Меню Закрыть

Вернуть государственное мышление

Вернуть
государственное
мышление

В последние два-три года в нашей стране о науке, наукоемких технологиях и инновациях не просто много говорят, это даже стало модным. Теперь, спустя время, можно точно сказать: практическая польза от этой риторики близка к нулю. Аптеки полны иностранных лекарств, компьютерная сеть страны работает на иностранных программах, все отрасли закупают дорогостоящее оборудование иностранного производства. Контроль за использованием средств никуда не годится. Символично плюхнулись в Тихий океан спутники системы ГЛОНАСС. Все патриотические лозунги власти основы не имеют. Россия зависима, и жить так и стыдно, и опасно.

Наша партия много лет тесно и активно сотрудничает с научным сообществом, у нас союзнические отношения с профсоюзом РАН и движением «За возрождение отечественной науки». У КПРФ целый массив наработок, поэтому перейдем сразу к делу: что мы предлагаем для восстановления науки?

Первое. Придание равновесия в формуле «фундаментальная наука — прикладная наука — применение в производстве». Проводимая властью политика, точнее, больше декларации, уперлась в туловище этой формулы — в прикладную науку. Но прикладная наука, лишенная одного крыла — академической подпитки и второго крыла — инфраструктуры для производственной реализации, естественно, никогда не взлетит. Восстановить это равновесие нужно более равномерным распределением средств и кадров. Не противопоставлять, а создать единую систему. Вместо этого Минэкономразвития выпускает документ «Инновационная Россия — 2020». Опасные идеи, обернутые красивыми фразами. Фактически речь идет о том, что академическая наука — это вредный монополист и финансирование нужно перераспределить в вузовский сектор науки, Сколково и так далее. Вновь американский привкус. Мы убеждены, что активная поддержка вузовской науки — задача важнейшая, на это должны идти мотивирующие расходы. Но курс на то, чтобы топорным методом решать одни задачи за счет других, не может быть успешным. Нужно сочетание усилий, наука — целостный организм. Невозможно мозг и руки расселить по разным комнатам и по-разному кормить. Нельзя решить задачи сегодняшнего дня, не думая о будущем, не занимаясь академическими исследованиями. Иначе каждое наше «сегодня» будет вчерашним днем для всего мира. Только гармоничное сочетание фундаментального и прикладного создаст синергетический эффект, приведет к достижению желаемой сверхцели: востребованности труда и продукта научной мысли в производстве.

Второе. Восстановление численности кадров, занятых научно-исследовательской работой. Количество имеет свойство переходить в качество. У нас же сегодня на тысячу занятых в экономике, приходится шесть научных сотрудников, тогда как в соседней Финляндии — 15.В 1995 году у нас было всего 600 тысяч научных работников, сейчас около 450 тысяч. Для сравнения — Китай догнал США по количеству научных работников – полтора миллиона – догнал США. Примерно столько же в странах Евросоюза. Быстро растет число ученых в Южной Корее, Тайване, Сингапуре.

А теперь о КПД. Все привыкли к образу Китая, как «мировой фабрики». Тогда как год назад, в марте 2010 года, в стране поставлена задача: перейти от «китайского «сборочного производства» к «китайскому творчеству» — к созданию своих брендов, развитию собственных инноваций, повышению производительности труда в производстве. И эта тенденция уже осуществляется на практике: китайская техника становится более качественной, весь мир поразила новость, что Китай разработал истребитель «Цзянь-20» — «самолет-невидимку». Безусловно, какие-то технологии — результат заимствований. Но так у всех. Однако базис — активная научная жизнь, а не разговоры о ней.

Российская же власть так не считает. В инновационной стратегии записано, что численность занятых в науке людей планируется уменьшить к 2015 году на 4%. И это на фоне уже проведенного сокращения научных кадров на 20%! Наша жесткая позиция: немедленный мораторий на любые сокращения в науке.

Естественно, увеличение численности научных кадров во многом связано и с задачей возвращения в страну ученых. Задача архисложная. Даже для социалистической программы — сложная. Уезжая, человек оседает, создает новый быт, лабораторию, коллектив, и не всегда ему легко снова изменить жизнь. Вернуть всех, к сожалению, уже нереально. По некоторым данным, сейчас сотни тысяч российских ученых и научных специалистов работают в США и в Израиле, а десятки тысяч — в Канаде, Германии, Великобритании. Переманивать выгодно: таланты в области точных наук способны создавать добавочную стоимость, которая в разы превышает уровень расходов на оплату его труда. По данным американского Университета Дьюка, выходцы из России создают около 28% от общего числа технологических новинок США. Заинтересованность в таких людях огромная, их будут удерживать.

