Меню Закрыть

«Пирамида кадрового кризиса». Статья члена Президиума, секретаря ЦК КПРФ Ю.В. Афонина о тех, кто пытается руководить страной

Ю.В. Афонин, член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, депутат Государственной Думы, первый секретарь ЛКСМ РФ
2013-04-06 15:18

 

 

На днях в Ростове-на-Дону прошла первая конференция Общероссийского Народного фронта, который часто именуют «кадровым резервом» нынешней власти. 29 марта с участниками конференции встретился президент Путин.

На этой встрече были подняты такие темы, как здоровье граждан, достойный труд и социальный престиж человека труда, традиции и качество образования, проблемы бедности и социального расслоения в России. Участники встречи и сам президент, хотя и в мягкой форме, с большой осторожностью, но все же указывали на наличие серьезных проблем и в социально-экономической сфере, и в деле «освоения» бюджетных средств, которое все чаще сводится не к эффективному государственному инвестированию, а к коррупционному «распилу» огромных денег. Однако была проигнориромана ключевая проблема, которая в значительной степени предопределяет социальные и экономические беды нынешней России. Речь идет о кризисе управления, пронизывающем все эшелоны, начиная с высшего. И о кадровом кризисе, все более характерном практически для всех сфер российской экономики, и дополнительно провоцируемом разрушительными «новациями», которые власть внедряет в сфере науки и образования.

Официозные идеологи годами стремились убедить российское общество в том, что кадровая несменяемость во власти является залогом стабильности, необходимой для нормального развития страны. Но опыт последних лет показывает, что иллюзорная стабильность все стремительнее рассеивается под давлением системного кризиса, который касается и финансовой сферы, и производственной, касается и промышленной, и коммунальной инфраструктуры. Равно как и оборонного комплекса страны, и правоохранительных органов, и медицинской сферы. И в администрации президента, и в правительстве, и в региональных органах власти долгие годы тасуется одна и та же управленческая колода. Даже освобождение одних чиновников от должностей и назначение на их места других на деле означает, как правило, всего лишь банальную рокировку. Одна и та же группа государственных управленцев, многие из которых успели неоднократно проштрафиться на своих должностях, просто мигрирует между различными должностями и кабинетами. Таким образом, раз за разом в федеральном и региональном управлении воспроизводятся не только порочные социально-экономические установки нынешней системы, но и провалы, связанные с несостоятельностью конкретных управленцев, либо с их заведомой нацеленностью на деструктивную деятельность. Что неизбежно сказывается и на отдельных отраслях экономики, и на качестве и содержании работы управленцев более низкого уровня, и на ситуации во вверенных им сферах.

Так образуется «пирамида» управленческого и кадрового кризиса, который последовательно транслируется от самой вершины до низового уровня управления.

В ситуации, когда высшее руководство упорно не желает обновлять кадровый состав государственных управленцев, у страны на данный момент есть только один законный способ, чтобы попытаться вырваться из этого порочного круга – выборы исполнительной и законодательной власти. Принципиальное обновление кадров в региональном управлении и серьезное усиление оппозиции в региональных парламентах и в Государственной Думе могло бы стать противовесом тем кризисным сценариям, которые раз за разом генерирует политика федерального центра. Это мог бы быть и управленческий, и законодательный противовес. Но возможность добиться этого с помощью волеизъявления избирателей фактически заблокирована для общества тем тотальным беззаконием, которое и федеральные, и региональные выборы раз за разом сопровождает. Фальсификации и подтасовки на выборах призваны обеспечить нерушимую стабильность нынешнего «управленческого класса», что чревато усиливающимся по всем фронтам кризисом для страны в целом.

Подтверждение тому – громкие коррупционные скандалы и связанные с ними уголовные дела, которые касаются деятельности бывших министров обороны и сельского хозяйства и тотального беззакония в тех сферах, которыми они недавно управляли. Но ведь большинству граждан ясно, что это лишь часть правды о разрушительных результатах деградации в сфере государственного управления. Сама эта сфера по-прежнему не обновляется, и сколько еще беззаконных деяний чиновников более и менее высокого ранга остаются тайной для граждан, либо просто остаются безнаказанными, даже когда вполне очевидны обществу.

Кризис в отдельных отраслях экономики и в социальной сфере – это, по сути, производная все того же кризиса государственного управления. И ситуация здесь становится все более плачевной. Вот лишь некоторые примеры.

Несмотря на неоднократные заявления президента, премьер-министра и других правительственных чиновников о необходимости отказа от сырьевой ориентации российской экономики, никакой реальной модернизации в экономической сфере не происходит. Сырьевая зависимость России с годами только усиливается, от окончательного сползания в пропасть социально-экономического кризиса страну пока что удерживают только ее сырьевые ресурсы и еще сохраняющаяся стабильность высоких цен на нефть и газ на мировом рынке. Но ведь сами по себе ресурсы не могут гарантировать стабильность развития и доходность сырьевой отрасли. Качество управления, профессионализм кадрового состава и здесь является важнейшим вопросом.

