Меню Закрыть

«МЫ СЛИШКОМ БЕСПЕЧНО ОТНОСИМСЯ К ФАЛЬСИФИКАЦИЯМ ИСТОРИИ…»

«МЫ СЛИШКОМ БЕСПЕЧНО ОТНОСИМСЯ

К ФАЛЬСИФИКАЦИЯМ ИСТОРИИ…»

Вопрос Владимиру МЕДИНСКОМУ:

В своей книге «Война. Мифы СССР 1939-1945» вы называете Сталина «усатым хищником с бесшумной поступью», а «пакт Молотова-Риббентропа» о ненападении – величайшей удачей советской дипломатии. Возникает вопрос: если перед 1941 годом наша внешняя политика была настолько продуманной и мудрой, почему же не удалось оттянуть войну еще на несколько лет, чтобы как следует к ней подготовиться?

Вся интрига предвоенной политики – на кого Гитлер нападет первым? Англия и Франция пытались сделать всё возможное, чтобы направить Гитлера на восток. Этого хотел и Гитлер, полагая, что и противник там слабый, и бескрайние, необходимые для благоденствия «высшей расы», просторы. Так называемое «жизненное пространство». Сталин это понимал. И «Майн кампф», думаю, прочитал раньше, чем Черчилль. По крайней мере, в библиотеке Сталина эта книга была. И по большому счету то, что Гитлер начал войну на Западе, для СССР было крайне выгодно. Поэтому и «пакт Млоотова-Риббентропа» был безусловным успехом советской дипломатии. Страна получила полтора года передышки. И с каждым месяцем обороноспособность СССР росла. В Британии же к июню 1940 года под ружьем находились всего две дивизии. Одна из них – канадская. В случае высадки немецкого десанта Лондон можно было брать голыми руками. А дальше произошло нечто алогичное и непредсказуемое – Гитлер план по высадке десанта в Англии отменил и, не завершив войны на западе, двинулся на восток. Причина такого поведения была одна – после молниеносного разгрома Франции Гитлер рассчитывал договориться с Черчиллем по-хорошему. Идеализировать сталинскую дипломатию, говорить, что в ней не было изъянов, не стоит. И все же в целом советская внешняя политика соответствовала национальным интересам.

— Но предупреждениям наших разведчиков о начале войны в июне 1941-го Сталин до последнего не верил…

— Потому что на каждое донесение того же Зорге Сталин получал другое – противоположное – донесение. Все известия о скором начале войны – провокации. К тому же Сталин мысли слишком, как мне представляется, слишком прагматично. Мол, зачем Гитлеру идти на Россию, оставляя в тылу Англию, еще горящую Испанию… К тому же совсем свежим был опыт Первой мировой войны, убедительно показавшей немцам как опасно воевать на два фронта. Но Гитлер руководствовался не только расчетами.

Что касается наших поражений, неудач в начале войны, то всё это было: и разбомбленные аэродромы, и растерянные командиры, и колонны советских военнопленных. Однако, скажем, точно так же германские люфтваффе в мае 1940-го за один день уничтожили на земле половину британских воздушных сил. Тем не менее, англичане не демонизируют сей факт своей истории, не рвут на себе волосы.

Важно, что гитлеровский блицкриг – к осени быть в Москве – провалился. Разбился о неожиданные для противника героизм и упорство наших солдат. Первый воздушный таран лейтенант Петр Рябцев совершил в небе над Брестом меньше чем час после начала войны. Всего за войну наши летчики 300 раз шли на таран. Кроме нас на тараны шли только японцы. Но их-то к этому специально готовили. А наши шли на смертельный риск из чувства обостренного патриотизма. В конце войны тараны советским летчикам даже стали запрещать.

Чтобы оценить героизм наших солдат, следует читать воспоминания немецких генералов. В них уже в июле-августе 1941-го постоянно проскакивают фразы: «ожесточенное сопротивление», «русские бьются до последнего патрона», «с каждым днем сопротивление нарастает…», «впервые не можем позволить себе вольностей, как во Франции, а вынуждены воевать по всем правилам военного искусства». За один месяц сражения под Смоленском – в августе 1941-гонемцы потеряли столько же солдат, сколько за целый год войны в Европе. Именно тогда и рухнул блицкриг.

