Меню Закрыть

ПЛАТИТЬ ПО «БОЛЬНИЧНОМУ» БУДУТ ГОРАЗДО МЕНЬШЕ

Оплата по больничным бюллетеням у нас и поныне осуществляется по давнему (с 1972 года) светскому стандарту: при непрерывном трудовом стаже до 3-х лет – 50 процентов от среднемесячного (за год) заработка, от 3-х до 5-лет – 60%, от 5 до 8 лет – 80%, свыше 8 лет – все 100%. Теперь государство, провозгласившее себя в Конституции социальным желает поломать такой порядок, еще сэкономить на тех, кто реально трудится и живет, считая трудовые рубли, от зарплат до зарплаты. Министерство здравоохранения и социального развития РФ внесло в Госдуму пакет поправок в федеральный закон «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством». Если Госдума с ее «единороссовским» большинством примет поправки, то

ПЛАТИТЬ ПО «БОЛЬНИЧНОМУ»

БУДУТ ГОРАЗДО МЕНЬШЕ

100% среднего заработка станут платить только при наличии непрерывного трудового стажа свыше 15 лет. Отработавшим от 8 до 15 лет станут платить по «больничному» 80% среднего заработка. Тем, у кого непрерывный стаж меньше 8 лет – только 60%.

Гузель УЛУМБЕКОВА, исполнительный директор Ассоциации медицинских обществ по качеству (АСМОК) – То, как часто и как долго наши граждане «бюллетенят», напрямую связано с состоянием здоровья трудоспособного населения. До 1990 года в России каждый работающий «бюллетенил» в среднем 10 дней в год. Сейчас (по данным Министерства здравоохранения и социального развития РФ) «бюллетенит» 7-8 дней.

Для сравнения: в странах Евросоюза (по данным ВОЗ — Всемирной организации здравоохранения)от 12 до 20 дней в год. В Германии, например, 14, в Чехии – 20 дней.

Но то что наши работники меньше берут «больничных листов», не говорит о том, что мы здоровее. Напротив, в сравнении с 1990 годом общая заболеваемость в России (а она считается не только по больничным бюллетеням) увеличилась на 46 процентов, а смертность трудоспособного населения  — на 40 процентов. «Больничных» же с каждым годом выписывают меньше и меньше. Боясь потерять работу у частных работодателей или потерять заработок определенного уровня, многие работники, почувствовав сильное недомогание, не обращаются за «больничными», а переносят заболевание «на ногах». Последствия – перерастание заболеваний в хронические с неминуемыми осложнениями.

Для достижения целей принятой Правительством РФ «Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года» необходимо улучшить здоровье, снизить смертность трудоспособного населения хотя бы до уровня 1990 года (соответственно, с 69 до 49 человек на 10 тыс. трудоспособного населения в года), т.е. почти в полтора раза. Подсчитано, что если в оставшееся десятилетие директивного срока осуществления Концепции, выйти на советский уровень средней продолжительности жизни 73-74 года (сейчас меньше 67 лет), коэффициента  смертности 11,0 на 1000  населения (сейчас этот показатель 14,2), то дополнительно сохранятся жизни почти полутора миллионов человек, которые, даже если думать только об экономике, увеличат ВВП страны на дополнительные 1,2 триллиона рублей, что соизмерим с государственными расходами на медицинскую помощь в 2009 году. На Западе работодатели давно подсчитали, что каждый вложенный в здоровье работников 1 доллар дает экономический эффект в 4 доллара. И чтоб россияне жили дольше и меньше умирали в расцвете жизни, заболевший должен вовремя и в полном объеме получать

квалифицированную медицинскую помощь. Если необходимо, и с отрывом от работы. Снижение же выплат по больничному бюллетеню будет останавливать людей от обращения к врачу. Если учесть, что доходы 60 процентов населения ниже 15 тысяч рублей в месяц, то как заболевшему прожить и вылечиться на 60-80 процентов от такой зарплаты?

А сколько государство, чтоб улучшать здоровье населения, должно тратить на медицину?

.Как минимум, в 1,7 раза больше, чем сейчас.

— И на что эффективнее потратить деньги?

— Первый и главный шаг, который должен быть сделан – увеличение зарплаты медицинских работников. Сегодня она на 21 процент ниже средней по стране (тогда как в Германии в 3, а в США  — в пять раз выше, даже в «новых» (восточных) странах Евросоюза – в полтора-два раза выше. Именно потому думающие, молодые, мобильнее кадры медиков предпочитают уходить в другие отрасли. А с учетом уже ощутимого демографического провала (уменьшения числа выпускников школ) неизбежно столкнемся с еще более острым дефицитом медицинских кадров. А без врача нет и физической доступности медицинской помощи.

