Меню Закрыть

«Каков заказ – такова и музыка!». Газета «Правда» о проблемах в культурной жизни России

По страницам газеты «Правда», Лариса Ягункова
2014-02-11 16:47.

Указом президента РФ 2014 год объявлен в нашей стране Годом культуры. Идея весьма своевременная: общество погрязло в финансовых и криминальных разборках, в поисках «национальной идеи», в страхе перед завтрашним днём.

 

 

Обратная сторона попечения

Культурное пространство, как ни одно другое, объединяет людей. Искусство не знает границ, театр, живопись, музыка говорят универсальным и вместе с тем доходчивым языком. Понимание значимости искусства — залог высокого общественного сознания. Тем не менее государственная культурная политика остаётся невнятной, а пропаганда творчества возложена исключительно на СМИ, преимущественно на телевидение с его утилитарным коммерческим подходом к делу. И хотя в связи с президентским указом министерство культуры РФ разработало и утвердило большой план, предусматривающий множество культурных акций и художественных проектов, есть опасения, что все эти мероприятия выльются в серию коммерциализированных фестивалей.

Федеральным законом для проведения Года культуры предусмотрены ассигнования в сумме 5 миллиардов 969,8 миллиона рублей. Но реализуются ли эти деньги в нужные людям книги, спектакли, фильмы, не станут ли очередным вливанием в столичный и региональный бизнес? Ведь учреждения культуры живут и развиваются не сами по себе — они встроены в систему рыночных отношений. Нетрудно убедиться, что забота о развитии рынка — обратная сторона правительственного попечения о развитии культуры. Посмотрим, как осуществляется эта политика на практике.

Книга как товар

В самом начале года министерство культуры РФ предложило предусмотреть льготы для книготорговцев и с этой целью внести изменения в закон «О защите конкуренции». Решено поддержать книжные магазины. Федеральные учреждения и организации, подчинённые этому ведомству, предоставят им скидки для размещения торговых точек. Льготные условия аренды помещений помогут избежать затрат по рыночным ценам, из-за которых количество книжных магазинов за последние двадцать лет уменьшилось в 4 раза. В Российской Федерации сегодня их всего лишь 7000. Для сравнения: в США один такой магазин приходится на 3 тысячи жителей, у нас — на 66 тысяч.

Действительно, книжные магазины себя не окупают. Интерес к печатной книге падает, и не только потому, чтоэлектронная книга — компактная и недорогая — занимает всё более прочные позиции. Традиционным бумажным изданиям непросто найти читателя. Давно разрушено единое информационное пространство, нет больше аннотированных тематических планов. Систематическая работа с читателем подменяется разовыми кампаниями в Интернете, причём «креативная реклама» может только возмутить. Чего стоит, например, такой постер: «Вчера проснулся в обнимку с «Тремя сёстрами». Конечно, в Интернете можно найти многое, в том числе каталог книжных продаж и рейтинг новых книг. Вам расскажут содержание отечественных бестселлеров, ознакомят с отзывами известных и неизвестных людей, подскажут, где купить эти издания. И тем не менее, по оценке специалистов, около 40% книг, издаваемых в стране, не доходят до потребителя. Ещё 30% невостребованным грузом лежат в библиотеках. Статистика показывает, что спрос на печатную продукцию падает у нас в стране год от года. Сегодня 35% взрослых вообще не берут книгу в руки. А вкусами остальных манипулирует бизнес.

Книжная торговля — это традиционный тандем: издательство — магазин. Для бизнеса книга прежде всего товар. Отсюда и вал простенького, но популярного чтива. Первые места в книжном рейтинге упорно занимают детективы Д. Донцовой, Ю. Шиловой, Т. Устиновой, А. Марининой, Б. Акунина. Список этот легко продолжить. Сюда войдут многочисленные дамские романы в жанре «светского реализма», истории из жизни современных «раздолбаев» и так называемое русское фэнтези.

Издатели и торговцы работают с такими книгами из года в год. В результате книга из носителя культуры превращается в источник раскультуривания. В то же время классическая, образовательная, научно-популярная литература не находит издателей и, соответственно, выпадает из оборота. Всего 7% от общего объёма изданий — у детской книги. Только 1% от всех продаж — у сборников поэзии. Всё меньше на прилавке художественных книг, изданных со вкусом и любовью, с пониманием всех тонкостей полиграфического дела.

Бумажная книга, играющая не только культурную, но и социальную роль в обществе, несущая воспитательную, образовательную, просветительную функции, в первую очередь требует государственной поддержки. Именно её издание и распространение заслуживают льгот. И это должно быть оговорено в поправке к закону «О защите конкуренции». Но комплексная проблема требует комплексного подхода. Инфляция, рост цен на энергоносители, удорожание бумаги и полиграфических услуг затрудняют работу издательств. Нужны целевая поддержка детской, учебной, научно-популярной литературы, адресные министерские гранты лучшим проектам, премии готовым изданиям.

Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям готово разработать новые правила издания социально значимой литературы и предоставить субсидии. Нужно только подать заявку в экспертную комиссию при Роспечати. Мигом откликнулись на это приглашение Совет муфтиев и Русская православная церковь: мол, рады получить эти средства, приложим для этого все усилия, а то наша литература нерентабельна. Весь вопрос теперь в том, кто и по каким критериям будет определять социальную и культурную значимость книги, указанной в заявке. Какую литературную «музыку» они закажут? И не останутся ли на обочине те, кто действительно сеют разумное, доброе, вечное, но кому именно по этой причине без государственной поддержки точно не выжить?

Не в коня корм

Мысль о введении протекционистских мер для отечественного кино неоднократно высказывалась разными структурами, но реальных действий со стороны государства не предпринималось. И вот в начале года эту идею представил директор департамента кинематографии министерства культуры РФ В.Н. Тельнов: российское кино, по его мнению, жизнеспособно, но нуждается в защите. В самом деле, зарубежный опыт показывает, что национальные кинематографии добиваются значительных успехов, если пользуются государственными преференциями. Конечно, предлагаемые квотирование и льготы по уплате НДС только для российских фильмов вызовут недовольство сетевых бизнесменов, опирающихся на иностранный капитал: не они ли постоянно тормозили решение этого вопроса? Но обсуждение, кажется, можно считать законченным. Идею льгот для отечественного кино поддержал министр культуры РФ В.В. Мединский, подчеркнувший: «Государство, выделяющее большие деньги для развития отечественного кино, вправе требовать, чтобы созданные на эти деньги фильмы всё же доходили до зрителя».

Действительно, на поддержку отечественного кинематографа ежегодно выделяется около 5 миллиардов рублей. Их распределением занимается преимущественно созданный для этого Фонд кино, меньше половины доходит до продюсеров через министерство. Предполагается, что часть денег должна вернуться в казну после успешного проката. Но в прошлом году Счётная палата признала работу Фонда кино неэффективной. К заметным успехам кинопроизводства многомиллионные вливания не привели. Ярких художественных открытий как не было, так и нет. Напротив, провальных фильмов не перечесть. Заключения экспертов, выносящих оценку по кассовым сборам и убыткам, полностью совпадают с оценками зрителей в Интернете, которые судят по художественным и моральным критериям. Провальными названы широко разрекламированные «Обитаемый остров» Ф. Бондарчука, «Царь» П. Лунгина, «Край» А. Учителя, «Цитадель» Н. Михалкова, «Искупление» А. Прошкина — фильмы, снятые признанными режиссёрами. Из каких денег им возмещать затраты? Ну а кассовые фильмы можно пересчитать по пальцам одной руки. К примеру, сам Мединский удовлетворённо насчитал их аж три: «Сталинград», «Легенда № 17», «Иван Царевич и Серый волк».

Интересно, читал ли министр обращённое к нему письмо группы зрителей, среди которых есть и участники Великой Отечественной войны, с требованием снять с проката фильм Ф. Бондарчука «Сталинград» и привлечь к ответственности лиц, принимавших решение о финансировании этого проекта, а также членов экспертного совета, проверявших историческую достоверность постановки?

Фильм, по мнению авторов письма, искажает исторические события, пытается подменить героическую правду военных лет низкопробной беллетристикой. Фактически героем становится немецкий офицер, захватчик выведен как благородный человек, способный на сильные чувства. В то же время наши воины показаны как примитивные солдафоны. Тем самым картина формирует негативное отношение к советским людям, защищавшим русскую землю.

Оценка резкая, но по сути справедливая. Да, фильм собрал кассу — зрители клюнули на название «Сталинград» и были жестоко обмануты в своих ожиданиях. Обмишурились и министерские чиновники, собиравшиеся записать в свой актив «настоящую патриотическую картину». И тем не менее — это «успешный блокбастер», по оценке Мединского. Впрочем, какой там успешный? При бюджете в 30 миллионов долларов он не окупил себя и остался в минусе.

Квоты на отечественную продукцию и льготы на НДС, конечно, помогут «сделать кассу», но при этом в минусе останется зритель, который сделает выбор в пользу российского фильма, однако не найдёт в нём ничего истинного, честного, талантливого. Он и без того звереет от «жёсткого взгляда» на мир, которым грешат немало фильмов, подобных «Майору», «балдеет» от идиотских комедий типа «Горько!», тупеет от псевдоисторических изысков на манер «Царя». Его тошнит от бесчисленных ремейков, бездарно перелицовывающих любимые советские картины: «Ирония судьбы», «Служебный роман», «Джентльмены удачи».

Что и говорить, художественный и этический уровень нашего нынешнего кино оставляет в недоумении: откуда повылезло столько бездарных, но амбициозных людей, не способных даже толком развести мизансцену, не то чтобы свести концы с концами и выстроить картину в целом. Рынок виноват? Пресловутая «свобода творчества»?

Прокату отечественного кино явно не выжить без льгот. Но нужны ли льготы только за то, что по языку фильм русский? Суть — в традициях, мировоззрении, менталитете.

