Меню Закрыть

Собственность у церкви отобрали не большевики, а Петр I

Собственность

у церкви

отобрали

не большевики,

а Петр I

Вопрос доктору искусствоведения, культурологу Алексею ЛЕБЕДЕВУ:

Как вы оцениваете законопроект?

Негативно. Несмотря на сделанные малозначительные поправки, имеющие целью успокоить общественное мнение, его текст плох от начала до конца — от анекдотически безграмотных формулировок до антиконституционных базовых положений. Как с точки зрения русского языка звучит словосочетание «монашеская жизнедеятельность»? Я полагал, что жизнедеятельность бывает одна, и как выглядят ее продукты – известно… Но всё остальное в законопроекте «О передаче… имущества религиозного назначения» совсем не смешно, ибо речь идет не только об имуществе, и не только «религиозного назначения». Вчитайтесь в формулировку, вызвавшую особенно бурные споры, но так и оставшуюся в законопроекте неизменной, где узаконивается, что передаче подлежат «здания, строения, помещения, сооружения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, монастырские, храмовые и иные культовые комплексы, построенные до осуществления и (или) обеспечения таких видов деятельности религиозных организаций, как  богослужения, молитвенные и религиозные обряды и церемонии <…> То есть, попросту говоря, передаче подлежит всё. Например, гостиница, где в 19-м веке несколько лет проживали паломники. Обеспечивает сегодня эта гостиница такой вид деятельности религиозных организаций, как религиозное почитание? Обеспечивает. Значит – отдать! Если ворота кремля с его стенами, башнями с колоколами, пушками, внутренними строениями запереть, он обеспечит молитвенное уединение? Обеспечит. Значит – отдать! И такой можно продолжать бесконечно. Потому что не бывает недвижимости, которая не могла бы «не обеспечивать».

— Вас приглашали к обсуждению законопроекта?

Комитет Госдумы по культуре пригласил меня в числе специалистов, чтобы мы выступили на слушаниях со своими заключениями. Дали две минуты вместо семи положенных по регламенту доктору искусствоведения А.Л.Баталову, оборвали на полуслове директора Музея древнерусского искусства Г.В.Попова, доктора искусствоведения Л.И.Лифшица. А члена-корреспондента Российской академии наук В.Д.Назарова, меня до микрофона не допустили. И всё это лично меня не удивило. Просто многие в думских (не только по культуре, но и прочим направлениям) комитетах панически боятся профессиональных суждений.

У лоббистов четко отработанная технология проталкивания нужных им, их интересам законопроектов – на слушаниях так перетасовать докладчиков, чтобы впереди всех оказались «свои», дать каждому из «своих» поговорить не семь, как в регламенте, а 15-20 минут и их никто не останавливает.  А потом под предлогом, что времени на выступления приглашенных экспертов «не хватило» и тем заткнуть рот всем, кто профессионально разбирается в проблеме. Причем «своим» не обязательно даже хвалить обсуждаемый законопроект. Достаточно не выдвигать аргументов против него и проедать время витиеватыми рассуждениями типа того, как выразился один из ораторов (кстати, светский человек), что мы должны быть благодарны православной церкви, которая вопреки козням русских царей, уберегла русский народ от монголо-татарского нашествия. ю Так прямо и  казал: мол, спасибо церкви, которая спасла нас от ордынского ига. Ну очень прочувствованно говорил…

Тогда как в реальности отношение  ордынскому игу – одна из самых позорных страниц в истории Русской православной церкви. Тогда церковь со всех амвонов призывал не сопротивляться нашествию. Почему? Потому что Константинополь в ту пору видел в Орде сдерживающую силу по отношению к Османской империи. Церковь называла монголов «бичом Божьим», которому противиться нельзя, ибо это есть наказание за грехи наши…

Здесь уместно вспомнить писанный во всех курсах истории и знакомый каждому школьнику эпизод, когда перед Куликовской битвой князь Дмитрий Донской отправился просить благословения не к находившимся под боком, в Москве, церковным иерархам, настоятелям монастырей, которых было пруд пруди, а скакал настоятелю удаленного за сотни километров монастыря Сергию Радонежскому. Ответ прост: Сергий был ослушником – не боялся идти наперекор установлениям церковного руководства. Только такой оппозиционер и мог поддержать Дмитрия Донского в весьма сомнительном, с точки зрения церковных иерархов, начинании. Теперь понятно, почему специалистам рот затыкают? Потому что, не зная истории, ее легче переписывать под любую, какая на дворе, идеология. Исторические реалии в процессе переписывания просто ненужные помехи.

