Меню Закрыть

Деятельность В.И. Ленина: мифы и подлинные факты

Михаил Чистый
2015-04-23 18:51.

Со времён «перестройки» в средствах массовой информации развернулась кампания по дискредитации истории нашей страны в целом, и советского периода в частности. Одним из основных объектов критики стал Владимир Ильич Ленин.

 

 

Множество антисоветски настроенных политиков, учёных, журналистов, деятелей культуры приложило немало усилий, направленных на умаление достижений вождя мирового пролетариата, демонизацию его образа. Так, представители либеральной общественной мысли обвиняют Ленина в свёртывании «демократических идеалов Февральской революции», в установлении «кровавого тоталитарного режима», в проведении «захватнической» политики в отношении бывших окраин Российской империи. Периодически аналогичные обвинения в его адрес звучат со стороны западных общественно-политических деятелей и идеологов националистических сил, узурпировавших власть в ряде бывших республик СССР. С точки зрения национально-патриотических кругов, основным движущим мотивом деятельности Ленина была русофобия. В качестве подтверждения данного тезиса приводят такие аргументы, как «шпионаж в пользу Германии», допущение территориального раздела России, готовность положить нашу страну на алтарь мировой революции и т.д. Параллельно с этим идеологи двух вышеупомянутых политических течений обвиняют лидера большевистской партии в авантюрной попытке осуществления «социалистического эксперимента». С их точки зрения, стремление реализовать утопию о построении справедливого общества якобы привело к кровопролитию и упадку.

За всем этим стоит вполне конкретная цель, преследуемая классом эксплуататоров – отвлечь внимание общества от провальных результатов капиталистической реставрации. Сегодня, когда наша страна утратила лидирующие позиции в экономике, на международной арене, когда возрастает степень социального расслоения, когда организованная преступность и коррупция расцветают пышным цветом, левые идеи во всё более возрастающих масштабах овладевают умами наших соотечественников. Результаты зрительского голосования в телепередачах «Имя России», «Суд времени», «Исторический процесс» прямо говорят об этом. В этих условиях средства массовой информации, выполняя заказ правящих сил, стремятся дискредитировать Советский период, представить его как «дыру в истории», раздуть ошибки и просчёты КПСС, либо приписать ей несуществующие преступления. В зарубежных СМИ также нередко развёртывается антикоммунистическая пропаганда. Тем самым организаторы информационной травли коммунистической партии пытаются внушить обществу следующую мысль: «Да, сейчас неидеально. Но в СССР было хуже. И если не мы, то снова вернутся те времена». И, как было отмечено выше, основной удар направлен против В.И. Ленина как основателя первого в мире государства трудящихся.

Вышеперечисленные обстоятельства предопределяют актуальность рассмотрения всех сторон деятельности В.И. Ленина. В настоящее время выявлено немалое количество весьма достоверных фактов, опровергающих основные мифы, насаждаемые буржуазной пропагандой на протяжении постсоветского периода. На наш взгляд, целесообразно рассмотреть каждый спорный вопрос, связанный с деятельностью вождя мирового пролетариата, по отдельности.

Миф 1. Ситуация в нашей стране в дореволюционный период была идеальной. Россия относилась к числу мировых лидеров, обладала мощной экономикой. Кроме того, как пытаются доказать критики Советской власти, благополучной была ситуация и в социальной сфере. Следовательно, Ленин развернул свою деятельность на пустом месте.

Тезис о «России, которую мы потеряли», занимает едва ли не одно из основных мест в антикоммунистической пропаганде. Между прочим, объективный анализ ситуации, сложившейся в нашей стране в начале XX века, показывает, что наряду с успехами имел место ряд немаловажных проблем. Разумеется, по экономическим показателям Российская империя находилась на пятом месте в мире. В то же время нельзя закрывать глаза на противоречия, существовавшие в то время.

Про антагонистический характер капиталистического строя и сопутствовавшие ему явления вроде социального расслоения, тяжести положения трудящихся масс, имевших место как в России, так и в США, в Великобритании, во Франции, в Германии, пересказывать нет смысла. Всё это общеизвестно. Отметим, что аграрный и рабочий вопрос находились в центре внимания не только революционных организаций, либеральных общественно-политических кругов, но и монархических сил, которые не ставили своей целью дискредитировать и сменить власть. Так, в программе Русского монархического союза, опубликованной после 1912 года, было заявлено о необходимости повышения уровня жизни народа, всех социальных слоёв Российской империи, в связи с чем поставлена задача проведения масштабных преобразований, направленных на улучшение «положения крестьян, рабочих, …путём наделения нуждающихся крестьян землёй, самого широкого улучшения рабочего труда».

