Меню Закрыть

ПУСТЬ УХОДЯТ

ПУСТЬ УХОДЯТ

но еще остается Горбачев

Умерла Елена Боннэр. Кем была эта женщина? Родилась в карабахском городке Шуша, что под Степанакертом, в котором жили армяне. В Шуше проживали в основном азербайджанцы, а маленькая Елена была армянкой, у ее отца была фамилия Алиханян. Когда отец умер, ее взял на воспитание его сосед, еврей по фамилии Боннэр.

Детство Елены прошло о враждебном окружении иноплеменников. И многие считают, что впоследствии это сыграло свою роль в карабахском конфликте, когда Боннэр поддерживала армянские притязания на Карабах.

После августа 1991-го, когда все «демократы» рвались к архивам ФСБ, Боннэр потребовала рассмотрение дело приемного отца. Чекисты пытались отговорить ее от просмотра дела-досье. Но Боннэр настояла и, во время просмотра дела чуть не упала в обморок. Не потому ли, что к делу приемного отца были подшиты обильные – на сотни человек – доносы. После того просмотра Боннэр больше дела не запрашивала и об приемном отце никогда не говорила.

В начале 80-х годов вышла интересная книга «ЦРУ против СССР». В ней описана и биография Боннэр. Сказано, что до Сахарова у нее был не один муж, и каждый, с кем она жила, оказывался за решеткой, а она оставалась на свободе. Оказавшись рядом с Андреем Сахаровым, Елена, по версии книги, «выбросила из семейного гнезда» троих детей академика от первого брака, попутно изменив «фокус его интересов в жизни».

Более чем достаточно намеков на то, что Боннэр «подставили» под Сахарова. Утверждение спорное, однако, интересно, каким образом Боннэр получила доступ к академику — ключевому разработчику ядерного щита Советского Союза, к человеку, все «подходы» к которому КГБ жестко контролировал?

Проект последующего превращения Сахарова в главного «диссидента» — самый странный. И может быть объяснен лишь в новом, пролитом на фигуру Андропова свете, как фигуру фатальную, создавшую «когорту» предателей своей Родины. И Горбачев и Шеварднадзе – выкормыши Андропова, и Александр Яковлев – его человек. В этом контексте и проект «Сахаров-Боннэр» выглядит на своем месте. Складывается впечатление, что модель «Сахаров-диссидент» была чисто КГБшным проектом, сделавшим из Сахарова суперзвезду «сопротивления». Но всерьез прессовать академика, бросать его в застенки, понятно, никто не собирался. Высылка в Горький? Но что такое «высылка» в город, обеспечивавшийся во времена СССР на уровне Москвы? Это не Сибирь времен государя Николая Павловича. Как несерьезно считать и Боннэр, навещавшую Сахарова в Горьком, чуть ли не «декабристкой».

К тому же жизнь Сахарова, получившего всемирную славу, была весьма успешной. Его политические идеи: проект конституции, «теория конвергенции» и т.д. – были совершенно безобидны. Он не признавал свержения Советской власти. По выводу войск из Афганистана Горбачев сам «готовил» Сахарова в качестве рупора. Боннэр была близка к Горбачеву, воздействовала на Раису Масимовну. И просто упивалась своей ролью в истории. Боннэр была женским обличием Александра Яковлева. Оба, полагая себя в трагической игре в «перестройку» полезной функцией, шли, не останавливаясь перед средствами к уничтожению коммунизму, а на деле превращению СССР в осколки. А потому, после августа 1991-го считала, что вклада как Сахарова, так и ее недооценивают. И после смерти академика с чувством обиды за неоцененные по достоинству свои усилия, уехала в Америку, где доживала последние дни, поливая грязью нынешнюю Россию.

Елена Боннэр – одна из самых зловещих фигур распада СССР, демон горбачевской «перестройки». Теперь такие, как Боннэр, умирают, уходя со сцены один за другим. Пусть уходят. Но еще остается Горбачев…

Петр Ямбург. («Завтра»)

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.