26 марта в Москве прошел X съезд Союза нефтегазопромышленников России. В прозвучавших на нем выступлениях постоянно звучала тревога о дальнейшей судьбе сырьевой отрасли. И связана эта тревога прежде всего с кадровой деградацией, о которой раз за разом говорили выступающие. Одна из основных проблем, отмеченных на съезде – это упадок российской геологоразведки и кризис горного образования. Президент Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль отметил, что кризис геологоразведки ведет к истощению сырьевой базы России при одновременном усложнении горно-геологических условий. А президент Российского геологического общества Виктор Орлов подчеркнул, что отрасль может избежать упадка только при условии срочного увеличения объема геологоразведочных работ в 2-3 раза. Но кто сможет обеспечить реализацию подобной задачи при том кадровом кризисе, о котором говорили участники съезда? Ректор Государственного университета нефти и газа имени Губкина Виктор Мартынов в своем выступлении заявил буквально следующее: «Мы близки к тому, что добывать нефть и газ будет некому». Кадровый кризис очевиден уже сегодня, а завтра он может стать и вовсе тотальным. И одна из ключевых причин здесь, по утверждениям участников съезда, — это отношение правительства к профессиональному образованию. Так, в Постановлении правительства РФ от 3.11.2011 г. о приоритетах высшего образования специальности нефтяников размещены на местах ниже 70-го. В списке приоритетных специальностей нет ни одной по геологии и горному делу.

На первый взгляд кажется абсурдным, что государственные управленцы, таким образом, рубят сук, на котором сами сидят, не желают заботиться даже о реальном укреплении и развитии той отрасли, на которой только и держится «стабильность» их власти. Но на самом деле этот абсурд вполне закономерен именно для таких систем, которые охвачены кризисом управления. Это и есть один из ключевых признаков такого кризиса – утрата неспособности обеспечить даже минимально необходимые условия собственной сохранности, просчитать даже самые очевидные системные проблемы.

Незадолго до съезда нефтегазопромышленников в Санкт-Петербурге состоялось заседание Совета директоров медицинских и фармацевтических вузов России. Лейтмотив у него оказался тот же самый: назревает тотальный кадровый кризис в отрасли, работать скоро будет некому. Тем более – работать квалифицированно. А наводнение медицины дилетантами-недоучками несет прямую опасность здоровью и жизни граждан. Примечательно, что вопрос о качестве медицинского образования на Совете громче всех подняли сами студенты медицинских вузов, прямо говорившие о том, что ситуация здесь становится катастрофической.

Все больше в России регионов, ощущающих непреодолимый кадровый голод в медицинской сфере. Так, по данным Минздрава Ставропольского края, обеспеченность кадрами в регионе составляет лишь 60% от официально установленного норматива. Еще тяжелее ситуация в Свердловской области – здесь кадровый недобор в медицинской сфере составляет 48%. Об этом на пресс-конференции 25 марта официально заявил глава регионального правительства Владимир Власов.

Кадровую деградацию в медицинской сфере провоцирует и снижение качества образования в профильных вузах, и абсолютное нежелание государства материально стимулировать работу тех, кто трудится в отрасли, и приток в нее квалифицированных кадров. Зарплаты, особенно в региональных медицинских учреждениях, откровенно нищенские. Например, по данным недавно организованного Межрегионального профсоюза работников медицинской сферы «Действие», реальная средняя зарплата медиков в Иваново составляет от 3 до 5 тысяч рублей. С 2009 года, в результате отмены единой тарифной сетки, зарплаты работников медицинской сферы складываются в России из двух составляющих – из фиксированного оклада, который зачастую ничтожен, и из так называемых стимулирующих выплат, которые к окладу мало что добавляют. К примеру, дополнительная выплата за интенсивность работы составляет лишь 1000 рублей в месяц. Плачевные последствия такой политики в медицинской сфере усугубляются на глазах. Если по действовавшим прежде нормативам бригада «скорой помощи» должна была комплектоваться из 4-5 врачей, то теперь становится привычной ситуация, когда на вызовы приезжает только один врач. Прежние нормативы предполагали для одной бригады до 10 вызовов в сутки максимум, теперь же число вызовов, приходящихся на каждую бригаду, составляет 20-25. Отсюда прямо вытекает и качество помощи, оказываемой больным, и все возрастающий риск летальных исходов из-за того, что эта помощь не подоспела вовремя, или была оказана неквалифицированно.

В конечном счете, ценой управленческой и кадровой деградации, нарастающей в России, где уже 20 с лишним лет царит система дикого капитализма, становятся жизни людей.