Как было подчёркнуто выше, наша страна действительно входила в первую пятёрку ведущих стран, с момента отмены крепостного права экономика развивалась высокими темпами. Бесспорным является и тот факт, что наша страна прошла за 40 лет тот путь, который европейские страны преодолели за 200 лет – от свободной конкуренции к монополистическому капитализму. Вместе с тем, степень развития промышленности оставляла желать лучшего. Так, значительную долю в экономике составлял аграрный сектор при незначительной доли промышленности – в соотношении 80 на 20% в пользу села, в то время как в странах Европы соотношение пропорций данных отраслей было приблизительно равным. И это – несмотря на самые высокие темпы экономического роста в нашей стране, наблюдавшиеся со времён отмены крепостного права! Следует отметить, что данное утверждение является не повторением штампа Советского агитпропа. Об этом шла речь в докладной записке министра финансов С.Ю. Витте Николаю II «О положении нашей промышленности», подготовленной им в феврале 1900 года. Он подчеркнул, что «несмотря на достигнутые успехи в деле роста промышленности, Россия и по настоящее время остаётся страной по преимуществу земледельческой». Он же обратил внимание на то, что «земледельческая страна, не имеющая своей собственной промышленности, достаточно развитой, чтобы удовлетворять главным потребностям населения продуктами отечественного труда, не может почитать свою мощь непоколебимой».

Проанализировав все вышеперечисленные оценки ситуации, сделанные царскими чиновниками, монархическими политическими силами, можно без труда найти ответ на вопрос, действительно ли Россия столкнулась с проблемами, провоцировавшими нарастание антиправительственных настроений, или они являются плодом воображения большевистской пропаганды.

Миф 2. Октябрьская революция, совершённая большевистской партией во главе с В.И. Лениным, привела к катастрофическим последствиям. В итоге разрушению подверглась экономика, территориальная целостность страны, также Россия, входившая в Антанту, выигрывавшую сражение в Первой мировой войне, не вошла в число стран-победительниц.

На протяжении всего постсоветского периода ряд исследователей, политиков стремится доказать, что потрясения, охватившие нашу страну в период 1914–1921 гг., возникли по вине большевиков, а не в результате вступления России в Первую мировую войну, неспособности правящих верхов наладить нормальное функционирование важнейших систем жизнеобеспечения и не в результате событий, последовавших вслед за Февральской революцией. С их точки зрения, разговоры о том, что страна оказалась на краю пропасти к 1917 году, якобы являются плодом воображения большевистской пропаганды. Какие аргументы приводят в пользу подтверждения данной точки зрения? Ликвидация «снарядного голода» в 1915–1916 гг., активизация производства многочисленных видов вооружений, тяжёлой военной техники, в результате чего, по мнению ряда исследователей, удалось совершить «Брусиловский прорыв» в 1916 году, перевооружить армию к весне 1917 года – в канун новой стадии наступления.

Однако здесь не всё так просто, как может показаться на первый взгляд. Если обратиться не к постсоветским агиткам, а к документам царского и Временного правительства, к сведениям, оставленными их видными деятелями, к воспоминаниям белогвардейцев, то мы увидим, что тенденции, ведущие к нарастанию разрушительных процессов, начали развиваться как раз в годы Первой мировой войны. А.И. Деникин в своих мемуарах «Очерки Русской смуты» вспоминал, что в довоенный период из-за «недостаточного внимания власти к развитию производительных сил страны, промышленность наша находилась в состоянии неустойчивом и в большой зависимости от иностранных рынков даже в отношении таких материалов, которые, казалось бы, можно добывать дома». По его словам, «война оказала несомненно глубокое влияние на состояние промышленности: прекращение нормального ввоза и потеря Домбровских копей…».

Разумеется, любая война несёт собой определённый рост трудностей. Однако ситуация может усугубиться вследствие дезорганизации системы государственного управления, неспособности обеспечить эффективный контроль за выполнением правительственных мероприятий. Про коррупцию чиновников, саботаж со стороны экономических кругов мы подробно скажем в дальнейшем. А здесь сошлёмся на А.И. Деникина, который в своих мемуарах писал, что «в союзных странах вся общественность приняла горячее участие в работе на оборону страны, у нас эта помощь презрительно отвергалась, и работа велась неумелыми, иногда, преступными руками, вызвав фатальные явления сухомлиновщины и протопоповщины» (напомним, что до июня 1915 года Сухомлинов занимал должность военного министра. По словам того же Деникина, «в течение управления Сухомлинова ведомство получило особый кредит в 450 миллионов рублей и не израсходовало из них 300 миллионов»).

