Меню Закрыть

Константин Райкин призвал бороться с народом

Люди, которым за 40, хорошо помнят конец 80-х, когда «творческая элита» чуть не в едином порыве рассказывала, что пора кончать с «кровавым режимом», надо каяться и дать всем больше свободы. Помнят они, и чем это тогда закончилось: режим рухнул и пришла свобода: свобода резать русских на едином пространстве, где жили рядом столетиями самые разные народы, свобода спиваться, не видя света в конце тоннеля, свобода от образования, медицины, свобода жить впроголодь без денег и выходить только с ножом на улицу. Собственно, война на Украине – это отголоски той свободы, которую несла нам «творческая элита».

А ещё пришла свобода порнографии, чернухи, дешёвых сериалов про олигархов и бандитов. Разом пропали вызывающие слёзы и восхищение во всём мире шедевры кино, музыки, литературы, на их место пришёл дешёвый китч, которым нас до сих пор кормят из телевизора. Внезапно оказалось, что эта самая элита в условиях свободы не способна ни на что толковое. Группа поднявшихся в стране при «кровавом режиме», отодвинув действительно талантливых людей, вроде Вицина и Кононова, отправив их на помойку умирать в нищете, объявила себя «совестью нации», занявшись единственным делом – обоснованием разворовывания и уничтожения своего зрителя новыми «хозяевами жизни». За это «хозяева» подбрасывали им кости со стола, и все были довольны.

А потом народу надоел балаган и постоянное дерьмо, которое ему выливают на голову со сцены и с экрана. Ещё до Путина самым народным фильмом стал проклятый либеральной прессой за «гуский фашизм» фильм «Брат». Люди усомнились в том, что они быдло и обязаны жевать жвачку от оскотинившихся и перекрасившихся вчерашних любимцев.

И «любимцев» понесло. Макаревич, Ахеджакова, Гребенщиков. Теперь вот – Константин Райкин. Жалкая тень своего отца, сыгравший при «проклятом совке» несколько удачных ролей, в последние годы прославившийся лишь спектаклем про тяжёлую жизнь педерастов на Руси «Все оттенки голубого», вчера позволил себе настоящую истерику на седьмом съезде Союза театральных деятелей России.

То, что вещал директор «Сатирикона», иначе чем словесной диареей не назвать – но мы всё равно опубликуем фрагменты этой «речи» – просто как признание нашей и наших коллег работы.

«Меня очень тревожат – вещала тень великого Райкина – я думаю, как и вас всех – те явления, которые происходят в нашей жизни. Эти, так сказать, наезды на искусство, на театр, в частности. Эти совершенно беззаконные, экстремистские, наглые, агрессивные, прикрывающиеся словами о нравственности, о морали, и вообще всяческими, так сказать, благими и высокими словами: «патриотизм», «Родина» и «высокая нравственность». Вот эти группки оскорблённых якобы людей, которые закрывают спектакли, закрывают выставки, нагло очень себя ведут, к которым как-то очень странно власть нейтральна – дистанцируется». «Мне кажется, что это безобразные посягательства на свободу творчества, на запрет цензуры. А запрет цензуры – я не знаю, как кто к этому относится, а я считаю, что это величайшее событие векового значения в нашей жизни, в художественной, духовной жизни нашей страны…»

Позвольте, неполживый вы наш, ведь обливание мочой придумали ваши коллеги, не Вы ли рукоплескали панк-группе «Война», когда они устроили оргию в музее – если поливание мочой и шабаш в музее и прибивание гениталий к площади – это искусство, то и поливание выставки – тоже. Не ждали, что будут использовать против Вас? Поздравляем – добро пожаловать в свободное государство.

«Я помню: мы все родом из советской власти. Я помню этот позорный идиотизм! Это причина, единственная, по которой я не хочу быть молодым, не хочу вернуться туда опять, эту мерзкую книжку читать. А меня заставляют читать эту книжку опять. Потому что словами о нравственности, Родине и народе, и патриотизме прикрываются, как правило, очень низкие цели. Не верю я этим группам возмущённых и обиженных людей, у которых, видите ли, религиозные чувства оскорблены. Не верю! Верю, что они проплачены. Так что – это группки мерзких людей, которые борются незаконными мерзкими путями за нравственность, видите ли».

Касательно проплаченных, специально поясним для Вас – то, что выставку убийц-бандеровцев пришли «громить» активисты и простые люди, так это «художникам» просто крупно повезло, ибо приди туда ополченцы, то срывали бы не фотографии и били не по паспортам. Мы понимаем, Вам очень сложно поверить, но не всё в этой жизни меряется деньгами. А спектакли, о которых Вы сокрушаетесь, к слову, ставили ведь за государственные деньги, равно как и гельмановское творчество, и скажите спасибо, что остановить его пытались Милонов и Народный Собор, а не представители Воздушно-десантных войск…

К слову, о самом главном для Вас, о денежке. Тень Райкина возмутилась тем, что государству надоело финансировать его шизофренические спектакли: «Это кто решает? Это они будут решать? Они вообще не должны вмешиваться. Они должны помогать искусству, культуре», – вопрошал Райкин-мл. со сцены. Но позвольте, малоуважаемый: а с какого перепуга Вы должны решать, на что должны идти наши, отданные налогами, деньги? С какого перепуга Вы решили, что лучше других знаете, что нам есть, смотреть, как жить? С какого Вы вообще решили, что лучше? Есть хорошая поговорка: «Не говори, что мне делать, и я не скажу, куда тебе пройти».

Давайте всё-таки спросим у народа, что ему чуждо, а что нет. Для этого есть очень простой способ – посещаемость в кинотеатрах. И посмотрим, сколько пришло зрителей на «Брестскую крепость», «Легенду №17» и «шедевры» ваших друзей: «Левиафан» и «Географ пропил глобус». Давайте предоставим народу самому решать, что ему интересней: страдания ваших педерастов или «28 панфиловцев». Мы же в свободной стране, где нет цензуры, ни нашей, ни вашей и каждый вправе выражать собственную позицию!

Если свести завывания тени Райкина к двум предложениям, то получается что данный субъект просит всего о двух вещах:

1. Вернуть своей компашке право на исключительность в культуре, с либеральной цензурой которая определяет кому, что и как показывать, отдав в «честные» руки неполживых соратников Райкина-мл. финансирование культуры.

2. Усмирить народ, которому опротивели до чёртиков либеральные «онижедети» со своей вечной борьбой с «кровавым прошлым» и стремлением к «европейским ценностям» с их педерастией и культом потребления.

Уймитесь, граждане: ни первое, ни второе к свободе не относятся, от слова совсем. Это как раз та диктатура чернухи, которую Вы, Константин Аркадьевич, воспеваете. Но её не будет. Не будет, потому что за 25 лет вы нас «достали». Потому что мы выросли и изучили Вас до корки.

И ещё: не гневите Бога, не ругайте власть, которая, несмотря на отрицание Вас подавляющим большинством нормальных людей, продолжает финансировать Ваши поделки из нашего кармана и защищает наиболее продвинутых из вас от здоровой реакции «благодарного» населения. Молитесь, просто потому что зритель с удовольствием бы стёр вашу «совестливую тусовку» из своей памяти, заменив её на те самые книжки, от которых Вас коробит.

РИА Катюша

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.