Наполеон в свое время вторгаясь в Россию, рассчитывал, что русские сразу повернут оружие против своего правительства. в самом начале. Этого не произошло. Но и Гитлер делал ставку на тоже самое…

— История, как известно, учит тому, что она ничему не учит. Фашисты совершили ту же самую ошибку, которую делали все европейские интервенты до них, рассматривая потенциал России с точки зрения прагматической протестантской этики. Предполагали, что будут вести войну с государством. А воевать приходилось с народом. Немецкий генштаб не мог просчитать, что «домом Павлова» в осажденных советских городах будет каждая пятиэтажка, за которую наши сражались яростнее, чем европейцы за свои столицы. Настолько высок был моральный дух наших войск. Как не мог немецкий генштаб просчитать и партизан, 16-летних комсомолок, поджигающих немецкие казармы, пионеров-героев… С первых дней войны тыл СССР жил и работал под лозунгом «Всё для фронта, всё для победы!» Поэтому для нас в 1941-1945-м война была Великая Отечественная, а не Вторая мировая, как для остального мира.

— И не в состоянии отрицать закономерность Победы в 1945-м либералы вбрасывают тезис, что при любом развитии событий немцы не могли победить СССР, потому что советских людей, дескать, было гораздо больше, чем немцев. Да территории наши настолько огромны, что завоевать их нельзя…

— Кто так говорит, не дружат с арифметикой и здравым смыслом. Сравнивая население Германии и население СССР, «забывают», что к моменту агрессии в СССР на Третий рейх помимо собственно немцев исправно работало население практически всей покоренной Германией Европы. Поэтому и военно-промышленный потенциал нацистов был гораздо мощнее, чем у СССР. Кроме немецких частей с нами воевали венгры, румыны, финны, французы, испанцы. Почти по Пушкину: нашествие двунадцати языков. В отличие от полностью отмобилизованного германского вермахта, непрерывно воевавшего с августа 1939-го, Красная Армия, выросшая к июню 1941-го впятеро располагала соответственно возросшим как личным, так командным  составом, не имевшим практического боевого опыта. Не стоит механически считать, сколько у нас было танков, самолетов, орудий, подлежавших замене новой техникой, производство которых еще лишь набирало темпы. Это была армия, находящаяся на переправе. И по ней ударила самая сильная армия в мире. Во Франции в 1940 году под ружьем было шесть миллионов – гораздо больше, чем не только у нас, а и у Германии. У французов была самая совершенная в истории линия обороны Мажино, где солдаты могли пережидать обстрелы в подземных кондиционированных убежищах, а на передний край их доставлял и на электропоездах. И всей это было перемолото немцами за один(!) месяц. Нацисты молниеносно сломили боевой дух французов. Третий человек во французской армии генерал Андре Жорж, наткнувшись на разъезд полевой немецкой кухни тут же… сдался в плен.

У немцев к 1941 году были психология победителей, абсолютно милитаризованное общество, абсолютное доверие к фюреру и готовность. Готовность и убивать, и умирать. Растянутые от Ленинграда до Черного моря коммуникации наших армий позволяли немцам на направлениях прорыва создавать шестикратное преимущество. И первые месяцы войны на восточном фронте немцы только и делали, что прорывали нашу протяженную на тысячи километров оборону и окружали полки, дивизии, армии. Удивительно, как мы удержались.

И немало спекуляций на тему, стоило ли вообще ради победы над фашизмом идти на такие жертвы…

— Упражняющимся на данную тему советую вдуматься в смысл официальных документов вермахта. Один из них прямо гласил: убийство мирного жителя на территории СССР является частным делом каждого солдата. То есть не рассматривается как военное преступление. Нелишне почитать и полностью опубликованные только два года назад варианты плана «Ост». В них прямо говорится, что для колонизации восточных земель надо ежегодно уничтожать от трех до четырех миллионов русских. Да и участь других народов была не менее трагической. Даже верно служившие в СС эстонцы, латыши, поначалу нужные Германии как союзники, со временем подлежали уничтожению, как населявшие «исконно германские» земли. Той же участи подлежали и крымские татары – в Крыму предполагалось (полностью истребив, независимо от национальности, местное население) сделать вторую Баварию. Украинским националистам Гитлер кружил головы будущей «самостийностью», однако во внутренней переписке называл их «так называемыми украинцами», не признавая отдельным народом. В западной и центральной части СССР лишь небольшая часть жителей оставалась для воспроизводства прислуги, все же остальное многомиллионное население подлежало выселению в Сибирь на «непригодные для проживания земли». Наши города были приговорены нацистами к превращению в гетто не только с минимизированным входом-выходом, но и полным отключением от электричества, воды, канализации, с отсутствием медпомощи при бесплатной раздаче противозачаточных средств… На всей оккупированной территории одна радиостанция, передающая нацистскую пропаганду и поп-музыку. Никаких газет, никаких детсадов, в школах учат только счету до ста и чтению примитивных текстов объявлений.

