Меню Закрыть

Финансовый рынок: новое в законодательстве и позиция коммунистов

По страницам газеты «Правда»
2014-09-05 16:47.

Статья Б.Кашина и Т.Куликовой, опубликованная в газете «Правда» (№97 от 5 сентября 2014 г.)

 

 

Граждане России в своём подавляющем большинстве давно поняли, что коммерческие банки, страховые компании, негосударственные пенсионные фонды и другие финансовые институты, расплодившиеся в России за последние четверть века, не справляются с задачами, которые они призваны решать. Нельзя назвать нормальным положение, при котором эти «профессиональные участники» финансового рынка, широко используя помощь государства, работают на себя, получая высокие прибыли, слабо помогают экономическому развитию страны и не предоставляют необходимых услуг гражданам. Назревшие изменения, в том числе и законодательного характера, долгое время тормозились влиятельным финансовым лобби и либералами  в правительстве. Однако трудности в экономике и осложнение международной обстановки делают неизбежной серьёзную корректировку финансовой политики государства. В предлагаемой статье рассматриваются наиболее значимые изменения законодательства о финансовых рынках, принятые Государственной Думой в ходе весенней сессии 2014 года. Анализ принятых законов, с одной стороны, показывает результаты работы депутатов по решению обострившихся проблем, но вместе с тем говорит о неспособности парламента радикально изменить ситуацию и добиться, чтобы финансовая система страны работала «на народ».

Поправки в Закон об ОСАГО. Начнём с закона, который вызвал, пожалуй, наибольший общественный интерес, – это поправки в закон об ОСАГО (№223-ФЗ от 21.07.2014). Дело в том, что ситуация с обязательным страхованием гражданской ответственности автовладельцев стала совершенно неприемлемой. Получение возмещения от страховщиков после аварии стало серьёзной проблемой, сроки и процедуры возмещения ущерба серьёзно нарушались. Кроме того, в последние несколько месяцев во многих регионах России стало очень сложно приобрести полис ОСАГО, так как страховщики всеми правдами и неправдами уклонялись от продажи таких полисов (наиболее типичной отговоркой было отсутствие бланков). Страховщики в свою очередь жаловались на то, что тариф ОСАГО, который не пересматривался десять лет, слишком мал по сравнению с увеличившейся стоимостью ремонта транспортных средств, и продажа полисов ОСАГО стала им невыгодной. Кроме того, страховщики были обеспокоены тем, что на рынке появилось большое число так называемых «чёрных юристов», которые, пользуясь несовершенством процедуры урегулирования убытков по ОСАГО, добивались судебных решений по возмещению убытков в размерах, значительно превосходящих «справедливые суммы».

Настаивая на повышении тарифа, страховщики сильно сгущают краски: даже в этих условиях ОСАГО приносит им прибыль – только не такую большую, как другие виды страхования. Согласно отчёту Банка России за 2013 год в целом по стране сборы по ОСАГО за год составили 134 млрд. рублей, а выплаты – всего лишь 77 млрд. рублей. Таким образом, коэффициент убыточности (т.е. отношение выплат к суммарным сборам) составил 57%, что значительно меньше, чем показатель, установленный в законе – 80%. Коэффициенты убыточности по другим видам страхования ещё меньше: за 2013 год общая сумма страховых сборов по всем видам страхования составила 905 млрд. рублей, а общая сумма выплат – соответственно 421 млрд. рублей, т.е. коэффициент убыточности составил 47%.

Естественно, что ситуация на страховом рынке вызывает справедливое недовольство граждан и массу вопросов со стороны организаций потребителей финансовых услуг. Новый закон имел целью исправление ситуации с ОСАГО. Он предусматривает жёсткую ответственность страховщиков за уклонение от заключения договоров ОСАГО – вплоть до лишения лицензии. Закон также чётко прописывает процедуры, связанные с заключением договоров, оформлением ДТП и с урегулированием убытков, ограничивая тем самым возможности для злоупотреблений, как со стороны страховщиков, так и со стороны застрахованных лиц.