О кризисной ситуации в топливной, в транспортной, в продовольственной сферах, о спаде производства свидетельствуют не только материалы Советской пропаганды, но и документы государственных органов периода 1916–1917 гг. Обо всём перечисленном говорилось в докладной записке Николаю II начальника штаба верховного главнокомандующего генерала Алексеева от 15 июля 1916 года, в документе Особого совещания по обороне от 1 февраля 1917 года, в сообщении управления воздушного флота особому совещанию по обороне от 26 февраля 1917 года, в телеграмме членов Государственного совета Николаю II от 28 февраля 1917 года. Подчеркнём, что Председатель IV Государственной думы М.В. Родзянко в своей записке императору от 1 февраля 1917 года обратил внимание на то, что «армия не разбита; она снабжена предметами вооружения более, чем когда-бы то ни было раньше, но позади армии, в тылу, идёт такой развал, который грозит сделать бесцельными все жертвы, всю пролитую кровь, весь беспримерный героизм и – даже более – решительно склонить чашу военных весов на сторону наших врагов».

Здесь подчеркнём, что после победы Февральской революции в 1917 году ситуация в России ухудшилась многократно. Во-первых, усилились разрушительные тенденции в экономике. Как писал А.И. Деникин, если до февраля 1917 года, при всех кризисных условиях «русская промышленность кое-как справлялась с возлагаемыми на неё задачами, то революция нанесла ей последний удар, приведший к постепенному замиранию и ликвидации». В своих мемуарах он продемонстрировал обстановку в промышленности, в транспортной системе, в области финансов, сложившуюся после прихода к власти Временного правительства. Так, если в 1915–1916 гг. удалось наладить производство вооружений, в результате чего был ликвидирован «снарядный голод», усилилось перевооружение армии, то на протяжении 1917 года показатели ухудшились и в данной отрасли. На это обратил внимание Верховный главнокомандующий Л.Г. Корнилов в своём выступлении на Государственном совещании в Москве, прошедшем 12–15 августа 1917 года, подчеркнув, что «в настоящее время… производство главнейших потребностей армии, по сравнении с цифрами периода с октября 1916 г. по январь 1917 г. понизилось таким образом: орудий на 60%, снарядов на 60%».

Во-вторых, после победы февральской революции начался «парад суверенитетов». Приведём конкретные факты. Так, в марте 1917 года Временно правительство согласилось предоставить независимость Польше. В июле 1917 года финляндский сейм принял закон, провозглашавший переход законодательной и исполнительной власти на территории Финляндии к сейму. 10 июля 1917 года независимость Украины была провозглашена Центральной Радой. Различные планы территориального обособления обсуждались в Закавказье (от требований предоставления автономий в рамках России до предоставления независимости Армении, Грузии и Азербайджану). В апреле 1917 года на съезде кубанского казачества в Екатеринодаре было провозглашено образование Кубанской краевой войсковой рады, избравшей своё правительство и атамана. Новыми властями было введено военное положение. В дальнейшем правительство объявило себя верховной властью области. В Сибири среди жителей края популярностью пользовалась идея о том, что Сибирь в качестве автономной единицы должна обладать всей полнотой власти на своей территории. Намечалось создание Сибирской областной думы, Кабинета министров, судебных органов.

Всё это происходило при согласии Временного правительства. Годы спустя, будучи в эмиграции, А.Ф. Керенский в своей беседе с французским журналистом Р.Лютеньем, подчеркнул, что он восстановил независимость Финляндии, поскольку «она была аннексирована Россией в ходе наполеоновских войн и вошла в империю в качестве независимого государства, заключившего союз лично с императором». Бывший глава Временного правительства заявил, что они провозгласили независимость Польши. Также «начал разрабатываться режим предоставления независимости для прибалтийских стран, для Украины». По его словам, «на Кавказе, в Туркменистане мы стали приглашать представителей местного населения для управления страной».

В-третьих, после издания «Приказа № 1» от 1 марта 1917 года, была подорвана дисциплина в рядах вооружённых сил, в результате чего армия фактически разбежалась и пришла в небоеспособное состояние.Следствием данного эксперимента стало фактическое перечёркивание результатов «Брусиловского прорыва» 1916 года.Так, Л.Г. Корнилов в своём вышеупомянутом выступлении на совещании в Москве в августе 1917 года, характеризуя ситуацию на фронте, отметил, что «висит угроза новых потерь территорий и городов и висит опасность непосредственно самой столице». Верховный главнокомандующий обратил внимание на то, что «вследствие развала нашей армии потеряли всю Галицию, потеряли всю Буковину и все плоды наших побед прошлого и настоящего года». По его словам, «враг в некоторых местах уже перешёл границы и грозит самым плодородным губерниям нашего юга,… уже стучится в ворота Риги, и если только неустойчивость нашей армии не даст нам возможности удержаться на побережье Рижского залива, дорога к Петрограду будет открыта».

