Меню Закрыть

«Ослиные уши» самодержавия. Статья С.П. Обухова в газете «Правда» к двадцатилетию «танковой», ельцинской Конституции

По страницам газеты «Правда», доктор политических наук, секретарь ЦК КПРФ С.П. Обухов
2013-11-15 10:40

Обухов
Сергей
Павлович
Член Президиума,
секретарь ЦК КПРФ,
депутат Государственной
Думы, д.полит.наук

Персональная страница

 

 

Близится «юбилей» — двадцатилетие «танковой», ельцинской Конституции. Не утихают в связи с этим и споры по трагическим событиям 21 сентября — 5 октября 1993 года.

Недавно Государственная дума несколько часов обсуждала инициированный депутатами фракции КПРФ проект Обращения парламента к президенту Путину в связи с 20-летием событий 21 сентября — 5 октября 1993 года. В нём указывалось на незавершённость расследований всех обстоятельств госпереворота, на необходимость политической и правовой реабилитации граждан, защищавших Конституцию РСФСР 1978 года и невинно пострадавших в результате указанных событий.

Кстати, советская Конституция 1978 года до сих пор должным образом никем не отменена. Да, сейчас фактически действует ельцинская Конституция от 12 декабря 1993 года, которая была продавлена по известному принципу: «При виде исправной амуниции, как презренны все конституции». Однако этот молчаливый элитный и народный консенсус действует лишь до поры до времени, до обострения ситуации и пока «исправна амуниция». Также заметим, что Госдума в 1996 году денонсировала Беловежские соглашения, отменившие Конституцию СССР. Так что хотят в Кремле или не хотят, а все правовые дискуссии у нас в стране ещё впереди.

В эти дни 20 лет назад

Напомню, что в ноябре 1993 года был опубликован проект «танковой» ельцинской Конституции для всенародного или принародного обсуждения. Де-юре на тот момент существовавшая Конституция РСФСР уже де-факто игнорировалась президентом-автократором, и в нашей стране вовсю применялось указное право. Тем более что после расстрела самого демократично избранного парламента — Верховного Совета РСФСР — была приостановлена деятельность Конституционного суда: он был обезглавлен.

В те же дни был опубликован президентский указ, отменявший прежние выборные нормы о явке избирателей в 50 процентов для действительности любых голосований — от выборов депутатов до референдума. Президент, осуществивший госпереворот и отменивший Конституцию, установил «под себя» 25-процентный порог явки на выборы.

Для поддержки «танковых преобразований» к Ельцину в те ноябрьские дни 1993 года съехались «отъявленные демократы» — высокого ранга руководители Европейского сообщества, которые и сегодня учат нас демократии. Ельцин по праву «танкового президента» распустил Уральский совет, прекратив полномочия всех его депутатов, а также выселил Музей В.И. Ленина, якобы передав его здание в муниципальную собственность Москвы для заседаний Мосгордумы. Кстати, ау! Почему там не заседает Мосгордума? Или опять торжествует принцип «при виде исправной амуниции…»?

Напоминание об этой правде и уроках истории необходимо, так как спустя двадцать лет даже в стенах Государственной думы происходит циничное переписывание истории. Достаточно сходить на второй этаж главного здания Госдумы и посмотреть выставку якобы об истории российского парламентаризма, из которого нагло вычеркнуто более 70 лет истории советских парламентских учреждений.

Наверное, устроители выставки объявили недействительными свои советские дипломы о высшем образовании, вернули государству советские квартиры, раз они так стесняются советского периода парламентаризма?

С трибуны Государственной думы пришлось обратиться к спикеру Нарышкину и как председателю парламента, и как руководителю исторического общества с просьбой выяснить, кто дал политическую установку устроителям этой выставки вычеркнуть из истории российских парламентских учреждений весь советский период, а также примерно наказать этих фальсификаторов.

