Меню Закрыть

«Нефтегазовый Титаник» тонет. Мнение независимого экономиста Владислава Жуковского

Владислав Жуковский, независимый экономист
2015-07-09 16:28.

Системный кризис в экономике России – второй антирекорд со времён «гайдаровщины». Нужно срочно менять команду, которая топит «нефтегазовый Титаник», считает независимый экономист, наш постоянный автор Владислав Жуковский.

 

 

Актуальная шутка есть – кто виноват в падении ВВП? Само собой Обама. Что делать? Конечно же, ничего не делать, сплотиться и ждать, пока всё само рассосётся. Ну, а если серьёзно, то, в принципе, ничего удивительного не происходит, кто бы сомневался, что ситуация будет ухудшаться – для всех здравомыслящих людей было понятно, что кризис в России начался ещё в 2012 г. Именно тогда появились первые предвестники так называемого «идеального шторма», в который Россия попала во втором полугодии 2014 г., и у чиновников было два года, чтобы что-то предпринять. Но всё, что они делали – это говорили, что всё хорошо, что напрягаться не нужно, что мы идём верным курсом, а все беды – это, вроде как, влияние внешних факторов, которые от них не зависят. Теперь нам объясняют, что во всех бедах виноваты санкции, нефть и Обама.

Мы попали в идеальный шторм, многофакторный и многоуровневый кризис, к которому российские либералы и реформаторы оказались категорически не готовы: структурный кризис российской экономики навалился на циклический спад деловой конъюнктуры и был многократно усилен сломом растущего (супер бычьего) тренда на товарно-сырьевых рынках и удорожанием доллара на глобальном рынке Форекс.

В 2014 г. случилось сразу три знаковых события, которые были успешно проигнорированы и не замечены Правительством. Первый предвестник кризиса – дефолт ресурсно-сырьевой модели «роста без развития», который, в свою очередь, базировался на многолетнем проедании нефтедолларов, зарубежных кредитов и займов, горячего спекулятивного капитала и портфельных инвестиций, а также на паразитировании на доставшемся в наследство от Советского Союза запасе прочности производственном, научно-техническом, образовательном, инфраструктурном и социальном потенциале. Его успешно проели, взамен ничего не создали и попали в ловушку. Справедливости ради отметим, что этот системный кризис наступил ещё в 20082009 гг. Просто руководство России сделало вид, что ничего не произошло, обвинило во всём тяжёлое наследие «совка» и кровавый режим и достаточно быстро и успешно забыло о дефолте «экономики трубы», когда цены на нефть в апрелемае 2009 г. подросли. Чиновники решили не вспоминать о неприятных вещах им не хотелось думать, что в России есть ещё и структурный кризис, что вся макроэкономическая политика последних 20 лет была провальной.

С другой стороны, в 2012 г. произошло ещё одно знаковое событие завершение так называемого восстановительного роста после кризисного провала в 20082009 гг. Эффект низкой базы и низкой загрузки производственных мощностей оказался достаточно быстро исчерпан мы упёрлись в структурные ограничения. То есть в 2012 г. российская экономика стала демонстрировать первые признаки затухания экономической активности, которые происходили на фоне устойчиво растущих цен на нефть и на промышленные металлы. Уже тогда стало понятно, что если темпы роста экономики падают, а нефть растёт, то это начало конца, это дефолт ресурсно-сырьевой модели роста без развития, начало смерти пресловутого «нефтяного бобика». То есть «нефтегазовый Титаник» столкнулся с айсбергом и начинает постепенно тонуть.

Вместо того, чтобы начать откачивать воду, латать дыры, закрывать переборки и, прежде всего, сменить команду паразитов и непрофессионалов у руля, высшее руководство России делало всё с точностью наоборот: ускорило ход, открыло перегородки, от счастья напилось в рубке, спешно воровало посуду и багаж пассажиров и продолжало успокаивать пассажиров, что ситуация под контролем, судно не тонет и мы идём верной дорогой. Мы успели вступить в ВТО на кабальных условиях, бездумно либерализовали внутренний долговой рынок, открыли каналы по прямому доступу иностранцев на рынок государственного долга (система Eoroclear и Clearstream), снизили тарифные и нетарифные ограничения, стали сокращать государственные расходы на экономику, инфраструктуру и развитие человеческого капитала, началось повышение налоговой и неналоговой нагрузки (патенты, акцизы, налоговый манёвр, переход на кадастровую оценку недвижимого имущества и т. д.), буквально из под палки загоняли иностранный горячий капитал и спекулянтов на российский финансовый рынок искусственно завышенными процентными ставками и дорогим рублём.

