Меню Закрыть

Кандидат в члены ЦК КПРФ, адвокат Дмитрий Аграновский: Да здравствует свобода! Я – Донбасс!

Дмитрий Аграновский
2015-01-13 01:59.

Франция скорбит. Франция в слезах, Франция онемела от горя. Франция в трауре по двенадцати свободным художникам, сотрудникам сатирического журнала «Charlie hebdo», бросившим вызов традициям и морали. «Je suis Charlie» («Я – Шарли») – такие плакаты мы видим сегодня в руках парижан.

 

 

Аграновский
Дмитрий
Владимирович

Франция страдает. Франция шокирована от двух террористов с автоматами Калашникова. Та самая Франция, которая совсем недавно рукоплескала зверской и мучительной казни террористами Муаммара Каддафи. Та самая Франция, которая, как и весь Запад, 9 месяцев была и остаётся абсолютно равнодушна к «Градам», разбивающим вдребезги Донбасс. Та самая Франция, которая в упор не замечала, как в Доме профсоюзов в Одессе были заживо сожжены 50 человек (по официальным данным) – или делала вид, что не замечает. Кровь, пролитая на улицах Парижа, всколыхнула Францию. Значит, она ещё не разучилась чувствовать. Ведь потоки крови, лившиеся и льющиеся на Донбассе прямо сейчас, не вызывали в ней никаких видимых эмоций.

«Я – Шарли» – говорят нам сейчас телеканалы Западной Европы и США. Наверное, журналистам проще ассоциировать себя с коллегами-журналистами, чем с детьми Донецка, один из которых в минувшую пятницу был убит, а второй потерял ногу и был иссечён осколками – страшными фотографиями переполнен интернет. Да, эти дети и их родители не говорили высоких слов о свободе. Они поначалу и думали-то не столько о свободе, сколько о самых простых, элементарных правах – не быть людьми второго сорта, говорить на родном языке, отмечать родной День Победы в привычное 9 мая, а не день рождения Бандеры.

Нам говорят, что карикатуристы из «Шарли Эбдо» пали за свободу от рук исламских фундаменталистов. Думаю, никто не станет преуменьшать роль великих французских просветителей, писателей, философов, великих французских революционеров в деле освобождения людей и борьбы за их права. Сейчас нам предлагают проникнуться тем же пафосом и встать в ряды тех, кто говорит: «Я – Шарли Эбдо». Но, честно говоря, никакой солидарности я в себе не ощущаю.

За последнюю четверть века мир скатился в средневековье, в какую-то дикость. Сейчас нам всячески дают понять, что в наше время быть максимально свободным означает оскорбить кого-то, плюнуть в душу, вытереть ноги о святыни, унизить безнаказанно.

Я вспоминаю западных левых карикатуристов советских лет – датчанина Херлуфа Бидструпа, француза Жана Эффеля. Талантливые, живые, остроумные, добрые! Разве могло у них быть что-то общее, кроме карандаша, с «Шарли Эбдо»? Даже в религиозной серии Жана Эффеля нет ровным счётом ничего оскорбительного. А Бидструп если и касался религиозной темы, то его объектом становились служители церкви, которым, как и всем людям, не чуждо ничто человеческое.

Советский Союз высоко держал планку гуманистической культуры, как никогда в истории человечества. И западные страны вынуждены были подтягиваться за ним не только в части социальных завоеваний, но и на поприще культуры. Тогда, в эпоху соревнования двух систем, не принято было прилюдно быть извращенцем, хамом, кровожадным монстром.

Я сразу хочу оговориться: никто не имеет права посягать на жизнь, вообще причинять хоть какой-то вред без суда и закона. Совершенно однозначно, ничто в этих моих заметках не должно восприниматься как хотя бы минимальное приятие того, что случилось с французскими карикатуристами. За то, что они делали, они заплатили страшную, на мой взгляд, совершенно неадекватную цену.

За последние дни я имел несчастье видеть множество так называемых карикатур, печатавшихся в «Шарли Эбдо», принесённом в ритуальную жертву. На мой взгляд, это никакое не искусство. Это не карикатуры. И вовсе не смешно. Это эпатажная грязь.

Почему-то делают упор на то, что их «карикатуры» оскорбляли мусульман. Да, они оскорбляли мусульман, и чтобы понять это, не надо быть мусульманином. Но складывается впечатление, что у художников была цель оскорбить и обидеть всех, кто попадался в их поле зрения. Я неверующий человек, выросший в атеистической семье. Но когда я увидел, извините за выражение, «карикатуру» на Иисуса Христа и Его Отца, у меня просто непроизвольно сжались кулаки. Представляю, какое впечатление это производит на верующих людей. Эта «карикатура» мерзка, отвратительна настолько, что я не могу описать её в газете. И главное – совершенно непонятно, какой смысл она несла, кроме оскорбления верующих и просто всех приличных людей?