Вернуть хоть какую-то часть можно только одним способом: воссоздать в нашей стране атмосферу увлекательной научной работы, привлечь постановкой крупных амбициозных задач. Это реальнее и правильнее, чем пытаться перебить деньгами. Реализуя свою программу, мы бы могли создать с этой целью специальное Бюро мониторинга научной миграции, которое бы систематизировало информацию по всем уехавшим кадрам, выбрало нужных людей, с которыми реально вести диалог. Но самое главное — оставить в стране тех, кто не уехал, особенно — перспективную молодежь, восстановить связь поколений. Для этого нужны условия, и об этом следующий важный пункт.

Третье. Государственно-ответственное, бережное отношение к учёному, научному сотруднику, аспиранту. Многие помнят, что самая высокая зарплата в СССР, со времен Сталина, была не у Генерального секретаря ЦК Компартии, а у президента Академии наук. Зарплата профессора немногим разнилась от зарплаты замминистра. В настоящее время профессор федерального вуза получает в 7 раз меньше депутата, а о сопоставлении с зарплатами чиновниками из исполнительной власти, бизнесменов и говорить не приходится. Такой разрыв недопустим, когда речь идет о программе развития, а в нравственном аспекте просто преступен. Увлеченным, интеллигентным людям, зная, что они достаточно воспитаны и не откажутся от науки, просто сели на шею.

Появляются и другие вопиющие перегибы. Уровень оплаты учёных, приглашенных из-за рубежа, порой потрясает воображение. Тогда как  подавляющее число своих же, не менее талантливых и продуктивных ученых прозябает на «базовом тарифе».

Реализация программы КПРФ предусматривает, во-первых, утвердить государственный статус учёного высшей квалификации с особыми социальными гарантиями и уровнем оплаты труда, во-вторых, гарантировать занятость минимум до 70 лет, пенсионное обеспечение в размере не менее двух третей от зарплаты до выхода на пенсию, что вернет учёному сообществу статус элиты.

Самая уязвимая сегодня категория в научном мире – аспиранты, стоящие перед выбором либо закрепиться в науке, либо с ней не связываться, либо уехать за границу, либо остаться в родном Отечестве. За талантливых аспирантов государство должно сражаться — то есть создать все условия для сосредоточенного посвящения их научной работе. Такой же стимулирующей должна быть стипендия аспирантов, докторантов. 2500 рублей для аспиранта и 4000 — для докторанта, которые власть сулит платить с предстоящей осени, вряд ли достойная цена для надежды на молодые умы. Считаем, что названные суммы следует поднять в среднем минимум в четыре раза. А если начинающий ученый уже имеет семью, детей, своего жилья, оплата должна быть выше. Часть нашей программы и положение о том, что молодых ученых следует принимать на работу по долгосрочным — не менее пяти лет — контрактам, с заработной платой не ниже средней по региону.

Четвертое. Обновление приборного парка. Можно было бы не выносить это в отдельный пункт, сказать мимоходом ранее. Но всё же скажем выпукло, понимая, что современная исследовательская инфраструктура способна быть мощнейшим стимулом для сохранения и умножения кадрового потенциала науки.

В нынешних условиях в структуре расходов обновление техники — на последнем месте. Даже в РАН 80% выделяемых средств уходит на зарплату. Много идет на коммунальные платежи и прочие бытовые расходы: ведь вместе с «монетизацией» наука лишились всех налоговых льгот, которые были традиционными даже в царское время. Эти льготы нужно вернуть.

Необходимо создать условия, когда научные учреждения не будут стоять перед выбором: поддержать человека или купить оборудование. КПРФ предложит специальную отдельную целевую программу, в результате которой укрепление материально-технической базы получит не менее 50% от общих средств, выделяемых на науку. Без такой пропорции система работать не будет.

