Меню Закрыть

Газета «Правда». Правительство беспокоит благосостояние не народа, а банков

По страницам газеты «Правда», Александр Мешков
2015-04-03 14:22.

Набор предлагаемых кабинетом министров якобы антикризисных мер несостоятелен и не выдерживает никакой критики. Выход из тяжёлой ситуации, сложившейся в экономике и финансовой сфере, возможен только при условии проведения новой политики. Так считает известный экономист, президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич, с которым беседует корреспондент «Правды».

 

 

 

– Андрей Павлович, проправительственные СМИ изображают разработанный властями антикризисный план как некое благодеяние. Дескать, там, на политическом Олимпе, из кожи вон лезут, чтобы преодолеть отрицательные последствия кризиса. О том, что подавляющему большинству народа придётся потуже затянуть пояса, тратить почти всё заработанное на питание, говорят вскользь. Зато расписывают потуги правительства сохранить социальные обязательства, поддержать реальный сектор экономики, сократить прогнозируемый дефицит бюджета…

Я бы начал с обстоятельства, на которое почему-то никто не обращает внимания. Деньги, которые предусмотрены антикризисным планом для решения неотложных проблем экономики и социальной жизни, будут взяты из Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Они не случайно оказались там, а согласно бюджетному правилу. Мотивировка была такой: пока цены на нефть выше определённого уровня, мы «стерилизуем» лишние средства в упомянутых фондах. А вот если цены понизятся, то деньги из фондов начнут перетекать в бюджет, чтобы его объём не уменьшился. Решалась проблема цикличности ценообразования на ресурсы.

Что любопытно: когда деньги выводились из экономики и перечислялись в эти резервные фонды, казалось, что ничего особого не происходит, всё делается в рамках закона, бюджетного правила (хотя некоторые экономисты критиковали эти подходы, характеризуя их как «сидение собаки на сене», и призывали развивать реальный сектор экономики). Если полученные нефтегазовые доходы не достигают необходимой величины, то бюджет восполняют частично те средства, которые уже были перечислены в резервные фонды. Это осуществляется автоматически, как бы само собой разумеющееся. Сейчас мы оказались в ситуации, когда такой неприятный момент наступил.

Цены на нефть упали, поэтому недостающие деньги должны поступить в бюджет. Никакой заслуги правительства в том, что они приняли это гениальное решение, «выстрадали его в поте лица», здесь нет. Это не продукт его мыслительной деятельности, а реализация принятого закона. Но вот незадача! Оказалось, что не определили, при какой нижней цене нефти деньги надо возвращать в бюджет. Получается: забирали деньги жёстко по закону, а переводят обратно произвольно, как заблагорассудится.

Это не единственная претензия к нынешнему кабмину. Он и сам несёт ответственность за создавшуюся ситуацию. Ещё в ноябре, когда были очевидны нереальные параметры проекта бюджета, правительство фактически заставило Государственную думу принять абсолютно необоснованный главный финансовый документ страны. Уже тогда, а не сейчас, стоило заняться его исправлением, привязкой к действительности. О какой 5-процентной инфляции можно было говорить, если в реальности она уже достигала 20 процентов, а разговоры о темпах роста даже в правительстве никто не воспринимал всерьёз?

Однако бюджет был всё-таки утверждён. А позже, в конце января, приняли антикризисный план. Затем под него начали разрабатывать новый вариант бюджета. Это в общем-то логично, потому что упомянутый план без него филькина грамота: не ясно, из каких параметров он исходит. Но зачем тогда надо было гнать лошадей в конце года? К тому же антикризисный план начинается с плана докапитализации банков; позже его включили в общий план. Всё осуществляется в спешке, сумятице, рассчитанных, вероятно, на то, чтобы не было времени для обсуждения предложенных документов широкой общественностью, чтобы люди не успели вдуматься в их суть.

Может, это мельтешение объясняется сложной, незнакомой ситуацией, отсюда и непродуманные действия по её преодолению? Антикризисный план всё-таки был принят. Как он выполняется и можно ли ожидать положительных результатов от его осуществления вообще?

Судите сами. В заявлениях властей то и дело мелькает цифра: 2,3 триллиона рублей, необходимых для осуществления плана. Сумма в один триллион из них ещё в декабре была утверждена через облигации федерального займа (ОФЗ); она выделена на докапитализацию банков. Ещё 400 миллиардов рублей на эти цели возьмут из Фонда национального благосостояния. Придумали хитроумную схему распоряжения ими. Мало того, что эти деньги как бы продолжают оставаться в ФНБ; они будут присутствовать в капитале банков и уже потом пойдут на финансирование проектов. Блестящая операция, позволяющая сделать тройной счёт одним и тем же деньгам! Получается, что 400 миллиардов рублей наличествуют в трёх местах, хотя очевидно, что они могут находиться только в одном.

