Меню Закрыть

Газета «Правда». Пожар на «мировой бензоколонке»

Александр Драбкин, политический обозреватель «Правды»
2014-07-07 17:14.

Украинская тема становится второстепенной для мировых средств массовой информации — топ-новости сегодня формируют сообщения из Ирака. Такую тенденцию подтверждают телефонные беседы главы МИД России Сергея Лаврова и госсекретаря США Джона Керри.

 

 

Неожиданность для Обамы

Две недели назад, когда новая большая война на Большом Ближнем Востоке только ещё задымилась в Ираке, один очень дальновидный социолог написал: «Сегодняшнее украинское правительство не работает без чётких указаний американцев. Как это ни цинично звучит, Ирак для России — счастливый случай. Ещё вчера можно было бы только надеяться, что в мире произойдёт нечто, что отвлечёт американцев и их союзников от Украины. И вот оно случилось. России всё равно, будет на месте Ирака одно государство или три, главное, чтобы американцы были чем-то серьёзно заняты».

Мировая пресса отмечает, что новости из Ирака стали полной неожиданностью для американского разведсообщества. «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) удивило мир стремительным броском своих вооружённых отрядов в северные и западные районы Двуречья. Специалисты проводят параллели с беспомощной реакцией американских «мастеров шпионажа» на российскую операцию в Крыму. Конечно, в разведке, как говорят, совершенно точные сведения — большая редкость. Но всё-таки речь-то идёт об огромной территории, на которой проживают около 6 миллионов человек. Не заметить подготовку боевой операции такого масштаба очень опасно. Тем более опасно, когда речь идёт о вооружённом конфликте на «мировой бензоколонке» — так в американской прессе называют нефтеносные районы Ближнего Востока.

События, развернувшиеся в Ираке, могут иметь общемировое значение. Стрельба на нефтяных полях всегда влияет на нефтяные рынки. Они, в свою очередь, подогревают глобальную экономическую неустойчивость. Дальше ситуация развивается по спирали. Возникают взаимные претензии у разных стран, в ход идут всевозможные меры политического и хозяйственного давления. Конечную точку такой эскалации предсказать не может никто.

Дело осложняется тем, что ситуация в Ираке не уникальна. Под ударами натовских вооружённых сил развалилась Ливия. Ещё совсем недавно эта страна была крупным игроком на мировом нефтяном рынке. Сейчас различные политические силы (и их вооружённые группировки) делят ливийское национальное богатство. В результате добыча нефти упала почти до нуля по сравнению с временами полковника Каддафи, потом поднялась (не достигнув, впрочем, и половины прежнего объёма), потом снова стала падать.

Нефтетрейдеры нервничают, уверенность в надёжности партнёров уменьшается, некогда богатая и стабильная страна стала похожа на тяжелобольного пациента психиатрической клиники. Ливийскую нестабильность ощущают покупатели нефти в разных странах мира, что отнюдь не способствует укреплению хозяйственных ситуаций.

В крупнейшей нефтяной стране — Саудовской Аравии — неотвратимо приближается смена власти: король — очень пожилой человек. А с его преемником возможные наследники трона и нефти никак определиться не могут. В Афганистане, который может серьёзно дестабилизировать весь Большой Ближний Восток в преддверии вывода (или сокращения) американских оккупационных войск, напряжение зашкаливает.

В этой ситуации иракские события становятся всё более тревожными. ИГИЛ включает в себя большую группу офицеров армии Саддама Хусейна — людей, профессионально обученных и тяжело оскорблённых десятилетием американской оккупации. Оживает и некогда всесильная Партия арабского социалистического возрождения Ирака (БААС). Хорошо ориентирующиеся в местных реалиях (в отличие от американской разведки), эти люди прекрасно вооружены, их накачивают деньгами суннитские государства (прежде всего Саудовская Аравия), в боях с созданной американцами современной иракской армией бойцы ИГИЛ захватили крупные трофейные ценности (военные и невоенные). Словом, американцам есть чего опасаться. Одновременно оперировать в Ираке и на Украине да ещё и вести подготовку к выводу войск из Афганистана им очень не с руки.

