Меню Закрыть

Фальсификаторам «Катыни» ещё в 1943 году ответил… Сталин

Фальсификаторам «Катыни»

ещё в 1943 году ответил… Сталин

Сталинский урок защиты национальных интересов

нынешним правителям России

15 апреля 1943 года польская печать в Лондоне, начала, а германская тут же подхватила тему «зверств Советов» — «расстрела пленных польских офицеров» в Катнском лесу под Смоленском. Зачем?

Журнал «Штерн»: Фашисты устроили пропагандистскую истерию спустя три месяца после поражения под Сталинградом с целью приуменьшить эффект, который произвел на Европу крах германской армии. Фашистская пропаганда вокруг массовых захоронений в Катыни призвана была, по замыслу Геббельса,  «мобилизовать народы Европы против восточного варварства». Польское эмигрантское правительство в Лондоне уличило фашистов в циничной игре: «Обвиняя большевиков в пролитой крови, СС и полицейские подразделения продолжают массовые убийства гражданского населения в оккупированной Польше». Но в то же время настойчиво ставило перед Москвой вопрос о судьбе пленных польских офицеров…

Личное и секретное послание премьера И.В.Сталина премьер-министру г-ну У.Черчиллю (21 апреля 1943 г.): Поведение Польского Правительства в отношении СССР в последнее время Советское Правительство считает совершенно ненормальным, нарушающим все правила и нормы во взаимоотношениях двух союзных государств. Враждебная Советскому Союзу клеветническая кампания, начатая немецкими фашистами по поводу ими же убитых польских офицеров в районе Смоленска, на оккупированной германскими войсками территории была сразу же подхвачена правительством г.Сикорского и всячески разжигается польской официальной печатью. Правительство г.Сикорского не только не дало отпора подлой фашистской клевете на СССР, но даже не сочло нужным обратиться к Советскому Правительству с какими-либо вопросами или за разъяснениями по этому поводу.

Гитлеровские власти, совершив чудовищное преступление над польскими офицерами, разыгрывают следственную комедию, в инсценировке которой они использовали некоторые, подобранные ими же самими польские профашистские элементы из оккупированной Польши, где все находятся под пятой Гитлера и где честный поляк не может открыто сказать своего слова.

Для «расследования» привлечен как правительством Сикорского, так и гитлеровским правительством Международный Красный Крест, который вынужден в обстановке террористического режима с его виселицами и массовым истреблением мирного населения принять участие в этой следственной комиссии, режиссером которой является Гитлер. Понятно, что такое «расследование», осуществляемое к тому же за спиной Советского Правительства, не может вызвать доверия у сколько-нибудь честных людей.

То обстоятельство, что враждебная кампания против Советского Союза начата одновременно в немецкой и польской печати и ведется в одном и том же плане не оставляет сомнения в том, что между врагом союзников – Гитлером и правительством г.Сикорского имеется контакт и сговор в проведении этой враждебной кампании.

В то время как народы Советского Союза, обливаясь кровью в тяжелой борьбе с гитлеровской Германией, напрягают все свои силы для разгрома общего врага свободолюбивых демократических стран, правительство г.Сикорского в угоду тирании Гитлера наносит вероломный удар Советскому Союзу. Все эти обстоятельства вынуждают Советское Правительство признать, что нынешнее правительство Польши, скатившись на путь сговора с гитлеровским правительством, прекратило на деле союзные отношения с СССР и стало на позицию враждебных отношений к Советскому Союзу.

На основании всего этого Советское Правительство пришло  выводу о необходимости прервать отношения с этим правительством. Я считаю нужным информировать Вас об изложенном и надеюсь, что Правительство США поймет необходимость этого вынужденного шага Советского Правительства.

