Меню Закрыть

Газета «Правда». Из-за безалаберности и элементарной тупости чиновников Россия бесплатно обеспечивает зарубежные компании эффективными технологиями

По страницам газеты «Правда», Сергей Рябов
2015-07-23 13:04.

В стране объявлена тотальная мобилизация по импортозамещению. Действительно, акцию трудно переоценить: мы достаточно богаты, чтобы не тратиться на заморские товары. Правда, у нас экономия бюджетных средств получается какой-то однобокой. Направление главного удара – производство отечественных продуктов. В этой стратегической операции задействовано верховное главнокомандование. Вскрыты и финансовые арсеналы. Короче, о подобной озабоченности государства скудным столом своих подданных промышленность может только мечтать.

 

 

 

ВЗЯТЬ, к примеру, металлургию, которую по праву называют «хлебом индустрии». Здесь, как говорится, правят бал зарубежные компании. Причём не только в плане технического оснащения, но – вот парадокс! даже сырьё теперь закупаем у иностранцев.

Подобных конфузов в названной отрасли было обнародовано предостаточно на научно-технической конференции «Перспективы развития металлургии и машиностроения с использованием фундаментальных исследований и НИОКР», проходившей недавно в Екатеринбурге.

Вопрос, почему мы вынуждены заглядывать в рот западным сырьевикам, звучал часто. И тут же давался ответ: причина безмятежность и разгильдяйство тех, кто отвечает за положение дел в ведущих отраслях промышленности. Россия сегодня занимает 34-е места в мире по производству стали, стальных труб и экспорту металлоконструкций. Основной объём стали (95 процентов) в мировом масштабе приходится на доменные печи, которых больше всего находится в Китае, Японии и РФ. То есть наша страна по этим показателям входит в группу лидеров. Так стоит ли в таком случае беспокоиться о ситуации в чёрной металлургии?

Стоит, убеждены участники конференции. Если срочно не принять меры по поддержке и развитию отрасли, эйфория скоро сменится похоронным маршем.

Как отметил в докладе признанный авторитет в области металлургии академик РАН Леопольд Леонтьев, «наиболее критическая ситуация в этой сфере сложилась на Урале, где ощущается острый дефицит не только сырья, но и ряда компонентов, необходимых для выпуска конечной продукции».

Выступавший привёл пример с титановыми порошками, которые прежде импортировали из Германии, а сейчас из Казахстана. Ну и что? Какая разница, ведь сам-то процесс плавки идёт. Отличие в качестве: немцы поставляли несравнимо лучший этот вид компонентов. Впрочем, закупать приходится и редкоземельные металлы.

Выходит, истощились сокровища Хозяйки Медной горы? Нет, пока ещё, слава богу, месторождения по-прежнему вызывают кое у кого жгучую зависть. Только с началом рыночных «реформ» они перестали разрабатываться. Скажем, по запасам диоксида титана Россия занимает четвёртую позицию в мире после Украины, Китая и Австралии. Однако производство пигментного диоксида титана необходимой составляющей для получения стали до сих пор не налажено. Например, для Ярегского месторождения этого вида сырья всё ещё не придумана эффективная технология использования. Аналогичная картина и по целому ряду других природных элементов.

Как это отражается на результатах? Если в советский период ежегодно выпускалось более 800 тысяч тонн нержавеющей стали, то теперь получаем до 50 тысяч, жаропрочной при потребности порядка 400 тысяч тонн выплавляется лишь треть этого объёма. А некоторые виды сортамента полностью импортируются с Украины, из Китая, Чили.

Что мешает учёным вместе со специалистами подобрать «ключ» к этой самой ресурсной кладовой? Или эта проблема умышленно замалчивается?

В принципе, отмечалось на конференции, присутствует и то, и другое. Дело в том, что наши руды комплексные, содержащие большое количество различных элементов, и для их извлечения традиционные технологии не годятся: необходимы более совершенные способы добычи и, соответственно, переоборудование производства. Поэтому отечественные металлурги «вглубь» проблемы не лезли, а шли самым простым путём: брали из недр то, что могли, а остальное закупали за границей. Нынче, с вводом санкций и бюджетного дефицита, как уверяют нас президент и глава кабмина, возможности сильно сократились.

Интересная деталь. На встрече возникла острая дискуссия по проблемам… экологии. Казалось бы, при чём здесь здоровье россиян, если аудитория обсуждает сугубо производственные вопросы?