Сегодня ещё живы те, кто помнит, что такое реальный, а не во многом нынешний декоративный парламентаризм. Да и я, будучи в своё время молодым советским депутатом, избранным в местный Совет от избирателей деревни Обухово Буйского района Костромской области, прекрасно помню, что у меня полномочий и возможностей помогать людям и представлять их интересы было иной раз больше, чем сегодня — при статусе депутата Государственной думы.

Очередные поправки в «танковую» Конституцию

Накануне 20-летия де-факто действующей «танковой» Конституции, введённой в действие после чрезвычайного положения, президент Путин решил внести в неё некоторые поправки.

В целом оценка президентского законопроекта «О поправках к Конституции РФ» однозначна: это очередная попытка расширить власть президента в сфере суда и прокуратуры.

Президент Российской Федерации и его администрация последовательно и в соответствии с одиозной статьёй 80 Конституции РФ стягивают на себя всё новые полномочия, принадлежавшие высшим органам государственной власти. Цель — добиться тотального конституционного контроля над всей системой государственной власти РФ, полностью игнорируя принципы разделения властей в формально сохраняющейся статье 10 Конституции РФ.

Президент-автократор последовательно уничтожает остатки независимых институтов. Недавно такая участь постигла созданную ещё Петром Великим Академию наук. Сегодня прокуратура уничтожается как самостоятельный и независимый государственный орган. Законопроект передаёт окончательно прокуратуру под власть президента РФ и его администрации. Ведь теперь назначение и увольнение основного руководящего звена Прокуратуры РФ — прокуроров субъектов РФ — будет осуществляться президентом, а точнее, действующей даже вне специального закона администрацией президента. Равно как и судьи над судьями теперь также будут находиться, как мы понимаем, в администрации.

В случае принятия президентского законопроекта о поправках к статье 83 и статье 129 в неизменённом виде можно считать длительную историю независимой Прокуратуры РФ (СССР) завершённой (как и ранее РАН). Новая Прокуратура РФ станет полностью президентским подразделением. Конечно, в этом варианте в названии главы 7 Конституции «Судебная власть и прокуратура» последнее слово целесообразно исключить.

«Корень зла» — 80-я статья Конституции

А теперь нам нужно осознать, в чём корень зла и причина того, что в России так и не функционируют нормальные демократические институты.

Созданная наспех в ожесточённой политической борьбе с Верховным Советом РФ эта Конституция изначально расставила свои важнейшие приоритеты: мощную и самовольную президентскую власть и слабую, зависимую власть законодательную. Идея парламентаризма, понимаемого во всех цивилизованных странах как верховенство парламента, в Конституции 1993 года отсутствует изначально.

И главный изъян, основа для оправдания ручного управления страной, отсутствия реальных демократических, а не декоративных институтов — это пресловутая 80-я статья Конституции, которая приводит к тому, что у нас президент всех назначает и снимает, имеет полномочий больше, чем у египетского фараона, императора всероссийского или советского генсека. На недосягаемый уровень власти возводит его именно 80-я статья Конституции.

Нам говорят, что всё делалось по примеру Конституции генерала де Голля (1958 г.), создававшей, как известно, сильную президентскую власть во Франции. Именно поэтому составители отечественной Конституции объявили президента РФ гарантом независимости и государственной целостности России. Однако им и этого показалось недостаточно: президент России был объявлен попутно гарантом самой Конституции и «гарантом прав и свобод человека и гражданина». Просто поразительно! Одно должностное лицо государства (президент) — гарант прав человека и гражданина! Ни в одной конституции из числа демократических государств ничего подобного нет. Такая суперконструкция власти главы Российского государства — основа нынешнего «ручного управления» страной.

Но составители Конституции не удовлетворились всеобъемлющей формулой «гаранта всего и вся» и, на всякий случай, добавили ещё две мощные сферы власти для президента. Ему, всё по той же 80-й статье, доверено определять «основные направления внутренней и внешней политики государства», и, наконец, именно президент «обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие всех органов государственной власти России».

