивизий. В январе 1945 года войска Красной Армии готовились к завершающим ударам по врагу. Начало нового наступления намечалось на 20 января 1945 года. Но непредвиденные обстоятельства изменили этот срок.

Немецко-фашистские войска 16 декабря 1944 года неожиданно предприняли наступление на западном фронте, в Арденнах и Вогезах, против англо-американских войск, опрокинули их и принудили к отступлению. Утром 1 января 1945 года германская авиация уничтожила 260 англо-американских самолётов. Немецкое наступление в Эльзасе продолжало развиваться успешно. Уже отвыкшие от серьёзных боёв англо-американские войска откатывались назад, бросая на горных дорогах военную технику. К 5 января части вермахта форсировали Рейн, углубившись на 30 км в направлении Страсбурга. Фронт американских войск был прорван. «Мы ещё можем проиграть эту войну», с тревогой записал в своём дневнике командующий 3-й американской армией генерал Д. Паттон.

6 января У. Черчилль обратился к И.В. Сталину со срочным посланием, в котором просил о незамедлительной помощи. «На Западе идут очень тяжёлые бои, писал он, и в любое время от Верховного командования могут потребоваться большие решения… Я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января…».

В ответном послании Сталина Черчиллю говорилось: «Учитывая положение наших союзников на западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января. Можете не сомневаться, что мы сделаем всё, что только возможно сделать для того, чтобы оказать содействие нашим славным союзным войскам».

Академик отметил, что эта помощь союзникам в условиях жесточайшей распутицы, без эффективного воздушного прикрытия, при незавершённой концентрации войск и боевых средств привела к дополнительным потерям. «В дни, предшествовавшие наступательным действиям советских войск, продолжил Г.А. Куманёв, гитлеровцы готовились осуществить новый удар по союзным армиям. Но удара не последовало, а сорвала его Красная Армия, начавшая мощное стратегическое наступление, что позволило нашим союзникам вновь переломить ход борьбы на западном фронте в свою пользу…

17 января 1945 года советские войска освободили многострадальную польскую столицу Варшаву, в боях за которую вместе с частями Красной Армии отважно сражались воины 1-й Польской армии. В течение февралямарта 1945 года Красная Армия в основном завершила уничтожение сил противника в Восточной Пруссии, глубоко вклинившись на территорию Германии.

13 апреля передовые соединения 2-го и 3-го Украинских фронтов полностью освободили от оккупантов Вену. Через некоторое время жители Вены были чрезвычайно обрадованы вестью, что Советское правительство решило оказать голодающему населению австрийской столицы большую продовольственную помощь. Ограбленные оккупантами горожане получили 45 тысяч тонн хлебного зерна, 4 тысячи тонн мяса, 1000 тонн жиров, 2700 тонн сахара и другие продукты. 20 мая 1945 года глава Временного правительства Австрии Карл Реннер направил И.В. Сталину письмо, в котором говорилось: «Я не в силах описать чувства радостного изумления и безмерной благодарности, охватившие всех членов нашего правительства, когда мы услыхали в штаб-квартире маршала Толбухина радостную весть о Вашей великодушной помощи…»

Хотя на конференции в Ялте было решено, что Берлин не входит в зону операций англо-американских войск, правящие круги США и Великобритании стали разрабатывать свой план овладения столицей фашистского рейха. Премьер-министр Великобритании У. Черчилль мечтал о создании «антикоммунистического барьера» в Европе с участием Германии. 1 апреля 1945 года он писал президенту США Ф. Рузвельту: «Я хочу сказать совершенно откровенно, что Берлин по-прежнему имеет большое стратегическое значение. Ничто не окажет такого психологического воздействия и не вызовет такого отчаяния среди всех германских сил сопротивления, как падение Берлина. …Русские армии, несомненно, захватят всю Австрию и войдут в Вену. Если они захватят также Берлин, то не создастся ли у них слишком преувеличенное представление о том, будто они внесли подавляющий вклад в нашу общую победу… Поэтому я считаю, что с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, несомненно, должны его взять».

Эйзенхауэр также был за то, чтобы возглавляемые им объединённые войска союзников первыми вошли в Берлин. Ещё 15 сентября 1944 года в письме фельдмаршалу Монтгомери он отмечал: «Ясно, что Берлин является главной целью. По-моему, тот факт, что мы должны сосредоточить всю нашу энергию и силы с целью быстрого броска на Берлин, не вызывает сомнений». Но броска не случилось.