Таким образом, все утверждения о том, что страну разрушили большевики, лишены каких-бы то ни было оснований. То, что Россия оказалась в тяжёлом положении до победы Октябрьской революции, об этом говорят не только материалы «Краткого курса истории ВКП(б)», но и документы царского и Временного правительства, а также свидетельства современников, в том числе и тех, кто в будущем воевал против Советской власти.

Миф 3. Идея В.И. Ленина о необходимости перехода к социализму в России в 1917 году была авантюрой. В тот период сами капиталистические отношения были ещё недостаточно развиты, Россия оставалась в большей степени аграрной страной. Следовательно, никаких предпосылок для социалистической революции не было.

На наш взгляд, данные утверждения являются типичным скольжением по поверхности. Следует начать с того, что в начале XX века в нашей стране складывалась система государственно-монополистического капитализма. Так, ещё до начала Первой мировой войны был сформирован целый ряд крупных казённых капиталистических производств, в частности, Комитет по распределению железнодорожных заказов, Совещание по судостроению, Съезд по делам прямых сообщений и т.д.

В годы Первой мировой войны усилилась тенденция перехода производства под контроль государства. Так, положением Совета Министров от 17 октября 1914 года «Об установлении надзора за деятельностью промышленных заведений, исполняющих заказы военного и морского ведомств», соответствующим учреждениям было предоставлено право осуществлять реквизицию предприятий, материалов, оборудования для оборонных целей. Про Военно-промышленные комитеты и особые совещания по обороне, транспорту, топливу и продовольствию, в функции которых входило распределение военных заказов, ресурсов, регулирование режима работы важных отраслей экономики, требование от предприятий принятия военных заказов и отчётов по их выполнению, реквизиция торговых и промышленных предприятий всех видов и секторов, общеизвестно. На наш взгляд, следует добавить, что Временное правительство предприняло попытку ввести государственную монополию на нефть, металлические изделия, кожу, лесоматериалы. Так, госмонополия на кожевенные изделия была установлена 21 апреля 1917 года. В свою очередь, 16 июля 1917 года принято «Положение о передаче до­нецкого топлива в распоряжение государства и о государствен­ной монополии торговли донецким топливом». Согласно положению, все ранее заключённые коммерческие сделки были признаны утратившими силу. Донецкое топливо должно было распределяться между потребите­лями на основе плана, составленного Особым совещанием по топливу. А 6 августа 1917 года газета «Речь» опубликовала беседу с министром финансов Н.В. Некрасовым, в ходе которой он заявил о неизбежности «установления новых государственных монополий: сахарной, спичечной и чайной».

Однако все попытки установления государственного контроля над производством, распределением были провалены. В.И. Ленин в своей работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» констатировал, что «происходит повсеместный, систематический… саботаж всякого контроля, надзора и учёта, всяких попыток наладить его со стороны государства». Оценка ситуации, данная В.И. Лениным, во многом совпадает с мыслью, отмеченной А.И. Деникиным в «Очерках русской смуты». Последний подчёркивал, что «правительственными мероприятиями, при отсутствии общественной организации, расстраивалась промышленная жизнь страны, транспорт, исчезало топливо. Правительство оказалось бессильно и неумело в борьбе с этой разрухой, одной из причин которой были несомненно и эгоистические, иногда хищнические устремления торгово-промышленников».

Как монополии фактически срывали попытки установления правительственного контроля над их деятельностью и реализацию критически важных для страны программ, видно из выступления министра юстиции Временного правительства В.Н. Переверзева на III съезде Военно-промышленных комитетов, прошедшего в мае 1917 года. В своём докладе он заявил следующее: «..спекуляция и самое беззастенчивое хищничество в области купли-продажи заготовленного для обороны страны металла приняли у нас такие широкие размеры, проникли настолько глубоко в толщу нашей металлургической промышленности и родственных ей организацией, что борьба с этим злом, которое сделалось уже бытовым явлением, будет не под силу одному обновлённому комитету металлоснабжения». Министр обратил внимание на то, что «хищники действовали смело и почти… открыто. В металлургических районах спекуляция создала свои собственные прекрасно организованные комитеты металлоснабжения и местных своих агентов на заводах, в канцеляриях районных уполномоченных и во всех тех учреждениях, где вообще нужно было совершать те или иные формальности для получения с завода металла». По словам Переверзева, «при желании можно было бы привести целый ряд очень ярких иллюстраций, показывающих, с каким откровенным цинизмом все эти мародёры тыла, уверенные в полнейшей безнаказанности, спекулируют с металлом, предназначенным для обороны страны».

Таким образом, война подстегнула процесс концентрации производства, его переход под управление государства. В то же время попытки наладить государственный контроль наталкивались на сопротивление монополистов. В этих условиях важно было добиться установления контроля над деятельностью государственно-монополистических структур, тем самым заставив их работать в интересах общества. Собственно говоря, В.И. Ленин в работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», отметил, что социализм представляет собой государственно-капиталистическую монополию, обращённую на пользу всего народа.