В тот же день аналогичное Личное и секретное послание премьера И.В.Сталина направлено президенту США Франклину Д.Рузвельту

Личное и секретное послание от премьер-министра г-на У.Черчилля маршалу И.В.Сталину (24 апреля 1943 г.): Посол Майский вручил мне вчера вечером Ваше послание. Мы, конечно, будем энергично противиться какому-либо «расследованию» Международным Красным Крестом или каким-либо другим органом на любой территории, находящейся под властью немцев. Подобное расследование было бы обманом, а его выводы получены путем запугивания. Г-н Иден сегодня встречается с Сикорским и будет с возможно большей настойчивостью просить его отказаться от всякой моральной поддержки какого-либо расследования под покровительством нацистов.  Или какого-либо рода контакта с ними… Положение Сикорского весьма трудное. Будучи далеким от прогерманских настроений или от сговора с немцами, он находится под угрозой свержения его поляками, которые считают, что он недостаточно защищал свой народ от Советов. Если он уйдет, мы получим кого-либо похуже. Поэтом я надеюсь, что Ваше решение «прервать» отношения следует понимать скорее в смысле последнего предупреждения, нежели в смысле разрыва, а также, что оно не будет предано гласности…Я просил бы рассмотреть вопрос о разрешении выехать в Иран дополнительному количеству поляков и их иждивенцев. Это ослабило бы растущее недовольство в польской армии…

Личное и секретное послание премьера И.В.Сталина премьер-министр г-ну У.Черчиллю (25 апреля 1943 г.): Получил Ваше послание насчет польских дел… должен Вам сообщить, что дело перерыва отношений с Польским Правительством является уже делом решенным, и сегодня В.М.Молотову пришлось вручить ноту о перерыве отношений. Этого требовали все мои коллеги, так как польская официальная печать ни на минуту не прекращает враждебную кампанию, а, наоборот, усиливает ее с каждым днём. Я был вынужден также считаться  с общественным мнением Советского Союза, которое возмущено неблагодарностью и вероломством Польского Правительства. Что касается вопроса о публикации советского документа о перерыве отношений, то, к сожалению, никак невозможно обойтись без публикации.

Личное и секретное послание от премьер-министра г-на У.Черчилля маршалу И.В.Сталину (25 апреля 1943 г.): В беседе с Иденом Сикорский заявил, что совершенно не приурочивая своего обращения к Красному Кресту к обращению немцев, его Правительство взяло на себя инициативу, не зная, какой линии будут придерживаться немцы. В действительности немцы начали действовать после того, как услышали польское заявление по радио… Сикорский обязался не настаивать на просьбе о расследовании Красным Крестом… Он также удержит польскую прессу от полемики… Имея в виду взятое Сикорским обязательство, я хотел бы просить Вас оставить мысль о каком-либо перерыве отношений… Германская пропаганда создала эту историю именно для того, чтобы вызвать трещину в рядах Объединенных наций.

Лично и секретно от Президента США г-ну Сталину (26 апреля 1943 г.): Я получил Вашу телеграмму во время инспекционной поездки по западной части Соединенных Штатов. Я вполне понимаю сложность Вашего положения, но в то же самое время я надеюсь, что Вы сможете в существующей обстановке найти путь для того, чтобы определить свои действия не как полный разрыв дипломатических отношений между Советским Союзом и Польшей, а как временное прекращение переговоров с Польским Правительством в изгнании в Лондоне… Сикорский..  с моей точки сделал ошибку, поставив именно этот вопрос перед Международным Красным Крестом. Кроме того, я склонен думать, что Премьер-министр Черчилль изыщет пути для того, чтобы убедить Польское Правительство в Лондоне действовать в будущем с более здравым смыслом.

Я был бы Вам благодарен, если бы Вы сообщили мне, мог ли я каким-либо образом помочь в этом вопросе и, в частности, в связи с заботой, которую, может быть, придется проявить в отношении каких-либо поляков, которых Вы, возможно, пожелаете отправить из пределов Союза Советских Социалистических Республик…

Личное и секретное послание премьера И.В.Сталина президенту г.Франклину Д.Рузвельту (29 апреля 1943 г.) Ваш ответ я получил, к сожалению, только 27 апреля, между тем уже 25 апреля Советское Правительство вынуждено было принять решение прервать отношения с Польским Правительством. Поскольку Польское Правительство в течение почти двух недель не только не прекращало, а усиливало враждебную Советскому Союзу и выгодную только Гитлеру кампанию в своей печати и по радио, общественное мнение в СССР было крайне возмущено этим поведением и откладывание решения Советского Правительства стало невозможным.

