Меню Закрыть

3 млн рублей за помощь в продаже объекта «Оборонсервиса». Продолжается расследование грязных афер в военном ведомстве

BFM.ru
2013-05-07 06:53

В Тверском суде Москвы на процессе по делу бывшего топ-менеджера компании «Мира» Дмитрия Митяева сегодня дал показания его ранее осужденный по тому же делу его соучастник Николай Любутов. Он заявил, что именно Митяев установил цену своих услуг — 3 млн рублей за помощь в продаже одного из объектов, принадлежавшего компании «Оборонсервис».

Между тем, защита пыталась доказать суду, что Любутов уговорил их клиента взять деньги, от которых тот всеми силами отказывался.

На заседание суда главного свидетеля обвинения — бывшего начальника отдела продаж «Правовой центр «Эксперт» (позже компания была переименована в «Мира») доставили под конвоем.

В ходе следствия 27-летний Любутов признал вину и заключил досудебное соглашение о сотрудничестве. А 5 апреля по приговору Тверского суда Москвы он получил 2,5 года колонии за покушение на мошенничество в особо-крупном размере (ст. 30 и ч.4 ст. 159 УК) и был взят под стражу.

В ходе сегодняшнего слушания свидетель поведал об обстоятельствах, которые привели его и Дмитрия Митяева на скамью подсудимых. Стоит отметить, что последний в отличие от Любутова вину не признал. Именно потому с 10 апреля его дело слушается отдельно.

Между тем, в ходе процесса Любутов полностью изобличил своего бывшего коллегу. Он не стесняясь называл Митяева своим «соучастником» и «подельником» и заявил, что это Митяев определил сумму вознаграждения в 3 млн рублей.

«Люди менялись как перчатки»

Николай Любутов рассказал, что с Дмитрием Митяевым он был знаком по работе — оба на разных должностях трудились в Правовом центре «Эксперт». Компания готовила к продаже объекты подконтрольной минобороны организации — скандально известного «Оборонсервиса». Как оказалось, сам Любутов проработал там всего три месяца. Он был начальником отдела продаж, торгов, инвестиционных проектов.

«В этой компании была специфика работы такая — люди менялись как перчатки, их переставляли с должности на должность. Мы с Дмитрием Геннадьевичем были там еще старожилами», — заметил Любутов. Свидетель пояснил, что до этого четыре года трудился главой муниципального образования «Левоборежное» и имел опыт реализации городского имущества. Позже, уже работая в «Мире», ему поручили разработать систему электронных торгов.

По его словам, уже после того, как он уволился, к нему в конце лета — начале осени 2012 года обратился бизнесмен Михаил Пашкин, «который, как оказалось, действовал в рамках оперативного эксперимента».

Тот проявил интерес к одному из объектов «Оборонсервиса» — Щелковскому комбинату бытового обслуживания, и попросил Лубутова посодействовать в скорейшей покупке имущества — за 2-3 недели. Так как Любутов уже не работал в «Мире», то он обратился к Дмитрию Митяеву, который занял в компании должность начальника отдела продаж.

«Митяев обещал сделать все таким образом, чтобы объект на электронных торгах был приобретен организацией, принадлежащей Пашкину — Институту строительной экспертизы. В подробности он меня глубоко не посвящал», — признался Любутов.

Он пояснил, что каждый из соучастников должен был получить по полтора миллиона рублей. При этом часть денег — 50 тыс рублей предполагалось передать оценщику Александру Семеренко, гендиректору «Оценка Бизнеса». Эта организация сотрудничала с компанией «Мира».

«Он сказал, что за сумму меньше 3 млн связываться нет смысла»

«Изначально Пашкин вел речь о сумме не более 2% от стоимости объекта. Мы обсудили это с Дмитрием Геннадьевичем, но он сказал, что за сумму меньше 3 млн связываться нет смысла, так как это опасно», — поделился подробностями переговоров свидетель.

Отвечая на вопросы прокурора, Николай Любутов признался, что заказчик также просил максимально занизить стоимость объекта. Однако оказалось что этого сделать нельзя: «Когда мы поговорили с Митяевым, то выяснилось, что занизить стоимость будет невозможно, так как объект итак был оценен в довольно низкую сумму — 35 млн рублей».

Николай Любутов признался, что что с самого начала момента общения с Пашкиным, тот являлся для него «загадкой». «Он постоянно задавал уточняющие вопросы. Как я позже понял — выполнял указания, данные ему при оперативном эксперименте. То есть нужно было узнать кто, что и за сколько сделает», — добавил свидетель.

Николай Любутов рассказал, что первоначально заказчик должен был передать ему лишь часть денег, но 22 октября во время встречи в районе станции метро «Белорусская» тот неожиданно привез всю сумму, после чего его и задержали.

По словам свидетеля, когда он оказался в здании Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, ему дали понять, что отпираться нет смысла: в комнате где него на несколько минут оставили одного, на столе лежал ворох распечаток всех телефонных разговоров сотрудников компании «Мира», в том числе его и Митяева.

«Не задержать нас не могли. Так как шла целенаправленная слежка. Мои показания вряд ли бы отягчили его судьбу»,— сделал вывод Митяев. Он согласился на следующий день поучаствовать в оперативном эксперименте и на встречу с подельником отправился обвешанный аппаратурой.

23 октября 2012 года после выхода их кафе «Кофе-Хауз» на Остоженке Любутов передал Митяеву его «долю» — 1,5 млн рублей. Деньги были пронумерованы и отксерокопированы сотрудниками полиции.

«Митяев взял эти деньги?», — уточнила прокурор.

«Да, правда вначале сказал, что брать их боится — вдруг он не выполнит работу и на него «наедут» бандиты. Я объяснил, что тоже боюсь держать у себя деньги. Он взял файлик с деньгами в руку и положил в спортивную сумку на заднем сиденье моего автомобиля», — последовал ответ.

«Мы получали деньги за то, что юридически решить не могли»

Оставшуюся часть заседания адвокаты подсудимого Олег Любушкин и Илларион Васильев пытались убедить суд, что их подзащитный не хотел брать денег и его вынудили это сделать. Они даже настояли на оглашении расшифровки видеозаписи встречи Лубутова и Митяева.

Однако она не поменяла сложившейся картины. Из нее следовало, что Митяев и, правда, не желал забирать столь крупную сумму, настаивая на том, что деньги нужно получать поэтапно небольшим частями: «Куда я их – ни сейфа, ничего…». Но Любутов его убеждал: «Ну давай решим вопрос, потому уже тачку хочется поменять» и сетовал на то, что ему не на что даже «поставить памятник матери». В итоге Митяев сдался.

«Судя по разговору, вы уговаривали его взять деньги», — обратился к осужденному один из адвокатов подсудимого. «Я уговаривал его взять всю сумму сразу, а не вообще. Он же не отказывался брать деньги, а я не подкидывал ему эту сумку!», — стоял на своем Любутов.

«Мошенничество — это обман за то, что делать не собираются. Но вы горите что сделали бы, если бы получилось, — не сдавался адвокат. — Будучи кандидатом юридических наук как вы можете объяснить это противоречие?

«Очень просто. Ни в мои, ни в полномочия Дмитрия Геннадбевича не входило решение этих вопросов. Мы получали деньги за то, что юридически решить не могли», — признался осужденный.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.