Связь тут прямая. Гигантские скопления металлургических отходов загрязняют окружающую среду, которая по мере наращивания выпуска продукции стремительно ухудшается. Что делать? Если до минимума сокращать число домен, то есть производство чугуна, это крайне негативно скажется на объёмах выпуска стали. А без «хлеба индустрии» практически вся промышленность сядет на голодный паёк.

Тем не менее специалистам давно известно, как эту воистину жгучую жизненную проблему превратить во благо и для металлургической отрасли, и для здоровья человека. Отходы содержат в себе неизвлечённые, в том числе дорогостоящие, материалы, которые можно успешно использовать на практике, разумеется, если разработана и внедрена соответствующая технология. К сожалению, ни того, ни другого в нашей промышленности нет. По крайней мере, если сравнивать объёмы переработки с Западом.

Отсюда невольно напрашивается вывод: мол, виновата отечественная наука, поскольку она не в состоянии разрешить давно назревшую, очевидную даже для неспециалиста и с каждым годом возрастающую проблему. И всё чаще звучит вопрос, почему государство здесь занимает стороннюю позицию, хотя везде и при любом случае подчёркивает свою неустанную заботу о здоровье электората.

Из этих упрёков справедлив лишь один в адрес самой власти и её профильных министерств. Парадокс в том, что российские учёные создают эффективные технологии в данной сфере, которые затем используются… за рубежом. И причина столь дикого абсурда не в пресловутом дефиците бюджетных средств, скаредности предпринимателей на инвестиционные ноу-хау и проч.

Уже длительное время между всеми заинтересованными сторонами идут жаркие споры о том, чьей собственностью считать новые разработки, кто имеет право их продавать и распоряжаться доходами. Другими словами, речь идёт об определении истинного хозяина интеллектуальной собственности.

Как пояснил один из докладчиков, каждая новая идея на пути от исследовательской лаборатории до предприятия «обрастает» дополнительными предложениями, вариантами, и в конечном итоге конкретное авторство размывается и нивелируется. Несмотря даже на открытую информацию о том, что технология родилась, скажем, в стенах института РАН, получающего бюджетные средства на исследования.

В результате разработчик новинки не может её продать, а предприниматель купить. Государство же, которое, по логике, должно быть прямо заинтересовано в скорейшем использовании новейших технологий, наращивании объёмов ВВП и, следовательно, получении дополнительных поступлений в казну, молча взирает на неразбериху и нервотрёпку с определением «отцовства» новинки.

Но каким образом оригинальные находки отечественных учёных и специалистов используются за рубежом, если они не продаются? Может, Жанны, Джорджи и Гансы крадут идеи? Договариваются напрямую с авторами о сумме «отката»? Тут мы опять вынуждены говорить о неумении, неспособности, а по большому счёту, нежелании власти комплексно анализировать состояние экономики, видеть её «узкие места» и принимать необходимые меры. Тому есть пусть и странное, но реальное объяснение.

Сегодня эффективность работы научных учреждений оценивается, как правило, по количеству публикаций, в том числе в иностранных изданиях. Если в печати не появляется и, самое главное, не раскрывается тема индивидуальных и коллективных исследований в научном учреждении, оно не получает финансирования.

Вот вам и ответ на вопрос, как могут бизнесмены Запада абсолютно задарма использовать мозги российских учёных. Правда, по части финансовой «оптимизации» в этом деле Россия может утереть нос кичливым и пронырливым конкурентам. Ведь мы в отличие от них скрупулёзно считаем каждую копейку, если разговор идёт об инвестициях в реальный сектор экономики, и делаем это с особым тщанием, когда встаёт вопрос о внедрении современных технологий.

Что же получается в итоге? Как свидетельствует статистика, в отечественной промышленности в лучшем случае новинка используется лишь через 1015 лет, когда «оригинал» уже устарел, из него, что называется, выжаты все соки, и зарубежные компании внимательнейшим образом штудируют техническую периодику, ищут в ней публикации российских учёных. Наша страна традиционно оказывается в роли догоняющей стороны. В этом случае надежды на то, что мы обязательно сравняемся с лидером и даже сумеем обставить его, следует признать наивными.

Так удастся ли российской «команде» промышленников хотя бы на какой-то дистанции достойно финишировать? Только при условии замены тренерского состава.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.