Миф 4. В.И. Ленин развёртывал свою деятельность, пользуясь поддержкой германского генерального штаба. Усилия возглавляемой им большевистской партии, направленные на разложение армии, прямо говорят об этом.

Пожалуй, это один из самых злобных антисоветских мифов. На наш взгляд, следует начать с того, что в тот период практически все политические силы запятнали себя работой на иностранные государства. Это касается и царского окружения (на это обращал внимание не только П.Милюков в своём знаменитом выступлении в Государственной думе 1 ноября 1916 года, но и В.Пуришкевич в своей речи в парламенте 16 ноября 1916 года), и Временного правительства, пришедшего к власти при поддержке Антанты, и сил белогвардейской контрреволюции, соединившейся с иностранными интервентами в 1918 году (об этом говорят не только Советские учебники истории, но и заявления П.Милюкова и А.Керенского на конференции бывших членов Учредительного собрания, прошедшей в Париже в январе 1921 года, заявление американского сенатора Бора от 5 сентября 1919 года с протестом против военного вмешательства в Россию, а также мемуары У.Черчилля).

Что касается В.И. Ленина, то здесь картина выглядит не слишком просто, как может показаться на первый взгляд. Во-первых, надо учесть, что возвращение в Россию через Германию было вызвано отказом Антанты на просьбу российских революционеров обеспечить возвращение в Россию через их территорию. Причём инициатором данного хода был отнюдь не Ленин, а Ю.Мартов. Также следует принять во внимание, что поездка финансировалась в основном за счёт эмигрантов. Во-вторых, на сегодняшний день выявлено немало сведений, дающих основание утверждать, что обвинения В.И. Ленина в шпионаже в пользу Германии сфабриковано Временным правительством. Так, историк-архивист С.С. Попова в своей книге «Французская разведка ищет «германский след»» пишет, что российская контрразведка вышла на данный след по подсказке представителей разведывательной службы французского генштаба, подогреваемых министром по делам вооружений Франции Альбертом Томом. Он направил своему атташе в Стокгольме предписание, в котором речь шла о необходимости предоставить правительству Керенского возможность «не только арестовать, но и дискредитировать в глазах общественного мнения Ленина и его последователей…».

В качестве доказательства шпионской деятельности В.И. Ленина нередко ссылаются на документы, приобретённые специальным посланником президента США в России Э.Сиссоном и опубликованные в Вашингтоне в 1918 году. В то же время не принимают во внимание того обстоятельства, что эти документы были напечатаны по прямому указанию американского президента В.Вильсона. Так, британский посол в России Б.Локкарт в своих мемуарах «Буря над Россией. Исповедь английского дипломата» признал, что они были «грубо подделаны». В 1955 году американский дипломат и историк Дж. Кеннан, исследуя вышеперечисленные документы, подверг сомнению их подлинный характер.

Что же касается развала армии, то, как было отмечено нами выше, данный процесс начал развиваться после выхода «Приказа №1» от 1 марта 1917 года. Данный факт констатировал в своих мемуарах «Военные усилия России в мировой войне» белоэмигрантский генерал Н.Н. Головин, подчеркнув, что полная деморализация Русской армии и её неспособность решать стратегические задачи, являлись результатом не пропагандистских усилий, а сложной социально-экономической и политической обстановки, сложившейся к тому времени. Аналогичную мысль озвучил А.И. Деникин в своих воспоминаниях, не согласившись с тем, что большевистская пропаганда являлась основной причиной развала армии. По его словам, большевизм «нашёл лишь благодатную почву в систематически разлагаемом и разлагающемся организме». В результате дело кончилось потерей всех результатов военных успехов 1916 года, о чём шла речь на Государственном совещании в Москве в августе 1917 года.

Миф 5. В.И. Ленин и возглавляемая им большевистская партия, придя к власти в октябре 1917 года, установили самую жестокую диктатуру, подвергли своих политических оппонентов несправедливым репрессиям, а в довершении всего развернули беспощадный красный террор.

Следует начать с того, что в ситуации 1917 года практически все основные политические силы выступали за установление диктаторского режима. Так, 20 августа 1917 года совещание ЦК партии кадетов высказалось большинством голосов за установление военной диктатуры в России. Семь дней спустя П.Милюков вместе с генералом М.В. Алексеевым пытался уговорить А.Ф. Керенского поддержать Корнилова. То, что в условиях хаоса, парализованности важнейших сфер жизнеобеспечения, взлёта организованной преступности и сепаратистских тенденций необходимо принять жёсткие меры, понимали все политические партии. Вопрос состоял в том, во имя чегоиспользовать диктатуру.