На докапитализацию Внешэкономбанка (ВЭБа) выделено 400 миллиардов рублей. 200 миллиардов рублей государственные гарантии крупнейшим предприятиям. Впрочем, не стоит обольщаться: и эти деньги пройдут через банки.

Пример изъятия средств из ФНБ наиболее поразителен: деньги якобы дважды пойдут на модернизационные планы, а где останутся? Один триллион рублей в виде облигаций федерального займа увеличит государственный долг. Эти деньги выделяются банкам, чтобы они могли заложить их в ЦБ и получить под них новые вливания.

Внешэкономбанк вместе с государственными гарантиями обретёт крупнейшие кредиты. А что в «сухом остатке»? Как говорится, «рожки да ножки». На все другие мероприятия будет потрачено лишь менее 300 миллиардов рублей. На индексацию пенсий уйдёт около 200 миллиардов рублей. На поддержку сельского хозяйства и рынка труда выделяется по 50 миллиардов рублей. Это мизерные суммы; всё остальное будет направлено через банки «на активизацию кредитования». В результате важнейшие отрасли народного хозяйства получат такую поддержку, что её просто не заметят.

Антикризисный план фактически открывает поле для манипуляций внутри банковской системы. Получается, что её участникам даётся возможность творить, что вздумается. Одновременно снижены требования по резервированию банкам, надзору над ними, по залоговому обеспечению и достаточности капитала. Разрешено учитывать активы по цене того отрезка времени, когда активы эти стоили значительно дороже.

И при этом власти не скрывают, что-де никуда не уйти от снижения доходов (видимо, малообеспеченных слоёв населения), отказа от индексации зарплаты в бюджетном секторе, денежного довольствия военнослужащих, гражданских служащих…

Режим жёсткой экономии постоянно проводят страны-неудачники. Попало государство в трудное положение тут же следуют советы со стороны МВФ: вам надо «поджаться», поменьше тратить и т.д. Конечно, частично это верно. Но такая логика никогда не может стать основой для выхода из кризиса. Это необходимое, но недостаточное условие. Просто сокращая только какие-то расходы, добиться выхода из кризиса невозможно; это показал опыт многих стран. Естественно, если у вас денег стало меньше, вы просто меньше начинаете тратить. Но курс рубля и так упал в два раза, в реальном выражении бюджет уменьшился. Как можно умудриться отрезать от него 10 процентов в этом году, а потом резать по 5 процентов в последующие два года и не тронуть при этом социальную сферу?

К тому же власти не обещают, что полностью сохранят социальные расходы. Речь идёт только о том, что не будут урезаны военные расходы и прямые социальные выплаты. Образование, науку, культуру даже не вспоминают естественно, расходы на эти сферы будут урезаться до минимума. Так что от наших правителей можно ожидать демонстрации выполнения только социальных обязательств. Однако рост цен и гиперинфляция приведут к тому, что в течение года-двух пенсии большей части получающих их превратятся в ничто. А как может быть иначе, если инфляция увеличится на 50 процентов, а пенсию проиндексируют лишь на 10?

Сокращение расходов никакая не антикризисная мера, она просто из разряда «программы оптимизации», бессистемной и волюнтаристской. Министрам хочется сохранить какие-то статьи, другие урезать, но они не сообщают о своих планах публично.

Но Государственная дума обсуждала антикризисный план правительства и приняла его, поставив кабмину ряд условий. Мне запомнилось, как в ходе обсуждения вице-премьер Аркадий Дворкович объяснил повышение цен на отечественные товары тем, что многие торговцы закладывают в цены повышенные кредитные ставки.

Это лишний раз подчёркивает, что у правительства отсутствуют концептуальные подходы и оно демонстрирует шараханья. Кабинет министров не имеет продуманного плана выхода из тяжёлой экономической и финансовой ситуации. Он в состоянии предложить только два варианта: вынимать деньги из «заначки» и меньше тратить. Есть в этих подходах что-либо антикризисное? Ничего. Об антикризисности можно говорить, когда появляется план того, как снова увеличить доходы государства. Пока его нет. Поведение правительства напоминает неизбежные действия человека, у которого кончились деньги.

Теперь по вопросу, почему повышаются цены на отечественную продукцию. Это происходит, когда дорожает аналогичная импортная. Если российский производитель видит, что появляется незаполненная ниша, то она неизбежно заполняется. Наши правители одновременно провели девальвацию и поставили под вопрос импортные поставки. В ответ отечественные производители на всякий случай повысили цены, причём с запасом.