Вполне возможно, что г.Сикорский лично, в самом деле, не намерен сотрудничать с гитлеровскими гангстерами. Я был бы рад, если бы это предположение подтвердилось на деле. Но я считаю, что некоторые прогитлеровские элементы внутри ли Польского Правительства или в его окружении, повели за собой г.Сикорского, ввиду чего Польское Правительство возможно, помимо, своей воли, оказалось в роли орудия в руках Гитлера в известной Вам антисоветской кампании. Я также думаю, что Премьер-Министр Черчилль сумеет найти пути для того, чтоб образумить Польское Правительство и помочь ему действовать впредь в духе здравого смысла… Что касается польских подданных в СССР и их дальнейшей судьбы, то могу заверить Вас, что органы Советского Правительства всегда обращались и будут обращаться с ними, как с близкими людьми и товарищами. При этом понятно, что ни о какой высылке их из СССР не было и не может быть речи. Если же они сами захотят выехать из СССР, то органы Советского Правительства как раньше не препятствовали этому, так и теперь не намерены препятствовать и по возможности окажут им содействие.

Личное и секретное послание от премьер-министра г-на У.Черчилля маршалу И.В.Сталину (30 апреля 1943 г.): …Британский кабинет исполнен решимости навести должную дисциплину в польской прессе в Великобритании. Жалкие скандалисты… могут говорить вещи, которые германское радио громко повторяет на весь мир. Это будет прекращено. Пока это дело было триумфом Геббельса…

Личное и секретное послание премьера И.В.Сталина премьер-министру г-ну У.Черчиллю (4 мая 1943 г.): Посылая Вам мое послание 21 апреля… я исходил из того что начатая еще 15 апреля поляками антисоветская кампания в печати, усугубленная сперва заявлением польского министерства национальной обороны, а затем заявлением польского правительства 17 апреля, не встретили чьего-либо противодействия в Лондоне… Поскольку поляки продолжали всё больше раздувать клеветническую антисоветскую кампанию… нельзя было ожидать, что терпение Советского Правительства может быть безграничным. Вы сообщаете, что наведете должную дисциплину в польской прессе… я сомневаюсь, чтобы так легко было привести к дисциплине польское правительство, его окружение из прогитлеровских крикунов и его разнузданную прессу… а Сикорский беспомощен перед ними и запуган ими… Что же касается польских подданных в СССР, количество которых невелико и семей польских солдат, эвакуировавшихся в Иран, то Советское Правительство и раньше не ставило препятствий к их выезду из СССР…

25 сентября 1943 года в Смоленск был освобожден от немцев и, по мере того, как фронт отодвигался на запад, появилась возможность исследования захоронений. В начале ноября в Катынь прибыла комиссия по расследованию зверств немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированных территориях СССР во главе с известным хирургом академиком Н.Н.Бурденко.

В.М.Молотов – госсекретарю США Хэллу (23 января 1944 г.): …Советское правительство порвало с Польским правительством в Лондоне из-за его участия во враждебной клеветнической кампании гитлеровцев по поводу «убийств в Катыни… Правительство Миколайчика вместо того, чтобы отмежеваться от этого фашистского акта правительства Сикорского, объявило, что оно будет продолжать политику Сикорского и поощряет ведущих открыто враждебную Советском Союзу кампанию…»

До февраля 1944 года комиссия исследовала в общей сложности 925 трупов и сделала однозначные выводы о них, как жертвах гитлеровских палачей, с чем на месте, наряду с советскими журналистами, были ознакомлены и аккредитованные на ту пору в Москве иностранные корреспонденты.