Не стоит удивляться, что наш отечественный «нефтегазовый Титаник» не просто утонул, а взорвался изнутри действия Правительства (особенно Минфина и Центрального Банка) многократно усугубили кризис, спровоцировав беспрецедентную со времён августовского дефолта 1998 г. шоковую девальвацию рубля, двузначные темпы роста цен, 3050% удорожание продовольствия, медикаментов и бытовой техники, обвал в несырьевой обрабатывающей промышленности и наукоёмких производствах, паралич финансовой системы, кредитно-денежное сжатие и остановку внутреннего кредитования, жуткий инвестиционный кризис, скачок нищеты и бедности, абсолютно беспрецедентное бегство капитала из страны, а также рекордное за последние 16 лет падение уровня жизни россиян. Наши рулевые сделали всё от них зависящее, чтобы российская экономика пошла на дно, а рядовые граждане своим карманом заплатили за халатность и неадекватность чиновников.

Третий кризис – это глобальный кризис финансовой системы. Грубо говоря, разворот, слом, прекращение постоянного снижения процентных ставок в базовой валюте фондирования, то есть в американском долларе. Прекращение постоянной девальвации американского доллара к другим валютам (прежде всего, к валютам развивающихся стран, а также к евро, йене, фунту стерлингов). Так называемое завершение цикла сверхнизких процентных ставок в Америке и остановка работы печатного станка ФРС, который вкупе с Банком Англии, Банком Японии, ЕЦБ и Банком Швейцарии за последние 6 лет утроил объём эмиссии, эмитировав в долларовом эквиваленте более 5,5 трлн. долл. Всё это ознаменовало завершение растущего супер-тренда на товарно-сырьевых рынках. Мировая экономика охлаждается, в Китае минимальные за 6 лет темпы роста экономики и промышленного производства, Еврозона на грани рецессии, Япония балансирует на грани.

Охлаждение мировой экономики, рост рыночных процентных ставок и удорожание доллара ознаменовало завершение эпохи дорогого сырья нефть, газ, промышленные металлы и прочее сырьё больше не будут дорожать по экспоненте, как это было в 2000-х годах. Для российской экономики, превращённой в экономику трубы и попавшую в критическую зависимость от зарубежного капитала, иностранных кредитов, нефтедолларов, импортного продовольствия, медикаментов и технологий, это приговор! Это начало конца разрушение всего того, к чему привыкло общество, правящие власти и олигархический капитал.

Стоит напомнить, что в 2012 г. произошло принципиально важное событие, о котором российские власти предпочли не говорить вслух: среднегодовые цены на нефть достигли своего абсолютного исторического максимума в номинальном выражении, а цены на промышленные металлы начали постепенно снижаться, после покатились под откос, а затем и вовсе обвалились. Нефть с тех пор подешевела практически в два раза, как алюминий, никель, палладий и прочие металлы: драгоценные, цветные, чёрные. Собственно, тогда стало понятно, что «песенка спета», и надо либо менять команду, которая рулит экономикой страны, либо, соответственно, валить всё на внешний фактор, на какие-то внешние причины.

С одной стороны, это был дефолт ресурсно-сырьевого роста без развития и системный кризис российского, бандитско-олигархического капитализма. С другой стороны, это завершение цикла сверхнизких процентных ставок в американском долларе и начало тренда на удорожание доллара. И как следствие удешевление всех рискованных активов, в том числе нефти и промышленных металлов, валют стран периферии мирового капитализма, к коим относится и российский рубль.

Что касается глобального кризиса, то в 2012 г. стало понятно, что и Европа находится в рецессии, китайская экономика «тормозит», и мир идёт к полному глобальному кризису. Мы покатились первыми, будучи сырьевой колонией, встроенной в мировую систему, как «экономика-бензоколонки». То есть мы встроены как экономика низких переделов мы находимся на самой низкой ступени международного разделения труда, на самых низких уровнях переработки сырья. В глобальных вертикально интегрированных производственно-технологических цепочках создания добавленной стоимости мы находимся на самых нижних эшелонах, в районе плинтуса мы поставщики невосполнимого минерального сырья и продукции низких переделов.