Масштабный кадровый кризис охватил и российскую авиацию. Уже сегодня средний возраст летного состава превышает 50 лет. Ссылаясь на это обстоятельство, Минтранс еще в позапрошлом году предложил искать выход в привлечении пилотов-гастарбайтеров. До последнего времени такой способ решения проблемы вызывал сомнения у руководства страны. Ведь очевидно, что российские авиакомпании не смогут платить иностранным летчикам более высокую зарплату, чем в развитых странах. Следовательно, на приток высококлассных зарубежных кадров рассчитывать не приходится. За штурвалы российских самолетов сядут не лучшие, а худшие иностранные летчики, не нашедшие себе применения за рубежом. А это лишь усугубит проблему безопасности авиаперевозок. Тем не менее, на совещании у премьер-министра Медведева, прошедшем в середине марта, глава Минтранса Максим Соколов вновь активно лоббировал привлечение гастарбайтеров в российскую авиацию. И, как отмечают эксперты, премьер-министр, скорее всего, примет в итоге предлагаемый министерством план.

При этом выпускники российских летных училищ зачастую оказываются без работы. Ни государство, ни авиакомпании не желают вкладывать силы и финансовые средства в их стажировку и ждать, пока они получат сертификат пилота. Проще поставить под угрозу безопасность пассажиров и авиатранспорта, чем вкладываться в грамотную подготовку кадрового состава.

Аналогичная разрушительная формула работает и в других сферах, она становится законом для системы управления в целом, а сама эта система все больше напоминает теряющий управление самолет.

Даже в банковской сфере, благополучие которой, казалось бы, не вызывает сомнений, нарастает все тот же кадровый кризис, усугубляется проблема непрофессионализма. По прогнозу агентства по подбору персонала «Анкор», опубликованному в конце марта, дефицит профессиональных кадров в российских банках в этом году достигнет максимума. И здесь одной из ключевых причин кризисной ситуации становится все то же снижение качества образования.

Но можно ли рассчитывать на то, что ситуация в сфере образования изменится к лучшему, пока образовательной сферой командуют управленцы, демонстрирующие, по сути, нигилистическое отношение к науке? Подтверждение тому – недавние заявления министра образования Ливанова, который у научной и вузовской общественности уже прочно ассоциируется с деструктивным процессом зачистки так называемых «неэффективных» вузов и с планами по «реформированию» школьной программы. А точнее – по изъятию из нее важнейших произведений русской литературы и по «усечению» школьной программы по ряду важнейших предметов. 24 марта, выступая на радиостанции «Эхо Москвы», Ливанов набросился с обвинениями на Российскую Академию наук и заявил, что она «очень неэффективна, недружелюбна по отношению к людям, которые там работают». Очередные откровения министра вызвали возмущение у российских академиков. В своем открытом письме они потребовали от Ливанова публичных извинений. Но вряд ли академики дождутся их от министра, пока он чувствует поддержку со стороны руководства страны и, соответственно, свою безнаказанность.

На самом деле, ситуация вполне очевидна: несостоятельные, непрофессиональные и примитивно мыслящие управленцы стремятся освободить вверенные им сферы от оставшихся здесь настоящих профессионалов, на фоне которых выглядят тем более невыгодно. Это та самая ситуация «отрицательной селекции», которая повсеместно наблюдается в России в последние 20 лет и ведет к всесторонней деградации страны.

И если говорить о деградации кадровой, то она, — в том числе и внутри самой власти, — носит уже не только профессиональный или коррупционный, но и откровенно бандитский характер. Недавно Государственную Думу взбудоражила вопиющая история, всплывшая благодаря ликвидации группы боевиков в одном из пригородов Махачкалы. Среди убитых террористов, оказавших вооруженное сопротивление силовикам, оказался председатель районного собрания Дагестана от «Единой России» Магомедхабиб Магомедалиев.

В связи с ростовской конференцией Народного фронта все настойчивее звучат предположения политологов, что Путин, осознавая окончательное банкротство «Единой России» в глазах граждан, готовится отправить эту партию в политическое небытие и сделать ставку именно на Народный фронт. О политическом банкротстве «Единой России» спорить не приходится. Но нельзя принципиально изменить к лучшему ситуацию в сфере государственного управления, если взамен обанкротившейся структуры делать ставку на один из ее филиалов, пронизанных той же идеологией, теми же «профессиональными установками». При таком развитии событий «пирамида» управленческого и кадрового кризиса продолжит свою разрушительную работу. В результате она все равно обрушится. Но главная опасность состоит в том, что вместе с ней к тому времени может обрушиться и вся страна.

Анализ происходящего в России в очередной раз приводит к выводу: изменить ситуацию и удержать страну от катастрофы можно только при условии, если изменения, — и кадровые, и качественные, — произойдут на верхушке «пирамиды». Без этого на благоприятное развитие страна рассчитывать не может.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.