Важнейшая норма нового закона – увеличение страхового возмещения по ОСАГО. Страховая сумма, в пределах которой страховщик возмещает вред, причинённый жизни или здоровью, с 1 апреля 2015 года повышается с 160 до 500 тысяч рублей на каждого потерпевшего; страховая сумма, в пределах которой страховщик возмещает вред имуществу, с 1 октября 2014 года повышается до 400 тысяч рублей. Это также давно назревшее изменение: ведь прежний закон (действующая сейчас редакция закона 40-ФЗ) предусматривал не более 120 тысяч рублей на возмещение вреда имуществу каждого потерпевшего, и не более 160 тысяч рублей на всех потерпевших. В случае сколь-нибудь серьёзной аварии с участием даже средних по стоимости автомашин, этих 120 тысяч рублей возмещения хватает на замену лишь одной двери, виновный в ДТП остаётся с неподъёмными долгами, а потерпевшие рискуют никогда не возместить стоимость утраченного имущества из-за неплатёжеспособности виновного.

Ещё одно новшество, внесённое в новый закон при активном участии депутатов-коммунистов, –  уменьшение предельной доли износа, начисляемого на комплектующие при расчёте стоимости страхового возмещения. Эта доля сокращается с 80 до 50%. Что это означает? Предельная доля износа 80% означает, что если вы – владелец старой машины, то при расчёте суммы страхового возмещения вам начислят лишь 20% от стоимости требуемых для ремонта деталей и комплектующих, и таким образом на полученные от страховщика деньги вы не сможете отремонтировать свою машину. Такие драконовские положения были пролоббированы страховщиками и введены в закон об ОСАГО в 2010 году, несмотря на жёсткую критику со стороны КПРФ. Теперь положение частично исправляется. Согласно новому закону вы получаете не менее половины стоимости необходимых комплектующих. Это тоже мало (депутаты от фракции КПРФ на заседаниях профильного комитета выступали за полную отмену начисления износа), но всё же сделан заметный шаг в правильном направлении.

Однако у этих позитивных изменений есть цена – увеличение страхового тарифа, т.е. стоимости полиса ОСАГО. Закон предусматривает, что Банк России (он является регулятором страховой отрасли) устанавливает коридор значений ставок тарифа. Границы коридора ещё не объявлены, и у автовладельцев есть опасения, что под давлением страхового лобби рост тарифов будет слишком высоким. Такие же опасения были и у фракции КПРФ; именно поэтому она не голосовала за этот закон: он не содержит гарантий, что новые тарифы не будут неоправданно высокими.

Но не всё так плохо: гарантий того, что тарифы не будут неоправданно высокими, в законе нет, но удалось создать механизм, который позволяет Банку России не допустить неоправданного роста тарифов – при наличии на то политической воли. Речь идёт о введении так называемого актуарного оценивания. Актуарное оценивание – это количественная оценка финансовых рисков (в частности, рисков разорения страховой компании) на основе методов теории вероятностей и математической статистики. Согласно недавно принятому Закону об актуарной деятельности с 1 января 2015 года все тарифы по обязательным видам страхования должны быть «актуарно обоснованными». Это же требование явно прописано и в новом законе об ОСАГО – вместе с указанием, что на страховые выплаты должно направляться не менее 80% собранных страховых премий. Ставки тарифа будут вычисляться сертифицированными специалистами (актуариями) по установленным научно обоснованным методикам. Эти вычисления будут делаться на основе статистических данных о частоте страховых случаев и о величине возмещения, причём искомыми значениями тарифов должны стать такие значения, при которых на страховые выплаты будет приходиться 80% от собранных страховых премий. И далее расчёт тарифа пройдёт проверку  практикой: если по итогам года фактическое значение коэффициента убыточности будет сильно отличаться от целевого значения 80%, то тарифы могут быть пересмотрены (а тот актуарий, который их рассчитал, может лишиться права работать в этой профессии – если будет доказано, что он завысил значение тарифа умышленно).

Напомним, что Закон об актуарной деятельности был принят в 2013 году (при непосредственном участии  депутатов-коммунистов), несмотря на наличие весьма влиятельных противников, и полностью вступает в силу с 1 января 2015 года. Этот закон призван уменьшить злоупотребления не только в сфере обязательного страхования, но и в страховой отрасли в целом. А проблем там сейчас предостаточно. Наиболее одиозный пример, относящийся к обязательному страхованию, – страхование ответственности владельцев опасных объектов. К примеру, в 2012 году сборы страховщиков по этому виду страхования превысили 9 млрд. руб., а выплаты составили всего лишь 0.15 млрд. руб., т.е. коэффициент убыточности составил порядка 2%!  Обязательное актуарное оценивание должно на объективной научной основе помочь исправлять столь вопиющие диспропорции.