Вопреки распространённому мифу, Советская власть в первые месяцы проявляла мягкотелость по отношению к контрреволюции. Об этом говорят следующие факты: отпуск под честное слово руководителей первых антибольшевистских мятежей – генерала Краснова, юнкеров, оборонявших Зимний дворец; отказ от репрессий по отношению к членам Временного правительства и бывшим депутатам Учредительного собрания; декрет ВЦИК 7 ноября 1918 года об амнистии в честь первой годовщины Октябрьской революции. В дальнейшем, после начала иностранной интервенции и вспыхнувшими вслед за ней вооружёнными выступлениями внутренней контрреволюции, Советская власть вынуждена была перейти к использованию крайних мер.

Подчеркнём, что антисоветская пропаганда, трубя на весь мир о красном терроре, умышленно замалчивает тему белого террора, который по степени жестокости не уступал первому. Об этом говорят не только Советские кинофильмы, исследования, посвящённые гражданской войне, но и сведения ряда лиц, находящихся в противоположном политическом лагере. Данный факт констатировался в публикации «сменовеховца» А.В. Бобрищева-Пушкина (до 1917 года принадлежал к октябристам, с 1919 года состоял в рядах армии Деникина на Юге России, после окончания гражданской войны – в эмиграции). В своей статье «Новая вера», опубликованной в сборнике «Смена вех» в Праге в 1921 году, он писал, что бежал от красных, потрясённый террором, и наткнулся на другой террор. По его словам, «увидел народ в такой кабале, хотя бы крестьян, преданных помещику на расправу, что перед этим бледнела коммунистическая диктатура…». Бобрищев-Пушкин подчеркнул, что «все отрицательные стороны советского строя» были замечены им на юге, «часто ещё в большей степени».

Вся картина террора на территории, занятой А.В. Колчаком, была продемонстрирована бывшим эсером, членом КОМУЧа Д.Ф. Раковым (Осецким) в его письме Роговсокому, опубликованном в Праге 23 декабря 1919 года (он сам просидел в колчаковской тюрьме). Помимо описания тюремной обстановки, жёсткого применения карательных мер по отношению к целому ряду заключённых, он отметил следующее: «Захваченное у большевиков селение подвергалось грабежу, мужское население или выпарывалось поголовно, или расстреливалось; не щадили ни стариков, ни женщин. Наиболее подозрительные по большевизму селения просто сжигались». То же самое засвидетельствовано в дневнике министра колчаковского правительства барона Будберга: ««Приехавшие из отрядов дегенераты похваляются, что во время карательных экспедиций они отдавали большевиков на расправу китайцам, предварительно перерезав пленным сухожилия под коленями («чтобы не убежали»); хвастаются также, что закапывали большевиков живыми, с устилом дна ямы внутренностями, выпущенными из закапываемых («чтобы мягче было лежать»)».

Аналогичная ситуация имела место и на Дальнем Востоке. Кампания массового террора разворачивалась под присмотром ближайшего сподвижника казачьего атамана Семёнова барона Романа фон Унгерн-Штернберга. В прокламации Унгерна, разосланной своим войскам в 1921 году, было заявлено, что «комиссары, коммунисты и евреи вместе с их семьями должны быть истреблены. Их имущество должно быть конфисковано… Виновных подвергать либо дисциплинарным взысканиям, либо смертной казни…». Он отметил, что «зло, которое обрушилось на Россию,…, нужно вырвать с корнем». Вот как описывают американские разведчики М.Сайерс и А.Кан в своей книге «Тайная война против Советской России» всю эту кампанию: «На суровой, пустынной окраине России военные действия Унгерна проходили в виде разбойничьих налётов, после которых оставались только сожжённые деревни да изувеченные трупы мужчин, женщин и детей. Города, захваченные войсками Унгерна, отдавались им на разграбление. Евреев, коммунистов и всех, заподозренных в демократических симпатиях, расстреливали, пытали и сжигали заживо».

Вполне понятно, что при сложившихся обстоятельствах большевикам пришлось применить карательные меры в адрес контрреволюционных сил. Сам В.И. Ленин обращал внимание на то, что «террор был навязан терроризмом Антанты, когда все мирно могущественные державы обрушились на нас своими полчищами, не останавливаясь ни перед чем». По его словам, «мы не могли бы продержаться и двух дней, если бы на эти попытки офицеров и белогвардейцев не ответили беспощадным образом, и это означало террор, но это было навязано нам террористическими приёмами Антанты». Всё это вполне сопоставимо с ситуацией 1999 года, когда в ответ на вооружённое нападение чеченских сепаратистов на Дагестан, организацию ими терактов в ряде городов России, федеральная власть вынуждена была прибегнуть к использованию военной силы.

