Меню Закрыть

Б.С. Кашин: Фактически речь идёт о дефолте социальной сферы

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме
2015-10-21 10:32.

Выступление депутата Б.С. Кашина от фракции КПРФ в начале пленарного заседания Государственной Думы 21 октября 2015 г.

 

 

 

Кашин
Борис
Сергеевич

Уважаемые депутаты!

Сегодня нам предстоит заслушать отчёт Правительства о реализации антикризисного плана в первом полугодии 2015 года. Конечно, рассмотрение было бы более содержательным, имея мы на руках цифры бюджета на 2016 год, который на этой неделе должен поступить в Государственную Думу. Но и имеющейся информации достаточно, чтобы прийти к следующим выводам:

1) при отсутствии cпроса за результаты работы и гарантированном «одобрямсе» со стороны парламентского большинства Правительство потеряло способность и желание оперативно реагировать на вызовы времени;

2) несмотря на «пожарную» ситуацию, сложившуюся в экономике и социальной сфере, Президент страны не готов сегодня к серьёзным изменениям. Его устраивают и ключевые кадры, и действующий в «ручном режиме» механизм управления страной.

Весьма наглядно анализ действий Правительства в кризисный период и оценка экономического положения России представлены в заключении Счётной палаты. Прочтение этого документа должно, на мой взгляд, подтолкнуть парламентское большинство критически взглянуть на текущую ситуацию и начать, наконец, спрашивать с исполнительной власти. Но для серьёзного спроса есть и другие – чрезвычайные обстоятельства. Особую опасность представляют одобренные Правительством планы ущемления социальных прав граждан, в первую очередь прав пенсионеров.

Править законодательство с целью сэкономить на наименее социально защищённых гражданах исполнительная власть начала ещё весной этого года. Тогда положенную по закону индексацию ежемесячных денежных выплат инвалидам и чернобыльцам заменили пустыми обещаниями депутатов от «Единой России». Но то, что происходит сейчас, – это событие другого масштаба.

Фактически речь идёт о дефолте социальной сферы, а сложившаяся ситуация имеет ряд общих черт с августом 1998 года. Тогда государство отказалось от выполнения своих обязательств по внутреннему долгу, по погашению облигаций ГКО. Сегодня заявляют об отказе от долгов перед пенсионерами по предстоящей индексации их страховой пенсии по фактической инфляции за 2015 год. Эти обязательства закреплены в законе, принятом менее двух лет назад.

Подчеркну, что страховая пенсия – это не пособие, это обязательство государства, возникающее вследствие уплаты страховых взносов, которые в интересах будущего пенсионера выплачивает его работодатель. При этом надо понимать, что гарантия повышения страховой пенсии на уровень инфляции – это основное положение пенсионной реформы, которое создавало для будущих пенсионеров стимул к официальной трудовой деятельности с «белой» зарплатой. А для нынешних пенсионеров давало хоть какую-то уверенность в завтрашнем дне.

Такие нововведения пенсионной реформы, как ежегодное определение парламентом стоимости пенсионного балла при отмене требования об обязательной индексации стоимости балла по фактической инфляции ровно ничего не гарантируют. Поэтому планы Правительства подрывают доверие человека к перспективам его страховой пенсии. Разговоры о том, что возможно осенью пройдёт вторая индексация, хотя сейчас на это в бюджете денег не заложено, – не что иное, как циничный разговор «в пользу бедных».

Подобного отношения к правам пенсионеров не позволяла себе ни одна развитая страна мира: нет примеров, когда при высокой, тем более двузначной инфляции, в развитых странах проводилась заморозка индексации пенсий и в реальном выражении резко снижался размер трудовой пенсии. Все понимают, что если снижение доходов подталкивает людей трудоспособного возраста к более активным поискам другой работы, то для пенсионеров это прямой путь к обнищанию.

К изменению пенсионного законодательства в развитых странах относятся крайне осторожно. Там правящий класс давно усвоил, что поспешные односторонние действия в этой сфере чреваты дестабилизацией общества. Например, в Великобритании сейчас обсуждается реформа пенсионной системы, которая в полном объёме будет касаться лишь граждан, выходящих на пенсию в 80-х годах нашего века. Кстати, в Великобритании трудовая пенсия индексируется ежегодно на максимум из трёх величин: инфляция, рост средней зарплаты, и постоянная величина – 2.5%. И аналогичные правила действуют в большинстве развитых стран. Поэтому, повторяюсь, попытка власти самовольно управлять страховой пенсионной системой не лезет ни в какие ворота и в данном случае влечёт социальный дефолт.