Фильм, как известно, начинается с заявки. Надо сказать, наученный горьким опытом Фонд кино стал куда строже подходить к проектам: несколько наиболее одиозных уже отвергнуты под свист и вой так называемой либеральной общественности. Серьёзное, взыскательное отношение к заявке — залог успеха. Иначе так и будешь кормить пресловутого коня барона Мюнхгаузена. Департаменту кинематографии также надо взыскательнее подходить к оценке картин, выпускаемых на широкий экран. Кинематографическое сообщество, кажется, осознало необходимость государственного заказа. Ему осталось признать необходимость классификации фильмов по категориям, как это было в советское время, от чего зависел масштаб проката. Такие предложения уже поступили в министерство культуры от самих мастеров экрана: с их точки зрения это всего лишь дело времени. Но и тут возникает вопрос: каким будет этот заказ? Сможет ли соответствовать высоким критериям подлинной культуры? Есть серьёзные основания в этом усомниться.

Впереди паровоза

Головной болью для чиновников сразу нескольких департаментов министерства культуры РФ стала неожиданная инициатива губернатора Тюменской области В.В. Якушева, подписавшего приказ «О реорганизации государственных учреждений культуры Тюменской области». Этим приказом создавался холдинг на базе пяти учреждений: Тюменской филармонии, Тюменского драматического театра, Театра кукол, ДК «Нефтяник», а также Тобольского драматического театра им. П.П. Ершова. Видимо, оптимизация медицинских и общеобразовательных учреждений прошла настолько активно, что удержаться от дальнейших действий в том же направлении губернатору было уже невозможно.

Придя в себя от шока, руководители культурных учреждений высказали свои опасения директору департамента культуры правительства Тюменской области Ю.В. Шакурской: каким образом будет осуществлена театрально-концертная деятельность в новом холдинге при условии, что каждая организация потеряет свой юридический статус. «Ничего страшного, — заверила их чиновница, — сократится только штат административных работников и произойдёт перераспределение средств. Смысл реорганизации в том, чтобы эффективно организовать управление большим имущественным комплексом учреждений культуры. Правительство области сэкономит на этом от 10 до 20 миллионов рублей. Дело, сами понимаете, новое, перспективное, подобного проекта в России никогда не было».

Ошиблась Юлия Валерьевна. Был такой проект. Недавно художественный руководитель Мариинского театра В.А. Гергиев, опять-таки в целях эффективности управления финансами, решил создать Национальный центр искусств на базе Мариинского театра, Петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова, Академии русского балета им. А.Я. Вагановой и Российского института истории искусств. Никто не понял, зачем это понадобилось знаменитому дирижёру. Острили, называли эту информацию «уткой», кажется, намекая на то, что маэстро является совладельцем фирмы «Евродон», поставляющей в российские магазины утиное мясо. Короче говоря, инициатива вызвала бурный протест не только сотрудников вышеупомянутых учреждений, но и всей культурной общественности. В итоге президент В.В. Путин отозвался о проекте как о несвоевременном.

До Тюменской области эти сведения, очевидно, не дошли. Иначе не было бы такого переполоха, под знаком которого прошло начало Года культуры. Жалобы дошли до Москвы. Председатель Союза театральных деятелей А.А. Калягин отозвался письмом на имя губернатора: «У нас есть замечательная пословица: «Заставь умника богу молиться, он и лоб расшибёт». Я думаю, только так можно расценить действия ретивых чиновников, занимающихся вопросами культуры области, которые решили взяться за исполнение президентского указа № 597 от 7 мая 2012 года. Надо бы им внимательно вчитаться в текст указа. Там речь идёт о возможной реорганизации неэффективных учреждений. Но в данном случае реорганизовать решили как раз эффективно работающие театры. Причём их эффективность напрямую связана с тем, что они имеют и творческую, и хозяйственную самостоятельность. Но собранные под одну крышу, они эту самостоятельность потеряют и станут структурами некоего монстра, в чью успешность я мало верю».

На тюменского губернатора это письмо не произвело ни малейшего впечатления. Пришлось вмешаться министерству культуры РФ. Теперь уже к губернатору обратился первый заместитель министра В.В. Аристархов. Он высказал «крайнюю обеспокоенность» в связи с созданием нового холдинга и привёл свои контраргументы. Только подействует ли это на ретивого управленца, который вознамерился бежать впереди паровоза?

Как бы то ни было, а дурной пример заразителен. Министерству культуры РФ надо готовиться к тому, что оптимизация учреждений культуры будет набирать обороты. Ведь никаких законодательных препятствий к этому, в сущности, нет. Мэрия Волгограда уже выступила с инициативой оптимизации городских библиотек: мол, слишком много их понастроили. И очень симптоматично, что начался этот процесс вместе с Годом культуры: как-никак, президентский указ обязывает к действию. Но и в служебном рвении надо не терять здравого смысла и чувства меры. Наверное, крупный холдинг оптимален на рынке услуг. Но учреждение культуры не с потребителем дело имеет, а с человеком, соотечественником, личностью, не услуги оказывает, а развивает, воспитывает, открывает миры. Рынок пытается быть регулятором художественных идей, творческих отношений, но при этом чаще всего ориентируется на низкий культурный уровень и нетребовательный вкус. Отсюда и протест творческого сообщества против бездумных рыночных преобразований.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.