Миф 6. Политика «военного коммунизма», продразвёрстка и т.д. продиктованы исключительно революционной доктриной большевиков. Реализация данного эксперимента дорого обошлась нашей стране, поставила её на грань катастрофы. Отказ от данной политики был обусловлен исключительно угрозой падения большевистского режима.

Данные суждения представляют собой весьма поверхностный взгляд на историю. К всеобъемлющей экономической централизации и концентрации ресурсов прибегали все страны, участвующие в войнах. Об этом подробно пишет российский эмигрант – социолог П.А. Сорокин в своей книге «Социальная и культурная динамика» (в 1917 году был личным секретарём председателя Временного правительства А.Ф. Керенского). По его словам, «когда общество вступает в войну, кривая правительственного вмешательства сразу взмывает вверх, а сеть государственного влияния становится более сложной». Сорокин пишет, что «многие экономические отношения, до этого неподконтрольные государству: производство, распределение и потребление, теперь им регламентируются». Далее он подчёркивает, что в экономике в таких случаях применяются следующие меры: установление и ужесточение правительственного контроля над экспортом и импортом, что нередко превращалось в государственную монополию на внешнюю торговлю; установление фиксированных цен; принудительные меры со стороны правительства, направленные на то, чтобы частные лица поставляли свои продукты на рынок; правительственные реквизиции продуктовых запасов у частных лиц; правительственный контроль за производством, распределением и потреблением. Им же приводятся конкретные примеры из истории Древней Греции, Древнего Рима, Средних веков, Нового времени, когда государство в экстремальных ситуациях устанавливало всеобъемлющий контроль над экономикой и общественной жизнью.

Вполне понятно, что аналогичные меры реализовывались и в нашей стране. Причём их осуществлять начали не большевики, а царское правительство. Так, 17 августа 1915 года было учреждено Особое совещание по продовольствию. Его председатель получил право устанавливать способы заготовки продовольствия, осуществлять реквизицию и запрещать вывоз продуктов из определённой местностиПоложением от 27 ноября 1915 года Особое совещание получило право устанавливать предельные цены на продовольствие. В свою очередь, 29 ноября 1916 года управляющий министерства земледелия А.Риттих подписал постановление «О развёрстке зерновых хлебов и фуража, приобретаемых для потребностей, связанных с обороной». Необходимость введения продразвёрстки была им обоснована в ходе выступления в Государственной думе 17 февраля 1917 года. А 25 марта 1917 года постановлением Временного правительства «О передаче хлеба в распоряжение государства» фактически была введена хлебная монополия.

Однако все эти постановления не исполнялись по причине саботажа и коррупции чиновников. Данное утверждение отнюдь не является «штампом» Советской пропаганды, как это любят представлять антикоммунистически настроенные деятели. А.И. Деникин в «Очерках русской смуты» приводит воззвание Временного правительства от 29 августа 1917 года, в котором констатировалось чрезвычайно тяжёлое положение России. В заявлении кабинета министров было отмечено, что «города, целые губернии и даже фронт терпят острую нужду в хлебе, хотя его в стране достаточно». Как подчёркнуто в воззвании Временного правительства, «многие не сдали даже прошлогоднего урожая, многие агитируют, запрещают другим выполнять свой долг…».

Советская власть также столкнулась со всеми вышеперечисленными трудностями, возникшими до её установления. В условиях иностранной интервенции и гражданской войны вынуждена была применить аналогичные крайне жёсткие меры, необходимые для обороны страны Советов, налаживания наиболее важных сфер жизнеобеспечения.

Сам В.И. Ленин не делал из «военного коммунизма» никакого идеала. Так, в апреле 1921 года он написал, что «Военный коммунизм» был вынужден войной и разорением. Он не был и не мог быть отвечающей хозяйственным задачам политикой. Он был временной мерой». Поворот к НЭПу это только подтвердил. Правда, ряд его партийных соратников рассматривали данную политику как начало формирования основ коммунистического общества. Многие из них оценили переход к новой экономической политике как «отступничество» и «капитуляцию перед буржуазией».

На основании всех представленных фактов можно без труда найти ответ на вопрос, в основе политики «военного коммунизма» лежали прагматические или доктринальные соображения.

Миф 7. В.И. Ленин, как и Троцкий с Бухариным, был готов положить Россию на алтарь мировой революции. Именно поэтому, по мнению некоторых, он хотел видеть Л.Д. Троцкого своим преемником, назвав его «самым способным человеком» в ЦК.

Здесь следует точно определиться, о каком времени идёт речь. В 1918–1920 гг., когда в Европе полыхала революционная волна, Советская власть действительно выражала солидарность с международным пролетарским движением. Ровно такую же позицию заняла наша страна в середине 1940-х годов, оказывая поддержку не только антифашистским движениям Сопротивления в Европе, но и антиколониальной борьбе многих народов земного шара. История показала, что данный шаг был оправданным.