Уважаемые депутаты! Как известно, в России с 2002 года в рамках государственной пенсионной системы внедрена накопительная составляющая. Она была внедрена на основе прогнозов, достойных барона Мюнхгаузена. У меня в руках экономическое обоснование «накопиловки», подготовленное министром экономического развития Грефом в 2001 году, обещающее среднюю доходность инвестирования пенсионных накоплений, на 7 процентных пунктов превышающую инфляцию. А фактическая доходность от инвестирования накоплений в среднем за истекшие 13 лет, как все депутаты, надеюсь, уже знают, существенно отставала от инфляции и, следовательно, накопления обесценивались.

Вспомним ещё попытку вдохнуть вторую жизнь в «накопиловку». Речь идёт о дорогостоящей кампании по государственному софинансированию накопительной пенсии, начатой в 2008 г. по инициативе Путина. Эта кампания фактически провалилась (о чём КПРФ предупреждала в самом начале процесса): из 16 млн. граждан, вовлечённых в этот процесс, лишь 1,15 млн. внесли хоть копейку живых денег.

Отметим ещё, что в большинстве развитых стран мира, в том числе в США, Великобритании, Германии, Франции, Канаде, обязательная накопительная пенсия отсутствует.

Казалось бы, ясно, что и в нашей стране с её непредсказуемой инфляцией и финансовым рынком, оторванным от реального сектора экономики, накопительную пенсию надо выводить за рамки государственной пенсионной системы. Но в России «накопиловка» охраняется либералами как священная корова, в том числе с помощью оголтелой информационной кампании. И надо поучиться у либералов последовательности в отстаивании своих целей. Вот, например, интервью Кудрина, который в 2012 году, забывая о несостоятельном прогнозе Грефа, позволяет себе заявлять, что «ошибок при вводе накопительной части пенсии не было». А на днях во время форума «Россия зовёт» иностранные друзья наших либералов намекнули Путину, что закрытие накопительной системы «похоже на признаки каких-то изменений в политике». И Путин поспешил уверить их в том, что либеральной догме не изменит.

Не исключаю, что за стремлением сломать действующую систему страховых пенсий стоит не только желание Минфина сэкономить, но и желание прозападного либерального лобби продолжить в России строительство финансовой пирамиды гигантских размеров, убрав реальную альтернативу «накопиловке». К сожалению, представители социального блока Правительства, долгое время занимавшие правильную позицию, в какой-то момент, что называется, «прогнулись» и сами стали доламывать разработанную и внедрённую ими пенсионную реформу. Не было услышано и мнение оппозиции, в частности, заявление Президиума ЦК КПРФ от 25 июня этого года «Защитим права пенсионеров», в котором отказ от индексации пенсий по фактической инфляции назван преступным.

Сегодня предельно ясно проявилась сущность российского государства. Действуя в интересах олигархов, оно не рассматривает даже возможность принятия очевидных мер для выполнения ранее принятых социальных обязательств и балансирования бюджета пенсионного фонда. Среди возможных мер, которые в этом направлении предлагает рассмотреть КПРФ, отметим следующие:

  1. Снятие ограничения по базе начисления взносов в ПФР. Сейчас предельная годовая заработная плата, с которой начисляется в ПФР 22%, составляет 711 тыс. руб., а с заработка, превышающего эту сумму, взимается всего 10%. Внедрение этой меры по оценкам ПФР позволит ему получить дополнительно порядка 400 млрд. руб. в год.
  2. Отмена временно действующего льготного тарифа отчислений 22% с облагаемой базы вместо утверждённого ранее тарифа 26%. По подсчётам пенсионного фонда эта мера принесла бы в 2016 году порядка 650 млрд. руб.
  3. Направление на индексацию страховой пенсии «замороженных» средств пенсионных накоплений за 2015 год в сумме около 350 млрд. руб., с соответствующим увеличением пенсионных прав трудящихся (заморозка пенсионных накоплений по причинам, указанным выше, представляется совершенно обоснованной).

Реализация только первых двух из указанных выше мер, против чего, естественно, выступают предприниматели, позволит практически покрыть дефицит ПФР по выплатам страховых пенсий при полноценной индексации.

Кроме того, вне поля рассмотрения нашей власти находятся такие действия, как реальная борьба с «серыми зарплатами» и внедрение прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц, которые бы реально способствовали наполнению государственного бюджета и бюджета ПФР.

Уважаемые депутаты! Как и в 1998 году наше Правительство, распихав имеющиеся резервы по карманам банкиров, прекращает выполнять свои обязательства. Как и тогда, время требует новой команды у руля страны. Кое-что, конечно, изменилось. Позитивные сдвиги произошли во внешней политике, но зато парламент страны, кажется, потерял свой голос. На следующей неделе мы разъедемся в регионы и сможем посоветоваться с людьми по поводу сложившейся в стране ситуации. Надеюсь, что поддержка избирателей поможет Государственной Думе принять назревшее решение в отношении Правительства и предложенного им бюджета.

Спасибо за внимание.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.