Закон о докапитализации банков. Этот закон создаёт механизм перераспределения около триллиона рублей государственных денег в пользу коммерческих банков; он чётко показывает, на кого работает наша власть.

Более точно принятый закон называется так: «О внесении изменений в статьи 4 и 5 Федерального закона «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы Российской Федерации». Закон, в который вносятся изменения, – это закон 173-ФЗ, принятый в разгар кризиса 2008 года, согласно которому крупнейшие российские банки получили помощь от государства: льготные субординированные кредиты из средств Фонда национального благосостояния. (Напомним, что субординированный кредит – это кредит, который при банкротстве компании-получателя выплачивается в последнюю очередь, т.е. только если вся остальная задолженность компании выплачена.)  А теперь правительство решило эти долги банкам «простить».

Суть нового закона именно в этом, хотя формально говоря, схема немного сложнее. А именно, возвращённые банками средства ФНБ в размере четырёхсот с лишним миллиардов рублей Внешэкономбанк  потратит на покупку привилегированных акций этих же банков. При этом новый закон дополнительно оговаривает, что на эти акции не распространяются никакие права, которые закрепляет за привилегированными акциями Закон об акционерных обществах (право на фиксированный дивиденд, ликвидационную стоимость и т.д.). Таким образом, коммерческие банки получают от государства почти полтриллиона рублей безвозмездно.

Кроме того, закон предусматривает пролонгацию на срок 50 лет на льготных нерыночных условиях субординированного кредита в размере 500 млрд рублей, выданного в 2008 году Банком России Сбербанку.

Таким образом, коммерческие банки безвозмездно или на крайне льготных условиях получают от государства огромные деньги – в сумме порядка триллиона рублей. И хотя основные выгодополучатели законопроекта – крупнейшие банки с участием государства, нет никаких оснований полагать, что деньги дойдут до реального сектора экономики. Так как, несмотря на участие государства в их капитале, они суть коммерческие банки, работающие на максимизацию своей прибыли (значительную часть которой они направляют на бонусы руководству) и приоритетное обслуживание узкого круга лиц.

Докладывая в Госдуме этот законопроект, представитель правительства говорил, что эта мера необходима для того, чтобы наши банки смогли выполнить международно-установленные нормативы достаточности капитала (так называемые нормативы Базель-3). Но совсем недавно в ходе отчёта Центробанка в Госдуме (май 2014) его  представители заявляли, что с этими нормативами в целом по банковской системе всё в порядке. И, кроме того, наши банки вполне в состоянии позаботиться о своём капитале самостоятельно – используя свои огромные прибыли: прибыль в целом по банковскому сектору за последние два года составляла порядка триллиона рублей ежегодно. При этом у Сбербанка прибыль за 2013 год составила 362 млрд. руб. (против 347,9 млрд. руб. годом ранее), а Председатель правления Сбербанка Герман Греф вошёл в пятёрку самых высокооплачиваемых менеджеров России по версии журнала Forbes: его доход за 2013 год составил 15 млн. долларов (т.е. порядка полумиллиарда рублей). Так что объяснение Минфина про нормативы Базеля – это всего лишь отговорка.

Итак, «подарив» банкам эти деньги, государство взамен не получит ничего – ни прямо, ни косвенно (за исключением процентных платежей от Сбербанка по ставке в 6.5%, т.е. ниже уровня инфляции). Возникает вопрос: как такое возможно? Почему молчала общественность? Дело в том, что принятие этого закона было «молниеносной операцией», проведённой правительством. Закон был внесён в Думу 27 июня, принят в первом чтении 1 июля и в окончательном третьем чтении – 4 июля. Так же стремительно закон прошёл через Совет Федерации и был подписан Путиным. То есть в данном случае использовалась та же схема, что и год назад с законом о реорганизации РАН, который тоже был внесён под самый занавес думской сессии и депутатам от партии власти «дали установку» принять его до каникул, т.е. буквально за неделю. Тогда этот номер не прошёл из-за массовых протестов учёных, которые сразу поняли опасность и смогли быстро организовать протестные действия. Но закон о докапитализации банков – технически более сложный, его суть не всем понятна с первого взгляда, поэтому общественность сразу не обратила на него должного внимания. Этому способствовала также «полная тишина» в СМИ. Очевидно, им было дано соответствующее указание: ведь даже журналисты, присутствовавшие на заседании Комитета Госдумы по финансовому рынку и на пленарных заседаниях, где обсуждался этот законопроект, ничего о нём не написали, хотя вся серьёзность и опасность этого закона  уже были им очевидны.