Но это – отдельные эпизоды. Прежде всего, не следует забывать, что В.И. Лениным был открыт и обоснован закон неравномерности экономического и политического развития капиталистических стран, на основе которого он пришёл к выводу о возможности победы социализма в одной стране. Против данного положения возражали Троцкий с Зиновьевым. Так, первый считал данное утверждение теоретически неверным. Оба они полагали, что в период домонополистической стадии капитализма неравномерность развития наблюдалась в большей степени, чем в период монополистического капитализма. По их мнению, в этой связи рассчитывать на возможность победы социализма в одной стране безосновательно.

Наиболее чётко данная мысль была изложена Лениным в его работе «Детская болезнь левизны в коммунизме» в 1920 году: «Пока существуют национальные и государственные различия между народами и странами – а эти различия будут держаться ещё очень и очень долго, единство интернациональной тактики коммунистического рабочего движения всех стран требует не… уничтожения национальных различий,.. а такого применения основных принципов коммунизма, которое бы… применяло их к национальным и национально-государственным различиям». Подчёркивает, что необходимо «исследовать, изучить, отыскать, угадать, схватить национально-особенное, национально-специфическое в конкретных подходах каждой страны к решению единой интернациональной задачи…».

Как известно, В.И. Ленин сформулировал основные направления социалистического строительства в нашей стране, в дальнейшем реализованные И.В. Сталиным: индустриализация, кооперация в сельском хозяйстве и культурная революция.

Что касается характеристики Троцкого, данной ему Лениным, то следует учитывать, что со времён «перестройки» фраза о Льве Давидовиче как о «самом способном человеке в ЦК» вырывается из общего контекста. Полностью заметка В.И. Ленина о нём звучала так: «… тов. Троцкий, как доказала уже его борьба против ЦК…, отличается не только выдающимися способностями. Лично он, пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК, но и чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела».

Таким образом, все вышеупомянутые факты развеивают основную массу ложных представлений о деятельности В.И. Ленина, насаждаемых буржуазной пропагандой. Сегодня очевидно, что в целях демонтажа советского строя, независимости России, реставрации капитализма по лекалам западных «советов», легитимации неолиберальной олигархической модели развития, авторы «перестройки» и т.н. «реформ» прилагали все усилия, направленные на то, чтобы представить коммунистическую идеологию как чудовищную, якобы не давшую России никаких позитивных результатов. Они стремились доказать, что советскую коммунистическую систему нельзя было реформировать, можно было её только разрушить. В этой связи «независимые» средства массовой информации очерняли Советский период нашей истории, выполняя социальный заказ криминально-олигархических сил в лице чубайсов, ходорковских, березовских, а также ведущих мировых держав, зарящихся на национальное достояние нашей страны.

Между тем, значение деятельности В.И. Ленина, несомненно, огромно. Во-первых, совершённая возглавляемой им большевистской партией Октябрьская революция открыла новую эпоху человечества. Впервые во всемирной истории была предпринята реальная попытка превратить экономический и технический прогресс в социальный. В СССР были созданы благоприятные условия для жизни и свободного развития каждого, что позволило миллионам простых людей познавать новые горизонты. Ведущие капиталистические страны позаимствовали у нашей страны данную практику, усилив социальную направленность экономической политики. Во-вторых, несмотря на все трудности и издержки, переход к социализму в долгосрочной перспективе благотворно сказался на развитии России. Мощный экономический рывок, в результате которого СССР вышел на второе место в мире, полёт в космос, колоссальные достижения в области научно-технического прогресса являлись результатом творческого подъёма народных масс, вызванного Октябрьской революцией и победой в Великой Отечественной войне. Надо заметить, что все эти достижения признавала часть буржуазных сил, в том числе ряд представителей российской эмиграции. Так, бывший лидер кадетской партии П.Н. Милюков в ходе своей полемики с М.Вишняком в 1943 году поставил большевикам в заслугу укрепление экономики, государственности и армии. По его словам, «народ в худом и хорошем связан со своим режимом», «примирился с его недостатками и оценил его преимущества».

В настоящее время, в условиях неудачи капиталистического эксперимента, на повестку дня встаёт задача построения современного социализма. В этой связи возрастает актуальность тщательного изучения Советского периода нашей страны, анализа как достижений, так и ошибок, приведших к крушению системы в конце XX века. Но прежде всего необходимо осознать несостоятельность основных постулатов «демократической» пропаганды, стремящейся в максимальной степени исказить историю и принизить значение всего связанного с Советской властью, особенно деятельность В.И. Ленина.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.