Меню Закрыть

О ШКОЛЕ и ДЕТЯХ

О ШКОЛЕ и ДЕТЯХ

 

Заглянем в историю. Школа — одна из самых консервативных институтов, “генетическая матрица”, сохраняющая и передающая от поколения к поколению культурное наследие и в то же время идеологический механизм, производящий человека данного общества. Добуржуазная школа, основанная на христианской традиции, вышедшая из монастыря и университета, ставила задачей воспитание личности, обращённой к Богу. Выросшая из богословия “университетская” школа на каждом своём уровне стремится дать целостный свод принципов бытия, что особенно сильно выразилась в типе классической гимназии, ориентированной на фундаментальные дисциплины, гуманитарное знание, языки… “Школа не имеет более важной задачи, как обучать строгому мышлению, осторожности в суждениях и последовательности в умозаключениях”, — писал в ХIХ Фридрих Ницше. — Образование, если угодно, — это яркое сиянье, окутывающее в нашей памяти школьные годы и озаряющие всю нашу последующую жизнь. Это не только блеск юности, естественно присущий  тем временам, но и свет, исходящий от занятия чем-то значительным…»

Для возникшего в XVI—XVII вв. в Европе рыночного общества (западная цивилизация), с отказом от Евангелия к Ветхому Завету, с оправданием наживы и возвеличиванием индивида, порвавшего с идеей братства людей (“коллективным спасением души”) индивида требовался манипулируемый человек массы обезличенной рабочей силы фабрик,  заводов, контор, “добропорядочный гражданин, работник и потребитель” с ограниченным запасом знаний для выполнения определенных функций и при том, считающий себя образованным спецом. Параллельно была небольшая по масштабу школа, основанная на совершенно иных принципах, школа для элиты,  управляющей массой разделенных индивидов. Так возникла раздвоенная, социально разделённая система, направляющая образование детей в два коридора — школа капиталистического общества. Никак не связанные между собой начальная школа и “краткое профобразование” для рынка рабочей силы и мира безработицы и деквалификации (В), и средняя, высшая школа (А) для меньшинства. Это разделение на два типа А и В и есть основополагающая характеристика капиталистической школьной системы.

Первый механизм социального разделения — ограничение по возрасту. Для детей на год больше отстающих от “нормального” возраста для перехода в школу второй ступени. Казалось бы, велика важность — разница в год-два. Потом наверстают. Однако в западной школе отстающего ребёнка, как «постаревшего» для продолжения обучение  со своим с первого года классом А, отправляют  в В — во «второй коридор» школы — со своим расположением и убранством классных помещений в конце коридора, а то и в отдельных строениях.

В классах А уроки ведут предметники, в классах В один учитель, как и в начальной школе, ведёт весь класс, все предметы. Ученики А классов переходят из одного кабинета в другой в соответствии с предметом, имеют отдельные дворик для перемен, столовые. В классах В все уроки в одном классе, отдельно от А отдыхают на переменках, принимают пищу, либо если отдельных помещений нет, в разное с А время.

В классах А изучают математику, литературу, словесность, основанную на “латинской” модели, естественные науки излагаются системно, в соответствии с научной классификацией минерального, растительного и животного мира.

В классах В счёт, как бы та же литература и те писателей, но лишь … отрывки описаний сцен сельской природы, где единственная живая душа — стереотипная бабушка, присевший отдохнуть путник. По этим же отрывкам пишут диктанты, изложения. Окружающая среда постигается с помощью эмпирического наблюдения, систематизация рассматривается даже как нежелательный и опасный подход. Книг нет, только тетради.

В А педагогика напряжённых умственных и духовных усилий. В В уроки не регулируются никакой программой. Господствует педагогика лени и вседозволенности. Ведь главная задача школы В — занять подростков экономным и “приятным” для учеников образом, потому что они — не такие, как в школе А. Активный метод «обучения» в В поощряет беспорядок, крик, бесконтрольное выражение учениками эмоций и тем прививает подросткам такой стереотип поведения, который делает совершенно невозможной их адаптацию (если кто-то пожелает) к школе А, уже приучившей сверстников к жёсткой дисциплине и концентрации внимания.

Таким образом, школа А производит из каждого индивидуума, независимо от места, которое он займёт в социальном разделении труда (инженер, директор, комиссар полиции, преподаватель университета…) активного выразителя буржуазной идеологии. А школа «второго коридора» В формирует безответственных, неэффективных, аполитичных, пассивно подчиняющихся господствующей идеологии.