А что поведал на слушаниях по законопроекту председатель Комитета по делам общественных и религиозных организаций С.А.Попов? Как икона «Богоматерь Торопецкая» хранилась-хранилась в музее, да и треснула, образовалась щель в 8 сантиметров, а потом иону поместили в храм в поселке Княжье озеро. Верующие начали икону целовать и щель сама собой… срослась. Услышать такое в исполнении председателя Комитета Госдумы – из круга людей, решающих судьбы страны – согласитесь, нонсенс. И Попов не шутил, говорил вполне серьезно, прочувствованно. Но слушания в целом, конечно же, были фарсом, в котором скажи что-то серьезное – всё равно услышан не будешь.

— И в чем состоят претензии церкви?

— Сейчас ее основной интерес – земля и недвижимость. Чего не срывают в Центре инвестиционных программ РПЦ: найти в центре Москвы свободный земельный участок стало невозможным, а у церкви такие участки есть. А в целом только в Москве сегодня в «разработке» церкви более ста адресов. Включая восстановление патриарших подворий и на их основе строительство коммерческих – офисных, торговых, жилых – объектов. И не стоит удивляться, что теперь РПЦ полуразрушенными сельскими храмами, низкая инвестиционная привлекательность совершенно очевидна, особо не интересуется. Куда привлекательнее исторические центры городов. Но поскольку имеющиеся в них церковные здания и монастырские комплексы давно переданы церкви, объектами церковного рейдерства стали кремли России.

Интересно и другое. Получая в свое распоряжение крупные объекты недвижимости, церковь не всегда торопится брать на себя их содержание. Например, храм Христа Спасителя в Москве. Богослужения там проводятся изредка. Зато на всю «катушку» используются залы для конференций, банкетные залы, гаражи и т.д. Содержится всё это на московский городской бюджет, а доходы получает церковь. И патриархия не горит желанием получить храм в свою собственность. Не потому ли что ситуация «безвозмездного вечного пользования» куда выгоднее. Это же золотой сон бизнесмена: все расходы чужие, а все доходы – мои.

— С новым руководством РПЦ наблюдаются и заметные, в сравнении с предыдущим патриаршеством изменения в ее политической активности…

— Это не смена ориентиров РПЦ, а скорее уровень личных амбиций патриарха, мыслящего себя чем-то вроде министра, возможно даже премьер-министра. Но это не значит, что до этого у церкви не было жажды власти.

Вся первая половина ХХ века была для русской православной церкви периодом соглашательства. Та часть церкви, что уехала за рубеж, приняла предложенные ей условия игры и в довоенный период влачила жалкое существование. Первое ощутимое потепление в отношении власти к церкви произошло в Великую Отечественную войну, когда церковь реально – и материально и пастырским словом – помогала Красной Армии. Государство не осталось в долгу, и церковь стала получать от власти первые преференции (преимущества, льготы – «СП»). В конце 40-х годов, при Сталине, произошла передача Московской патриархии многих церковных предметов – целые массивы икон, не шедевры, но добротный художественный материал — из государственных хранилищ. С уходом советской власти на церковь сделали ставку. С ее помощью государство уже два десятилетия пытается залатать дыру на месте утраченной идеологии. Парадоксальный, иначе не скажешь – поворот отечественной истории: страна, публично объявившая главным национальным приоритетом модернизацию, пытается найти идеологическую  опору в организации и религии, которую на всех европейских языках называют ортодоксальной.

И, тем не менее, несмотря на свой заведомый консерватизм, РПЦ принимает приглашение к сотрудничеству…

— Другой вопрос, насколько РПЦ способна в этом помочь. Страна взяла курс на нанотехнологии. Понять, что это такое, способны три с половиной специалиста, а потому для поддержки начинания была бы уместна раскрутка техноцентрического мифа, чего-нибудь про всепобеждающую инженерную мысль. Вместо этого предпринимается попытка двигаться в сторону нанотехнологий на телеге, осеняя себя крестным знамением. Затея абсолютно безнадежная, но выгоду из нее РПЦ извлечь может, что уже делает, получив беспрецедентную возможность получить большой кусок национального пирога.

— С увеличением влияния церкви появляется риск политико-экономического клерикального переворота. Власть этого не видит?

— Полагаю, что она всё прекрасно видит. Но считает, что таким образом расплачивается за услугу по формированию национальной идеи. Не сознавая, что услуга получается медвежьей.