Пятое. Прогрессивная финансовая политика. Только опережающее финансирование способно дать эффект. Когда тушат пожар, а технологическая отсталость нашей страны является пожаром, то нужен финансовый водопад, а не капельница. Это не красивые слова. Примеры есть в мире. Примеры есть в нашей истории. Так, в том же Китае расходы на науку 10 лет подряд стабильно растут более чем на 20% ежегодно. Вдумайтесь, это на грани фантастики! Что касается нашей страны, то с 1930 по 1940 год финансирование увеличилось в 25 раз! Исследования, начинавшиеся с нуля, за три-четыре года приводили к созданию передовых образцов. Сейчас нет той исторической ситуации, нет той модели экономики. Но воспроизводить те мобилизационные методы и механизмы один к одному и не требуется, не говоря о том, что это невозможно. Нужно просто понимать, что тот рывок был сделан в условиях отсутствия развитого минерально-сырьевого комплекса, а потому сегодня есть рычаги и резервы для спокойной концентрации мощного потока средств в науку. Для этого нужна лишь воля, и она есть у Компартии.

Сегодня в общемировых расходах на науку за нами — постыдные 1,7% на фоне американских 36% и европейских 24%. А доля высоких технологий России, идущих на экспорт, составляет около 2% при более 40% доли сырья в экспорте. Отчего такие цифры? Оттого, что финансирование науки в России — это чуть более 1% от ВВП. Изменив эту цифру, мы изменим и всё остальные. В нынешних условиях КПРФ добивается и будет дальше биться за то, чтобы увеличить минимальные расходы хотя бы до 4% от ВВП. Эта цифра реальна даже в ситуации рыночной анархии, просто власть как огня боится любых расходов, не приносящих мгновенного эффекта. Но для нашей с вами программы 4% будет даже маловато, чтобы оперативно и комплексно решать задачи и по поддержке работников науки, и по созданию новой приборной базы, — на первом этапе нужно будет думать о 5—6%. Когда механизмы заработают, вернемся к достаточным плановым цифрам. Но для начала нужно сделать сильное вливание. Только сложение усилий государства и силы мысли научного сообщества может вытащить экономику из сырьевой трясины.

Шестое. Централизация государственного управления наукой и всем научно-исследовательским комплексом. Сегодня многие разрушительные для научной системы процессы обусловлены общим вектором на разгосударствление и децентрализацию. Власть полагает, что научное древо может расти в виде раскиданных по углам веток. Это категорически противоречит национальным интересам России.

Сегодня чем-то занимается Комиссия по модернизации и технологическому развитию при Президенте, зацикленная на проекте «Сколково». Еще чем-то занимается Комиссия по высоким технологиям и инновациям при Правительстве, зацикленная на «Роснано». Инновационная стратегия до 2020 года и вовсе предполагает разделение ответственности между Минэкономразвития, Министерством образования и науки и Министерством промышленности и торговли, каждое из которых будет чем-то заниматься. Все эти «чем-то» в сумме не дадут ничего. Где-то, конечно, будет прибыль. Где-то, конечно, по дороге испарятся деньги. Но в этой мутной воде строить какую-то стратегию невозможно. Профессионалы вообще выброшены из процесса. Даже предложение нобелевского лауреата Жореса Алфёрова о рассмотрении всех проектов «Сколково» учёным советом «партией власти» отклонено.

КПРФ за создание единого органа с широкими полномочиями, ответственного за реализацию плана инновационного развития страны. И в случае принятия программы социалистической модернизации такой орган непременно появится. На смену пресловутым «эффективным менеджерам», думающим о сиюминутном доходе, придут профессионалы-управленцы, обладающие непопулярным сегодня качеством: государственным мышлением. Такие кадры в нашей стране есть. Эта команда возьмется за формирование реестра проблем особой важности, за решение которых должна взяться российская наука. По всем направлениям будут разработаны долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные планы.

Одной из важнейших задач этого ведомства станет восстановление всей сети наукоградов для придания ритмичного развития самым разным исследовательским направлениям. Новый импульс будет дан Академии наук, которая из осажденной крепости превратится в центр, влияющий на управленческие и социально-экономические решения. Очень нужны стране и плоды работы ученых-гуманитариев, чье научное творчество актуально для анализа глубоких проблем общества.

Седьмое. Координация действий по внедрению достижений науки в экономику. Ради этого направления, этой задачи мы и делаем ставку на науку, так как только научно-технический прогресс может оказать воздействие на всю социально-экономическую систему, от этого прямо зависит качество жизни каждого гражданина России. Особенно подробно соответствующая позиция будет изложена в отраслевой программе КПРФ под названием «Стратегия развития науки». Сейчас кратко перечислю лишь некоторые из приоритетных направлений.