Ей-богу, скажу крамольную для правозащитника мысль, но я рад, что наши журналисты защищены от своей глупости 282-й статьёй Уголовного кодекса РФ, которая позволяет привлечь их к ответственности и закрыть издание раньше, чем авторы с отсутствующим чувством меры и вкуса доведут дело до тех страшных последствий, которые случились с «Шарли Эбдо».

А вот что пишут «Аргументы и Факты – Украина»: «Карикатуры Charlie Hebdo высмеивали агрессию против Украины». И действительно, идёт подборка рисунков на тему проведения референдума в Крыму «под дулами танков» или вторжения тех же российских танков на территорию Украины. В этом же журнале жёстко высмеивалась нерешительность Европы в противостоянии «русской агрессии на Украине». Наверное, вы уже догадались, что нет смысла тратить время, чтобы найти хоть один рисунок с хотя бы минимальным сочувствием к истребляемым в Донбассе. Как не найдёте вы ни одной картинки в поддержку российских телеканалов, закрытых на Украине местными «борцами за свободу слова».

Нынешняя «свобода», на мой взгляд, приняла открытые и современные формы, когда в августе 1991 г. пьяная толпа сносила памятник Дзержинскому – а фактически оскверняла символы, дорогие десяткам, если не сотням миллионов людей и в нашей стране, и в мире. Говорят, что снос памятников никогда не приносит счастья, – и точно, после 1991 г. Россия погрузилась во тьму, мракобесие, нищету и войну.

Я вспоминаю «перфоманс» с поеданием торта в виде тела Ленина. Какие ассоциации могло это вызвать у нормального, психически здорового человека? Или «инсталляция» под названием «Загляни внутрь России», где желающим предлагалось заглядывать корове под хвост. Ещё помню, как один «художник» рубил иконы, а из совсем недавнего – другой «творец» прибивал свои деликатные части тела к брусчатке на Красной площади – рядом с Кремлёвской стеной, где стоят урны с прахом Жукова и Гагарина!

Это свобода? Что это за свобода такая – снять, например, комедию (комедию!) про убийство лидера КНДР? Или что свободного в том, что парня с бородой наряжают женщиной и утверждают, что он теперь певица и выиграл конкурс «Евровидение»? Какие чувства должно «освободить» такое искусство? Или теперь искусство – нечто среднее между ярмаркой уродов и борделем? Разве за такую «свободу» боролись великие французские мыслители и отдавали жизни великие французские революционеры?!

Ни в коем случае не следует думать, что связанное с «Шарли Эбдо» происходит где-то там, у них. Все эти темы актуальны для нас как никогда. Вольно или невольно, но российские власти нашли то, что реально объединило в 2014 г. весь российский народ, все национальности, конфессии и политические движения. Это воссоединение Крыма и защита Новороссии, и вообще тема патриотизма, поднятая ещё до крымских событий Олимпиадой.

Очевидно, что сейчас будут предприняты большие усилия, чтобы это единство разрушить, чтобы стравить друг с другом конфессии, национальности и общественные организации. Посмотрите, как оскорбительно извращают историю нашей Родины – Советского Союза, как издеваются над нашими героями, над всем, что нам дорого. В некоторых, прежде всего так называемых либеральных кругах это считается просто хорошим тоном. Нас оскорбляют походя, между делом, как само собой разумеющееся. Я надеюсь, что верующие люди, которым мы, безусловно, сочувствуем, и чей гнев разделяем, поймут и наши чувства. У нас тоже есть свои святыни, и с этими святынями, давайте скажем честно и открыто, были достигнуты самые выдающиеся свершения в истории человечества. Можно быть сколь угодно жёстким в политической дискуссии, но нельзя оскорблять и унижать людей.

То, что нам пытаются выдать за «свободу», скорее является опасностью для свободы – как если бы на митинге вместо заявления своих требований вы сразу стали бить витрины и жечь машины, заявляя, что вот именно это и есть реализация права на свободу шествий и собраний.

И ещё. Нам ли, жителям России, не знать, что такое свобода, – нам, стране, отстоявшей свою независимость в самых страшных войнах и заплатившей за это десятками миллионов жизней своих лучших сыновей и дочерей? Мы знаем, что такое свобода. И поэтому наше сердце сейчас со сражающимся за свободу Донбассом!

Да здравствует свобода! Я – Донбасс!

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.