Меню Закрыть

Бундесвер – наследник Вермахта. Авторы новой военной доктрины Германии снова видят в России врага

«Свободная Пресса»
2015-02-19 00:56.

Германия начала разработку новой версии военной доктрины, так называемой Белой книги, в которой прописывается концепция правительства по развитию вооружённых сил и политике безопасности. Как сообщила 17 февраля министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен, в ней будет изменён подход к оценке стратегических отношений с Россией.

 

 

– Мы не должны питать иллюзий. Новая политика Кремля началась ещё до кризиса на Украине, она будет заботить нас ещё очень и очень долго, заявила она.

По словам министра обороны ФРГ, события, которые происходят в непосредственной близости от границ Германии «в корне меняют архитектуру безопасности в Европе». Причём фокус в новой стратегии будет смещён с участия в зарубежных миссиях на укрепление обороноспособности внутри НАТО.

Стоит отметить, что в этот раз к работе над составлением Белой книги будут привлечены не только эксперты министерства обороны и иностранных дел, но и внутренних дел, экономики, министерства по делам сотрудничества с развивающимися странами, Комиссии ЕС, НАТО, а также общественные деятели, парламентарии и даже специалисты НКО.

Первая военная доктрина Германии была опубликована в 1969 году. До середины 1980-х она обновлялась через регулярные промежутки времени, после чего перерывы стали длиннее. Так, предпоследняя Белая книга была издана вскоре после объединения страны в 1994 году, а ныне действующую представил в 2006-м занимавший тогда пост министра обороны ФРГ Франц Йозеф Юнг. Кстати, в Белой книге от 2006-года Россия называлась «выдающимся партнёром», с которым и НАТО, и Европейский Союз были заинтересованы в тесном сотрудничестве.

Заведующий сектором региональных проблем и конфликтов отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Константин Воронов отмечает: коррекцию военно-политической доктрины Германии нужно рассматривать как некое вынужденное изменение курса страны в связи с прошедшими геополитическими изменениями.

Но надо учитывать, что помимо причин, которые пытаются использовать евроатлантисты в своих целях, демонизируя Владимира Путина и Россию, есть ещё ряд других. Здесь сложный коктейль из современной политики и истории, но он влияет на сферу обеспечения безопасности.

Во-первых, Германия в силу прошлого воспринимается «как преступник, который взят на поруки, отпущен на свободу, но судимость с него не снята», что все эти годы препятствовало её милитаризации.

Во-вторых, в силу объективных причин Россия стала активнее себя вести на постсоветском пространстве. За рубежом это воспринимается как изменение.

В-третьих, немцы давно говорили, что Альянс должен вернуться к своей основной задаче – к обеспечению безопасности в евроатлантической зоне. Они, конечно, не принимали такого участия в зарубежных операциях, как это делали Великобритания и Франция – бывшие колониальные державы, у которых остались некие обязательства в мире. Германия никогда не имела таких колониальных владений, но она все годы постбиполярного мира покорно шла за «дядей Сэмом», и в Ирак, и в Афганистан. После того, как Белый дом заявил о том, что прекращает миссию в Афганистане и что НАТО возвращается в зону своей ответственности в Европу, в Берлине это «возвращение домой» восприняли с облегчением, поскольку политические и экономические издержки здорово раздражали немцев. А главное – их возмущало активное привнесение на Ближний Восток демократии американского образца, что, как мы знаем, приводило к неконтролируемому политическому шторму в мире. Однако Пентагон по финансовым соображениям будет сокращать своё военное присутствие в Европе, в том числе выводить некоторые подразделения из Германии. Для американцев сейчас зона номер один – это Азиатско-Тихоокеанский регион.

В-четвёртых, евроинтеграционные процессы проходят неоднозначно, растёт евроскептицизм, случаются «флешбэки» этакие отбрасывания назад, как в случае с Грецией или Великобританией, которая также грозит выходом из Евросоюза.

Понятно, что на немцах тяжким бременем лежит проигрыш во Второй мировой войне, что препятствовало её милитаризации. К тому же Германия всегда находилась под прессом союзников по НАТО в том смысле что, она должна была соблюдать правило излишне не вооружаться, чтобы не напугать страны Альянса, отмечает директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

Однако в политическом истеблишменте страны многие бы хотели, чтобы вооружённые силы Германии перешли к более активной роли на международной арене. Тем более что немецкие солдаты – одни из лучших в мире, что действительно так. Поэтому было ожидаемо, что рано или поздно политическое руководство ФРГ начнёт выводить свои вооружённые силы из тени, чтобы попытаться вернуть немецкую армию в разряд ведущих. И тут, конечно, есть ещё желание преодолеть некий комплекс неполноценности, который у немецких военных, можно сказать, помимо их воли развили за все эти годы.