Лично и секретно маршалу Сталину от президента Рузвельту (получено 11 февраля 1944 г.): …Я внимательно рассмотрел точку зрения Вашего правительства… относительно невозможности с советской точки зрения, иметь какое-либо дело с находящимся в изгнании Польским Правительством в его нынешней форме… Я полностью понимаю Ваше желание иметь дело с таким Польским Правительством, которому вы можете доверять и на которое можно рассчитывать, что оно установит постоянные дружественные отношения с Советским Союзом… Нельзя ли найти какой-либо ответ на вопрос о составе Польского Правительства, который представил бы возможность самому польскому Премьер-министру произвести… изменения в составе своего Правительства?..

Личное и секретно от премьера И.В.Сталина президенту Рузвельту (16 февраля 1944 г.): …Польское Правительство  в Лондоне не сдвинулось с места, по-прежнему в своих официальных заявлениях выступлениях…  такое Польское Правительство не в состоянии установить дружественных отношений с Советским Союзом…

Строго секретное и личное послание от У.Черчилля маршалу Сталину (20 февраля, получено 27 февраля) …Что касается состава Польского правительства, то Польское правительство не может допустить какого-либо права иностранного вмешательства… Что касается времени для формального возобновления отношений, было б целесообразно подождать до освобождения Варшавы…

Для маршала Сталина от президента Рузвельта (получено 28 февраля 1944 г.

Мне известен текст послания Премьер-министра от 20 февраля на Ваше имя… и я имею удовольствие рекомендовать Вам рассмотреть его благожелательно и сочувственно…

От премьера И.В.Сталина президент г-ну Ф.Рузвельту (3 марта 1944 г.): При всём своем желании благожелательно отнестись к посланию г.Черчилля о поляках я всё же должен констатировать, что эмигрантское польское правительство не желает установления нормальных отношений с СССР.. польские эмигранты в Лондоне не только отвергают линию Керзона, но еще претендуют на Львов и Вильно (столицу Литвы)…

От премьера И.В.Сталина премьер-министру г-ну У.Черчиллю (3 марта 1944 г.)

Ознакомившись с подробным изложением Ваших бесед с деятелями эмигрантского польского правительства, я ещё и ещё раз пришел к выводу, что такие люди не способны установить нормальные отношения с СССР…

Лично и секретно от премьера И.В.Сталина премьер-министру г-ну У.Черчиллю (23 марта 1944 года): …Усилия Советского Союза в деле отстаивания и осуществления линии Керзона Вы… квалифицируете, как политику силы… Я никак не могу согласиться с такой позицией. Не могу не напомнить, что в Тегеране Вы, Президент и я договорились о правомерности линии Керзона. Позицию Советского Правительства в этом вопросе Вы считали тогда совершенно правильной, а представителей польского правительства Вы называли сумасшедшими, если ни откажутся принять линию Керзона. Теперь же Вы отстаиваете нечто прямо противоположное. Не значит ли это, что Вы… тем самым нарушаете тегеранское соглашение?  Что касается меня и Советского Правительства, то мы продолжаем стоять на тегеранской позиции.  И не думаем от нее отходить.

Вы заявляете в послании от 7 марта, что вопрос о советско-польской границе придется отложить до созыва конференции о перемирии. Здесь какое-то недоразумение. Советский Союз не воюет и не намерен воевать с Польшей. Советский Союз не имеет никакого конфликта с польским народом и считает себя союзником Польши и польского народа. Именно поэтому Советский Союз проливает кровь ради освобождения Польши от немецкого гнета. Поэтому было бы странным говорить о перемирии между СССР и Польшей. Но у Советского Правительства имеется конфликт с эмигрантским польским правительством, которое не отражает интересов польского народа и не выражает его чаяний. Было бы еще более странно отождествлять с Польшей оторванное от Польши эмигрантское польское правительство в Лондоне…

После марта 1944 года «катынская» тема нигде, в том числе и на Ялтинской, Потсдамской конференциях глав держав антигитлеровской коалиции не поднималась. А открывшийся в ноябре 1945 года Международный суд в Нюрнберге включил расстрел германскими фашистами польских военнопленных под Катынью в свое «Обвинительное заключение». Тема «Катыни» была реанимирована уже после разрушения СССР в 1991 году.