Берлинская наступательная операция Красной Армии началась 16 апреля и продолжалась до 8 мая. В ходе тяжёлых, кровопролитных боёв войска трёх фронтов мощными ударами сумели добиться крупных результатов. С особым ожесточением противник сопротивлялся на главном направлении в районе Зееловских высот, где наступали войска 1-го Белорусского фронта.

2 мая к 15 часам сопротивление оборонявших город войск полностью прекратилось, а к исходу дня остатки берлинского гарнизона капитулировали. Гитлер покончил жизнь самоубийством. Между тем боевые действия вермахта против Красной Армии всё ещё продолжались. Созданное после смерти Гитлера фашистское правительство во главе с гросс-адмиралом К. Дёницем пыталось маневрировать, вступая в переговоры с англо-американским командованием. 6 мая Дёниц направил генерала Йодля в Реймс, в ставку главнокомандующего англо-американскими экспедиционными силами в Европе генерала Д. Эйзенхауэра. Но там был подписан лишь предварительный протокол о безоговорочной капитуляции вермахта, хотя США и Англия поспешили официально объявить о победе над Германией. Благодаря твёрдой позиции СССР было принято предложение Советского правительства провести подписание акта о капитуляции по всей форме 8 мая в Берлине.

От немецко-фашистских захватчиков Красная Армия освободила не только 1,9 млн. квадратных километров советской земли, но и 1 млн. квадратных километров территории стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Огромными были и масштабы потерь. Только при освобождении порабощённых народов Европы войска Красной Армии потеряли более 1 миллиона человек, в том числе на территории Румынии около 69 тысяч, Польши 600 тысяч, Югославии 8 тысяч, Чехословакии 140 тысяч, Венгрии свыше 140 тысяч, Австрии около 26 тысяч, Германии 102 тысячи».

Мощный фактор мирового прогресса

Тему освободительной миссии Красной Армии поддержал профессор А.Т. Дробан: «Победа СССР в Великой Отечественной войне привела в ряде стран к победоносным социалистическим революциям и возникновению государств народной демократии. Она существенно воздействовала также на развитие и результаты классовой борьбы в странах, оставшихся капиталистическими. Очистив территорию своей страны, Красная Армия глубоко проникла в Восточную и Центральную Европу. Громя фашистов, она одновременно громила их пособников местную реакцию, создавая предпосылки для прогрессивных социальных преобразований. Присутствие советских войск делало невозможным насильственное подавление прогрессивных сил реакцией. Победоносное продвижение Красной Армии, Победа СССР играли исторически прогрессивную роль, были фактором социального прогресса.

Идейно-политическое влияние СССР, его Великой Победы распространялось далеко за пределами непосредственного присутствия Красной Армии. В Западной Европе, в странах, где был свергнут фашистский строй, наблюдался подъём прогрессивных сил, огромный интерес к историческому опыту СССР. Росло стремление освободиться от капиталистического строя, породившего фашизм. И здесь особая ответственность ложится на социал-демократию, которая выступила против перехода от капитализма к социализму, давала без разбора негативную оценку социалистическому строительству в СССР. Совместные усилия капиталистической реакции и сомкнувшейся с ней правой социал-демократии помешали трудящимся массам Западной Европы порвать с капитализмом, начать движение к социалистическому строю.

Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне вдохновила и подкрепила национально-освободительное движение угнетённых народов. Подъём их массовой борьбы привёл к ликвидации колониальной системы. Победа в Великой Отечественной войне останется бессмертным вкладом советского народа в прогресс человечества».

Людские потери СССР в войне

Оживлённую дискуссию вызвало выступление главного научного сотрудника Института российской истории РАН, доктора исторических наук В.Н. Земскова. Оно было посвящено оценкам людских потерь СССР в 19411945 годах. Он напомнил, что «в течение 20 лет после войны все людские потери СССР в Великой Отечественной войне (суммарно военные и гражданские) оценивались в 7 миллионов человек. В феврале 1946 года эта цифра была опубликована в журнале «Большевик». Её же в марте 1946 года назвал И.В. Сталин в интервью корреспонденту газеты «Правда». Он тогда сказал: «В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек».

На самом деле Сталину была известна совсем другая статистика 15 миллионов. Об этом ему было доложено в начале 1946 года по результатам работы комиссии, которой руководил председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский. О работе этой комиссии (рабочей группы) пока мало что известно. Непонятно, какую методику она использовала при исчислении 15 миллионов людских потерь.

