Меню Закрыть

БЕЗ ТЫЛА НЕ БЫЛО БЫ ПОБЕДЫ…

БЕЗ ТЫЛА НЕ БЫЛО БЫ ПОБЕДЫ…

Нам, пяти девочкам и четырем мальчикам деревни Желтоносово (15 домов) Кохомского района было по десять лет, когда 22 июня 1941 года в деревню приискал на лошади гонец их сельсовета  и сообщил, что германские фашисты вторглись на нашу землю. Наших отцов вскоре призвали на фронт, мобилизовали и лошадей. В деревне остались матери с детишками на руках да старики.

Фашисты шли напролом и к осени приблизились к Москве. Москва стояла насмерть. Немцы стали обходить ее с севера. Уполномоченные из района разъезжали по деревнями говорили, чтобы заклеивали стекла бумажными полосками, с наступлением темноты полностью занавешивали окна плотной светонепроницаемой тканью и… готовились к эвакуации. Но фашистов от Москвы прогнали и вопрос эвакуации отпал сам по себе отпал. А село продолжало жить по кличу «Всё для фронта, всё для Победы!» Сдавая всё выращенное на колхозных полях государству. Как и молоко, яйца с личных подворий. Трудодни записывали, но в начале войны ничего на них не доставалось. Сами селяне питались только со своих огородов и, буквально, подножным кормом. Для нас, ребятни, «лакомством» были и сладенькие шишечки клевера, и кисленький щавель, и «свечечки» с ели… Но не роптали, не возмущались «несправедливостью». Понимали, что с голодным фронтом победы над фашистом не видать. Тем более, что ивановским и остальным, дальше на восток, не довелось быть под немецким сапогом и ежедневным страхом расстрела, быть сожженным в сараях…

В 11 лет мы вместе с взрослыми пили в лесу деревья на дрова для школ, больниц, госпиталей. По пояс в снегу, с примерзшими к коленям ситцевыми платьишками. А длинными зимними вечерами, экономя керосин, сидели в избах с фитильками, вязали из шерсти носки варежки для наших воинов, чистили, резали морковь, картошку, лук, сушили в печах и это на фронт. Не было соли, мыла, спичек… Мылись золой в печи по-черному.  «Спичками» заменяли не потухшие головешки в печи. Ходили с совками за ними по соседним домам. Сегодня вы к нам, а завтра вы к нам. Все в деревне были дружны и отзывчивы. Никто на болезни не жаловался. Хвори «выгоняли» отварами, настоями полевых трав и цветков, почек, листьев…

Учились каждый в своем классе по одному учебнику. И никто в учебе не отставал, хотя и занимались в школе фактически по укороченному графику – с ноября по март. Потому что уже с наступлением марта готовили землю под рассаду, очищали от снега парники, закрывали рамами, потом высаживали рассаду и так в круглосуточных сельхоззаботах до глубокой осени.

Из всех 15 домов вернулись с фронта только двое отцов: один – без ранения, второго привезли на носилках. И потекли те же тяжелее будни. Победив и прогнав с родной земли врага, теперь надо было победить и послевоенную разруху, не просто восстановить разрушенное, а воссоздать всё заново. Спасшиеся же благодаря нам от фашизма «союзнички» вместо того, чтобы помочь, сразу занялись тем, как бы нашу страну экономически закабалить, под себя подмять.

На селе главной тягловой силой оставалась лошадь, а «механизацией» — серпы, косы и труд с утра до ночи. О комбайнах  знали только из радиопередач. Появились и они у нас, но уже после первой послевоенной пятилетки. И опять же никаких стенаний, ни злобы. Понимали – чтобы жить лучше, надо прежде страну отстроить.

Зачем всё это я пишу. Да к тому, чтоб молодое поколение знало, какой ресурс у человеческого организма. Всё можно вынести, если на это настроиться. Не ныть, не жаловаться, а работать. А работу всегда можно найти. Была бы, как говорили в старину, шея, а хомут найдется. И очень, очень бы не хотелось, чтоб вам, молодым, не пришлось испытать, пройти через то, что мы прошли . И больно смотреть, когда девочки и мальчики не уступят 80-летним место в транспорте. И невольно встает вопрос: кого же мы, старшие, воспитали? И что будет с нынешними молодыми, когда сами станут стариками?

Мы ожидаем день Победы

И мысли в голове плывут.

Без нас бы не было Победы,

Ведь мы кормили фронт и тыл.

…Жизнь пролетела,


как мгновенье,

И вот один на один


со старостью своей…

Простите меня,


если в чем-то не права.

 

Л. С. БУРЛАКОВА,

80 лет, г.Иваново.

Поделиться:
Приемная КПРФ. Оставьте сообщение.