Но если говорить об Украине, то, конечно, руководство Германии лукавит. Обратите внимание, многие страны используют украинский кризис в своих целях, но при этом кивают на Россию. Скажем, Польша очень хорошо использует нынешнюю ситуацию для того, чтобы стать союзником США и страной НАТО номер один в Восточной Европе. Теперь вот Германия, которая давно хотела изменить свой статус вооружённых сил, но Вашингтон ей этого не позволял. Сейчас же Штаты развязывают руки в обмен на более негативную позицию по отношению к России.

Конечно, опасности прямого нападения на Россию нет. Я напомню, что НАТО сейчас готово создать шесть подразделений командования и управления в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Болгарии и Румынии, а также увеличить силы реагирования с 13 до 30 тыс. человек. При этом группа повышенной боеготовности будет насчитывать примерно 5 тыс. человек. Свои вооружённые силы для создания сил быстрого реагирования предоставят Франция, Германия, Италия, Польша, Испания и Великобритания… На самом деле это не такие уж и большие силы, тем более что при наличии ядерного оружия количество войск мало что значит. Но вот эти попытки окружить Россию на наиболее чувствительных направлениях, расположить как можно ближе к нашим границам центры командования и управления – не очень для нас приятные вещи. Дело в том, что в современной войне при наличии подобных центров связи и координации для развёртывания группировки численностью в 510 тысяч элитных военнослужащих достаточно 48 часов.

Если на фоне всего происходящего руководство ФРГ собралось менять военную доктрину, то оно имеет на это полное право, только почему-то выбран момент, когда можно в очередной раз многое свалить на Россию и получить на это одобрение из Вашингтона, которого раньше не было.

Ведущий научный сотрудник отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН, германист Александр Кокеев обращает внимание, что угрозу, якобы исходящую от России, видят страны Прибалтики и Польша.

Например, эстонцы спрашивают: «Вот, например, в Нарве русскоговорящих большинство, и если они вдруг попросят защиты соотечественников, что нам делать?» Мы кое-что видели, говорят эстонцы, и просим Германию, НАТО быть готовыми к тому, что мир после Крыма и Украины стал другим. В общем, в Европе видят опасность всерьёз, без газетно-журналистских клише о том, какая «Россия опасная и агрессивная».

«СП»: Министр обороны ФРГ сообщила, что фокус в новой стратегии будет смещён с участия в зарубежных миссиях на укрепление обороноспособности внутри НАТО. Однако немцы не особо-то и участвовали в боевых операциях НАТО?

Да, немцы себя активно не проявляли в зарубежных миссиях, из-за чего получали очень серьёзное недовольство со стороны американцев и англичан, которые говорили: ваши солдаты в районах, где не стреляют, занимаются уколами, перевязками и подношением пищи населению, воспитывают афганских полицейских, а наши гибнут под пулями талибов. И на самом деле, Германия как страна с определёнными установками после войны, после всего того, что она в своё время натворила в Европе, со своей доктриной сдержанности все эти годы действовала именно так. Хотя, конечно, мне могут возразить, мол, немецкие пилоты принимали участие в бомбардировках Югославии. Да, но это были попытки нашего большого друга канцлера Герхарда Шрёдера говорить о более широкой миссии новой объединённой Германии.

Отмечу, что Урсула фон дер Ляйен действительно говорила о смещении акцента с участия в зарубежных миссиях на укрепление обороноспособности внутри НАТО, об украинском конфликте с натовских позиций и об опасности России. Но дело в том, что при прежней «Белой книге», во-первых, ещё была всеобщая воинская повинность. Во-вторых, не существовало Исламского государства*. В-третьих, тогда представлялось, что афганский конфликт закончится спокойный выходом оттуда всех натовцев и воцарением там какой-то стабильности. В-четвёртых, почти ничего не говорилось о кибератаках.

Вот все эти названные мной факторы немцы собираются прописывать в новой военной доктрине. Причём надо иметь в виду, что книга будет подготовлена за полтора-два года, а сама доктрина будет меняться лет 1015. Кроме того, та же Урсула фон дер Ляйен говорила, что очень многое будет зависеть от того, как будут складываться партнёрские отношения с РФ, на которых Германия продолжает настаивать. Да, в военном плане Россия больше не называется «выдающимся партнёром», и сейчас в Германии спорят – как называть нашу страну соперником или противником? Но за два-три года политическая ситуация может измениться, а доктрина, как известно, будет формироваться десяток лет. Всё-таки хочется верить и надеяться, что мы для немцев не станем противниками, хотя соперниками уже стали.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.