Требуется ускорить разработку технологий создания новых возобновляемых источников энергии и получения водородного энергоносителя. Задачу замены ими нефти и газа не менее чем на 25% следует решить к середине XXI века. У нашей науки — огромные традиции в этой области. Учитывая нарастающую проблему качества продовольствия и рост мировых цен на продукты, необходимо восстановить плодородие сельскохозяйственных угодий страны, разработать и внедрить новейшие технологии восстановления рыбных запасов внутренних водоемов. Безусловно, необходима разработка как новейших машин и товаров, так и высоких технологий их изготовления. На повестке дня — создание современного оборудования для оснащения действующих предприятий, ориентированных на производство высококачественной и конкурентоспособной отечественной продукции. Без этого не поднимем промышленность. В этом ряду и создание компьютерной техники четвертого-пятого поколений, разработка информационных технологий управления производственными, энергетическими, транспортными, социальными, прогностическими комплексами и системами. Сколько талантов пропало на ниве так называемого хакерства! Нужно обратить эту энергию в полезное русло. Россия чрезвычайно талантлива в сфере новейших информационных технологий.

Естественная для наших традиций задача — создание космической техники нового поколения. Вместо организации космического туризма для иностранцев нужно заняться продолжением освоения космоса. Развитие космической техники является вопросом безопасности. Она нужна и для оказания населению качественных услуг в области телевидения, прогнозирования погоды, работы навигационных систем, телефонной и интернет-связи. Требуется развитие и широкое использование биотехнологических и генно-инженерных методов в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении, экологии.

Торгово-экономическая политика власти привела к тому, что Россия стала жертвой побочных достижений этой науки, получив внушительную инъекцию генномодифицированной продукции. Нужно обезопасить себя от вреда и поставить научную мысль в этой области себе на службу. Экологическая ситуация требует от нас создания также передовых технологий очистки окружающей среды от загрязнения отходами производственной и бытовой деятельности. В кругу всех этих направлений и задач немало точек роста, где сразу же можно очень серьезно продвигаться и конкурировать: тут и ВПК, и пищевая промышленность, и космические технологии. Есть и также, где требуется куда больше времени. Распределение нагрузки и времени — дело ученых и производственников, которые будут работать вместе. Только так можно добиться успеха.

* * *

Наша с вами партия — единственная, в основе которой лежит научная идеология. Наша партия — единственная, кто долгие годы последовательно защищает образование и науку. Нам без науки никуда, но и науке без нашей партии тоже никуда. Мы должны и дальше активно бороться с политикой научно-образовательного апартеида.

У нас с вами полное программное обеспечение: отраслевые программы по образованию и по науке, уже готовый альтернативный законопроект «Об образовании в Российской Федерации», партийные документы данного пленума. Нужно идти к гражданам с цифрами, фактами, аргументами и объяснять, убеждать, что иного пути в достойное будущее, кроме того, что предлагаем мы, просто нет. Всё остальное — прозябание.

Задача партийных комитетов — оживить эту полемику на низовом уровне, начиная с первичных партийных организаций. Именно наши первички — входные ворота для студентов, педагогов, учёных. Борьба за образование и науку — это то поле, где наш потенциал может быстро объединиться с позициями молодежи и интеллигенции.

Аморфная поддержка станет решительной и явной, когда люди шаг за шагом прочувствуют логику нашей позитивной программы, когда мы будем максимально предсказуемы для них. За нами и с нами главное наше оружие и притягательная для всех ценность: слово правды. Особенно приятно это подчеркнуть, идя навстречу 100-летию нашей знаменитой газеты «Правда».

12 апреля будет 50 лет со дня первого в мире полета в космос. И первым космонавтом мира стал советский гражданин Юрий Гагарин. И весь наш народ верит, что это не последний прорыв, который дала наша страна человечеству. Не последнее зеркало, в котором мы видим гордое отражение России. Не последний символ таланта и высочайшего интеллекта нашего народа. Но хотеть этого, верить в это мало. Нужна политическая победа. Давайте активно за это бороться по всем фронтам! И в рамках Народного референдума, и в плане ответственной подготовки к предстоящим выборам, и путем усиления уличного протеста.

 

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.