Президент России стоит по смыслу 80-й статьи Конституции над принципом разделения властей, видимо по ошибке попавшим в Конституцию (ст. 10). В этой статье фигуры президента нет неспроста. Как гарант Конституции, он остаётся над органами законодательной, исполнительной и судебной власти.

Как охарактеризовать столь гигантский объём полномочий, сконцентрированный в руках одного должностного лица, стоящего по своему статусу над законодательной, исполнительной и судебной властью? Когда-то такую власть называли самодержавной, сегодня у политологов имеется более современное слово — авторитарная.

Следует подчеркнуть, что сама идея объявить одно должностное лицо государства гарантом Конституции — глубоко порочна. Она явно противоречит принципам народного суверенитета (ст. 3), демократии (ст. 1) и уже упоминавшемуся принципу разделения властей (ст. 10). Гарантом Конституции РФ должны быть её народ и вся система конституционных органов государства, сформированных народом России или его законными представителями!

За 20 лет — 500 присвоенных президентом полномочий

Как дотошно подсчитали современные учёные-юристы, тремя президентами за 20 лет действия Конституции России было присвоено более 500 новых полномочий. Президенты «осваивают» их и будут в дальнейшем «осваивать» до бесконечности на базе одиозной статьи 80 Конституции.

Конституция РФ, таким образом, легально допускает «стягивание» власти и «освоение» всё новых полномочий в руках президента. Действительно, уже сегодня указанное право президента охватывает и регулирует все сферы деятельности государства, постоянно дополняя, а нередко и подменяя законодательство РФ, не без помощи Конституционного суда РФ, ещё в 1996 году предоставившего президенту РФ право издавать указы в любой сфере деятельности государства до принятия федерального закона. И вот уже отдельные современные политологи и юристы рассуждают об особой природе указов, предлагая вывести их из категории «подзаконных» актов.

Федеральное собрание — конституционный фантом

На фоне размашисто и любовно сконструированной президентской власти говорить о Государственной думе как о народном представительстве, наделённом Конституцией законодательными функциями, — нелегко, как и о Совете Федерации.

Прежде всего, стоит отметить, что составители Конституции после разгрома Верховного Совета РФ для ещё большего уничтожения законодательной власти России измыслили, по нашему мнению, коварную конструкцию. Парламентом России было провозглашено некое «Федеральное собрание» (ст. 94). Именно оно названо в Конституции «представительным и законодательным органом РФ».

И вот прошло 20 лет действия Конституции, но у этого «представительного и законодательного органа РФ» нет ни своего юридического адреса, ни своего председателя, ни своего аппарата. Федеральное собрание — это конституционный фантом!

Зачем понадобилось его измышлять? Затем, чтобы, по нашему мнению, ещё более ослабить действительно законодательный орган страны, представляющий её народ: ведь по строгому смыслу Конституции, Государственная дума (как, впрочем, и Совет Федерации) не является даже самостоятельным государственным органом. Они — только палаты Федерального собрания, то есть структурные части такого государственного органа, как «Федеральное собрание».

А ведь именно Государственная дума и Совет Федерации являются реальными государственными структурами в отличие от эфемерного Федерального собрания. Зачем же эта конструкция введена в Конституцию РФ? Ответ однозначен: чтобы понизить статус действительного органа законодательной власти РФ.

Сказать, что Конституция действительно сконструировала Государственную думу как заведомо слабый государственный даже не «орган», а «механизм», — это почти ничего не сказать. Провозгласив в статье 10 принцип разделения властей, Конституция намеренно не создала механизмы для независимости этих властей. Устранив с политической арены своего исторического конкурента — Верховный Совет РФ, президент-победитель присвоил не только здание, занимаемое Верховным Советом, но и все системы его обеспечения и передал их своей структуре — управлению делами президента. С этого времени и до наших дней Государственная дума — одна из палат Федерального собрания пребывает в здании, арендуемом у управления делами президента и пользуется услугами социального обеспечения, как правило по остаточному принципу, предоставляемыми всё тем же могучим управлением.