Больше половины товарооборота России приходится на Европу. Так вот, рубль по отношению к евро упал не так сильно, как по отношению к доллару (евро тоже обесценивалось): он уменьшился приблизительно на 25 процентов. Но цены на товары, которые можно заместить по импорту, увеличились больше, чем евро по отношению к рублю.

На мой взгляд, СМИ, особенно телевидение, явно преувеличивают значение санкций. Да и правительству очень выгодно своё бездействие и никчёмность объяснять тем, что против нас чуть ли не весь мир ополчился. Но пока каких-то сверхъестественных масштабных санкций в отношении России не предпринято. Что сделано на самом деле? Попросили вернуть долги. Лишние, но не все. В этом требовании нет ничего страшного. При нормальной работе ЦБ или вообще реструктуризации финансовой системы можно было создать внутренние источники финансирования и решить данную проблему.

600 миллиардов долларов задолжали наши корпорации и банки зарубежным партнёрам. При золотовалютном резерве России в 350 миллиардов долларов. Для нашей страны закрыли только дополнительное финансирование. Да и эта проблема не возникла бы, если бы крупнейшие банки и корпорации не занимали за рубежом столько денег.

Где результаты использования набранных кредитов? Нас просто попросили привести в соответствие вот этот баланс… Технологические санкции пока не последовали. Американские нефтесервисные компании работают с российскими через третьи страны. Разве отказали нам «Боинг» или «Эйрбас» в деталях или комплектующих? Если бы они хотели сильно досадить РФ, то российская авиация не поднялась бы в воздух. Зарубежные фармацевтические компании прекратили бы поставку лекарств.

Последнее, кажется, уже осуществляется. Некоторые импортные лекарства, эффективные при лечении ряда заболеваний, прекратили поставлять в Россию.

Не прекратили, просто дорого стало их закупать. Настоящие санкции были бы введены тогда, когда бы Россию отключили от международной межбанковской системы передачи информации и совершения платежей (СВИФТа). Вот когда ситуация действительно оказалась бы серьёзной! Пока же «наверху» ведутся бессодержательные разговоры, раскручивается упомянутая тема, чтобы ничего не делать для коренных изменений социально-экономического курса. Я считаю, что, если бы в правительстве за экономический блок отвечали адекватные люди, они умело нейтрализовали бы негативные последствия санкций и никто в стране вообще не обратил бы внимания на их наличие.

А как бы вы оценили нынешнюю политику Центрального банка?

ЦБ всё больше привязывает курс рубля не к цене на нефть, а к ситуации на Украине. Тем самым создаёт искусственную корреляцию. Такие ситуации иногда возникают на мировых рынках, и их участники начинают преувеличивать значение одного из факторов по сравнению с другими. На самом деле само обозначение упомянутого явления говорит о его искусственном характере.

Центробанк повёл игру на повышение курса рубля по окончании минских переговоров, хотя не было никакой необходимости это делать. Если на Украине обстановка изменится, что-то произойдёт (а политическая обстановка там меняется постоянно), это отразится на курсе рубля, начнутся новые финансовые спекуляции. Российское руководство вынуждено учитывать данный фактор, и это сужает ему пространство для манёвра. Как только оно занимает более жёсткую позицию в отношении действий Киева, сразу «валится» рубль. Чтобы этого не происходило, нужно держать его курс с запасом. Не следует играть на повышение раньше времени. Недавно ЦБ немного снизил ключевую ставку, но всё это результат скорее «ручного управления», чем осмысленной политики, стратегии.

Бюджет на нынешний год предусматривает большой дефицит. Укрепление национальной валюты в этих условиях играет отрицательную роль, тем более что собираемость налогов может оказаться меньше, чем намечено. Ещё в октябре прошлого года Счётная палата выдала властям удручающий прогноз: за два года резервные фонды будут истрачены. Вряд ли ведомство Татьяны Голиковой стало бы вводить в заблуждение главу государства и главу правительства, предоставляя заведомо искажённые данные, ведь тогда проведение социально-экономической политики исходило бы из неверных посылок. Но реальность такова, что даже эти расчёты Счётной палаты могут показаться чересчур оптимистичными и утешительными.

Ведь когда они обнародовались, баррель нефти стоил около 90 долларов. Сейчас этот показатель опустился, составив, как максимум, около 60 долларов. К тому же из заявленных двух лет полгода уже прошло. Не исключено поэтому, что резервная заначка иссякнет уже за год. Может получиться бюджет с огромным дефицитом. И тогда укреплять валюту при помощи экстремальных методов будет нельзя.