Мы традиционно извлекаем в разы и даже десятки раз меньше доходов, чем наши конкуренты на глобальном рынке. Как результат, имеем в разы более низкие зарплаты, корпоративные прибыли, фонды амортизации, инвестиции и платежи в бюджетную систему. Неудивительно, что именно по нам больнее всего ударил слом растущего тренда на товарно-сырьевых рынках заместить выпадающие нефтедоллары оказалось нечем. Поэтому для стабилизации бюджета и платёжного баланса, затыкания дыр власти были вынуждены пойти на самый простой и понятный для них шаг шоковую девальвацию рубля. Двукратное падение цен на нефть было компенсировано двукратным падением обменного курса рубля. Народ потерял, а правящая бюрократия, сырьевой олигархический капитал и спекулянты озолотились их активы номинированы в иностранной валюте, они не держат сбережения в рубле. Убили даже не двух, а трёх или четырёх зайцев одним выстрелом: наполнили бюджет обесценившимися рублями; приумножили свои капиталы; помогли сырьевому капиталу компенсировать свою неэффективность ростом экспортной выручки в рублёвом эквиваленте; сохранили на плаву правящий политический режим и вертикаль власти; сделали российские рублёвые активы более дешёвыми и доступными для иностранных и российских крупных бизнесменов в преддверии новой масштабной приватизации. Про интересы простых россиян никто и не вспомнил, что неудивительно и весьма характерно.

Про кризис в России сначала говорили – его нет, потому что не может быть, что всё это сказки, что всё это клевета, что всё в России хорошо. Потом стали говорить, что кризис – да, наверное, есть, что кризис, наверное, будет. А потом сказали, что кризис наступил, но мы не виноваты. Теперь говорят, что кризис кончился, хотя его, на самом деле, и не было. Поэтому сейчас ничего удивительного в снижении ВВП нет, мы всё глубже и глубже погружаемся на дно. В мае у нас темпы падения экономики составили 4,9%, в январе мы имели спад на 1,5%. Кстати говоря, когда нам рассказывают чиновники, что мы просто в прошлом году хорошо росли, поэтому сегодня мы хорошо падаем это полные глупости. В мае прошлого года рост не превышал 1,2%, этот же рост был и феврале, и в мае, но не было колоссального роста, а сегодня мы имеем сильнейший спад. Кризис набирает обороты, и он гораздо глубже, масштабнее и интенсивнее, чем пишет официально Росстат.

Если считать дефляторы по-честному, то окажется, что цены в России растут в 1,5 раза быстрее по итогам первого квартала 2015 г. дефлятор ВВП составил не валидольно-успокоительные 9,6%, а все 1315% как минимум. Возможно, не менее 18%. Таким образом, если очистить ВВП от всей этой «пены», статистических приписок, манипуляций и притягиваний «за уши», то окажется, что падение российской экономики в физическом выражении уже в январемарте текущего года составило не 2,2%, как пытаются нам сказать чиновники, а все 68%! В апрелемае рост цен в производственной сфере реально превысил 1820%. Таким образом, весной спад экономики России ускорился не до 4,9%, а до 1013%! Мы валимся под откос и никакие мантры и валидол нынешние заявления властей не помогут. Мы выходим на показатели падения экономики где-то конца 2008 г., первых месяцев 2009 г.

Спад 2009 г., когда по итогам года экономика падала на 7,8%, а в некоторые моменты спад достигал 11,8%, был самым глубоким с 1993 г. Сейчас мы ставим второй антирекорд со времён гайдаровщины, то есть даже во времена Черномырдина, Кириенко и каких-нибудь кохов, ясиных, задорновых, алексашенко, кудриных, игнатьевых, улюкаевых, дубининых и прочих «замечательных» руководителей наша экономика умудрилась не упасть в дефолт 1998 г. благодаря действиям премьера Примакова, Маслюкова и Геращенко, которые всю эту шушеру либеральную разогнали, избавились от наследия Гайдара и перешли к стимулирующей промышленной политике, насытили экономику деньгами и кредитом, расшили узкие места в экономике, преодолели кризис неплатежей, заставили олигархов и криминал платить налоги, отказались от циркуляров и предписаний МВФ и Всемирного Банка. Напомним, что по итогам 1998 г. благодаря адекватным действиям лево-патриотичного коалиционного Правительства российская экономика вышла из кризиса уже через полгода. По итогам 1998 г. экономика упала всего лишь на 5,3%, а в 1999 г. уже был зафиксирован прирост ВВП на 6,4%! В 2000 г. по инерции в условиях низких цен наменять рост экономики составил 10%! С тех пор российская экономика больше не росла такими темпами никогда!