Конечно, отказаться от более чем двадцатилетней подготовки дорогостоящей украинской операции Вашингтон не хочет. Там очень велики дивиденды: можно, укрепившись в Киеве, оказывать мощнейшее давление и на Европу, и на Россию, можно прибрать к рукам огромные природные богатства и весь немалый экономический потенциал крупной европейской страны, можно создать на Украине гигантские свалки производственных отходов, которые не захочет принимать ни одно государство, можно, преследуя собственные узкокорыстные цели, использовать украинскую армию в разных «горячих точках»… Но это всё перспективы, хотя и манящие. А пожар на «бензоколонке» в очень чувствительном регионе Большого Ближнего Востока — опасность сегодняшнего дня. Так что хочешь не хочешь, а менять позицию на украинском фронте, похоже, придётся. Во что выльется такая перемена, определить пока невозможно.

Размен

Многие сведущие люди утверждают, что на огромном пространстве от Киева до Багдада победителем станет Россия. На мой взгляд, наиболее точно ситуацию описала всезнающая «Уолл-стрит джорнэл»: «У президента Путина мало причин опасаться ответного удара Запада (на Украине). Кризис в Ираке стал для него удобным отвлекающим фактором. Теперь президент Обама и европейцы редко упоминают Крым, молчаливо соглашаясь с незаконной аннексией Россией украинского полуострова в марте».

На фоне острейшего кризиса в Ираке особое значение приобретает проблема Курдистана. Курды — самый многочисленный народ на планете, не имеющий собственной государственности. 18 миллионов курдов живут в Турции, 8 миллионов — в Иране, 6 миллионов — в Ираке и 2 миллиона — в Сирии.

В курдских районах этих четырёх стран без малого семьдесят лет ведётся в разных формах борьба за создание самостоятельного курдского государства, которую активно поддерживал Советский Союз. В 1946 году при содействии Москвы была создана Демократическая партия Курдистана. В разных странах Ближнего Востока бытует предание о том, что Сталин подарил винтовку молодому лидеру курдов Мустафе Барзани. Смысл подарка был очевиден: советский лидер выразил своё одобрение мужественной вооружённой борьбы курдов за свою свободу и независимость. В 1961 году Барзани возглавил Сентябрьское восстание в Ираке, которое продолжалось до 1975 года и закончилось горьким поражением повстанцев. В следующие четыре года войска Саддама Хусейна вели против курдов жесточайшие широкомасштабные карательные операции. В 2003 году курды поддержали американское вторжение в Ирак. Десантные подразделения вооружённых сил США высадились в Иракском Курдистане и оттуда начали наступление на Багдад. С ними активно сотрудничало курдское национальное ополчение — пешмарга (идущие на смерть).

Вашингтон отблагодарил курдов. Они получили широкую автономию, обрели собственный парламент и своего президента, которым стал Масуд Барзани — сын легендарного Мустафы Барзани. Получили курды и ценнейшие нефтяные поля, в нынешнем году начался экспорт курдской нефти в Турцию по специально проложенному трубопроводу. По нему прокачивается 450 тысяч баррелей нефти в день. К концу будущего года эта цифра возрастёт более чем вдвое.

Однако даже столь благоприятная ситуация курдов не устраивает. Они хотели бы получить свои «исконные земли», включая историческую столицу Киркук. Более того, в столице Иракского Курдистана Эрбиле прошла общенациональная конференция представителей курдских общин Ирака, Турции, Ирана и Сирии. Проблема неделимости нации и создания единого курдского государства обсуждалась. Однако вопрос о том, в каких границах оно будет существовать, не решён. Пока не решён. Но, как говорят в России, «лиха беда начало». Сам факт проведения четырёхсторонней встречи в Эрбиле принципиально важен.

Академик Е.М. Примаков так вспоминал свою встречу в 1966 году с Мустафой Барзани: «Если я стану настаивать на создании отдельного курдского государства, против меня объединятся все — Турция, Ирак, Иран, Сирия, — сказал Барзани. — Зачем мне такие осложнения?»

С тех пор прошло почти пятьдесят лет, и ситуация в корне изменилась. Теперь уже американцы, как утверждают аналитики, готовы поддержать создание курдского государства. Не бесплатно, разумеется. Госсекретарь США Джон Керри на днях посетил Эрбиль. Он призвал Масуда Барзани отложить разногласия с Багдадом, объединившись против общего врага — ИГИЛ. Курдский лидер ответил осторожно: «Мы стоим перед лицом нового Ирака». По его мнению, нынешний Ирак разваливается и не курды в этом виноваты.

