Меню Закрыть

Газета «Правда» о попытках федеральных каналов очернить Социалистическую Революцию

Лариса Ягункова
2014-08-11 00:12.

Неймётся кому-то в редакции телевизионного канала «Культура» во что бы то ни стало уверить зрителей, что социалистическая революция делалась на грязные деньги. Объектом безосновательных домыслов на этом канале уже не первый раз становится выдающийся политический деятель Л.Б. Красин.

 

 

Сравнительно недавно был показан художественный фильм «Савва Морозов», в котором недвусмысленно намекалось на убийство известного своей щедростью промышленника Морозова большевиком Красиным, якобы получившим решительный отказ в дальнейшем финансировании большевистской партии («Правда» уже выступала по этому поводу в № 54 с.г.). И вот новый выпад: очередной выпуск «Исторических путешествий» с Иваном Толстым — передача из серии «Загадочные преступления», посвящённая всё тому же убийству.

Тут уже не намёки — тут самые решительные выводы, абсолютно ничем не подтверждённые, но настоятельно внушаемые с экрана. Автор безо всяких к тому оснований входит в роль криминалиста, делая вид, что разматывает цепь доказательств. А доказательств-то никаких и нет! Померещилось жене Морозова незадолго до убийства, что в дверь просунулась какая-то рыжая голова. «Савва, кто это?» — обеспокоилась она. «Да нет никого», — ответил Савва. «А это был Красин! — ликует автор. — Как известно, он был рыжий!» Потрясённой жене, впрочем уже вдове, почудился в конце аллеи убегавший человек — конечно, это мог быть только Красин. На самом деле вдова вообще никаких имён не называла.

Более того, она вместе с другими близкими сначала настаивала на том, что муж, лечившийся на Лазурном берегу Франции от нервного расстройства, умер естественной смертью от сердечного приступа. Оно и понятно: Морозовы принадлежали старообрядческой общине. Самоубийство закрывало дорогу к родовому склепу, к достойному погребению и поминовению. Потому-то до поры до времени и скрывались свидетельства самоубийства, хотя они были очевидны. Во-первых, проникающая рана в сердце — её сразу же констатировал домашний врач. Во-вторых, опалённые пальцы левой руки, направляющей дуло револьвера. И, наконец, предсмертная записка: «В моей смерти прошу никого не винить».

Но у автора своя система обвинения. Опалённых порохом пальцев он не вспоминает. Записку называет фальшивкой: «Вся Россия была уверена, что Савва Тимофеевич убить себя не мог». Не мог — и всё тут! Да зачем ему себя убивать, богатому, успешному директору Никольской мануфактуры? А то, что его властная мать, хозяйка предприятия, взбешённая многомиллионными убытками вследствие забастовки, отстранила его от директорства и пригрозила опекой, — это сущие пустяки: милые бранятся — только тешатся.

Впрочем, так глубоко в историю жизни Саввы Морозова автор не заглядывает. Он, кажется, и не подозревает о душевных страданиях незаурядного человека, выступившего против угнетения трудящихся, оказавшегося в непримиримой ссоре с родной матушкой, компаньонами и пайщиками, но не сумевшего пойти до конца — принять требования забастовщиков. Пробормотав что-то о стачке, о «неблагодарности» рабочих, не оценивших «доброго барина», автор даёт волю своему недоумению: зачем это богатые люди вроде Саввы Морозова связываются с революционерами, дают им «авансы» и таким образом роют себе яму.

Добро ещё отчислял деньги на строительство Художественного театра — хотя именно на этом пути его подстерегли коварные большевики. И поймали-таки в свои сети. Каким образом? Самым вероломным. Ленин дал задание тайной большевичке, артистке Художественного театра Марии Андреевой влюбить в себя Савву Морозова. И это ей вполне удалось. Она познакомила Морозова с «любимцем Ленина» Горьким и «этим инженером» Красиным. Задание вождя выполнила блестяще и за это получила от него прозвище Феномен.

Всю эту ахинею автор изрекает, как говорится, на голубом глазу. Его, что называется, несёт: он продолжает строить свои догадки о причинах убийства Морозова. А что если оскорблённый в своих лучших чувствах Савва Тимофеевич пригрозил большевикам разоблачением? Вот покаялся бы публично, кому и сколько давал денег, — то-то они бы скорчились! Особенно «эта актёрка» Андреева с «этим писателем» Горьким — всем известно, что они поехали в Америку собирать там деньги на революцию, пока их оттуда не выдворили: эти аморальные люди выдавали себя за мужа и жену, хотя на самом деле женаты не были. В отместку обозвал Горький Нью-Йорк Городом Жёлтого Дьявола. Хотя сам думал только о деньгах, а нью-йоркцы стояли на страже морали.

Слушаешь этот бред и диву даёшься невежеству, недобросовестности, а главное, разнузданности тележурналиста, между прочим, внука советского писателя А.Н. Толстого. Впрочем, чего ещё ожидать от штатного автора радиостанции «Свобода», поднаторевшей в клевете на революцию и Советскую власть. Поражает другое: упорство, с которым канал «Культура» настаивает на низкопробных инсинуациях. Кстати, на таких инсинуациях построен весь телевизионный цикл Ивана, не помнящего родства, «Загадочные преступления», смысл которого — повязать с преступлением видных общественных и культурных деятелей, бросить на них тень позора. Вместо того чтобы просвещать массы, нести им подлинное знание, объединять общество вокруг культурных ценностей, работники канала со столь обязывающим названием пудрят людям мозги и плодят недоумков.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.