Однако после отставки кабинета министров ПримаковаМаслюкова в Правительство на все руководящие посты в Минфине, Центральном Банке и Минэкономики вернулись тени девяностых ученики Гайдара, последователи и адепты Чубайса. И с тех пор стоят у руля экономикой и финансами в нашей стране. Результат закономерен два сильнейших кризиса за последние 6 лет, потерянное впустую десятилетие, проеденные три триллиона долларов от экспорта нефти, нефтепродуктов и газа и суммарно трёхкратное падение курса рубля (с 22 до 60 рублей за доллар). Неудивительно, что сегодня у нас сильнейший спад в экономике, промышленности и инвестициях второй по величине за последние 22 года. Такие антирекорды мы видели только при Гайдаре и «шоковой терапии».

Сегодня у нас 22 млн. нищих россиян количество таких людей официально выросло на 3 млн. человек. Реально нищих 35% 50 млн. наших соотечественников. 64% россиян вообще не имеют сбережений, у них нет денег, чтобы даже положить на счёт – они живут от зарплаты до зарплаты. Люди с трудом сводят концы с концами, некоторые элементарно выживают – это не средний класс, они находятся на обочине нормальной жизни. Они лишний груз, обуза для российских чиновников. Этих людей делает «быдлом» наше руководство: «Они не встроились в демократию и рынок – пусть сдохнут», такая политика. В цивилизованных странах, на которые на словах молятся наши чиновники, человек главный, самый дорогой и самый ценный фактор производства, ключевой ресурс экономики. Человек основа «экономики знаний», движущая сила научно-технического прогресса, инноваций и высоких технологий. В России всё наоборот для либералов они мусор, головная боль, лишние рты, тяжёлое наследие кровавого советского режима, чёрная дыра, быдло и «совок». О чём можно говорить!? Для наших чиновников человек пустое место! Их потому нисколько не смущает, что страна вымирает и замещается мигрантами: за четверть века сверхсмертность в России (т. е. избыточное вымирание по сравнение со средним уровнем 1980-х годов) составила более 2527 млн. человек! С учётом не родившихся россиян мы потеряли не менее 40 млн. сограждан! Это геноцид! Это преступление! Это уничтожение собственного народа! И 35% этого вымирания пришлись на последние 15 лет!

К слову, у 75% россиян доходы ниже 31 тыс. руб. официально, у половины россиян – доход меньше 22 тыс. Нормально живёт только 15% страны, из них 14% это средний класс, 1% это миллионеры, миллиардеры, олигархи, чиновники, правящая тусовка. Кризис бьёт по россиянам очень больно – у нас впервые за 16 лет падают зарплаты в стране на 810%! Такого падения не было ни в 2009 г., ни даже в 1999 г. Сжатие платёжеспособного спроса, которое мы имеем, и вымывание денег из карманов россиян – колоссально, беспрецедентно с 1992–1993 гг. То есть эти ученики Гайдара – Улюкаев, Силуанов, Набиуллина, Шувалов, Дворкович – все эти «реформаторы», суть реформ которых – продать оптом и в розницу Россию по частям то Европе, то США, то Китаю – умудрились сделать то, что не умудрился сделать только Гайдар. А чуть позже до него только команда Чубайса, Кириенко и Черномырдина в 1998 г. Но миром правит пиар-пропаганда, люди смотрят телевизор и думают, что у них всё хорошо.