Впрочем, справедливости ради отметим, что в таком же положении арендатора и просителя перед всё тем же управлением делами выступают и другие так называемые независимые, по Конституции, органы государственной власти: Совет Федерации, Конституционный, Верховный и Высший арбитражный суды.

В связи с этим стоит ещё раз отметить, что одна из формально базовых статей Конституции Российской Федерации — статья 10, объявившая принцип разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, их независимость и самостоятельность, останется пустой декларацией до тех пор, пока не будет создан механизм реального обеспечения этого принципа — в частности, существенно сокращена сфера деятельности непомерно разросшегося управления делами президента.

Государственная дума — «конституционная падчерица»

Если перейти от фактического положения «конституционной падчерицы», занимаемого Государственной думой в системе органов власти России, к её конституционным функциям (ст. 103—105 Конституции), то следует подчеркнуть, что они сформулированы, в отличие от обширных и неопределённых полномочий президента, весьма предметно и жёстко ограничительно. Цель составителей Конституции — ни одного лишнего полномочия выборному «органу» народного представительства — проведена чётко и успешно. Даже на фоне ослабевших в ХХ веке парламентов Западной Европы наша Государственная дума выглядит особенно «убого и сиро».

Так, реальные контрольные полномочия, и сегодня сохраняющиеся у западноевропейских парламентов, у Государственной думы по существу отсутствуют, как отсутствует и важнейший конституционный рычаг западноевропейских парламентов: механизм «ответственного правительства». И даже в законодательной сфере, прямо предписанной Конституцией Государственной думе (ст. 105), созданы эффективные блокирующие механизмы.

Чего стоит одно только правило об обязательном заключении правительства на любой законопроект! Можно ещё указать одну известную норму регламента о приоритете законопроектов, вносимых в Государственную думу президентом и его правительством.

С конституционной точки зрения это правило грубо нарушает принцип равенства субъектов законодательной инициативы и устанавливает право — привилегию для отдельных, избранных её субъектов.

В итоге сегодня Государственная дума не покладая рук обеспечивает обширную и неистощимую законодательную инициативу президентских структур, лишь изредка разбавляя их, по-видимому из эстетических соображений, законопроектами проправительственных депутатов.

«Самодержавие, обшитое парламентскими досками»

В целом ныне действующая Конституция РФ, составленная когда-то наспех, в политически напряжённом 1993 году, отчасти из фрагментов западноевропейских конституций (Франции, ФРГ и др.) и успешно отредактированная в угоду «всенародно избранного» президента-победителя, сегодня успешно выполняет свою главную задачу — служить конституционной «крышей» для авторитарного президентского режима.

«Самодержавие, обшитое парламентскими досками» — это формула, принадлежащая В.И. Ленину, и в начале XXI века остаётся как никогда актуальной конституционной характеристикой сегодняшней России.

Если мы хотим реального народовластия и реальных, а не декоративных демократических институтов, то прежде всего надо «отремонтировать» статью 80 Конституции. Вот в чём видится ключевая задача всех подлинных сторонников демократии и народовластия.

«Ослиные уши» самодержавия, законсервированные в  статье 80 Конституции, должны быть представлены на общественное обозрение, а сама статья исключена. Это краеугольное требование ремонта политической системы. Без этого невозможно ограничить самовластие президента-автократора, усилить роль народного представительства, сформировать ответственное перед парламентом правительство. Без этого невозможно обуздать всё разъедающую коррупцию, лихоимство и безответственность многомиллионного чиновничества, обессмысливающего любые благие начинания власти и народные устремления к правде и справедливости.

Весь двадцатилетний опыт функционирования нынешней Конституции вопиет: статья 80 Конституции должна быть изменена или отменена!

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.