Публикацию подготовил Геннадий ШУТОВ.

Источник: «Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании» в 2-х томах. М.Политиздат 1989.

Из интернета

holod 1944: — Такое впечатление, что на дворе не 2010 год, а 1610-й, когда российские бояре под ляхов стелились. Наши предки долго и мучительно отбивались от Речи Посполитой. Теперь двое «менеджеров» из штанов выпрыгивают, чтобы угодить США и ляхам. Поляки же мстительные, компромиссов не пожелают. И – дайте срок – они «умоют» наших «мальчиков» с их недальновидной, инфантильной политикой так, что никаких годовых бюджетов не хватит рассчитаться с поляками…

Антонов: — Накануне визита Медведева в Польшу «единороссам», жириновцам, мироновцам в Госдуме дали команду принять «заявление» по Катыни и они ее исполнили. Маски окончательно сброшены. И если даже после этого на выборах в думу наши непрошибаемые избиратели пойдут голосовать не только за «Единую…», но и «Справедливую Россию», ЛДПР, то дело дрянь. Что же должно произойти, чтобы люди проснулись и оторваться от телевизоров?

Slavan 39: — Не нынешним «единороссам» и их подпевалам давать оценки историческим событиям. Но уж если свербит, то сперва, по хронологии, надо дождаться осуждения поляками зверств на 60 тысячами пленных красноармейцев 1920 года, получить от них ответ за каждого пропавшего пленного. Во-вторых, происходившие в определенных сложных условиях, тем более спорные исторические события не могут оцениваться некомпетентными политиками из нынешних узколобых депутатов и дилетантов. «Катынский вопрос» ещё не исследовался компетентными историками-специалистами – пусть ни сначала во всём разберутся…

Trias: — Признав геббельсовскую ложь по Катыни «правдой», нынешние правители и разрушители советской экономики стали ещё ближе к гитлеровцам. Те мечтали уничтожить СССР и сделать всех его жителей рабами, низшей расой. И их последователи под маской уничтожения «тоталитарного государства» эти мечты воплощают в жизнь…

konkor 48: — 1 За «Катынским заявлением» депутатов от «Единой России», ЛДПР, «Справедливой России» торчат уши госдепа США… Получается, что дело Геббельса в душах «партии власти» и сейчас «живее всех живых». И какая-то там комиссия Бурденко им не указ…

lev34: — Пока Путин, Медведев, едристская партия не напринимали в угоду своим западным покровителям новых, подобных «катынскому» заявлений, мы обязаны своим личным голосованием прокатить их на выборах и изгнать из власти. Не сделаем этого – грош нам цена. Сколько можно болтать и голосовать ельциноидов? Долой предателей! Долой капитализм!

Николай Коньков Н («Завтра»): Бывают события, которые на первый взгляд, кажутся не очень значительными, но которые потом долго определяют движение истории. Заявление Госдумы «О Катынской трагедии и ее жертвах», в котором ответственность за массовый расстрел пленных польских граждан под Смоленском возлагается, что подтвердил в Варшаве и президент Медведев, на «сталинский режим», — как раз из их числа. Если до принятия этого документа у кого-то ещё могли быть иллюзии по поводу действующей «властной вертикали», то теперь никаких иллюзий быть не может. Подобного рода акции может планировать и осуществлять не государственная власть в полном смысле этого слова, а только ликвидационная зондер-команда под внешним управлением — наподобие той, что действовала под руководством «меченого» Горбачева до конца 1991 года.

Конечно, можно говорить, что тем самым мы-де «очищаем свою историческую память, выводим на новый уровень откровенности и доверия наши отношения с соседними государствами, можно говорить всё что угодно для оправдания «заявления Госдумы» и последующего визита Медведева в Варшаву. Но от этого оба факта не перестают быть тем, чем они являются на самом деле – мерзостью.

 

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.