Нам поможет только смена всей макроэкономической политики, смена идеологии, смена кадров, которые проводят эту политику, потому что рождённый ползать – летать не может, а рождённый воровать, паразитировать и заниматься мародёрством – не может производить и развивать, выстраивать новые отношения и проводить социально ориентированную экономическую политику, поднимать реальный сектор, наукоёмкие производства и высокие технологии. Острым является вопрос собственности – собственность должна быть возвращена из криминально-олигархической власти в пользу большинства социально-трудового большинства, которое пребывает в загнанном состоянии.

Загнаны и подавляются все: учителя, врачи, воспитатели, рабочие, фермеры, творческая интеллигенция, малый бизнес, самозанятое население. Все они задавлены коррупцией, поборами, пропагандой, административными барьерами, криминалом, манипулированием сознания, безумно дорогим кредитом, высокими ценами на ГСМ, тарифами естественных монополий и т. д. Социально-трудовое большинство никуда не делось и спустя сто лет после Октябрьской революции состав изменился, но эксплуатация и отчуждение остались. Феодальный, офшорный, криминально-олигархический капитализм и его бюрократическая обслуга обескровливают экономику и эксплуатируют 9598% населения России.

Это не значит, что необходимо всё национализировать и поделить. Нет, наоборот, это должно быть распределение в пользу и интересах каждого гражданина страны, который имеет право на долю от роста экономики. Стратегическая национализация системообразующих отраслей и секторов стратегических высот (минеральное сырьё, природные ресурсы, базовая инфраструктура, финансовая система и т. д.). И при этом максимальное поощрение созидательного труда, частной инициативы. Стимулирование частной инициативы, особенно в производственном секторе, поощрение предпринимательского начала, раскрытие творческого и умственного потенциала человека. Развитие человека как человека.

Два вечных вопроса актуальны, как никогда: вопрос о власти и вопрос о собственности. Необходимо полное решение вопроса дезинтеграции экономики. Пока у нас крупная собственность и производимая ею рента контролируются олигархами, мы будем обречены на деиндустриализацию, долларизацию, офшоризацию, дезинтеграцию, депопуляцию, люмпенизацию и криминализацию. Олигархический, сырьевой и непроизводительный капитал компрадорской направленности в принципе не заинтересован в развитии реального сектора, подъёма промышленности, преодолении хронической нищеты и бедности, чудовищной имущественной поляризации общества, развитии высоких технологий и возрождении суверенитета (экономического, финансового, технологического, политического, идеологического и т. д.).

Если мы хотим, чтобы экономика России была производительна и создавала на один доллар добывающей промышленности хотя бы 89 долларов в обрабатывающих производствах, как это делает ЕС, или 1315 долларов, как Япония или Южная Корея, а не как сегодня делаем мы 2,5 доллара на один то нам необходимо, чтобы добывающая промышленность работала в интересах всей страны, всей экономики, всего общества, каждого гражданина. Нужно, чтобы максимизация прибыли проходила «вверху», для этого необходимо выбивать посредников, необходимо снижать издержки, необходимо снижать сверхприбыли, которые возникают в низких переделах, на самых низких этажах производственно-технологических цепочек. Максимизация добавленной стоимости должна происходить на самом верху, на стадии создания конечного продукта потребительского или инвестиционного назначения. Это можно изменить, только решив проблему собственности. Но а, собственно говоря, вопрос о власти вытекает и решается автоматически, потому что какую собственность защищает власть – тому она и служит. Либо олигархам, спекулянтам и глобальному бизнесу. Либо всему обществу, социально-трудовому большинству, народу от рабочих и фермеров до учителей, врачей, творческой интеллигенции, самозанятого населения, малого бизнеса.

Вопросы о власти и собственности, как и столетие назад, сегодня принципиально важные, критически значимые. В них упирается всё. От их решения зависит то, будет ли у России будущее. Будет ли как минимум у 80%, а реально у 95% россиян светлое будущее в родной стране. Будет ли Россия существовать как суверенное, независимое от внешних сил и развитое государство, или нет. К сожалению, четверть века российские власти давали отрицательный ответ, сдавая позиции и превращая РФ в сырьевую колонию, зависимую от нефтедоллара «банановую республику», страну, которая всё увереннее переходит из разряда стран с развивающейся экономикой в группу вечно недоразвитых квазигосударственных образований, лишённых суверенитета, несырьевой промышленности, созидательной идеологии, высоких технологий, социальной инфраструктуры, независимой финансовой системы и, в конечном счёте, будущего.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.