— Некоторые же «эксперты», напротив, считают, что врачей на душу населения у нас больше, чем нужно….

Это миф. Если к тому же учитывать, что у нас более половины врачей – пенсионного и предпенсионного возраста. В ближайшие 3-4 года они выйдут на пенсию и при отсутствии  достаточно пополнения молодых специалистов, проблема дефицита врачей станет еще острее.

Если заболеваемость и смертность населения у нас, как я уже сравнивала, на 40 процентов выше, чем в развитых странах, то и врачей у нас соответственно должно быть больше. А что имеем? Уже повсеместно катастрофически не хватает врачей на селе, растет дефицит врачей узкого профиля – фтизиатров, онкологов, рентгенологов, радиологов, патологоанатомов, анестезиологов-реаниматологов…

Второе направление , требующее дополнительных вложений – повышение квалификации врачей.

Третье, на что надо потратить деньги – бесплатные лекарства на амбулаторное лечение. Люди не должны стоять перед альтернативой – купить лекарство себе или лучше – яблок ребенку. Прописанное врачом лекарство больной должен получать преимущественно бесплатно. В этом гарантия успеха лечения, снижения риса инвалидности, смерти в трудоспособном возрасте.

Нас уверяют, что на два ближайших года медицина получит дополнительно 460 миллиардов рублей. Но большая часть этих средств (74 процента) будет, как декларируют, потрачена на материально-техническую базу здравоохранения. И только 26 процентов – на стандарты лечения с некоторым увеличением зарплаты медиков. Разумеется, больницы, поликлиники ремонтировать и оснащать новым оборудованием нужно, но только после того, как населению будут доступны грамотные врачи. Иначе, может оказаться, что в отремонтированных стенах некому будет работать.

— Управленцы сетуют, что у нас больные дольше, чем в развитых странах, находятся в стационарах, а это очень дорого…

Причины такого «перекоса» понятны. В стационаре больной получает бесплатные лекарства, есть кому за ним присматривать. При амбулаторном лечении лекарства больной приобретает сам, на свои деньги. И должного патронажа (ухода на дому) у нас нет. Поэтому у большинства наших пациентов один шанс – получить необходимую медицинскую помощь в стационаре. В мире, в отличие от России, есть разнее больничные койки. Самая дорогая – интенсивная терапия, и здесь, действительно, больной должен находиться короткое время. Как только его выводят из угрожающего состояния, он может быть переведен на реабилитационную койку, которая обходится дешевле, или долечиваться амбулаторно. Еще есть койки длительного ухода для пожилых людей, нуждающихся в медико-социальном уходе, или, например, для инвалидов, неспособных к  самообслуживанию. У нас такие больные подолгу лежат в терапевтических отделениях просто потому, что их некуда выписать, за ними некому ухаживать, им не на что купить лекарства. Поэтому говорить о сокращении пребывания больного на койке интенсивного лечения можно лишь тогда, когда будет увеличена доступность по другим видам медицинской помощи.

— В последние годы, пусть и не так радикально, но расходы на медицину росли. Дало ли это результаты?

— Чтобы добиться целей, поставленных в названной мной выше правительственной Концепции, необходимо, подчеркиваю, увеличить финансирование медицины, как минимум, в 1,7 раза.

— Деньги нужны и медицине, и образованию, и науке, и армии… Где их взять?

— В медицине развитых стран работает принцип солидарности: богатый платит за бедного, здоровый – за больного. Это обеспечивает прогрессивная шкала налогов. И в Западной Европе налоги с состоятельных людей достигают 50-60 процентов их доходов. Причем платят богатые не только с заработка, но и с дивидендов, и с собственности. У нас же налог для всех – что с богатых, что с бедных – одинаково – 13 процентов. А страховые взносы с годового дохода свыше 415 тысяч рублей и вовсе не взимаются. С доходов до 415 тысяч рублей взимаются, а с тех, что еще выше – не взимаются. Это означает, что за медицинскую помощь для всех, включая богатых, у нас платят не богатые, а бедные и средний класс. И пока богатые у нас имеют такие налоговые льготы, говорить о доступности медицинской помощи для большинства населения сложно.  А ведь увеличение только налоговой нагрузки на сверхбогатых позволило бы покрыть нынешний дефицит Фонда социального страхования,  Тогда можно было бы избежать перекладывания финансовой нагрузки по оплате больничных бюллетеней на плечи самих работников и бизнеса, что на деле провоцирует ухудшение здоровья работников.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.