Что касается голосования в Думе по этому законопроекту, то «против» него голосовала только фракция КПРФ. Остальные фракции в первом чтении законопроект поддержали, а в третьем чтении «за» голосовали Единая Россия и ЛДПР, а Справедливая Россия не голосовала (при одном голосе «против»). После того как законопроект был принят в первом чтении, депутаты-коммунисты пытались смягчить его последствия, внеся поправку о том, чтобы на указанные в законопроекте привилегированные акции банки начисляли бы фиксированный дивиденд. Но эта поправка была отклонена.

Пенсионная реформа. Основные законы о новой пенсионной реформе были приняты в декабре 2013 года. В весеннюю сессию 2014 года был принят так называемый закон-спутник, т.е. закон, приводящий в соответствие с основными пенсионными законами все другие законодательные акты. Тем не менее, тема пенсионной реформы не теряла своей актуальности, так как напрямую затрагивает интересы каждого гражданина страны. К сожалению, дискуссии о пенсионной реформе сводились в основном к судьбе обязательной накопительной пенсии и были вызваны, с одной стороны, объективной необходимостью вывода накопительной пенсии из системы государственного пенсионного обеспечения, а с другой стороны – пропагандистской кампанией в СМИ, организованной НПФ и другими коммерческими структурами при поддержке либералов в правительстве.

Напомним вкратце историю вопроса. В Советском Союзе и затем в России до 2002 года была пенсионная система, основанная на принципе солидарности поколений, т.е. все взносы работающих шли на выплаты пенсий пенсионерам (такие системы называют солидарными или распределительными). С 2002 года государственная пенсионная система в России становится смешанной: была введена обязательная накопительная часть пенсии. В основе реформы лежал официальный прогноз Минэкономразвития (которым тогда руководил Герман Греф) о том, что доходность инвестирования будет на 7 процентных пунктов выше инфляции. Кроме того, предполагалось, что пенсионные накопления будут работать на развитие экономики, что они будут инвестироваться в долгосрочные проекты.

Однако оба эти прогноза оказались далеки от реальности. С каждым годом становилось всё более очевидно, что эффективность накопительной пенсионной системы удручающе низка – как для экономики, так и для будущих пенсионеров. В долгосрочные инвестиции пенсионные накопления не шли, а инвестировались они в основном в государственные облигации, что приносило будущим пенсионерам доход в среднем значительно ниже инфляции, но при этом НПФ и управляющие компании (УК) стабильно получали свои комиссионные.

Представители НПФ и УК, отвечая на вопросы о низкой накопленной доходности, винят, прежде всего, финансовый кризис 2008 года, но даже за последние три года (т.е. в период, когда острая фаза кризиса уже завершилась) доходы от инвестирования пенсионных накоплений в целом по отрасли заметно отставали от инфляции (см. таблицу).

Годы                                                            2011    2012    2013
Годовая потребительская инфляция (%)          6.1    6.6    6.5
Корректировка накопительной пенсии – (%)    0.7    5.4    4.8
Индексация солидарной пенсии (%)              8.8    10.6    10.1
Источник: Минтрудсоцразвития

Неэффективность накопительной пенсии проявилась особенно наглядно, когда начали выходить на пенсию первые участники накопительной пенсионной системы – граждане от 1967 года рождения и моложе (те из них, кто имеет право на досрочный выход на пенсию). И выяснилось, что назначаемые им пенсии заметно ниже, чем у их коллег, которые в накопительной системе не участвовали и у которых, соответственно, был выше размер взносов в солидарную систему. Ведь размер солидарной пенсии человека напрямую зависит от суммарной величины его взносов, и при этом солидарная пенсия регулярно индексировалась, причём выше инфляции (см. таблицу выше). Таким образом, пенсионеры 1967 г.р. и моложе имеют солидарную (страховую) часть пенсии заметно ниже, чем у их старших коллег, а их накопительная пенсия не компенсирует эту разницу.