Такой же двойной была школа и в царской, капиталистической России: А – гимназии, училища; В – школы грамоты, двухгодичные церковно-приходские.

После победы социалистической революции в 1917 году Советская власть сделала огромный шаг — порвала с капиталистической школой как “фабрикой субъектов” и вернулась к доиндустриальной школе воспитания личности, но уже с научной основой обучения. Она провозгласила принцип единой общеобразовательной школы, чтобы воспроизводить народ, а не классы, как западная “двойная” школа.

Первый съезд работников просвещения в 1918 г. принял эпохально  историческое, выстраданное русской культурой решение о создании в России единой общеобразовательной школы классического (университетского) типа и обязательном обучении ВСЕХ детей. И эта школа, ее ученики не только спасли страну от тевтонского фашистского нашествия, но и за считанные 3-4 десятилетия сделали ее второй индустриальной державой, первопроходцем космоса. Услышав из космоса «бип-бип» советского спутника, американский президент Кеннеди сказал: “Космос мы проиграли русским за школьной партой…» И когда антисоветчики твердят, что советская жизнь якобы строилась на идеях классовой борьбы, то это проявления их лживости, или непроходимой тупости и глупости. Советскую жизнь формировали семья, школа, коллективный созидательный труд.

В СССР не было разделения, как на Западе, школы на два принципиально разных «коридора». Советские педагоги на практике доказывали, что принцип единой школы – не утопия и реализуем на практике, что практически все дети, при всём различии индивидуальных способностей, вполне  могут осваивать и осваивают общую, единую школьную программу весьма высокого уровня. Советские психологи и педагоги создали для этого мощные методологические и методические средства и принципы организации учебного процесса. Даже вечерние школы (для отставших от сверстников), ПТУ (для «неудачников») не считались «вторым коридором». Классический советский пример: первый космонавт мира Юрий Гагарин не сразу – а «поочередно» (семилетка, ПТУ, техникум) завершил среднее образование, а потом получил и высшее. Конечно, между слоями и группами сохранялись культурные различия, а значит, и в качестве освоения школьной программы разными контингентами детей. Но школа  была  инструментом не углубления различий, а преодоления разрывов и различий.

Единая программа, вопреки механистическим представлениям нынешних российских “западников”, ратующих за “дифференцированное” школьное образование (школу “двух коридоров”) для России, нисколько не мешала ни проявлению личных особенностей, ни удовлетворению каких-то особых  интересов, а позволяла всем детям в достаточной степени освоить культурное ядро своего общества. Те же антисоветчики кивают, мол, единая школа, обеспечивая детям равенство стартовых возможностей, тем  саамы якобы нейтрализовала разницу социального положения родителей. Но даже если и так, что в этом плохого, «справедливого»? Единая школа — общее “тело народа”, дети которого изначально равны как дети единого племени и говорящие на языке одной культуры. Капиталистическая же школа исходит из двойного — цивилизованного (собственников) и нецивилизованного (пролетарии) общества, между которым антагонистические отношения не просто классовой вражды — расизма. Это как бы два разных племени. В школе Запада часты случаи неповиновения учеников, постоянные  приступы насилия, дебоши с разгромом имущества — своего рода стихийная классовая борьба детей, которые видят в школе инструмент их подавления именно как детей эксплуатируемого класса.

Огромное благо советской школы — широкое (типа университетского) образование. Не выделять, тем более не отделять элитное потомство от неимущего большинства, которому «полагается» лишь мозаичная культура. Советская школа тянулась к тому, чтобы дать именно целостное, стоящее на фундаменте культуры и науки знание, дающее каждой личности силу и свободу мысли. И само построение учебных программ было таково, что даже средний ученик, получивший аттестат зрелости, не был “человеком массы” — он был личностью. Даже в «перестроечной» суматохе конца 80-х годов выпускник советской школы как обладатель целостной системы знаний был на голову выше западного сверстника.

Другое огромное отличие советской школы: она была трудовой. Не в том смысле, что делала работяг, а в воспитании уважения как км физическому, так и умственному труда, видеть в нем не неизбежное жизненное проклятия, а дело чести и даже духовного подвига — “воля и труд человека дивные дива творят”. На Западе в учебных программах сама тема труда запретна, труда как будто не существует и говорить о нём «непрестижно». В рыночных условиях с их конкуренцией школа разжигает потребительские настроения. Тогда как для советских людей слова, что каждый должен добывать хлеб свой в поте лица своего, были направлена прежде всего на создание “общества труда” – источника изобилия и удовлетворения нормальных потребностей.