Факт: у курдов самая эффективная в Ираке боевая сила — знаменитая пешмарга. Но захотят ли они жертвовать ею, отстаивая американские интересы, сейчас — большой вопрос.

Халифат

То, что многие аналитики считали невероятным, свершилось: на территории Ирака и Сирии создан Исламский халифат — самопровозглашённое мусульманское государство, простирающееся от Алеппо (на севере Сирии) до северной иракской провинции Диела. Под именем халифа Ибрагима (халиф — повелитель мусульман) лидером новой страны стал Абу Бакр аль-Багдади, который яростно воевал в Сирии и Ираке. Информслужбы уверяют, что в сирийской войне он результативно сражался и с правительственными войсками, и с повстанческими группировками. Считается, что Абу Бакр исповедует особо строгую ветвь ислама. По его мнению, быть правоверным мусульманином отнюдь не значит только принадлежать к той или иной политической группировке. Для веры недостаточно лишь политического измерения.

Его сторонники изъясняются весьма радикально. Официальный представитель халифа потребовал, чтобы бойцы халифата «пронизывали пулями» головы тех, кто посмеет покуситься на целостность новой государственной системы.

О создании халифата было сообщено в специальной аудиозаписи, размещённой в Интернете. Терминология своей цветистостью близка к «Тысяче и одной ночи». Однако суть дела очень современна и абсолютно прагматична. Сторонники халифата утверждают, что он станет манящей страной, притягивающей к себе сердца миллионов верующих. Вероятно, так оно и случится. Самим фактом своего появления халифат внёс сумятицу во всё религиозно-государственное устройство Большого Ближнего Востока: иранский генерал помогает укрепить оборону Багдада перед наступлением войск халифата; в Тегеране соскребают антиамериканские плакаты; в США нет единства по проблеме поддержки Ирака оружием — пока дело ограничилось традиционным перемещением одного из авианосцев с сопровождающими его кораблями поближе к очагу конфликта; вице-президент США Джо Байден предложил специальный план федерализации Ирака. «Некоторые назовут это движением в сторону сильного регионализма, который вызовет серию сектантских чисток. Кто-то будет утверждать, что всё это приведёт к разделению страны. Но раскол уже произошёл. И сильная федеративная система может спасти Ирак от проблем, как это в своё время произошло с Боснией (!)», — утверждает Джо Байден.

В Израиле американские рассуждения переводят в плоскость реальной политики. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху заявил, что необходимо создать независимое государство курдов, которые занимают богатую нефтью территорию на севере Ирака. «Мы должны поддержать стремление курдов к независимости», — говорит премьер. И продолжает: курды — «нация воинов, которая доказала свою политическую заинтересованность» и вполне заслуживает самостоятельной жизни.

Некоторые аналитики отмечают, что ещё в шестидесятые годы Израиль рассматривал курдов как союзников. Сегодня он стал первым государством, которое реально поддерживает раскол Ирака, ориентируясь при этом на курдскую нефть.

Россия направила иракскому правительству несколько боевых самолётов секонд-хенд. Для их сборки и подготовки к полётам в Багдад прибыли российские специалисты. Аналитики полагают, что после штурма правительственных военных объектов войсками халифата эти машины могут стать трофеями исламистов. А российских специалистов, возможно, ждёт очень опасный плен.

Пока один несомненный вывод, который можно сделать из иракских событий, таков: 20 миллиардов долларов, которые США за 11 лет потратили на создание новой иракской армии, канули в бездну — сформированное американцами воинство разбегается. Все основные серьёзные вопросы не имеют пока ответа: как поведут себя крупные транснациональные нефтяные корпорации после развала Ирака? Будет ли халифат торговать нефтью на мировом рынке? Кто эту нефть будет покупать? Какие шаги предпримут региональные гиганты — Турция и Иран? Продолжит ли оказывать поддержку халифату его главный спонсор — Саудовская Аравия? Как поведёт себя Россия? Что предпримет Китай? Как поведут себя США на Украине, когда загорелся Ирак?

Вопросы, вопросы, вопросы… Они очень значимы и пока безответны.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.