В дальнейшем, уже после смерти И.В. Сталина, начальник ЦСУ СССР В.Н. Старовский в докладной записке в ЦК КПСС от 14 ноября 1956 года доказывал, что потери составляли не 7 миллионов, а значительно больше, и предлагал излагать это в следующей формулировке: «Советский Союз за период Великой Отечественной войны потерял в боях с захватчиками, в результате истребления населения оккупантами, а также от снижения рождаемости и увеличения смертности, особенно в оккупированных районах, свыше 20 миллионов человек». Но Н.С. Хрущёв тогда не решился так кардинально изменить масштаб официальной статистики. Только 5 ноября 1961 года он в письме шведскому премьер-министру Т. Эрландеру отметил, что прошедшая война «унесла два десятка миллионов жизней советских людей». Тем не менее, несмотря на такое признание, в СССР вплоть до начала 1965 года цифра 7 миллионов сохранялась в качестве официальной статистики.

8 мая 1965 года, накануне 20-летия Победы, Л.И. Брежнев в своей речи сказал, что «война унесла более двадцати миллионов жизней советских людей». Именно с этого момента появилась новая официальная цифра: «война унесла жизни» более 20 миллионов.

Выражение «война унесла жизни», употреблённое Н.С. Хрущёвым и Л.И. Брежневым, не совсем адекватно отражало наполнение называемых ими величин. Помимо гибели и смертности конкретных людей (именно к ним применимо это выражение) в приводимую ими статистику входили также миллионы виртуальных, в реальности не существовавших людей, жизни которых война никак не могла унести. В известных нам документах ЦСУ СССР, представлявшихся в ЦК КПСС, выражения «война унесла жизни» нет.

С 1989 года началась довольно бурная деятельность по «пересчёту» людских потерь СССР в 19411945 годах. Фактически всё это являлось составной частью инспирированной горбачёвским Политбюро широкой пропагандистской кампании по «разоблачению сталинизма». В результате в 1990 году официальную статистику жертв войны в виде 20 миллионов действительно «отменили» и «назначили» новую почти 27 миллионов (эту цифру назвал М.С. Горбачёв 8 мая 1990 года в докладе, посвящённом 45-летию Победы).

Описанная выше практика оказывала весьма негативное воздействие на научное изучение проблемы людских потерь СССР в 19411945 годах, так как вынуждала историков воспринимать спускаемую «сверху» (в порядке директивной установки) статистику фактически без всякого критического анализа, что совершенно недопустимо в процессе научного исследования. Коснёмся немного проблемы сопоставимости наших потерь с потерями других стран. Общие людские потери Японии (2,5 миллиона) сопоставимы с рассчитанными нами 16 миллионами, но несопоставимы с хрущёвскими 20 миллионами. Почему так? А потому, что в японских потерях не учтена возможная повышенная смертность гражданского населения в военные годы по сравнению с мирным временем. Она не учтена ни в немецких, ни в английских, ни во французских, ни в иных общих людских потерях в войне. В других странах подсчитывали именно прямые людские потери, а названная в 1961 году Н.С. Хрущёвым цифра 20 миллионов подразумевала демографические потери в широком плане, она включала в себя не только прямые людские потери, но и скачок в естественной смертности населения в военное время.

Существует довольно большой пласт всякого рода литературы с заведомо ложной цифрой прямых потерь от 40 миллионов и выше. Вести цивилизованную научную дискуссию с этими «авторами» невозможно: их цель состоит не в поисках исторической правды, а в стремлении ошельмовать и дискредитировать советских руководителей и военачальников и в целом советскую систему; принизить значение и величие подвига Красной Армии и народа в Великой Отечественной войне; возвеличить успехи нацистов и их пособников.

С заключительным словом выступил Б.О. Комоцкий. Он подвёл итоги прошедшего «круглого стола», отметив, что выступления учёных содержали разнообразную историческую информацию, которая поможет читателям обогатить своё представление о героическом, суровом, порой трагическом пути к Великой Победе. Эта важная информация насыщена идеологически, так как в каждом выступлении речь шла о народном характере борьбы с фашизмом, о принципиальной альтернативе социального прогресса капиталистической реакции, о великой социалистической идее, которая поднимала советский народ на справедливую борьбу. Конечно, тема Победы неисчерпаема, «круглый стол» осветил лишь некоторые, но очень важные грани великого подвига советского народа, совершённого под руководством Коммунистической партии.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.