КПРФ последовательно выступает за солидарную пенсионную систему. Такая система хорошо работала в СССР и сейчас успешно работает во многих развитых странах. К примеру, в Канаде солидарная система работает значительно лучше, чем более сложная смешанная система в США. КПРФ обоснованно критиковала обязательную накопительную пенсионную систему как бесплатную кормушку для пенсионных фондов и управляющих компаний и выступала за её отмену. Затем и социальный блок Правительства, понимая всю серьёзность надвигающейся проблемы, присоединился к этой точке зрения. В итоге в новой конфигурации пенсионной системы (в соответствии с законами о пенсионной реформе, принятыми в 2013 году) накопительная пенсия формально становится добровольной.

Закон предусматривает возможность выбора: либо направлять все свои пенсионные взносы (22% от зарплаты) в солидарную систему, либо направлять 16% в солидарную и 6% в накопительную часть. При этом по умолчанию (т.е. если человек не напишет никаких заявлений в Пенсионный фонд России) выбирается первый вариант, если его пенсионные накопления сейчас в ПФР, и выбирается второй вариант, если человек уже перевёл свои накопления в НПФ.

На этом и решили сыграть негосударственные пенсионные фонды. Ещё до окончательного принятия законов о пенсионной реформе они развернули пропагандистскую кампанию: будущих пенсионеров всеми правдами и неправдами пытались убедить передать свои накопления в НПФ. В СМИ был запущен миф о том, что если вы не переведёте ваши уже имеющиеся пенсионные накопления в какой-либо НПФ, то они пропадут совсем (это дезинформация: уже имеющиеся накопления должны остаться у гражданина, а если он выбирает чисто солидарную систему, то на его накопительный счёт просто не будут приходить новые поступления). Эту же сказку рассказывали агенты НПФ, которые ходили по предприятиям и квартирам с целью заманить новых клиентов в свой фонд. А уже потом и сами доверчивые граждане пересказывали всё это друг другу – лично или через социальные сети в интернете. Затея имела успех: число граждан, передавших свои накопления в НПФ, только за 2013 год выросло на 34%, достигнув рекордных 22 млн. человек. Кстати, во время обсуждения отчёта Центробанка за 2013 год представители ЦБ, отвечая на вопросы коммунистов, были вынуждены признать, что такая сомнительная практика была одной из важных причин столь заметного роста числа клиентов НПФ. Далеко не все из них понимают, что обесценение их пенсионных накоплений может привести к тому, что в итоге пенсии окажутся ниже прожиточного минимума.

Ещё один миф, связанный с накопительной пенсией, состоит в том, что, заморозив накопления за 2014 год и переведя их в солидарную пенсионную систему, государство «украло» их у будущих пенсионеров. Эта тема систематически поднималась в СМИ на протяжении первой половины 2014 года, а высказывания высокопоставленных чиновников экономического блока (например, министра экономического развития Улюкаева) предоставляли для этого информационные поводы. Но особенно ожесточённая пропагандистская кампания развернулась после того, как правительство объявило о намерении заморозить и передать в солидарную пенсионную систему накопления за 2015 год.

Действительно, пенсионные накопления 2014 года были переданы в солидарную пенсионную систему и пошли на выплаты пенсий нынешним пенсионерам. Но при этом в солидарной системе на счетах работающих граждан было отражено поступление соответствующих сумм в виде взносов. Поэтому их будущая пенсия выросла – ведь согласно новой пенсионной формуле размер солидарной пенсии практически в точности пропорционален собранным взносам (за исключением некоторых нюансов, таких как увеличивающие коэффициенты за отложенный выход на пенсию или дополнительные баллы за период ухода за детьми). То есть взносы граждан ушли государству, в результате чего у государства появились дополнительные пенсионные обязательства в отношении этих граждан. И эти обязательства индексируются не ниже инфляции – это тоже явно прописано в новом пенсионном законодательстве (фактически последние несколько лет они индексируются выше инфляции – см. таблицу выше). Так что гражданам  выгоднее, что их взносы ушли в солидарную систему: ведь, как мы уже говорили, доходы от инвестирования пенсионных накоплений в среднем за весь срок существования накопительной части пенсии заметно отстают от инфляции.