И еще один фактор советской школы, который подчеркнул в изданном в 1976 году труде «Два мира детства. Дети США и СССР» американский психолог У. Бронфенбреннер: «Основное различие между американскими и советскими школами состоит в том, что в последних огромное значение придавалось не только обучению предметам, но и воспитанию: для данного термина в английском языке не существует эквивалента. Хорошее отношение к педагогу не меняется у детей на протяжении всех лет обучения. К учителю обычно обращаются не только как к руководителю, но и как к другу. Нередко мы видели преподавателя, окружённого всеми болтающими учениками и в театре, и на концерте, и в цирке, и даже просто на прогулке — внеклассная работа в Советском Союзе постепенно превращалась в явление социальное. За редким исключением отношения школьников к учителю определяется двумя словами: любовь и уважение”.

Что дали три основных — единая, общеобразовательная, трудовая — принципа советской школы? Совершить невиданный в истории скачок в индустриализации, стать независимой державой, собрать из городков и сёл неиссякаемые ресурсы Королёвых и Гагариных. Школа помогла соединить тело народа, сформировать тип личности небывалой силы. Проверкой была война — потому-то и сказал Сталин, перефразировав мысль Бисмарка: “Войну выиграл русский сельский учитель”.

И если бы кто-то двадцать, даже пятнадцать лет сказал бы, что в перечне стратегических целей «новой власти» на одном из первых мест тотальный слом советской системы образования, это расценили бы как «ахинею» и ответом было бы не только презрение, но и «вкручивание» пальцем в висок. Но именно эта «ахинея» и творится на наших глазах. Слом важнейшего устоя российской цивилизации, отказ от принципа школы как механизма “воспроизводства народа” и переход к школе, углубляющей классовое, социальное расслоение. На всех парах. И даже при энтузиазме части учителей, формируется школа с “вторым коридором”. Понимают ли это учителя, так безумно, почти без диалога сдающие важнейшие принципы советской школы? На мой взгляд, следуя пошлой рыночной утопии, не понимают. И не сознавая в полной мере, что в навязываемой нынешними «вождями» и подпевающими им хамелеонами «модели» школы, учитель в ней — лишь наемник, представляющий свои услуги на враждебном рынке, и на котором фигура учителя лишается святости, принижается, а затем и уничтожается. И этим уже занимается телевизионная реклама с излюбленным персонажем учителя-идиота.

В ребёнке с самого момента появления на свет сильнее всего звучат инстинкты антирыночные — равенства, справедливости… Сегодня эти принципы в глазах ребёнка не только стараются опорочить, но и воспитать из них безжалостных волчат репрессивных сил режима. И не без помощи учителя. И учительство молчаливо соглашается и с этой отводимой ему ролью. И никакими экономическими, конформистскими соображениями это оправдать невозможно.

Тем временем каток «реформ», которые теперь ставится задача закрепить в кардинально пересмотренном законе «Об образовании» катится дальше. Уже официально признается, что сегодня в России «достигли совершеннолетия 10 млн. совершенно неграмотных. Еще 2 миллиона детей школьного возраста по разным причинам не учатся”. По данным Министерства обороны, уже в 1997 году Сибири каждый десятый призывник был полностью неграмотным.. Сегодня до четверти призывников из сельской местности по всей России фактически неграмотны. По данным МВД РФ, каждый третий правонарушитель школьного возраста не имеет даже начального образования. Образование в РФ уже перестало быть всеобщим и обязательным. С какой злобой говорят мнящие себя «демократами» и «интеллигентами» о советских рабфаках, о “шариковых”, которых допускали к образованию наравне с “белой костью”. Нынешними «реформами»  в образовании детей из бедных слоев населения просто выбивают из школы. Зато их жаждут охочие до чуть ли не дармового труда. Согласно международной “Конвенции о правах ребёнка”, каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста… является ребенком”. Нынешняя российская Конституция разрешает детский труд с 14(!) лет. И стоит ли удивляться, что ежегодно 70-тысяч 14-лених уходят из школы, не закончив и восьмилетки. В еще оставшихся вечерних школах треть учащихся – подростки до 15 лет, место которых в советское время было только в дневной школе, остальным (чаще работающим) нет и 17-ти. Но по нынешнему Трудовому кодексу (за его «спасибо» думским депутатам от «Единой России») ученикам вечерних школ не полагается ни дополнительного выходного дня, ни отпуска на время экзаменов. Так в Россию  возвращается неграмотность миллионов молодых людей, выброшенных из школы и насаждается тупая полуграмотность тех, кому обсуждаемый закон «Об образовании» определяет учиться в “школе для массы”, в школе “второго коридора». И опять же поражает — как мог русский учитель не восстать против этой “реформы”,молчаливо согласиться, чтобы школьное образование перестало быть всеобщим, а зачастую не просто оправдывая, а напрямую поддерживая «реформы»?