Когда кабинет министров принимал антикризисный план, который сейчас составляет часть бюджета (хотя тот был принят раньше), на сайте правительства давалось такое объяснение его актуальности: «постепенная стабилизация мировых сырьевых рынков (это стоит на первом месте. А.Б.), а также вместе с Центральным банком нормализовать ситуацию на валютном рынке, снизить номинальные ставки и повысить доступность кредитования».

Первое, что написано в документе, постепенная стабилизация мировых сырьевых ресурсов. И дополнительно к этому совместно с Центробанком кабмин должен нормализовать ситуацию на валютном рынке (кстати, очень узкая цель), снизить номинальные ставки и повысить доступность кредитования. И ни слова об экономическом росте, структурных переменах!

На самом деле это неграмотная формулировка: «снизить номинальные ставки». В экономике в основном реальная ставка важна. В принципе кредит теоретически и под 20 процентов можно выдать. Но если инфляция больше, то это отрицательная ставка.

Политика властей приведёт к полной стагнации, дефляционному сценарию. А на чём основан их прогноз о понижении инфляции? На снижении деловой активности и падении доходов населения. Это, оказывается, будет способом понижения инфляции. Как говорится, нарочно не придумаешь.

Они признают, что стараются бороться с инфляцией путём снижения доходов…

Такая политика и приведёт к падению деловой активности: люди перестанут что-то организовывать, закроются фирмы и предприятия, а многие россияне останутся без работы и без денег. Вот тогда инфляция рассосётся сама собой… А денежные власти понизят ставку до 10 процентов и скажут: мы же вместе с кабмином выполнили всё, как и обещали.

Антикризисный план подготовлен (далее цитирую) «в целях обеспечения устойчивого развития экономики и социальной стабильности в период наиболее сильного влияния неблагоприятной внешнеэкономической и внешнеполитической конъюнктуры». Что из этого вытекает? Что план просто предназначен для того, чтобы «пересидеть» какой-то неблагоприятный период. Это записано в самом начале текста плана, в преамбуле.

Владимир Путин неоднократно говорил, что правительство работает правильно и его личная уверенность в преодолении кризиса основывается на хорошей работе кабмина и опирается на «здоровую работу экономики». Если уж такое состояние экономики считать здоровым… Как можно это утверждать, если она нездорова в принципе, структурно нездорова? Самое досадное: у нас не предусматривается никакая структурная перестройка экономики, которая должна происходить на основе нового целеполагания и, соответственно, новых экономических подходов, новой экономической теории.

Любой выход из серьёзного кризиса предусматривает смену экономической политики. Надо поступать по-новому. Что сделали американцы? Пока они заходили в кризис, сами себе, условно говоря, выделили кредиты. Через Федеральную резервную систему прокредитовали себя. То есть вытащили себя за волосы, как барон Мюнхгаузен. И за это время произвели структурную перестройку. США вернули многие предприятия к себе, многие производства сделали более технологичными, но главное, сделали прорыв в сырьевом секторе, произвели «сланцевую революцию». Что позволило им полностью изменить рынок сырьевых ресурсов в мире.

Мы должны «отзеркалить» такой подход, только развивать надо другие отрасли. Те, которые не развиты из-за импорта аналогичных товаров, отечественную промышленность и сельское хозяйство. Вот это и есть структурная перестройка! Она продолжается в Америке уже 45 лет. Мы же сидим и наблюдаем, чем это кончится. А кончится плохо. В итоге американцы доведут данный процесс до конца, а мы пока ничего не сделали, ничего не заменили… Зато предоставили раздолье спекулянтам, реагируем очередным финансовым обвалом на события в соседней стране.

Путин, как мантру, повторил несколько раз: выход из кризиса произойдёт, поскольку цены на нефть вырастут, а экономика сама собой диверсифицируется. Но само собой ничего не происходит.

…К сожалению, обновлённый бюджет составляется в прежней парадигме. Опять предлагается помедленнее проедать резервы, посокращать, где можно, расходы. Но везде есть известный предел, и он уже достигнут у нас по многим позициям. Мы не можем проесть больше, чем располагаем, и не можем сократить больше того, что необходимо для жизнедеятельности. Не так уж велики наши резервы. Власти планируют на 2015 год доходы в 12 триллионов рублей, а расходы в 15 триллионов. Но эти 12 триллионов надо ещё получить. Однако реального плана коренных изменений правительство не предлагает.

Поэтому необходимы новые люди, которые осознавали бы необходимость новой политики. Нынешние министры на это уже не способны. Они давно работают в данной системе и свою ментальность уже не перестроят. Как говорит поговорка, «нельзя научить старую собаку новым трюкам».

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.