Временная заморозка взносов в накопительную пенсию за 2014, а затем за 2015 годы – это полумера. Необходима полная отмена обязательной накопительной пенсии, т.е. все взносы должны идти в солидарную часть не только в 2014–2015 годах, но и далее. Именно за это выступает фракция КПРФ и, наконец, эту точку зрения поддержали представители и других фракций в Государственной Думе, но главное, что её поддержал и социальный блок правительства, который в августе 2014 года выдвинул инициативу окончательного вывода накопительной пенсии из системы социального пенсионного обеспечения. И хотя это предложение встречает ожесточённое сопротивление со стороны НПФ и либералов в правительстве, есть реальные шансы принять это давно назревшее решение, необходимое для выстраивания эффективной и справедливой пенсионной системы.

Закон о потребительском кредите. Ещё один закон, принятый в ходе весенней сессии 2014 года, о котором мы хотим упомянуть, – это поправка к принятому в прошлом году Закону о потребительском кредите (353-ФЗ), которая корректирует формулу вычисления полной стоимости кредита.

Напомним, что Закон о потребительском кредите (займе), принятый в конце 2013 года и вступивший в силу с 01 июля 2014 года, призван регламентировать взаимоотношения должников и кредиторов в сфере потребительского кредитования и в частности ограничить ростовщичество, которое в России приобрело угрожающие масштабы. Согласно этому закону для всех потребительских кредитов должна вычисляться так называемая полная стоимость кредита (ПСК) – т.е. итоговая годовая процентная ставка, вычисленная с учётом всех платежей заёмщика: не только процентов, но и всевозможных комиссий, штрафов и т.п. Значение этой вычисленной ставки должно указываться крупными буквами в любом договоре потребительского кредитования.

Это, во-первых, позволит заёмщику точно понимать, сколько он в итоге переплачивает за пользование кредитом, а во-вторых, позволит Банку России (который является регулятором банков, кредитных кооперативов и микрофинансовых организаций) ограничивать сверху значение этой ставки по каждому виду потребительского кредита (эта обязанность ЦБ закреплена в законе).

Однако в первоначальной версии закона формула для расчёта ПСК была некорректной. Для краткосрочных кредитов (сроками от нескольких дней до нескольких недель) значение ПСК сильно завышалось, и формула теряла экономический смысл. Вычисленную таким образом ставку нельзя было ограничить сверху никаким разумным пределом. Необходимо было менять формулу, причём просто позаимствовать аналогичную формулу из законодательства других стран было нельзя из-за различий в наших системах законодательства. Тогда Комитет ГД по финансовым рынкам занялся разработкой новой формулы. Эта задача потребовала привлечения математических методов. В итоге приемлемая формула была выработана, и соответствующий закон был принят. Теперь есть надежда, что откровенно грабительские ставки по кредитам окажутся под запретом.

Рассмотрение Отчёта Банка России за 2013 год и поправки в Закон о национальной платёжной системе. Согласно российской Конституции единственный орган государственной власти, которому подотчётен Банк России – это Государственная Дума. Фактически, однако, ключевые решения Банка России в значительной степени определяются позицией исполнительной власти.

Всё-таки в последние годы влияние Государственной Думы на политику Банка России возрастает. Это проявляется в частности при обсуждении Думой годовых отчётов Банка России.  
Представляют интерес темы, затронутые в ходе обсуждения Отчёта Банка России за 2013 год. Наиболее острые и содержательные дискуссии проходили в ходе заседаний рабочей группы по отчёту Банка России, которую возглавлял депутат от фракции КПРФ Вадим Кумин, и во время заседаний Комитета по финансовому рынку (в мае-июне 2014 года).

Ещё летом 2013 года при утверждении кандидатуры Эльвиры Набиуллиной на должность Председателя Банка России и утверждения нового состава Совета директоров ЦБ депутаты остро ставили вопрос о необходимости ужесточения надзора за коммерческими банками.  Новое руководство Банка России отнеслось к этой критике весьма серьёзно. Начиная со второй половины 2013 года, десятки проблемных банков лишились лицензий, и  процесс «очищения» банковской сферы продолжается до сих пор.

Во время рассмотрения отчёта Банка России за 2013 год депутаты (и в частности, депутаты от КПРФ) поддержали эту деятельность. Очищать банковскую сферу от недобросовестных банков критически необходимо: через них из страны нелегально утекают огромные суммы, схемы незаконного обналичивания средств приводят к недополучению налогов, а санация банков-банкротов тяжёлым грузом ложится на государственный бюджет.