Уничтожается не просто советское обязательное полное среднее образование — уничтожается базовая кадровая основа науки. В 80-х годах прошлого века тогдашний английский премьер М. Тэтчер спокойно заявляла: “Если учёные имеют лучшие условия для работы в США, пусть уезжают, какая разница, где работать”. После ухода Тэтчер с политической арены ее «советы» тут же забыли и предприняли срочнее меры, чтобы вернуть ученых, особенно молодых, в Англию ради будущего страны.

В июле 2003 года российский президент Путин на встрече со школьниками —  победителями конкурса на «лучшее патриотическое сочинение» на вопрос, хорошо или плохо, что много молодых людей из России учатся в США, в Европе и не возвращаются обратно, ответил: “…Да, раньше (видимо, имея в виду советское время — В.М.), это называли предательством, а сейчас это поощряется”. Тогда же в ходу был и миф, что фундаментальную науку… могут себе позволить лишь богатые страны и России она не обязательна, и не за чем поддерживать академические институты, платить академикам… И вот итог — в России фундаментальный научный задел исчерпан. ОИ теперь обжегшись на «болонском процессе», впустую дуем на «Сколково». Тем временем, маленькая Южная Корея, уже вышедшая по темпам развития на передовые позиции в мире, по-прежнему обеспечивает своим школьным учителям самую высокую, по отношению к ВВП, зарплату в мире.

Нынешнюю трагедию русского народа можно выразить простыми словами: к власти пришёл особый тип людей — отъявленные мерзавцы. То, что сделали и делают с Россией “реформаторы”,войдёт в историю как небывалое по масштабам предательство. И едва ли не самая подлая глава во всех нынешних «реформах” — уничтожение нашей национальной школы.

В.Г. МАСЛОВ,

доктор филологических наук

г.Шуя

Юлия Латынина («Новая газета»): «Единая Россия», похоже, собирается решить проблему «утечки мозгов» из России раз и навсегда. По проталкиваемой ею «реформе» школьного образования утекать будет нечему. Согласно разработанному в недрах Министерства образования и науки законопроекту «Об образовании», который уже с сентября этого года может быть введенным в действие, учебный день в школе с 9-го класса разделится надвое. Первая половина – непосредственно уроки вторая – занятия «поисковой работой» воспитания личности в духе идей путинизма и вертикали. Образовательных предметов останется девять. Из них обязательными –«гражданская зрелость», «основы безопасности жизнедеятельности»,  «Россия в мире» и физкультура. Остальные пять — по выбору.

То есть преподавать любовь  Путину будут обязательно, а математику и английский – если хочешь. Такая «реформа» означает, что правящему режиму уже недостаточно уничтожить настоящее России. Он хочет уничтожить и ее будущее. Берущим миллионные взятки и давящим народ на улицах, недостаточно, что не официальный а реальный уровень убийств в России составляет до 40 на 100 тысяч населения – уровень Африки и Афганистана. Что в «Атласе политического риска» британской Maplecraft Россия в первой (наряду с Сомали, Конго) десятке с самыми опасными в мире условиями ведения бизнеса. Что по уровню коррупции, согласно оценкам Transparensy Intrnational, РФ на 154-м месте в мире – на двадцать ниже, чем Зимбабве. И люди, которые всё это России устроили, хотят учить детей любви к Отечеству. Вместо физики и химии.

Уровень доступности образования гражданам – мерило будущих успехов страны. Сегодня лидеры в этом Китай и Индия.

Заметим, что СССР при всей его идеологизированности обеспечивал прекрасное  техническое образование. Тогда как обязательные «поисковые работы» вместо необязательных (по желанию) алгебры и физии – признак деградирующего общества, которому не нужны точные науки. Ау, Дмитрий Анатольевич! Откликнитесь,: как вы оцениваете перспективы модернизации в стране, где школьник не будет знать закон Ома, а из «России в мире» получит искаженное представление и о России, и о мире? «Единая Россия» заявляет, что такая «реформа» нужна, чтобы бороться против фашизма. Лично я на это отвечу так: всестороннее образование и есть лучшее воспитание, в том числе и от  с фашизма.

 

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.