— Весьма стоек и навязанный миф, что мы победили, «завалив немцев трупами»…

— Наши боевые потери за годы войны составляют девять миллионов человек (что практически совпадает с приведенными в книге воспоминаний генерала армии Штеменко «Генеральный штаб в годы войны» оценками И.В.Сталина в 1947 году – «СП»)В 1941-1942 годах потери были гораздо больше, чем у немцев. С начала 1943 года ситуация меняется до противоположной. И если суммировать потери за все четыре года Великой Отечественной войны получается, что на каждые сто убитых немецких солдат приходится сто тридцать наших. Но объективности ради к потерям немцев на Восточном фронте надо прибавить и потери их союзников, которых не менее миллиона. Кстати и потери англичан, американцев на Западном фронте, которыми в боевых действиях гораздо менее напряженных, чем на Восточном, верховодил «гуманный» Эйзенхауэр соотношение потерь точно такое же: 130 англичан и американцев на 100 немцев.

— Становится уже привычным, что каждый не только юбилей, но и каждую годовщину, связанные с Великой Отечественной войной нас в чем-то «обвиняют», «уличают»… Может не стоит слишком серьезно относиться к провокационным заявлениям ПАСЕ (Парламентской ассамблее Совета Европы) приравнивающим коммунизм к нацизму и попыткам переписать историю?

—  Напротив, мы слишком беспечно относимся к фальсификациям истории. Надо четко понимать, что в политике правдивая история вообще никого не волнует. Для политика история, что дышло – куда повернул, туда и вышло. Фридрих Великий что говорил? Мои генералы должны занять неприятельскую территорию, а потом мои историки должны объяснить, почему она является исконно прусской. История для политиков – разменная монет. И память о наших предках никого из них не волнует.

Для чего принимаются все эти заявления ПАСЕ? Им надо СССР отнести к виновным в развязывании войны. Потому и идет в ход версия, что СССР одновременно с Германией оккупировал Польшу. Что неправда. К моменту нашего вступления в восточные области Польши с преобладающим белорусским и украинским населением польского правительства уже не существовало. Оно бежало в Лондон. И характерно, что нашим войскам никто никакого сопротивления не оказывал. А в Прибалтике местные воинские подразделения дружно влились в Красную Армию с сохранением офицерам воинских званий. Часть этих подразделений добросовестно в течение всей войны воевала с фашистами.

Но, повторяю, в политике эти детали никого не интересуют. Западу важно сделать Россию как правопреемницу СССР виновной в развязывании Второй мировой войны и тем выбить из списка победителей. Поставить Россию в один ряд с Румынией. По согласно новой теории, что Румыния тоже начинала воевать за Гитлера, а потом повернула оружие против Германии. Так и Сталина «начинал за Гитлера», а потом, по ходу дела, «переориентировался». А потому Россия не только не должна пользоваться результатами Победы, а и потребовать от нее вернуть «незаконно захваченные территории»: Финляндии – Выборгский район, который заканчивается как раз у кольцевой Петербургской дороги, Японии – Курильские острова, Германии – Калининградскую область… И для этого даже не надо воевать с Россией. Как только нас убедят, что СССР был неправ, так сами всё и отдадим. В 1991-м ведь поверили, что с распадом СССР каждая из республик будет жить лучше. И что из этого вышло? Тысячи погибших в гражданских войнах в «горячих точках», миллионы спившихся и не рожденных. Не говоря уже о стагнации (загнивании) экономики. И промывание мозгов россиянам уже второе десятилетие идет крайне успешно. Тогда как государство, а равно и общество этому мутному потоку если и противостоят, то крайне слабо.

Беседу вел Алексей Полубота.

(«Литературная газета»)

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.