Вместе с тем, «банковская чистка» имеет и негативные следствия. У этого процесса есть «безвинные жертвы». Это, во-первых, клиенты с вкладами свыше 700 тысяч рулей, на которые не распространяется в полном объёме страхование вкладов, и, во-вторых, юридические лица, т.е. предприятия и организации. То, что юридические лица в случае банкротства банка теряют деньги, опасно и с экономической, и с социальной точки зрения, так как приводит в лучшем случае к задержкам в выплате зарплат работникам, а в худшем – к банкротству самого предприятия. Поэтому, обсуждая тему ужесточения надзора, депутаты подчёркивали, что надо строить надзорную деятельность таким образом, чтобы выявлять проблемы банков на более ранней стадии, избегая больших потерь средств вкладчиков.

Ещё одна тема, вызвавшая острые дискуссии в ходе обсуждения Отчёта Банка России, – денежно-кредитная политика. Депутаты критиковали Банк России за жёсткую денежно-кредитную политику, следствием которой является неподъёмная для реального сектора экономики стоимость кредитов, что в свою очередь вызывает безработицу и замедление экономического роста. На это представители Банка России традиционно отвечают, что экономический рост напрямую не входит в сферу их ответственности, а основной их задачей является борьба с инфляцией, что и является вкладом в обеспечение экономического роста. Кроме того, по мнению ЦБ экономика у нас и так работает близко к пределу потенциального роста (мощности загружены, безработица низкая), так что вливание дополнительных денег в неё приведёт только к инфляции и усилению оттока капитала.

КПРФ не считает эти объяснения удовлетворительными и выступает за скорейшее принятие неотложных мер по поддержке реального сектора экономики: предприятиям должны быть доступны кредиты по разумным ставкам. Это можно обеспечить, например, давая банкам целевое рефинансирование с обязательством использовать получаемые средства на кредиты реальному сектору. Такой подход позволит увеличить финансирование реального сектора, и при этом минимизировать риск того, что деньги выплеснутся на рынок акций или валюты или будут выведены за рубеж. Но это сработает, конечно, лишь при условии изменения системы управления экономикой и создания системы отбора инвестиционных проектов, важных для развития страны.

Ещё одна тема, которая была в центре внимания Государственной Думы весной и летом 2014 года и также вызвала острые дискуссии в ходе обсуждения отчёта Банка России, – это создание национальной платёжной системы. Острота вопроса была вызвана тем, что ведущие зарубежные платёжные системы Visa и MasterCard в рамках антироссийских санкций остановили обслуживание платежей по кредитным картам, выпущенным некоторыми российскими банками. Введённые санкции наглядно показали, что России нужна своя собственная система платёжных карт. Стали очевидны принципиальные недостатки, заложенные в закон 2011 года «О национальной платёжной системе». Этот закон, принятый с подачи правительства и Банка России, не предусматривал механизмы создания собственной системы платёжных карт, так как был основан на стратегическом решении развивать систему обработки платежей с опорой на международные платёжные системы. И сейчас депутаты жёстко и обоснованно его критиковали.

Депутатам пришлось экстренно исправлять ситуацию. Соответствующий закон был принят в апреле 2014 года, и суть его состояла в следующем. Во-первых, процессинг (т.е. обработка) внутрироссийских транзакций должна проводиться на территории России и информация об этих транзакциях не должна передаваться за рубеж. Во-вторых, международные платёжные системы должны были перечислять значительные суммы на обеспечительный депозит, чтобы из этих средств покрывались убытки пострадавших, в случае, если эти платёжные системы опять приостановят обслуживание платежей. Речь шла о суммах в несколько десятков миллиардов рублей. Международные платёжные системы заявили, что не готовы вносить депозит и начали переговоры с правительством и ЦБ. В итоге Думе пришлось несколько отступить и срочно принимать ещё один закон, смягчающий формулировки предыдущего. Но суть принятых изменений осталась неизменной: Банк России должен создать российскую систему платёжных карт и с её помощью обеспечить бесперебойное проведение платежей внутри страны.

Завершая эту статью накануне нового парламентского сезона, подчеркнём: несмотря на ограниченные возможности партии в Думе, парламентская работа КПРФ по вопросам финансового рынка даёт конкретные результаты и находит поддержку в обществе.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.