— Но чтобы убедить в реалистичности воплощения идеи, ее требуется обосновать. А как это сделать, когда людей с каждым днем огорошивают сенсациями о себе и своей истории…

— Наше историческое сознание не исторично, в нем отсутствует граница между прошлым и настоящим. Исторические события воспринимаются как незавершеннее. И постоянно откатывает счетчик времени назад и пытаемся снова и снова переписать историю.: «вернуть долги», «восстановить историческую справедливость»… Известная фраза: «История не знает сослагательного наклонения» не для нашей ментальности, что делает россиян незащищенными от техники манипулирования общественным сознанием. И потому нас легко вытолкнуть в пространство мифа. Один из которых «Вернем отобранную большевиками собственность», другой «Место иконы в храме…» ба легко опровергаются фактами. Собственность у церкви отобрали не большевики, а Петр I. Место иконы не в храме, а везде: в домах, в общественных местах… Но только фактами мифы не победить. Поскольку они опираются не на реалии, а исходят из тех же техник сознательного, преднамеренного манипулирования общественным сознанием. И почему мы должны отдать церкви то, что ей никогда не принадлежало? В благодарность за то, что «спасла» от монголо-татарского ига?

Тем временем

Наряду с уже ведущейся передачей РПЦ «имущества религиозного значения» с землей под недвижимостью такого «имущества» в федеральный бюджет 2011 года включена разработанная администрацией Президента РФ, Московской патриархией и администрацией Архангельской области федеральная программа «Сохранение духовного, культурного и природного наследия и развитие инфраструктуры Соловецкого архипелага на 2011-2015 год, общий объем реализации которой превысит 15 миллиардов рублей. Из них 5 млрд. 117 млн. рублей на реконструкцию самого Соловецкого монастыря. Из которых, в свою очередь, 2 млрд. 684 млн. рублей выдадут самому монастырю. Хотя по закону религиозные объединения отдалены от государства и из бюджета не финансируются. Вызывают вопросы на предмет «коррупционной составляющей» и множество других вопросов вышеназванной программы – миллиардные затраты на строительство, «реставрацию» дорог, сооружение мусоросжигающего завода, мощностью в десяти раз превышающего объем соловецкого мусора. И при расходовании таких астрономических служб одновременно будут вводиться всевозможные (не предусмотренные законом) ограничения при посещении Соловков, изложенных якобы самими местными жителями в «коллективном» письме патриарху Кириллу. Но как свидетельствует издание «Религиополис», такое «письмо» оказалось «совершенно неизвестным прихожанам местных храмов». Более известно и широко поддерживается адресованное Медведеву коллективное обращение с критикой монастырских инициатив и царящих на архипелаге нравах. Включая и превращение Филипповой пустыни в «VIP-cкит», где отреставрирован особняк для патриарха с закрытием доступа посетителей в пустынь. Тем не менее, имея «VIP-скит» патриарх при посещении Соловков останавливается в одном из местных отелей.

(«Новая газета»)

 

 

Мнение

Патриарх Кирилл каким-то образом точно знает, что разрушение СССР произошло не в результате подрывной работы «демократов» — советских выродков, жадных до власти и богатств вместе с поддерживавшими их во всём материально и морально «деморатами» Запада, а как «кара Господня» за «безбожие» советского периода». И полыхавшие и поныне кое-где по-прежнему полыхающие лесные, торфяные пожары патриарх причисляет к той же «каре Господней».

В таком случае мне, грешному, непонятно:

а) Почему господь допустил Великую Октябрьскую социалистическую революцию, куда более бескровную, чем Февральская буржуазная?

б) Почему Господь в Гражданской войне даровал победу добровольческой Красной Армии, а не белым кадровым армиям, куда лучше оснащенным и вооружением, и иконками, и под началом офицеров с крестами во всю грудь, к тому же поддержанным интервентами 14 стран?

в) Почему Господь даровал Советскому Союзу победу над фашистской Германией, каждый офицер, солдат которой был подпоясан ремнем с пряжкой «С нами Бог»?

г) Почему Господь помог «безбожному» СССР не только быстро подняться из руин, но и стать одной из двух сверхдержав?

д) Почему нынешние правители РФ, так радеющие о процветании РПЦ не только не могут удержать стран на уровне развития СССР, а с каждым годом опускают страну всё ниже и ниже?

Неужели патриарх не видит полного упадка сельского хозяйства, стремительно беднеющего населения? Или это тоже «кара Господня»? Но уже власти, самому патриарху и его пастве?

Н.Пелячик, рабочий, беспартийный.

(«Советская Россия»)

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.